Сущность этнического и национального

Социальные концепции сущности нации и этноса. Биологическая теория этноса. Системно-функциональный аспект исследования нации и этноса. Этнос как исторически сложившаяся лингво-ментальная общность. Национальное и этническое самосознание.

1. Социальные концепции сущности нации и этноса.

2. Биологическая теория этноса.

3. Системно-функциональный аспект исследования нации и этноса.

4. Этнос как исторически сложившаяся лингво-ментальная общность.

5. Национальное и этническое самосознание.

Исследуя национально-культурную специфику смыслопорождения и смысловосприятия, представляется необходимым выявить сущность национального как категориального свойства нации и соотнести с другими понятиями, обозначающими человеческие общности, в частности, с понятием “этнос”. Этнос определяется как исторически сложившаяся лингво-ментальная общность, реализующая изоморфные механизмы смысло- и речепорождения.

В исследовании сущности племени, народности, этноса, нации и их соотношении выявляется несколько тенденций.

Социальные концепции сущности нации и этноса. Социальные концепции сущности нации и этноса признают, что в историческом аспекте этнос предшествует нации и поэтому в настоящее время включается в ее состав как природно-биологическая основа.

Так, В.Г. Бабаков , В.М. Семенов , разводя понятия “этнос” и “нация”, утверждают, что этнос включает в себя территориально-языковые и культурно-психологические компоненты, в то время как в понятии нации помимо этнического компонента наличествуют социальные процессы, которые играют едва ли не ведущую роль в жизнедеятельности подобного коллектива. Такое понимание нации, на наш взгляд, проистекает из наблюдений над формированием национальных государств и обусловлено социальной дифференциацией общества. Поэтому нация выступает высшей ступенью социально-этнического рода. Соответственно, в нации обнаруживаются два взаимосвязанных компонента:

1. этнический, а именно: язык, устоявшиеся формы материальной культуры, народное искусство, фольклор, традиции, нравы, обычаи, особенности психического склада людей как наиболее устойчивые, консервативные элементы в национальном;

2. социальный, включающий в себя социально-классовую структуру, систему социальных отношений, политические институты и пр.

На наш взгляд, в разведении В.Г. Бабаковым и В.М. Семеновым данных понятий акцентируется прежде всего актуальное и потенциальное, конкретное и абстрактное, ибо по их определению, национальное - это вся совокупность развившегося потенциального, приобретенного и накопленного в ходе длительной исторической эволюции данной формы социальной коллективности, подтверждение ее способности к постоянной изменчивости. Если признать, что нация отличается только социальным компонентом своей структуры, то возникает вопрос: есть ли социальный компонент в этническом? Как показывают история, археология, этнография, этнос - это общность, определенный коллектив людей, следовательно, социальные отношения и процессы безусловно в нем наличествуют.

В этом аспекте более диалектична позиция В.П. Торукало , согласно которой каждый исторический тип этноса (племя, народность) представляет собой единство биологического и социального, причем последнее все более доминирует в процессе исторического развития, снимая свои природно-данные предпосылки. Нация же обусловливается преимущественно социально-экономическими факторами, главнейшим из которых становится государство.

Ю.В. Бромлей , разграничивая исторические типы этнических общностей “племя”, “народность”, “нация”, утверждает, что родовым понятием для них выступает понятие “этническая общность”. Отсюда вопрос о специфике этнического как одной из главнейших категорий этноса снимается. Этнические свойства, принадлежащие сфере языка, культуры, психики, по мнению Ю.В. Бромлея, представляют собой чисто социальные явления. Однако ученым не учитывается тот факт, что общность людей не исчерпывается социальными факторами.

Таким образом, этнические общности, в концепции Ю.В. Бромлея , одновременно становятся социальными общностями, обладая при этом еще и территориальной и экономической общностью. Различаются между собой племя, народность, нация не только этническими чертами (язык, культура, психика), но и типом социально-классовой структуры (ср.: племя - этносоциальная общность первобытного общества, народность - рабовладельческого и феодального, нация - социалистического и капиталистического, а также этнокультурными показателями, под которыми Ю.В. Бромлей понимает устную и письменную форму речи, диалектное членение языка, формирование общелитературного языка и развитость средств массовой культурной информации. На наш взгляд, ограничение различий между племенем, народностью и нацией социально-классовой структурой и культурными чертами неправомерно, поскольку упрощает реальную историческую, этническую и социальную ситуацию.

