регистрация / вход

Традиционная женская одежда жителей Поморья

Характерные особенности традиционного женского костюма карел. Исследование традиций карел, их обрядов, обычаев и быта. Четыре основных типа сарафана. Поясная одежда карельских женщин. Низание из бусин и жемчуга на головных уборах и украшениях девушек.

Традиционная женская одежда жителей Поморья

Введение

Интерес к прошлому своей страны, истории своего народа, культуре в целом никогда не угасал и не угаснет в человеческом обществе. Это и понятно. Как замечает академик Д.С. Лихачев в статье «Заметки о русском», «отношение к прошлому формирует собственный национальный облик. Ибо каждый человек – носитель прошлого и носитель национального характера. Человек – часть общества и часть истории»[1] . Все человечество стоит на крепком, мощном фундаменте материальных и духовных ценностей, созданных многими поколениями, и не должны, и не можем забыть это прошлое.

Обращение к древней истории – это не отказ от нового и не возрождение старого, это, прежде всего – стремление понять и изучить прошлое, чтобы предвидеть будущее. Человек не может ограничиваться мелкими, повседневными интересами. Его волнует история и культура своей нации, своего народа, отдельных народностей.

Таким образом, целью моей работы является выявить характерные особенности традиционного женского костюма карел. Дать общую характеристику комплексу одежды и по возможности выявить некоторые различия отдельных народностей. Ведь Карелия велика по своей территории и в разных местностях традиции могут отличаться.

Исследование традиций карел, их обрядов, обычаев и быта всегда было актуально, во все времена. Потому что народ сам по себе очень интересный и со своими тайнами. Я думаю, что каждому всегда хотелось разгадать какую – либо тайну. Исследование комплекса женской одежды может помочь раскрыть одну из многочисленных тайн загадочного народа.

Одежда, будучи одним из основных элементов материальной культуры народа, теснейшим образом связана с его историей и является важным источником для изучения культуры. Исследование ее традиционных форм позволяет выявить специфические особенности, характерные для одежды карельского народа, проследить историко – культурные связи карел с окружающими народами и прежде всего с северными великорусами, а также с народами, родственными им по языку и происхождению.

В дореволюционной литературе встречаются утверждения об отсутствии у карел своего национального костюма, о заимствовании основных черт одежды у северных великорусов. Так, Г.Р. Державин отмечал, что «одеждою жители края сего ни в чем от смежных им россиян не отличны»[2] . В 1804 г. В. М. Севергин, находясь в южной Карелии, тоже заметил, что одеяние карел похоже «на одежду крестьян российских».[3] «Одежды собственной карельской нет, все вытеснено русскими нарядами. Дешево, сердито, красиво…»,- писал М.Д. Георгиевский. [4]

Безусловно, русское воздействие на культуру карел существовало и было глубоким и стойким. Об этом могут свидетельствовать многие факты. Например, сохранение у карел, живущих в районе Иломантси (160 км к северу от Ладожского озера), русских сарафанов, называвшихся «ситец», «ситцевик» и сохранение русских головных уборов «цяпця» от русского «чепец». Однако полное отрицание наличия у карел национальных форм одежды было бы не вполне правильным. Конечно, следует говорить о большом его сходстве с костюмом северных великорусов. Но вместе с тем в карельской одежде имеются и самобытные элементы, сближающие ее с одеждой других финно – угорских народов.

С изменением экономического базиса в стране и в одежде народа наблюдаются заметные перемены, в частности меняется материал для ее изготовления. Если в феодальное время для изготовления одежды у основной массы карел употреблялись домотканый холст и сукна домашнего производства, то с развитием капиталистических отношений и ростом торговых связей в карельскую деревню в большом количестве стали проникать фабричные ткани.

Дома все карелы ткали холст из льняной нитки на ткацком станке конопля почти не употреблялась. Лишь ливвики и людики ткали из конопляной нити материал для рабочих юбок. Холст у карел был издавна универсальным материалом: из него шили нательную и верхнюю одежду, полотенца, постельное белье, скатерти, матрасники ит.п. Для верхней одежды холст красили обычно в синий цвет. У ливвиков имела распространение ткань из холста в синюю и белую клетку. Набивных тканей карелы, как правило, не делали, а покупали их на ярмарках в Заонежье и Поморье.

Наряду с холстом повсюду ткали грубошерстное домотканное полусукно (уток из шерстяной, основа из льняной или конопляной нити), которое использовалось для шитья кафтанов, портов ит.п. Полусукно иногда красили в коричневый или темно – бордовый цвет, но чаще его использовали в некрашеном виде.

Покупные ткани (ситец, сатин и др.) стали чаще употребляться в карельской деревне в конце XIX в. Приобретались они у коробейников, в лавках или на ярмарках. В кулацкой среде получили распространение более дорогие ткани (парча, шелк), из них шили сарафаны, кофточки – «казачки», повойники, сороки и т.п.

Карелы издавна хорошо обрабатывали шкуры животных. Кожа, полученная после выделки, шла на пошив обуви, шуб, шапок, поясов, рукавиц. Мех пушного зверя (белки, зайца, лисицы) использовали тоже для изготовления зимних шапок и шуб. Но это делали в основном только кулаки. Олений мех для пошива одежды карелами (в отличие от их соседей лопарей) не употреблялся.


Глава 1. Основы комплексов

Сарафан и юбка

Сарафан

Несмотря на сохранение отдельных следов прошлого бытования поясной одежды, в XIX в. Наибольшее распространение на всей территории расселения карел получил сарафан – высокая юбка на лямках или цельнокроеное платье без рукавов, надеваемое поверх рубахи. Сарафаны шили из разных тканей: холста, пестряди, шерсти, ситца, сатина, шелка. Любили преимущественно яркие, «веселые» цвета.

Сарафан – одна из составных традиционных частей женской одежды крестьян Олонецкой губернии. Его носили с раннего детства и до глубокой старости. Надевался сарафан и по будням, и по праздникам. Постепенно видоизменяясь, эта одежда сохранилась до ХХ столетия (в деревнях Карелии сарафаны довольно широко бытовали до 1920 – 30-х гг.)

Область распространения сарафана обширна, она соответствовала, в основном, границам Русского государства XVI – XVII вв. причем сарафан в прошлом носили как в городе, так и в деревне. Термин «сарафан» упоминается в русской летописи уже в XIV в., и употреблялся он для обозначения мужской княжеской одежды, без указания покроя и материала. В качестве женской одежды, термин «сарафан» встречается в XVII вв., что не исключает существования его и более раннее время, под другими названиями. Например, термин «костыч» (косоклинный сарафан) встречается в документах XVII в., «сукман» (сарафан из ткани домашнего изготовления) – в грамотах рубежа XVI-XVII вв. название «ферязь» для боярского платья, означающего распашной сарафан с откидными рукавами и овальной проймой для рук, известно с XVII в. Позднее это название было перенесено на крестьянские холщовые и другие сарафаны.

Сарафан XIX-XX вв. – это длинная плечевая одежда на лямках или проймах, самая поздняя его форма – это сарафан с лифом. Надевался он всегда на рубаху («сорочку»), а иногда также на нижние юбки.

Исследователи выделяют четыре основных типа сарафана и большое количество его разновидностей и вариантов. Чаще всего представлены три основных типа: косоклинные, прямые и сарафаны с лифом.

Наиболее архаичные по форме – косоклинные сарафаны на лямках со швом посредине переднего полотнища и косыми клиньями и подклинками по бокам; с грудиной или без неё. С очень небольшой проймой и с маленькой цельнокроеной с задним полотнищем спинкой или спинкой, выкроенной вместе с лямками. Исследователи рассматривают наличие этой маленькой спинки как пережиток древнего глухого сарафана. Древние «глухие» сарафаны шили из перегнутого по плечам полотнища ткани, а по бокам вставляли слегка скошенные или продольные клинья. Косоклинные же распашные сарафаны всегда имели впереди застежки по всей высоте из небольших оловянных, медных или серебряных пуговиц. Полотнища передника иногда могли быть сшиты вместе, но и тогда по шву они имели декоративную застежку в виде нескольких пуговиц и накидных петель из шнура домашнего или фабричного изготовления. По верхнему краю сарафаны обшивались узорной тесьмой.

Косоклинные сарафаны постепенно вытеснялись из употребления более поздними по времени возникновения «прямыми» или «круглыми» сарафанами. Они были значительно проще в изготовлении и шились из нескольких прямых полотнищ ткани: от четырех и более, в зависимости от ширины её. Можно выделить несколько вариантов прямого сарафана. Часть из них выполнена из полотнищ одинаковой длины (в виде юбки на лямках). Другие имеют «грудину» (удлиненное кверху переднее полотнище). Почти у всех сарафанов этого вида лямочки выкроены вместе с маленькой спинкой, напоминающей по форме трапецию. Пришиты они к заднему полотнищу. Выделяю прямые сарафаны из Поморья – они все без грудины, а их цельнокроеные спинки, переходящие в лямки, значительно крупнее. А спинки прямых сарафанов из других районов Карелии (Заонежья, Пудожья, Сегозерья ит.д.) соответственно значительно меньше, чем цельнокройные спинки поморских сарафанов.

Сборки по верхнему краю сарафанов набраны («наскладены») довольно мелко, односторонними складками, направленными к центру спины; где, встречаясь, они образуют неглубокую встречную складку. На груди складки крупнее. Они бывают не только односторонними, но и бантовыми. Разрез для застежки у этого вида сарафанов делался, в основном, в центре переднего полотнища или же на боку, в Поморье чаще всего слева. Размеры разреза колеблются в пределах от 7 до 17 см. застежка на разрезе – в виде металлической петли и крючка, редко пуговицы и петли. Сарафаны с грудиной часто бывают без разреза и застежки. Возможно, что часть из них – это девичьи сарафаны, а не женские (так как считалось, разрез требовался для кормления грудью). Сарафаны с грудиной шились в Заонежье и Пудожье, что отличает их от сарафанов из Поморья.