Пытаясь отграничить данные историко-этнические общности от других исторических общностей, Ю.В. Бромлей говорит о языковой общности и государстве, что запутывает не только вопрос о сущности этнических общностей, их соотношении, но и вопрос о соотношении этнической и языковой общностей. Если под этнической общностью понимается совокупность конкретных людей, обладающих сходными физиологическими, психическими, социальными и др. свойствами, которые позволяют им объединяться, то языковая общность - это абстрактная система языковых средств, конструируемая на основе интеграции специфических языковых средств данной общности людей и репрезентирующая ментальные, когнитивные, эмоциональные и др. особенности этой общности.

То же противоречие наблюдается и в сопоставлении этнической общности и государства как социального организма: смешивается реальный объект и научное понятие, сконструированное в целях системного изучения. Поэтому такое сопоставление этнической общности с языковой или с государством не выявляет специфики ни первой, ни последних.

Социальный взгляд на сущность нации и этноса разделяет и Ю.И. Семенов : этнос и нация - явления, относящиеся к разным социальным сферам. Сущность этнической общности наиболее ярко проявляется в этнических процессах: этнической ассимиляции этнического слияния этнического включения этнического расщепления. Несмотря на то, что нация - высшая форма этноса, полного тождества между ними не возникает даже при самом тесном сближении. Трудность разграничения нации и этноса заключается и в том, что не они являются первичными субъектами исторического процесса, а социально-исторические организмы. Последнее утверждение Ю.И. Семенова представляется важным, поскольку все попытки выявить сущность этноса, нации, решить проблему соотношения этих реалий не имеют достаточной обоснованности. Поиск же иной единицы в системе человеческих общностей может вывести решение этой проблемы из замкнутого круга.

Все другие тенденции в разграничении категорий “нация” и “этнос” являются вариантами отрицания жизненности первой или второй.

Биологическая теория этноса. Биологический аспект исследования сущности этноса представлен в концепции Л.Н. Гумилева : Этнос явление несоциальное, потому что он может существовать в нескольких формациях; этнос выступает прежде всего, в качестве биологической единицы (популяции); этнос - феномен биосферы, или системная целостность дискретного типа, работающая на геобиохимической энергии живого вещества, в согласии с принципом второго закона термодинамики. Причиной возникновения этносов Л.Н. Гумилев считает пассионарность, трактуемую как врожденную способность организма абсорбировать энергию внешней среды и выдавать ее в виде работы. Пассионарность имеет энергетическую природу, а психика особи лишь трансформирует на своем уровне импульсы, стимулирующие повышенную активность носителей пассионарности, создающей и разрушающей ландшафты, народы и культуры. Ученый выдвигает гипотезу о существовании этнического поля, которое является фактором устойчивости этноса; при этом этническое поле мы воспринимаем как этническую близость или, наоборот, чуждость. Однако отождествление этноса как реально существующего коллектива людей и этнического поля как научного понятия, с помощью которого могут быть описаны специфические этнические процессы, на наш взгляд, неправомерно. Тем не менее полевый подход к исследованию различных явлений объективной действительности в настоящее время считается одним из самых продуктивных (ср.: физическое поле, биологическое поле, семантическое поле, смысловое поле, ассоциативное и под.). Изоморфизм структуры поля делает возможным представление эмпирических данных в целостности изучаемого объекта.