По подолу прямые «круглые» сарафаны украшались высокими «долгими» оборками. Высота из различна: от 17 до 36 см. иногда оборки делались двойными, от 9 до 16 см высотой. Вероятно, оборки были довольно поздним явлением, т.к. о сарафанах без оборок в деревнях говорят как о более старых. В некоторых семьях молодым девушкам не разрешалось шить сарафан с оборками. Это считалось грехом (вероятно, те семьи были староверческими).

Прямые сарафаны шились из различных тканей: штофных, шерстяных узорных тканей, шелковых и хлопчатобумажных (ситцев, сатинов, кумача, канифаса, кисеи и др.). Верх таких сарафанов, края лямок и подола, иногда и край оборки, вышивались фабричной шерстяной или хлопчатобумажной, как правило, темной тесьмой. Оборки сарафанов нередко украшались белым или черным кружевом.

В зависимости от материала и характера украшений прямые сарафаны могли быть повседневной, рабочей или праздничной одеждой.

Некоторые прямые хлопчатобумажные и шерстяные сарафаны сшиты из тканей красного цвета. Происходят они из разных деревень Олонецкой губернии. В прошлом, в одежде («покруте») каждой женщины было более десятка различных сарафанов, и хотя бы один из них обязательно был красным («кумачником»). Их надевали в дни сенокоса и жатвы. При этом на белую рубаху, украшенную красной вышивкой, надевалась красная юбка. А сверху – сарафан красного цвета. Затем, уже на пожне, сарафан можно было снять и работать лишь в одной рубахе.

К красному цвету с давнейших времен было особое отношение. Это цвет крови, символизирующей жизнь, живое, животворящее, и древнее слово со значением «красивый». Возможно и другое объяснение тому, почему именно в обрядах сенокоса и жатвы долгое время сохранялась одежда красного цвета.

Юбка

Поясная одежда карельских женщин, вероятно, предшествовала сарафану. Об этом свидетельствуют эпические песни, в которых сарафан совершенно не упоминается, а речь идёт только о юбках.[5] Покрои юбок были прямой или клинчатый, часто по подолу пришивалась косая оборка шириной 20-25 см, обшитая коленкором. Юбки для работы шили из грубого холста; как правило, они были однотонные – серого или синего цвета. Юбка карелки всегда была собрана в сборку и имела вверху разрез и пояс с завязками. У людиков разрез с завязками делался всегда слева, а у ливиков – сзади юбки.

Карельская несшитая юбка состояла из 3 полотнищ грубого полосатого полусукна, причем ширина среднего полотнища равнялась примерно 0,5 м, а боковые были в половину уже и к низу расширялись. На подоле пришивалась полоса другой ткани, чаще коленкора. Таким образом, наиболее древний карельский женский наряд, насколько о нем можно судить по этнографическим данным, видимо, состоял из туникообразной рубахи, поверх которой носили одежду вроде юбки, возможно несшитой, и свободную кофту также туникообразного покроя с короткими рукавами и, быть может, с разрезом сзади.[6]

В других районах Севера юбка шилась из шерстяной или полушерстяной яркой полосатой домотканой материи. Шерсть в начале XX века окрашивали сами, но покупной краской, чередуя белые, красные, синие, зеленые, фиолетовые, черные полосы разной ширины. Варианты расцветок очень разнообразны. Шерстяные юбки «зимники» носили зимой, а летом «портянухи» из холщевой полосатой ткани. Юбка обычно состоит из одного широкого полотнища, положенного горизонтально и пришитого к пояску или собирающегося на шнуре. Нередко юбку пришивали к лифу (выкроенному или прямой полосе с лямками), сшитому из другой, легкой, чаще всего фабричной, ткани – сатина («ластика»), кумача и т.п. на холщовой подкладке. Лиф иногда украшали вышивкой (крестом по канве) разноцветными нитками. В селениях, где носили юбки, широко распространился в качестве ее поздней замены сарафан с лифом, который шили того же покроя, что и я юбка с лифом, но из одной ткани (пестряди или набойки).

В комплексах с сарафаном и юбкой также часто носили передники . Их надевали поверх юбок или позже сарафанов. Будничные передники шили из грубого холста, ситца, праздничные – из более дорогих и нарядных тканей. Передники шились из одного куска ткани, выкроенных по долевой нитке, и укреплялись на талии при помощи длинных завязок. Подол передника украшался вышивкой, кумачом, куском парчи или кружевом.

Рубаха

Основой карельского традиционного женского костюма вплоть до 30-х годов XX века являлась рубаха, состоявшая из двух частей: рукавов, или лифа, и станушки. Наибольшее распространение в начале XIX века имели рубахи так называемого новгородского типа с длинными рукавами. Длина верхней части лифа, который прикрывал лишь грудь, а изредка доходил до талии, равнялась 35-40 см. лиф шили из тонкого домашнего полотна или покупного материала – ситца.

Ворот рубахи чаще всего кроили прямоугольным, его (а также края рукавов) обшивали кумачом или шелковой тесьмой и собирали в сборку. На груди делался прямой разрез, доходивший до самого низа лифа. Рубаха застегивалась у ворота на медную или железную пуговицу. Рукава достигали 60-65 см в длину и были довольно широкими, суживающимися к запястью. Рукава кроились из одного куска ткани по продольной нитке, под рукав подшивали квадратные ластовицы. Нижняя часть рубахи состояла из четырех полотнищ, сшитых также по продольной нитке. Иногда подол украшался вышивкой или тканым орнаментом шириной в 10-20 см. Часто подол вместо вышивки подшивали кумачом. Вышивка украшала рукава, плечи и грудь рубахи. Орнамент наносили красными бумажными нитками или, у более зажиточных, гарусом различных цветов; чаще же на плечи пришивали кусок парчи. Мотивы орнаментации на груди и на плечах были в основном растительные или зооморфные, а на подоле станушки, как правило, - геометрические.

Рубахи описанного типа носили в начале и первой половине XIX в., возможно, и раньше, но до конца XIX – начала XX в. такие рубахи у карелок почти не сохранились.

По имеющимся сведениям, примерно в то же время бытовал и другой длиннорукавный тип рубахи. Её шили очень длинной (до 120 см) из домотканого холста белого цвета. На рукавах пришивали вышитые куски ткани. Ворот рубашки четырехугольный с прямым вырезом собирался в сборку и застёгивался петлей из холста и железную пуговицу. Рукав длинный (до 82 см), у плеча широкий, а к запястью суживающийся. В локтевой части вшивали кусок красной ткани. Такую рубаху составляли из двух полотнищ, сшитых по продольной нитке, а в бока вставлялось по два клина. Аналогичный раскрой рубахи известен тверским карелам. В середине XIX века с развитием капиталистических отношений в деревне на смену белой холщовой рубашке приходит цветная. Верхнюю часть стали шить из фабричных тканей – кумача, сатина, светлого ситца, парчи. Изменение материала повлекло за собой и перемены в покрое. Появилась рубаха с кокеткой, иногда вышитой, стал иным покрой рукава. Постепенно рубаха стала превращаться в нижнюю нательную одежду – белье, поэтому в конечном итоге ее стали шить без рукавов, а поверх неё надевать платье или кофту с юбкой.

Вряд ли можно сомневаться, что рубаха в том или ином её виде была, как и у большинства европейских народов, основой и важнейшим составным элементом всего комплекса карельской женской одежды не только в XIX веке, но и задолго до этого времени.

В XIX веке карельские женщины поверх сарафана носили короткую кофту – «рукавницу» туникообразного покроя, сшитую из грубого холста с вшивными прямыми рукавами с ластовицами, с круглым воротом ( по шее), застегивающимся на одну пуговицу. На спинке рубахи снизу делался разрез.

Во многих местностях в конце XIX – начале XX века ещё бытовали старинные рукава (нарукавники) с короткими и длинными рукавами, представлявшие собой либо верхнюю часть рубахи в виде коротенькой кофточки, либо одни рукава с воротом, скрепленные шнурками или веревочками. Короткие рукава на Онежском берегу назывались рохлушка, и в некоторых деревнях невеста обязательно шила ее вместе с рубахой и сарафаном в дар свекрови. Длинные рукава тоже в ряде местностей изготовлялись в качестве даров женской родне жениха. Аналогичная рукавам коротенькая кофточка, надевавшаяся под сарафан, на Теском берегу называлась нагрудник. Девушки надевали нарядные рукава поверх рубах на беседы, вечеринки, гулянья.


Пояс

Пояс составлял обязательную часть женского костюма. Лишь кое-где был отмечен обычай венчаться в неподпоясанном сарафане. Однако исподку под сарафаном все равно подпоясывали. Ткали пояса на ткацком стане или на бердечке, выбирая узоры; иногда на дощечках. Праздничные пояса ткали из разноцветного (покупного) гаруса. «Завсешники» - повседневные пояса – делали из своей жички или портяные. Пояса украшали браным геометрическим узором красной, зеленой и другой шерстью. Особенно част мотив косого креста с загнутыми концами.