Современные исследования в области физической антропологии во многом объясняют этнические процессы. По утверждению А.А. Зубова , этнос может рассматриваться как один из уровней интеграции биологического разнообразия, поскольку, как и раса, характеризуется всеми физическими признаками. Ввиду того, что термин “раса” в последние десятилетия используется непоследовательно, зачастую становится эквивалентом терминам “этническая группа” или “этнос”, что отражает процесс архаизации и понятия, и термина, необходимо уточнение этого понятия или ограничение его использования областью этногенеза. Миграционные процессы в современном мире настольно глобальны, что понятия расы и расовых классификаций уходят на второй план. Стираются и границы этнических, национальных признаков. Онтологически интегративным признаком человеческих общностей остается только регион.

Системно-функциональный аспект исследования нации и этноса. Системный аспект исследования сущности этноса реализуется в концепции В.В. Пименова : этнос есть относительно автономная, исторически возникшая, динамическая, самовоспроизводящаяся и саморегулирующаяся сложная социальная система, компоненты которой связаны отношениями числа, порядка, направления, интенсивности, координации и субординации, система, функционирование и развитие которой в конечном счете экономически детерминировано. На наш взгляд, такое определение этноса не отражает сущности явления, поскольку в эту модель потенциально могут быть вписаны различные социальные образования. Если же говорить о компонентах и отношениях этнического как системы, то они могут быть изменены в зависимости от реальности того или иного этноса, а, следовательно, не являются обязательными и специфики этноса как социального и исторического явления не выявляют, что признает и сам В.В. Пименов : Этнографы постоянно сталкиваются с тем фактом, что набор всех элементов этноса так велик, что его, вообще говоря, невозможно выразить каким-либо определенным числом. Научный анализ по компонентам целесообразен лишь в том случае, когда выработан механизм интеграции. Кроме того, если этнос - это социальная система, то неясно, что выступает ее субстратом.

Продолжая оперировать системными понятиями, В.Б. Касевич предлагает разграничивать синхронию и диахронию этноса; в рамках первой этнос имеет биолого-генетический характер: а в рамках второй - культурно-исторический, поскольку основным признаком выступает характер культурных стереотипов. Этническая общность осознает себя как таковая не столько по признакам “крови”, сколько по характеру культурных стереотипов. Для нации на первый план выдвигаются признаки “почвы”, геополитические; культурные же в известной мере отходят на второй план. Именно в языке (в его содержательной компоненте) явлен кристаллизованный образ (картина) мира данного этноса, т.е. фундамент всех культурных стереотипов.

НАЦИОНАЛЬНОЕ И ЭТНИЧЕСКОЕ САМОСОЗНАНИЕ

Историко-философский аспект . В настоящее время широкое распространение получила идея о том, что определяющими признаками этноса служат самосознание и самоназвание (этноним). Правда, в таком случае необходимо выявить отличие от самосознания и самоназвания других видов социальных общностей.

Так, П.Л. Белков , взамен всем существующим концепциям и гипотезам, развивающимся в русле исследований Ю.В. Бромлея или Л.Н. Гумилева , предлагает считать этносом совокупность людей, объединенных общностью самосознания, не определяя сущности самосознания и сознания, в то время как от их трактовки зависит и понимание сущности этноса.

Е.М. Колпаков , напротив, пытается определить сущность этнического самосознания: это - субъективное отражение имеющегося единства интересов в различных сферах жизнедеятельности; безличность и неопределенность общего содержания этнического самосознания позволяет наполнять его в конкретной исторической обстановке различным конкретным содержанием. Если в период сложения этноса на первый план выступает, как правило, общность происхождения и территории, то впоследствии в этой роли сменяются в разном порядке общность культуры, языка, идеологии (религии), социального и политического устройства, подданство определенному правителю и т.п. в зависимости от ситуации. Это позволяет этническому самосознанию сохраняться и активно функционировать в течение долгого времени и быстро исчезать. Удовлетворительной такую попытку мы признать не можем, поскольку единство интересов может характеризовать не только этнос, но и вообще любую общность людей, да и определение этноса через этническое самосознание, а этническое самосознание через этнос не характеризует ни первое, ни второе.