Глава 2. Общее для комплексов

Головной убор

Головной убор – удивительно многозначная и глубоко традиционная часть карельского костюма. Женские уборы являются отражением древнейших народных представлений о магической силе волос и защитной, охранительной роли одежды. Со времен Древней Руси и до начала XX века девичьи и женские головные уборы строго отличались друг от друга. Им придавалось огромное магическое значение. Прежде всего, они закрывали волосы, а считалось возможным воздействовать на человека посредством волос. Волосы никогда не выбрасывались «на ветер», их сжигали, чтобы не попали они кому-нибудь недоброму в руки. Для замужней женщины считалось большим грехом и стыдом оставлять свои волосы не покрытыми головным убором. «Опростоволоситься» для женщины считалось большим бесчестием. Только лишь мужу женщина могла показаться с открытой головой. Девушка, в отличие от замужней женщины, могла открывать свои волосы при людях, в этом не виделось никакого зла. Возможно, древнейшей девичьей прической были просто распущенные по плечам длинные волосы. До начала XX столетия сохранился этот обычай торжественных действ: венчания, причастия, гаданий, обрядом изгнания различных напастей. Девичьей прической считались также и заплетенные в одну косу волосы (в отличие от двух женских кос). Коса плелась чаще всего в три пряди, причем, девицы одну прядь волос клали поверх другой, а женщины, напротив, одну прядь – под другую. Видимо, коса могла плестись и в большее количество прядей. Чтобы коса не расплелась, в нее вплетали ленту – косоплётку.

Лента была своеобразным символом девичества. Во время свадебного ритуального расставания с «божоной дорогой вольной волей»[7] - именно с волосами, косой, лентой невесты совершались магические обрядовые действия. Значительным событием было последнее заплетение девичьей косы, которое обычно поручалось младшей или двоюродной сестре, подружкам. Так как последующее расплетение косы невесты является символом лишения ее воли девичьей, то заплетаю косу так, чтобы не легко было ее расплести. Переплетают волосы очень мелкими прядями, «волосы и ленточка, которая вплеталась в косу, перевязываются в узлы, и в таком виде заплетается и вкладывается в косу очень много булавок».[8]

Магический смысл оберега придавался именно косоплетке, ленте, булавкам, «ножичкам» - они должны были уберечь невесту от нечистых сил.

Девичья коса украшалась множеством широких шелковых лент, они были обязательной частью девичьих головных уборов, особенно праздничных. Завязывался большой бант на затылке, прикрывая это место скрепления головных уборов; к этому банту и к концу косы могли крепиться одновременно несколько широких лент, длинные распущенные концы которых доходили до подола сарафана.

В предсвадебное время лента, так же как и шелковая «косыночка», могла оказаться своеобразным «залогом» жениху от невесты, обещающим, что девушка не передумает о свадьбе.

Покупались ленты в деревенских лавках и были излюбленными подарками девочкам и девушкам.

Все девичьи головные уборы выделялись тем, что они не имели верха, оставляя волосы, макушку и затылок головы открытыми. Формой девичьих уборов, соответственно, был круг или полукруг (венец или обруч). Первоначальным убором, видимо, была какая – либо перевязка для распущенных волос, закрепляемая сзади узлом при помощи завязок.

В Олонецкой губернии уже в середине XIX века подобная повязка называлась «подволосник», ее концы связывались сзади, у косы. Он шился из различных материй нешироким, «в два пальца шириной». По праздникам поверх подволосника повязывалась шелковая косынка, свернутая «пальца в три шириною», концы ее также завязывались под косой. А во время гулянок привязывалась ко лбу жемчужная сетка. Сетка эта устраивается холмами, жемчуга в ней полагается от 3 до 20 золотников. Называлась она ещё и «поднизь». Плелась из светлого конского волоса, низанного мелким речным жемчугом или бисером. Сетка – поднизь и придавала особую очаровательность всему головному убору вместе с дополнительными украшениями: крупными серьгами – «бабочками», тоже низанными жемчугом, бисером, украшенными рубленым перламутром, а также разнообразными бусами.

Низание из бусин и жемчуга часто встречается на головных уборах и украшениях как девушек, так и женщин Олонецкой губернии. Бусины могли быть дутыми, налитые белым воском и похожие на жемчуг, так называемые «жемчужные бусы»; мелкими круглыми (бисер); удлиненной формы (стеклярус). Преобладающим, одним из самых любимых и высоко ценимых видов украшений все же был жемчуг. В поморье девушки тоже носили головные уборы типа повязки, называемые «перевязка» («перевясточка»), «лента», «косынка». Самым простым был убор, сложенный наподобие ленты (около 4 см) из косынки, поверх которой крепилось украшение – так называемое «нитки жемчужные» («перо», «жемчуг») в виде соединенных между собой нескольких рядов ниток, низанных мелким жемчугом или бисером.

Головной убор женщины являлся символом ее брачной жизни. Замужние женщины должны были обязательно закрывать свои волосы. Сразу же после церковного венчания волосы девушки – невесты делились прямым пробором на две части. Они заплетались в две косы, из трех прядей каждая; концы кос связаны вместе узенькой лентой «подкорешком». Связанные концами косы поднимались наверх так, чтобы кругом охватить голову ( то есть оборачивались они вокруг головы). Две части волос старались всю жизнь не смешивать; даже когда мыли голову в бане – не нарушали пробора, каждую половину волос мыли отдельно. Деление волос на две половины символизировало собою раздвоение, деление девичьей «воли», принадлежность ее с момента венчания уже двум родам: своему и мужнему. Таким образом, чисто женский прической являлись две косы, тщательно закрытые головным убором; в крайнем случае могли быть видны две прядки волос надо лбом ( по ширине не больше двух пальцев)

Древнейшим типом женского головного убора был полотенечный головной убор, который в XIX веке сохранился лишь в нескольких российских губерниях. Полотенце перегибалось вдоль, укладывалось на лоб, концы его переплетались на затылке и выставлялись вперед своими вышитыми или ткаными узорными краями. Но постепенно этот древний тип убора заменился другими, более простыми в употреблении, сшитыми в виде разнообразных шапочек. Они плотно прилегали к голове, сзади стягивались шнуром – завязкой. Дополнительно шапочки укреплялись на голове шелковыми косынками или небольшими платками, свернутыми в виде широкой ленты, жгута. Косынки закрывали при этом лишь околышки («начельники») головных уборов, оставляя их донца открытыми. При этом косынки повязывались различно. В Заонежье концы их могли быть распущенными сзади , а в Поморье они обводились вокруг головы и завязывались бантиком надо лбом, оставшиеся кончики закреплялись булавочками и брошью.

Повсеместно распространенным женским головным убором был «чепец» («цепец»), в Заонежье его иногда называли «повойником». Шился чепец в виде мягкой шапочки из различных фабричных тканей; будничный – из ситца, сатина, миткаля и т.п.; а праздничный - из шерсти, бархата, шелка. Как правило, шились чепцы «гладними», то есть однотонными; они могли быть ярких расцветок – красными, бордовыми, розовыми, зелеными, синими, голубыми; могли быть и темными: черными, коричневыми, сиреневыми. При этом нижний край чепца обшивался полосой ткани (0,5 – 1 см) или гарусной тесьмой ( иного цвета, чаще черного), из нее же делались и завязки чепца. Сзади край чепца подворачивался и подшивался. Продетая в край завязка стягивалась, концы ее проводились вперед и затягивались на лбу. Сшить чепец можно было из одного или нескольких кусков ткани.

Другим женским убором, широко бытовавшим у карел в Южной и Северной Карелии, а также в Поморье, у карел и русских – был «повойник» («латушка», «кружок») – в виде шапочки с мягким околышем, но твердым дном, донцем. Удивительно разнообразны донца повойников, блтзкие по форме к овалу, со стрельчатым нижним концом они выполнены чаще всего из бархата темных цветов (малиновый, вишневый, сиреневый, коричневый) и орнаментированы золотной вышивкой. Материалом для вышивки служили металлические волоченные нити: тончайшая серебряная или золоченая проволока, шелковая или льняная нить, перевитая тончайшей серебряной, часто позолоченной проволокой, использовалась также расплющенная тонкая проволока и бить, свитая трубочкой или спиралькой.

Очень интересны сведения о магической силе женского головного убора – повойника, чепца. Например, в этнографических описаниях упоминается обычай: во время сватовства при отъезде из дома в карман жениху клали повойник, для облегчения сговора с семьей невесты, чтобы не получить отказа.

Также широко бытовавшими в Олонецкой губернии были так называемые «кокошники» - нарядные головные уборы замужних женщин, которые носились с момента заплетания волос невесты в две косы (после венчания) и до рождения первого ребенка. Позже кокошники одевались лишь по самым большим праздникам. Этот убор также полагалось носись с сеткой – поднизью и, возможно, с платком сверху, концами вперед. В отличие от повойника, у которого только донце жесткое, кокошник может быть и полностью проклеен, посажен на картон, подклад из холста. Донце его более округлое (недели овальное повойника), а околыш («начельник») – копытообразной формы. Концы начельника кокошника, так же как у повойника – не сшиты друг с другом сзади, а имеют завязки в виде шнуров или тесьмы. Этой же тесьмой обшивался и нижний край головного убора.

Украшения

Каждое изделие занимало в женском наряде определенное место. Головной платок прикреплялся к волосам уникальной другим народам не известной, застежкой, сплетенной из тонких серебряных или медных нитей. Наплечная накидка застегивалась крупной подковообразной фибулой, орнаментированной растительным узором. Их так и назвали в специальной литературе – фибулы карельского типа,[9] так как они встречены на территории расселения древних карел. Круглые, слегка выпуклые броши, украшенные стилизованными изображениями деревьев, листьев, геометрических узорами, скрепляли ворот льняной или тонкой шерстяной рубашки.