Более определенно по этому поводу высказывается Ю.И. Семенов : этническое самосознание - это осознание людьми, составляющими этническую общность, своей принадлежности именно к этой, а не к какой-либо другой общности, хотя в контексте понятия этноса как совокупности людей, которые имеют общую культуру, говорят, как правило, на одном языке и осознают как свою общность, так и свое отличие от членов других таких же человеческих групп, специфически этническое не выявляется, так как последнее определение в равной степени применимо к любой общности людей.

В.Г. Бабаков и В.М. Семенов выявляют структуру этнического и национального самосознания. Для этноса самосознание выступает главнейшим образующим этноисторической индивидуальности, отличающим данный этнический коллектив от другого этнического коллектива. Самосознание этноса базируется на антитезе “мы - они” и реализуется в категориях этнической принадлежности и идентификации; последняя и обусловлена как личностно-психологическими связями, общей системой ценностей так и объективно-материальными условиями жизнедеятельности индивидов, общими хозяйственно-экономическими и социально-культурными интересами. Иерархия этнического самосознания выстраивается следующим образом: осознание этнической принадлежности; автостереотипы, т.е. представления этнического коллектива о себе; стереотипы, т.е. представления о других этнических коллективах. Рассматривая национальное самосознание, В.Г. Бабаков и В.М. Семенов утверждают, что оно выступает ведущим компонентом национального сознания. Это сложная структурно-функциональная система, в которой взаимодействуют автостереотипы, включая социальную память, осознание значимости национальной территории как важнейшего фактора существования данного народа, ее целостности в единстве внутреннего и внешнего общения; осознанное отношение к созданным материальным и духовным ценностям; оценочное отношение к инонациональному окружению - стереотипы.

В.П. Торукало , говоря о соотношении нации и этноса, анализирует сущность национального самосознания: это духовное образование, представляющее собой совокупность идей, взглядов, представлений, чувств и настроений, отражающих место той или иной нации среди других, ее самобытные интересы, особенности ее исторической судьбы, языка, культуры, религии, морали. К сожалению, философ не соотносит данную категорию с этническим самосознанием, в то время как определение национального самосознания в равной степени может быть применимо и к этническому.

В данных концепциях этнического и национального самосознания неясно отличие этих видов самосознания, поскольку обнаруживается изоморфизм структуры самосознаний, а содержательные компоненты в большей степени различают самосознания различных этносов или наций. Данный факт обусловлен недостаточной ясностью в вопросе о различии этноса и нации.

Интересными представляются рассуждения В.И. Козлова , согласно которым основу этнического самосознания составляет так называемая этничность. Проблематика этничности в отечественной науке впервые наиболее полно представлена С.В. Чешко . Этничность, с одной стороны, - это представление о наследуемой групповой солидарности, основанное на представлениях же об общих (не всегда реально общих) происхождении, исторических судьбах, интересах и культуре. С другой стороны, такие представления имеют объективную основу - они действительно вырабатываются реально существующими группами людей (народами), занимающими относительно обособленное положение в окружающей социальной среде. В качестве рабочей гипотезы С.В. Чешко предлагает считать этничностью групповую идентичность, производную от имманентного человечеству социального инстинкта коллективности и “легитимизируемую” посредством представлений об общем происхождении и специфичности свой культуры. Однако неясно, каким образом формируется групповая идентичность и чем детерминируется социальный инстинкт коллективности.

На этот вопрос пытается ответить Г.В. Дзибель , утверждая, что многие концепции этничности (этничность - это постоянно вырабатываемый консенсус между членами этноса, а также между ними и окружающими этническими общностями; интегративная социальная функция для определенной категории людей; взаимное признание товарищества; не детерминированный никакими материальными причинами социальный инстинкт коллективности и т.д.) объединяются понятием родства, реализующимся в биологическом, социальном и ментальном модусах. Причем биологическое родство рассматривается на уровне “индивид - индивид” и восходит к кровнородственным отношениям, следствием чего является общность языка, культуры, психологии, территории обитания. Социальное родство проявляется в отношениях двух или более групп индивидов: с одной стороны, данный этнос противостоит другому этносу по определенному набору признаков, с другой - каждый индивид принадлежит к той или иной группе лиц в рамках этнической группы. Ментальное родство выявляется из отношений индивида ко всему коллективу в целом (ср.: этническое самосознание). К такой типологии родства можно добавить и региональное родство, которое всегда определяло интеграцию этносов, а в настоящее время становится доминирующим признаком интеграции.

Психологический аспект . Поэтому целесообразнее исходить из разработанной психологией теории человека и теории деятельности, поскольку соответствующие человеческие общности формируются на основе психофизиологического сходства индивидов и общности деятельности. Неслучайно поэтому, согласно гипотезе Е.Ф. Тарасова , этническое самосознание предполагает рефлексию каждого индивида над собственной национальной культурой, существующей в ментальной, деятельностной и предметной формах

Самосознание этноса и нации в настоящее время становится предметом изучения не только теоретической, но и экспериментальной психологии. Так, в процессе исследований Т.В. Ивановой обнаруживается изменение семантического поля национальной самоидентификации, которое включает не только “свое” национальное и культурное образно-символическое пространство, но и принимаемые/отвергаемые черты иных этносов, так или иначе опосредующих отношение к собственному этносу и национальной самоидентичности.

В исследовании В.Ю. Хотинец установлено, что этническое самосознание, представляя собой целостное образование, в своем развитии проходит два этапа: 1) типологический, в ходе которого формируются представления об этнических особенностях общности, и 2) идентификационный, когда собственно и формируется этническая самоидентификация. Психологическая структура этнического самосознания представляется следующим образом:

1) осознание особенностей этнической культуры своей этнической общности;

2) осознание психологических особенностей своей этнической общности;

3) осознание тождественности со своей этнической общностью;

4) осознание собственных этнопсихологических особенностей;

5) осознание себя в качестве субъекта своей этнической общности;

6) социально-нравственная самооценка этничности.

Все это обусловливает формирование системы этнопсихологических свойств личности, этнической индивидуальности, способствующих адаптировать и оптимизировать деятельность индивида.

Основными составляющими когнитивной структуры этнического самосознания выступают устойчивые атрибутивные этноинтегрирующие и этнодифференцирующие симтомокомплексы, характеризующие как членов собственной этнической группы, так и представителей иноэтнических сред по линии традиционных этнокультурных систем. Под атрибутивным симптомокомплексом понимается система характеристик, приписываемых своей или чужой группе, отражающей содержание этнического стереотипа.

Как видим, в исследованиях национального и этнического самосознания обнаруживается изоморфизм структуры сознания, конкретные же содержательные компоненты сознания или картины мира варьируются в зависимости от исторических, географических, социальных и др. факторов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бабаков В.Г., Семенов В.М. Национальное сознание и национальная культура. М., 1996. 71 с.

2. Белков П.Л. О методе построения теории этноса // Этносы и этнические процессы. М., 1993. С. 48-61.

3. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М., 1973. 284 с.

4. Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М., 1981.

5. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М., 1987. 333 с.

6. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1989.

7. Дзибель Г.В. Пролегомены к теории этноса // Африка: общества, культуры, языки. М., 1996. С. 13-22.

8. Зубов А.А. Проблема термина “раса” и расовых классификаций в современной физической антропологии // Этнографическое обозрение. 1996. № 1. С. 15-24.

9. Колпаков Е.М. Этнос и этничность // Этнографическое обозрение. 1995. № 5. С. 14-23.

10. Пименов В.В. Удмурты. Опыт компонентного анализа этноса. Л., 1977. 262 с.

11. Семенов Ю.И. Социально-исторические организмы, этносы, нации // Этнографическое обозрение. 1996. № 3. С. 3-13.

12. Солдатова Г.У. Межэтническое общение: когнитивная структура этнического самосознания // Познание и общение. М.. 1988. С. 111-125.

13. Тарасов Е.Ф. Языковое сознание: методологические и теоретические аспекты // Этническое и языковое самосознание. М., 1995. С. 146.

14. Торукало В.П. Нация и национальные отношения: истоки, теория, современность: Автореф. дис. ... д-ра филос. наук. М., 1997. 40 с.