Шерстяная женская одежда, состоявшая из длинной юбки, у которой задние лямки соединялись с передними на предплечьях. В местах соединения (справа и слева) лямки крепились овально – выпуклыми фибулами, покрытыми узорами из кружков, плетёнки, клешней рака, так называемым звериным и растительным орнаментом. От фибул спускались пронизки, своей формой напоминающие букву «Ф». Через них пропускался шнур, к которому снизу привязывался цепедержатель. Серебряные цепедержатели, несущие печать искусного мастерства, придают этим изделиям неповторимое своеобразие. К ушкам цепедержателя подвешивались миниатюрные украшения треугольной, ромбовидной и сердцевидной формы, в виде бубенчиков, лапок водоплавающей птицы. Цепедержатели соединялись друг с другом нагрудными, чаще всего железными цепочками. От них спускались ещё обрезки цепей с висевшими на концах копоушкой, ножом, шумящими украшениями и т.д. Копоушки использовались одновременно и для украшения костюма и в гигиенических целях – для чистки ушей. Они делались из серебра, медных сплавов и железа. Немногочисленные шумящие украшения – коньковые подвески, судя по всему, не производились древними карелами. Они изготовлялись в Новгороде, откуда расходились в разных направлениях и достигали в частности Карельской земли. Ножи с медными орнаментированными рукоятями носились в ножнах и прикреплялись к одной из нагрудных цепочек. Нарядные, искусно украшенные изделия производили впечатление парадности. Конечно же, такие ножи исполняли, скорее всего, декоративную функцию, так как маленькое лезвие, составлявшее 0, 4 – 0, 48[10] всей длины ножа, вряд ли годилось для каких – либо серьезных операций.

Наряд женщины дополнялся спиральными украшениями, нашивавшиеся на передник. Для карел характерен способ аппликации, при котором спиральки длиной 1 – 1, 5 см нанизывались на нить, конскую или шерстяную, пришивались к полосе ткани, который потом прикреплялся к подолу передника. Такой орнамент виден только с лицевой стороны, известны сложные композиции в виде крестообразных фигур, демонстрирующий вершину мастерства рукодельницы.

Верхняя одежда и обувь

Весеннее – осенняя и зимняя одежда была довольно разнообразна по названиям, но имела незначительные различия в мужском и женском вариантах, как и повсюду на Русском Севере. Для весеннее - осеннего периода шили различного покроя кроткие и «долгие» кафтаны из домотканой шерсти с воротником – стойкой (или без него) и с диагональной застежкой слева. Носили бострюк – полукафтанье из серого сукна являвшийся будничной одеждой мужского и женского населения (в разных районах он назывался дача или свита). Наиболее распространен был скуман, для женщин он был отрезной по талии, со сборками, запахивающийся под пояс или застегивающийся сверху донизу. Общим у всех видов сукманов было одно – материя, сукманное сукно, изготовлявшееся из льняных и шерстяных ниток; в зависимости от количества тех или иных ниток сукманы бывали половинчатыми или третными.

Женские кафтаны имели свои локальные разновидности. Например, на Онежском берегу длинный женский кафтан из понитчины, кроенный полками, в талию, со складками сзади на подоле, со стоячим воротником и застежкой спереди (поздний тип кафтана), назывался горбушка, короткий простеганный на вате с ситцевым верхом, обшитый на рукавах и по застежке ленточками или шнурками, бытовавший на Поморском берегу назывался бекешка. Нарядный женский кафтан на овечьем беличьем меху или на вате с шелковым верхом на Поморском и Зимнем берегах носил название шугай; в нем обязательно появлялись невеста и ее подружки во время катания по селу или хождения по родне.

Для зимнего сезона повсюду шили шубы, полушубки и тулупы, главным образом на овечьем меху. Различие между мужской и женской одеждой этого рода было только в размере. Покрой меховой одежды был сходен с покроями кафтанов; наиболее распространенными были шубы, сравнительно узкие в верхней части и широкие в подоле, с запахом. Зимнюю одежду обычно подпоясывали.

В начале XX века стали распространяться зимние пальто из фабричного сукна на простеганной вате, покрой которых, тем не менее, повторял старинные шубы или кафтаны. Дополняли зимнюю одежду шерстяные платки, а на ногах были вязаные высокие носки (головоцьки) с кожаными подошвами, сапоги или валенки (катанцы, катанки). На Онежском берегу в начале XX века зимой носили стеганые юбки и вязаные наколенники. Повсюду бытовали рукавицы, матерчатые, вязаные, кожаные или меховые – вареги, вачеги, койбенки и т.д.

Женская обувь у карел очень близка к мужской. Самой распространенной в XIX и XX веках были коты, сшитые из коровьей кожи. Подобный тип обуви был известен тверским карелам, вепсам и русским. Женщины также носили сапоги, но на подсеку и сенокос надевали лапти. У северных карел имели распространение домашние туфли из шкурки гагары. С убитой гагары снимали шкурку целиком, срезали крылья, выворачивали пером внутрь, а чтобы перо не выпало, с внутренней стороны шкурку смазывали жидким ржаным тестом и натягивали на колодку. Так она сохла целое лето. Осенью шкурку снимали и делали из неё мягкие теплые и удобные туфли.

Карелы вязали из шерсти чулки и, кроме того, наголенники, которые также шили из домотканого холста, подвязывая их завязками сверху и на щиколотках.

Ливвики в XIX веке вязали свои чулки без пяток с помощью одной спицы. Вязка получалась очень плотная. Такие чулки надевали на работу в лес. По всей видимости, чулки без пятки – наиболее древняя форма; не случайно, в составе «смертной» одежды всегда фигурировали чулки без пяток.

Заключение

Таким образом, в карельской одежде, как можно заметить, явственно различаются два слоя, обособленных хронологически и обнаруживающих два главнейших направления культурных связей карел. Хотя древнейшая традиционная одежда карел в XIX веке уже в значительной степени была утрачена, все же в пережиточном виде мы застаем отдельные ее элементы: рубаху туникообразного покроя, женскую кофту с разрезом на спинке, следы несшитой набедренной одежды, чулки без пятки и т.д. Все это элементы древнего слоя. В них обнаруживается большая близость с одеждой западных финнов, в частности ижор, води и вепсов. Одинаковая терминология элементов народной одежды и обуви, сходство в ее покрое свидетельствую, вероятно, об общем их происхождении.

Дальнейший анализ народной одежды карел позволяет говорить о чрезвычайном сходстве более позднего их костюма и обуви с северновеликорусским. Многое из карельской одежды носит русские названия (например, сарафан, сорока, тулуп). Однако следует заметить, что подобные же элементы одежды с аналогичными названиями бытовали на обширной территории как у восточнославянских, так и у финно – угорских народов.

Вместе с тем в одежде карел, а также в манере ее ношения имеются и специфические особенности. Таково, например, ношение шарфа, шейного платка и т.д.

Несмотря на то, что народный костюм, как мы его застаем в XIX – начале XX века, в общем был более или менее однообразен у всех групп карел, тем не менее по отдельным его элементам можно выделить определенные локальные варианты. Прежде всего, как нетрудно убедиться, видны различия между югом и севером. Ливвиковско – людиковские формы одежды почти идентичны, хотя и у каждого из них есть некоторое своеобразие. Так, для карел – ливвиков были характерны комплекс женской одежды с юбкой, богато украшенные головные уборы (кокошники), тканые украшения, несшитая набедренная юбка и т.п. Для карел – людиков характерны вышитые (досюльным швом) украшения, чулки и рукавицы, связанные одной спицей и т.п.

Специфические детали отмечают и одежду собственно карел. Здесь мы видим женскую рубаху с разрезом на спине, обувь с загнутым носком, девушки и женщины носят платки, перекрещивая на груди и заправляя их концы на талии.

Не подлежит сомнению тот факт, что известный нам по этнографическим наблюдениям и музейным коллекциям комплекс карельской одежды с сарафаном не является для карельской культуры исконным: он, безусловно, заимствован у русских, и ему должен был предшествовать наряд иного вида и состава.

Список литературы

1. Бернштам Т.А. русская народная культура Поморья в XIX – начале XX вв. Л., 1983.

2. Заонежье /Государственный историко-архитектурный музей-заповедник "Кижи". Петрозаводск, 1994.

3. Заонежье/карельский научный центр РАН (сб. науч. Статей.). Петрозаводск, 1992.

4. Клементьев Е.И. карелы: этнографический очерк. Петрозаводск, 1991

5. Кочкуркина С.И. Корела и Русь. Л., 1986.

6. Культура русского Севера. Л., 1988.

7. Линевский А. М. Карелы // Советская этнография. 1941

8. Логинов К.К. Материальная культура и производственная магия русских Заонежья. СПб., 1993.

9. Тароева Р.Ф. Материальная культура карел. М., 1965.

10. Фольклор и этнография Русского Севера. Л., 1973.


[1] Новый мир, 1980, №3, стр. 28.

[2] Г.Р. Державин. Поденная записка. Прилож. К кн.: Р.Ф. Тароева. Материальная культура карел. М-Л, 1965, стр. 144

[3] В.М. Севергин. Обозрение Российской Финляндии. СПб., 1805, стр.77. Прилож. К кн.: Р.Ф. Тароева. Материальная культура карел. М-Л, 1965, стр. 144

[4] М.Д. Георгиевский. Карелы. Вестник Олонецкого губернского земства, 1908, №4, стр. 5.

[5] Карельские эпические песни, стр. 66, 67.

[6] Р.Ф. Тароева. Материальная культура карел. М-Л., 1965, стр. 159, 160.

[7] Е.И. Яскеляйнен. Женский и девичий головные уборы в коллекции музея – заповедника «Кижи». Кижский вестник №4. Заонежье. Петрозаводск, 1994, стр. 102.

[8] Е.И. Яскеляйнен. Женский и девичий головные уборы в коллекции музея – заповедника «Кижи». Кижский вестник №4. Заонежье. Петрозаводск, 1994, стр. 102.

[9] С.И. Кочкуркина, Корела и Русь. Ленинград, Наука, 1986.

[10] С.И. Кочкуркина, Корела и Русь. Ленинград, Наука, 1986.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий