Современные методологические аспекты этнографии как науки о народах мира

Этнография как самостоятельная отрасль знаний и ее связь с научными дисциплинами. Объект, предмет этнографии, функции и методы изучения. Основные составные этнографического исследования. Разнообразные стороны и проявления жизнедеятельности народов.

Введение

Этнология – это область научного знания о народах (по-гречески – этносах), населяющих планету Земля. Именно народы создавали и создают культуры, государства и другие важные для человечества ценности. Взаимоотношение и сотрудничество между народами способствует мирным и добрососедским отношениям между странами, к которым стремится всё человечество.

Народов на Земле тысячи, и все они очень разные – есть среди них такие, которые насчитывают свыше 1 млн. человек, и есть очень малочисленные (меньше одной тысячи человек). Но и те и другие вносят свой вклад в общий фонд развития мировой цивилизации и культуры, все они должны пользоваться вниманием и заслуживать уважения.

Народоведение изучает все народы, населяющие земной шар. Современное население мира насчитывает уже более 6 млрд. человек. Как существа социальные (общественные), люди объединяются в различные коллективы и сообщества.

Один из самых исторически ранних способов объединения людей представляет собой этническая форма общности. Этнические общности или этносы (в качестве синонима можно использовать также понятие народы), складываются исторически на определенных территориях и представляют собой устойчивые множества людей, объединенными одинаковыми языками, культурами, а также сознанием того, что входящие в них люди принадлежат к своим общностям и отличаются от других подобных множеств. Характерные черты этносов, их языки, культуры и иные свойства передаются из поколения в поколение.

Народоведение изучает разнообразные стороны и проявления жизнедеятельности народов. Для изучения народов просто необходимо знать, как и когда возникли народы, чем питаются, во что одеваются, как воспитывают детей, как взаимодействуют с другими народами, какие обычаи существуют в тех или иных этнических общностях. Иначе говоря, в центре внимания этнологии находятся такие вопросы, как:

· Возникновение народов, или этногенез;

· История развития народов, или этническая история;

· Характерные черты материальной и духовной культуры этносов (поселения, жилища, пища, одежда, украшения, устное народное творчество, народное искусство);

· Обычаи, наряды, верования народов и многое другое.

В современном мире всё большее значение приобретает знание о вероятном развитии тех или иных народов в будущем, растет ценность прогнозов, касающихся межэтнических отношений, особенно в крупных городах.

Целью своей работы я ставлю изучить аспекты этнографии как науки. Изучить методы и предмет этнологии, проследить, как развивалась наука, и какие предпосылки послужили для развития данной науки. Просмотреть, как развивалась этнография в России.

Глава I. Этнография как наука

§1.1 Объект, предмет этнографии, функции и основные методы изучения

Этнология – это наука, изучающая процессы формирования и развития этнических групп, их идентичность, формы их культурной самоорганизации, закономерности коллективной взаимосвязи и поведения, взаимосвязь личности и социальной среды.

Определение науки

Традиционно считается, что присутствие в терминах, обозначающих научную дисциплину, греческого графо (пишу) определяет ее как описательную науку, отличную от тех наук, которые обозначены через греческое логос (понятие, учение), и поэтому являющихся теоретическими. По такому значению, что в корне слова данной науки имеет как логос – этнология, так и графо – этнография, это говорит о том, что наука весьма интересна и имеет множество различных подходов к изучению своего объекта, т.е. народа.

Предлагаемое некоторыми советскими исследователями изменение названия «этнография» на «этнология» либо выделение на основе теоретических аспектов этнографии той же «этнологии» не оправдано и не способствует терминологической ясности, так как под термином «этнография» давно уже понимается не столько «народо (этнос) – описание (графо)», сколько «народоведение», что практически является русским переводом термина «этнология».[1]

Следует, однако, отметить, что начиная с 1973 г. Даже в названии международных конгрессов слово «этнографический» было заменено на слово «этнологический». Но суть осталась той же.

Этнография как самостоятельная отрасль знаний возникла почти полтора века тому назад. С течением времени, если учесть, что этнографические материалы накапливались практически на протяжении всей письменной истории человечества, происходили некоторые, а иногда и существенные изменения определения самой этнографической науки. Подобное положение не может восприниматься как следствие неопределенности задач, методов и объектов этнографии, а является всего лишь отражением постоянно и прогрессивно меняющегося уровня этнографических исследований. Такое состояние не уникально; нечто подобное происходит и в точных и в естественных науках.

Если отвлечься от несколько необычного определения этнографии как одной из общественных наук, данного в 20-х годах советским этнографом Л. Я. Штернбергом, современная литература знает два типа определения: энциклопедический (содержащийся в изданиях советской энциклопедии) и методический (изложенный в обобщающих и учебных публикациях). В прежних энциклопедических изданиях излагалось определение, данное этнографии советским ученым С. П. Толстовым:

«Этнография, историческая наука, изучающая путем непосредственного наблюдения культурные и бытовые особенности различных народов мира, исследующая исторические изменения и развитие этих особенностей, проблемы происхождения (этногенез), расселения (этническая география) и культурно-исторических взаимоотношений народов» [2] .

Во втором издании «Большой Советской Энциклопедии» в 1957 г. М. Г. Левин так писал об этнографии: «Этнография – отрасль истории, исследующая культурно-бытовые особенности различных народов мира в их историческом развитии, изучающая проблемы происхождения и культурно-исторических взаимоотношений этих народов, восстанавливающая историю их расселения и передвижения».

Как можно видеть, подобное определение мало отличается от определения С. П. Толстова.

В 1976 г. В «Советской исторической энциклопедии» Ю. В. Бромлей и С. А. Токарев фактически избегают давать определение науки, констатируя лишь объект ее исследования, предмет и метод. Они пишут: «Этнография… общественная наука, основным объектом изучения которой являются народы – этносы, а также другие типы этнических (этнографических) общностей… Этнография изучает сходство и различия образа жизни народов (этнических общностей), их происхождение (этногенез) и расселение, а также культурно-исторические взаимоотношения. Основной предмет этнографии составляют характерные, традиционные черты повседневной бытовой культуры народов, образующие в совокупности (вместе с языком) их специфический, этнический облик…

В качестве главных источников используются, прежде всего, данные, полученные методом непосредственного наблюдения современной жизни народов. Сопоставляя материал прежних свидетельств с современными фактами, этнограф воссоздает картину исторического развития быта и культуры данного народа или группы народов. Этнографии присущи комплексный подход к предмету исследования и использование данных, полученных смежными дисциплинами, как гуманитарными, так и естественными, со многими из которых она тесно связана.

Этнография ставит и решает весьма различные проблемы, как чисто познавательные, так и практические: одни из них касаются прошлого, другие – современного»[3] . Продолжая характеризовать этнографию, Ю. В. Бромлей и С. А. Токарев излагают важнейшие проблемы, решаемые этнографами нашей страны. Данное толкование в значительной степени является расширенным комментарием к прежнему определению С. П. Толстова (с тем существенным дополнением, что в него вошло изучение и исторических этнических общностей, которые нельзя наблюдать «непосредственно», а судить о которых можно по различного вида письменным и вещевым источникам, элементам традиционной культуры). С другой стороны, как и первое определение, оно носит некоторый административный характер, т. Е. в значительной степени совпадает с планами научной работы ведущего этнографического центра страны и посему подвержено любым изменениям в результате изменения самой тематики исследований.
Видимо, ощущая подобную зависимость, С. А. Токарев в 1968 г. Привел в учебном пособии «Основы этнографии» более обобщенное определение: «Наиболее простое и в то же время точное определение этнографии:

Этнография – это историческая наука, изучающая народы, их быт и культуру», [4] а Ю. В. Бромлей в 1973 г. В книге «Этнос и этнография», обобщающей проблематику советской и мировой этнографии, определяет этнографию как «науку об этнических общностях», добавляя при этом, что «понимание этнографии как науки о народах предполагает, что основная ее функция – исследование этого своего главного объекта во всем его многообразии. Так как этносы представляют собой отличающиеся друг от друга динамические системы, этнография прежде всего исследует сходство и различие между народами, а также изменение их характерных черт во времени, т. Е. этнические процессы».[5]

Шло время, и уже в третьем издании БСЭ (1978 г.) Ю. В. Бромлей и С. А. Токарев дают более краткое определение этнографии, правда, фактически повторяя самих себя: «Этнография… общественная наука, изучающая народы – этносы и другие этнические общности, их этногенез, быт, культурно-исторические отношения. Основной предмет этнографии составляют черты традиционной, повседневной (бытовой) культуры народа, образующие его этнический облик»http://www.ethnos.nw.ru/doc/its01/its01_1.htm - rem_6#rem_6. В советском Энциклопедическом словаре 1980 г. Указано: «Этнография, этнология, народоведение – наука, изучающая бытовые и культурные особенности народов мира, проблемы происхождения (этногенез), расселение (этнография) и культурно-исторические взаимоотношения народов».[6]

Казалось бы, все ясно, но в учебном пособии «Этнография» под редакцией Ю. В. Бромлея и Г. Е. Маркова об этнографии говорится, что она представляет собой науку, объектом изучения которой являются народы мира. Здесь вновь отсутствует как содержательная, так и целевая установка.

Учитывая сказанное, можно дать следующее определение этнографии как науки: этнография – историческая наука о происхождении и этнической истории народов, формировании специфических особенностей их культуры и быта – составных частей мировой цивилизации.

Объект исследования. Методология

В толковании этнографии как науки, предлагаемом Ю. В. Бромлеем и С. А. Токаревым, основным объектом этнографического исследования являются этносы, что нередко воспринимается как синоним понятия «народ». Древнегреческий термин «этнос» этимологически означал «народ», «племя», «стая», «толпа», «группа людей» и т. П. Любопытно отметить, что, как показал Ю. К. Поплинский, сами древние греки, различая или отличая самих себя, т. Е. греков от негреков, именно последних именовали этносами. В таком понимании отражались реальные культурно-бытовые отличия негреков, т. Е. для греков различных этносов, от самих греков. Эквивалентом термина «этнос» в русском языке обычно считался термин «народ», что имело свое основание хотя бы в таком различительном словосочетании, как инородцы или инородческие народы, употреблявшемся для отграничения русских от других народов России. В настоящее время, когда термин «этнос» давно вышел из обыденного употребления и стал лишь научным термином, а понятие «народ» получило в дополнение к первичному толкованию определенный социально-политический смысл, прямого совпадения между этими понятиями нет.

Современное определение этноса как группы людей, связанных единством своего происхождения и общностью культуры, включая язык, является практически общепризнанным и в значительной мере восходит к определению, данному еще в 1923 г. С. М. Широкогоровым: «Этнос есть группа людей, говорящих на одном языке, признающих свое единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традицией и отличаемых ею от таковых других групп».[7]

Интерес к объекту этнографии – этносу, вспыхнувший в советской науке в конце 60-х годов, вызвал острую дискуссию, продолжающуюся до сих пор, относительно сущности этого явления и соответственно сущности этногенеза и его этапов. С одной стороны (данной точки зрения придерживаются представители этнографической школы), предлагается рассматривать этнос как определенную социально-историческую систему, с другой (Л. Н. Гумилев) – как форму существования Homo sapiens, т. Е. природное явление. С пониманием сущности этноса связаны представления оппонентов об этногенезе и влиянии на него ландшафта, этнических контактах и т. Д. Не останавливаясь подробно на всех нюансах дискуссии, важно отметить позитивное значение экологических аспектов теории Л. Н. Гумилева, его природоведческое кредо. Вместе с тем признание за этносом социально-исторической сущности позволяет строить перспективу его развития, когда этнос меняет свою структуру – от низшего порядка к высшему.

Исходя из характеристики этноса – основного объекта этнографии, правомерным стало употребление прилагательного «этнический», «этническое», сопряженного с конституированной в этнос группой людей, имеющей специфическую культуру. Отсюда частое употребление в качестве синонима этноса понятия «этническая общность», а как части прежнего этноса или этнической общности – «этнографическая группа», которая наряду с этносом является объектом этнографического исследования. Прилагательное «этнический» в настоящее время широко применяется для определения ответвлений разных научных дисциплин, изучающих специфические образования или определяемые этносом явления (например, этническая антропология, этническая статистика и картография, этническая история, этническая география, этническая лингвистика, этническая экология и т. Д.).

Этнография является исторической наукой, что означает изучение ею этносов в их историческом развитии на всем временном протяжении истории человечества и во всем их глобальном многообразии, как в прошлом, так и в настоящем. Таким образом, этнография шире традиционной истории, рассматривающей лишь историю письменных народов, так как основным источником традиционной исторической науки является письменный документ, памятник. Этнография охватывает весь дописьменный период истории человечества и все бесписьменные народы – этносы. Как и для истории, для этнографии (речь идет, естественно, о марксистской этнографии) методологической основой является марксистско-ленинское, материалистическое понимание истории и исторических явлений, обусловленных как производством, так и рожденными в процессе его производственными отношениями. Правильный методологический подход определил успех советских этнографов в решении самых сложных и в то же время и самых перспективных проблем этнографии в первую очередь в области происхождения народов, их этнической истории и современных этнических процессов в мире.

Под влиянием марксистско-ленинского материалистического понимания истории находятся сегодня некоторые этнографы стран капитализма, развивающихся государств Азии, Африки и Латинской Америки, хотя в методологии зарубежной этнографии отчасти сохраняют свою позицию различные идеалистические концепции эволюционистского, функционального и психорасистского направлений.

В зарубежной этнографии в большей степени сохраняется деление этнографии на описательную (собственно этнографию) и теоретическую (этнологию), так же как на этнографию, изучающую собственный этнос, так и этнографию, исследующую другие народы – этносы. Последнее достаточно четко прослеживается в немецко-язычных странах, где под термином «Volkskunde» понимается изучение собственного народа, а под термином «Volkerkunde» изучение зарубежных, главным образом бывших колониальных народов.

Для стран Западной Европы и Америки (Англия, Франция, США, Канада и др.) характерно включение этнографии в общую систему науки о человеке – антропологию, которая определяется как состоящая из предыстории, физической антропологии, социальной антропологии, этнологии, фольклора, лингвистики и археологии. Здесь обычному понятию «этнография» соответствуют две дисциплины – этнология и социальная антропология.

Основные составные этнографического исследования

В этнографическом исследовании можно выделить следующие основные разделы: этногенез и этническая история, основные занятия и социальная организация, материальная и духовная культура. Особым разделом является изучение семьи и семейно-брачных отношений.
Этногенез и этническая история дают возможность решить вопрос о происхождении самого этноса, изменениях этнических общностей, проследить процессы и результаты межэтнических отношений. Основные занятия и социальная организация отвечают на вопрос о характере производства этноса и особенностях, возникающих на его основе, производственных отношении и различных общественных структур. Материальная культура в своем традиционном воплощении – орудия труда, пища, поселения, жилища, одежда и украшения – отражает как этническо-специфическое, так и общее, связанное со сходными типами производства и условиями физико-географической среды. Сфера духовной культуры, выражающаяся в народных знаниях об окружающей природе и обществе, в обрядах и обычаях, народном творчестве и праздниках, в верованиях, дает ценнейший материал для выявления созданного конкретным этносом и отличного от других, а также для определения результатов исторических этнических контактов и взаимного обогащения культур. Исследования составных этнографии осуществляется на фоне определения и языковых особенностей каждого этноса, так как язык – это и средство общения объединенных в этнос людей, и существенная часть этнической культуры.
Указанные составные в большей своей части связаны с одним из видов производства, а именно с производством средств существования; проблемы семьи и семейных отношений в свою очередь определяют другой вид производства – производство себе подобных, т. Е. самого человека. Очевидна неразрывная связь обоих видов производственной деятельности людей на всем протяжении всемирной истории; так же несомненно, что семья и семейно-брачные отношения, вытекающие из второго вида производства, не могут не зависеть от первого; в то же время несомненна и их относительная самостоятельность, проявляющаяся по-разному в различные периоды социальной истории. Вспомним в этой связи положение Ф. Энгельса о двух видах производства: «С одной стороны – производство средств к жизни: предметов питания, одежды, жилища и необходимых для этого орудий; с другой производство самого человека, продолжение рода».[8]
Нам известны различные типы семьи и связанных с ними семейно-брачных отношений. Если взять, к примеру, моногамную семью, то она просуществовала на протяжении, по крайней мере, трех формаций рабовладельческой, феодальной и капиталистической, сохранив свое положение особой социально-экономической структуры общества. Этот пример подчеркивает важность изучения семьи и семейно-брачных отношений в общей проблематике этнографии.

ВЫВОД :

Этнография ведет изучение этнического многообразия мира, а также того, что стало потребностью времени – традиционного природопользования, т. Е. этноэкологии.

Этнология как наука сформировалась в XIX веке. В современной этнологии имеется множественные связи со многими науками, что говорит об обширном предмете изучения и различных подходах к изучения этноса.

Предметом этнологии является:

·Изучение «примитивных» народов;

·XIXXX века «культурные народы», изучение доминирующих рас. «Вторая натура человека»

Современная этнология это:

1. описательная и обобщающая наука, которая стремится исследовать общие законы социального и культурного развития человека и человечества;

2. Этнология представляет собой сложную, разветвлённую систему знаний, состоящих из следующих разделов:

а) этническая антропология (исследует проблемы этногенеза и антропофизического развития народа);

б) этническая социология (социальные аспекты развития и функционирования этнических групп, их идентичность, формы самоорганизации, типы взаимодействия этнических групп);

в) этническая психология (формирование этнических стереотипов, этнического сознания и идентификации);

г) этническая экономика (этническая деятельность и хозяйственная деятельность этноса);

д) этнодемография (динамика численности населения и демография);

е) этническая география (расселение народов, этнические территории и границы);

ж) этнопедагогика (особенности воспитательного и образовательного процесса у различных народов).

Методы этнологии:

1. Метод полевых исследований (Включенный метод. Собирание знаний всех сфер этноса народа. Наблюдатель живёт в этносе и делает вывод);

2. Изучение археологических материалов. Помогает восстановить и конструировать определенные этнические группы;

3. Изучение письменных источников;

4. Метод сравнительного языкознания;

5. Социологический метод (письменный опрос, наблюдение, эксперемент);

6. Метод наблюдения.

С помощью этих методов, этнографы изучают различные этносы, тем самым стремятся получить полную, точную и разностороннюю картину интересующего их предмета.

§1.2 Причины формирования этнографии как науки

Донаучный период . Самые ранние этнографические наблюдения дошли до нас в памятниках цивилизаций Древнего Востока. Вавилоняне, ассирийцы, древние египтяне оставили после себя изображения на камне людей разного физического облика и в разных одеждах.

Обширной правдивой этнографической информацией – правда, нередко соседствующей с вымыслами и искажениями – располагал греко-римский мир. Античные авторы – эллин (грек) Геродот и римлянин Корнелий Тацит ставили вопросы о происхождении народов и о родстве между ними. Представления о народах мира существенно расширились в эпоху Великих географических открытий (конец XV середина XVII вв.). К этому времени относится открытие Америки Христофором Колумбом (1492 г), открытие морского пути из Европы в Индию вокруг Африки Васко да Гаммой (1497-1499 гг.), подтверждение шарообразности Земли в результате кругосветного плавания Ф. Магеллана (1519-1522 гг.), путешествия русских землепроходцев XVI – XVII вв. В эту эпоху по мимо Америки европейцы познакомились с прибрежными районами Африки, странами Южно и Юго-Восточной Азии. Появилось множество сообщений о плаваниях и путешествиях, содержавших сведения о новых странах и народах, а иногда и обширные этнографические описания.

Открытие новых торговых путей и стран, захват новых земель положили начало эпохи колониализма. Продолжавшаяся и позднее XVIII- XIX вв. – колониальная экспансия сопровождалась пополнением знаний о вновь открытых землях и народах, в частности и об индейцах Северной Америки, жителях островов Океании и побережья Австралии.

Среди новых трудов, написанных в ту пору о разных народах мира, почетное место занимают описание многих народов России, созданные русскими учеными.

В конце XVIII первой половине XIX века в европейских странах возник так же интерес к прошлому своих народов, особенно к жизни и творчеству крестьянства. В эту эпоху в Европе начинают собирать и публиковать народные сказки, песни, предания. Именно тогда европейская и мировая культура обогатились знаменитыми сказками, записанными немецкими филологами – братьями В. И Я Гримм, русскими народными сказками, собранными А. Н. Афанасьевым. Фольклором пользовался при написании некоторых сказок (например, сказки «Огниво»), датский писатель Г. – Х. Андерсен; фольклор чувствуется в творчестве А.С. Пушкина. Народные легенды и предания получили отражения в романах и стихотворениях шотландского писателя Вальтера Скотта и др.

Научный период . Становление науки этнологии .

Однако собственно этнологическая наука сформировалась как самостоятельная отрасль знания в середине XIX века. К этому времени ряд государств (Великобритания, Франция, Нидерланды, Испания, Португалия) стали крупнейшими колониальными державами. Интерес к изучению различных народов в значительной мере был вызван практическими потребностями административного управления и хозяйственной деятельности в колониях, а так же необходимостью знать нравы и обычаи народов тех стран, с которыми поддерживались торговые и иные отношения. Известен, например, такой случай, когда по не знанию в один из Китайских портов прибыл груз столовых приборов. Китайцы, которое привыкли во время еды пользоваться палочками, разумеется, не стали покупать ножи и вилки.

Одной из важнейших идей, которые развивали первые этнологи, стала идея эволюции культуры, семьи, религии и других проявлений общественной жизни. Ученые этнологи высказали мысль о том, что развитее культуры и общества на нашей планете подчиняется общим внутренним законам и совершается от простых форм к сложному. Идеи эволюции способствовали распространению научных представлений об обществе и его истории.

К числу наиболее крупных представителей эволюционного направления относятся такие ученые, как англичанин Э. Тайлор (1832-1917), американец Л. Г. Морган (1818-1881), русские ученые – Н.Н. Миклухо-Моклай (1846-1888), М.М. Ковалевский (1851-1916), Д. Н. Анучин (1843-1923) и др. Главный труд Э. Тейлора «Первобытная культура», приобретший широкую известность, посвящен развитию преимущественно духовной культуры человечества, особенно верований.

ВЫВОД:

Этнологическая наука, которую в ряде стран Западной Европы и в США принято называть социальной, или культурной, антропологией, прошла сложный путь. Её история – это не только собирание и накопление нового этнологического материала, но и острые споры, борьба научных школ и направлений. Миру стали известны имена новых исследователей – основателей ряда научных течений. К ним относятся: Б. К. Малиновский, А.Р. Редклифф-Браун, Ф. Боас, К. Леви-Стросс, С.П. Толстов, С.А. Токарев, Ю.В. Бромлей и др.

За время своего существования этнология обогатила человечество знаниями о культурном разнообразии мира.

Экспедиционные работы, научные дискуссии по многим вопросам продолжаются и в настоящее время, что служит одним из необходимых условий современной науки. В результате этого создаются новые теории, помогающие человечеству точнее познать свою историю о современную жизнь.

§1.3 Развитие этнографических знаний в России

Развитие этнологии в дореволюционной России и в СССР. Этнографические сведения о народах Восточной и Западной Европы, об их языках и обычаях содержались в древнерусских летописях, «Слове о полку Игореве» и других памятниках.

Возникновение многонационального Русского государства в XV—XVI вв. привело к расширению этнографических знаний. В XVII в. Русские землепроходцы, служилые люди, а за ними крестьяне проникли в Сибирь до Азии; сибирские летописи и другие источники содержат сведения о сибирских народах. Особенно важны труды С. У. Ремезова, составившего первый сибирский атлас («Чертежная книга Сибири»), где на картах нанесены названия народов, и «Описание о сибирских народах…» (сохранилось в отрывках). В 1675 глава русского посольства в Китай Спафарий составил обстоятельное описание этой страны.

К началу XVIII в. Относится одна из первых в мире специальных этнографических работ — книга Г. И. Новицкого о хантах («Краткое описание о народе остяцком…»). В XVIII в. Было организовано несколько больших научных экспедиций, в том числе Великая Северная экспедиция 1733—1743 гг., в задачи которой входило изучение народов Сибири. Программа собирания сведений о сибирских народах была основана на анкете, составленной В. Н. Татищевым, который первым предложил группировать народы по родству языка (этот принцип лежит в основе и современной классификации). Г. Ф. Миллер — глава сухопутного отряда экспедиции — написал труд «История Сибири»; участник экспедиции С. П. Крашенинников оставил ценное «Описание земли Камчатки» (1775). Многочисленные материалы по этнологии России дали Академические экспедиции 1768—1774 гг.: среди трудов их участников — «Дневные записки» И. И. Лепехина, описание остяков и самоедов В. Ф. Зуева, историко-этнографические сведения о монгольских народах П. С. Палласа. Накопленные данные позволили И. И. Георги подготовить 4-томный сводный труд «Описание всех в Российском государстве обитающих народов…» (1776—1780 гг.). В конце XVIII в. Усилился интерес к этнологии русских; появились первые публикации русского фольклора (М. Д. Чулков, М. В. Попов и др.).

В начале XIX в. Крупным событием в истории русской этнологии стали кругосветные плавания (И. Ф. Крузенштерн, Ю. Ф. Лисянский и др.), во время которых были исследованы архипелаги Тихого океана и быт их аборигенов. Дальнейшее расширение этнографического кругозора связано с экспедицией в Бразилию (Г. Лангсдорф), с исследованиями Иакинфа Бичурина в Китае, И. Вениаминова, Ф. П. Врангеля и др. на Алеутских островах и Аляске. В России по распоряжению генерал-губернатора Восточной Сибири М. М. Сперанского собирались сведения о народных обычаях (1819—1821 гг.).

Уже в первые десятилетия XIX в. Наметилось размежевание двух главных направлений в изучении быта (особенно русского): прогрессивного и просветительского (Ф. Н. Глинка, Н. А. Бестужев), выступавшего за улучшение народного быта, и реакционного, идеализировавшего патриархальный быт, православие (И. М. Снегирев, И. П. Сахаров, А. В. Терещенко, ими был собран большой этнографический материал).

К 40-м гг.XIX в., благодаря накопленным данным, назрела потребность в оформлении этнологии, как самостоятельной науки; в журналах появился термин «этнография». В 1845 году по почину передовых русских интеллигентов было основано Русское географическое общество (РГО) и при нем — Отделение этнографии, (руководитель К. М. Бэр, затем Н. И. Надеждин). Русская этнология стала развиваться в системе географических наук. Отделение разослало по всем губерниям программы по этнографическому описанию местностей, деревень, уездов. На основе полученных рукописей (около 2 тыс.) стал публиковаться «Этнографический сборник» (1853—1864), позже — «Записки РГО по Отделению этнографии».

В 1840—1860-х гг. были организованы экспедиции (РГО, Академии наук и др.) и поездки отдельных ученых по разным областям страны: М. А. Кастрен собрал материал по Э. и языкам народов Севера и Сибири; А. Ф. Миддендорф исследовал Восточную Сибирь. Участники «Литературной экспедиции» (1856)— писатели и этнографы (А. Ф. Писемский, А. Н. Островский, С. В. Максимов) — публиковали материалы поездок по Европейской России. В. В. Радлов изучал (1860—70) тюркские народы Южной Сибири и Средней Азии.

Продуктивной была деятельность собирателей русского фольклора — В. И. Даля,П. В. Киреевского, П. Н. Рыбникова,А. Ф. Гильфердинга, А. Н. Афанасьева и др. Материалы по крестьянскому быту собирали П. С. Ефименко, П. И. Якушкин, И. Г. Пыжов и др.

С середины XIX в. Началась разработка теоретических основ этнографии. Представители либерально-буржуазного направления (Надеждин, К. Д. Кавелин) ограничивали задачи этнографии историко-познавательными целями; Кавелин сравнивал народные верования с геологическими пластами. Революционеры демократы (В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. А. Добролюбов) видели в этнографии средство познания современной жизни народа. Н. Г. Чернышевский среди других исторических дисциплин первое место отводил этнографии, которая давала понятие о «первоначальном виде» современных учреждений. Предвосхищая мысль Моргана и других эволюционистов, он писал, что «каждое племя, стоящее на одной из ступеней развития между самым грубым дикарством и цивилизацией, служит представителем одного из тех фазисов исторической жизни, которые были проходимы европейскими народами в древнейшие времена»

Эти правильные мысли, однако, не получили широкого признания. В русской этнографии распространилось влияние мифологической школы.

После крестьянской реформы 1861 года,стала издаваться краеведческая литература, возникли местные научные и краеведческие общества. Новыми центрами этнографии стали общество любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете (ОЛЕАЭ, основано в 1864) и общество археологии, истории и этнографии при Казанском университете (ОАИЭ, основано в 1878). ОЛЕАЭ была организована Всероссийская этнографическая выставка (1867), материалы которой были переданы в Румянцевский музей.

Главным направлением этнографии в пореформенную эпоху стало изучение общественного и семейного быта, сельской общины, юридических обычаев — проблем, вставших после отмены крепостного права. Плодотворно изучалось также народное творчество (С. В. Максимов, П. В. Шейн, Е. Р. Романов, В. Н. Добровольский, П. П. Чубинский и др.). В Сибири большую научно-собирательскую работу вели местные исследователи (Д. Банзаров, Г. Цыбиков) и ссыльные революционеры (И. А. Худяков, В. Г. Богораз, Л. Я. Штернберг и др.).

С 1870-х гг. расширилось изучение зарубежных стран (путешествия Н. М. Пржевальского, Г. Н. Потанина и других по Центральной Азии, И. П. Минаева в Индию, В. Юнкера в Африку). Особое место в истории этнографии занимают исследования Н. Н. Миклухо-Маклая, посвятившего всю жизнь антропологическому и этнографическому изучению населения Океании.

Главным течением в этнографии стал эволюционизм: видные его представители — М. М. Ковалевский, семья Харузиных, Штернберг и Д. Н. Анучин, использовавший комплексный метод в исторических исследованиях (данные археологии, этнографии и антропологии). Значительным становилось воздействие марксизма. Его влияние испытал Ковалевский, изучивший патриархально-семейную общину как одну из форм разложения первобытнообщинного строя (важность этого открытия подчеркнул Энгельс). Н. И. Зибер в «Очерках первобытной экономической культуры» (1883) проанализировал первобытно-коллективистские производственные отношения.

С конца XIX в., помимо фольклора и общественно-семейного быта, серьезно стала изучаться материальная культура (поселения, одежда, орудия, промыслы), с чем связано появление и расширение этнографических музеев. Усилили научную деятельность крупнейший Музей антропологии и этнографии Румянцевский музей (хранитель этнографических коллекций — Вс. Миллер).

С начала XX в. Значительно возросло число популярных изданий, свидетельствующих о демократизации науки. Авторами общедоступных книг были Е. И. Водовозова, Д. А. Коропчевский, Я. А. Берлин и др. Появились коллективные издания и популярные серии: «Народы земли» (т. 1—4, 1903—11), «Народы России» (1905) и др., многотомное географическое издание «Россия» (под ред. В. П. Семёнова-Тян-Шанского, 1899—1914).

Накануне Октябрьской революции 1917 г. Общая картина состояния этнографии в теоретическом отношении была пёстрой. Ощущалась необходимость новых методов исследования и обобщений (что особенно подчёркивал А. Н. Максимов).

Октябрьская революция 1917 г. Создала новые благоприятные условия для развития этнографической науки, опиравшейся на гуманистическое и демократическое наследие дореволюционной этнографии, определяющую роль в послереволюционных этнографических исследованиях сыграла тесная их связь с практическими задачами советского многонационального государства. Создание национальных областей и округов, преобразование культуры и быта отсталых народов требовали углублённого их изучения. С этой целью уже в 1917 г. Была создана Комиссия по изучению племенного состава населения России и сопредельных стран, в 1930 г. На её базе — институт по изучению народов СССР. Важное значение имела деятельность Комитета содействия народностям северных окраин при Президиуме ВЦИК (1924—1935 гг.), одним из руководителей которого был Богораз. В 1926 г. Был создан журнал «Этнография» (с 1931 г. — «Советская этнография»). Для координации работ в области этнографии и смежных дисциплин в 1933г. Был организован институт антропологии, археологии и этнографии в Ленинграде, в 1937 г. На его основе — Институт этнографии АН СССР.

В послереволюционной этнографии наметилась тенденция формирования историко-материалистического подхода к исследованию первобытного общества и культуры (П. И. Кушнер, В. К. Никольский). В конце 20 — начале 30-х гг. в советской этнографии и большинстве других гуманитарных наук развернулись дискуссии, призванные преодолеть теоретические разногласия и утвердить марксистские принципы. Теоретическую базу научных исследований советских этнографов составили ленинские работы по национальному вопросу, об общественных укладах и некапиталистическом пути развития отсталых народов, о национальной культуре и её классовом содержании.

Этнографические работы 30-х гг. основывались на марксистско-ленинской методологии. Внимание этнографов концентрировалось на вопросах общественного строя, различных формах патриархальных и патриархально-феодальных отношений. Расширилось сравнительно-историческое изучение первобытнообщинного строя, матриархата, военной демократии и т. Д.

В 50—70-е гг. XX в. Этнографические исследования развёртываются как в институте этнографии АН СССР, так и в многочисленных научных учреждениях, высших учебных заведениях, музеях союзных и автономных республик и др. Наметились два основных направления исследований: проблемы первобытной истории и историко-этнографическое изучение народов мира.

Важное мировоззренческое значение имеет изучение истории первобытного общества, проводимое этнографами совместно с археологами и антропологами. Введён в научный оборот обширный материал, свидетельствующий об исторической универсальности первобытнообщинного строя, доказано повсеместное распространение дуальной организации. Существенно продвинулось изучение поздних форм первобытнообщинного строя: установлена сложная структура патриархального рода, начата разработка исторических типов большой и малой семьи. В свете данных современная этнография уточнена схема развития семейно-брачных отношений первобытности, из которой исключены гипотетически реконструированные Морганом стадии кровнородственной семьи и семьи пуналуа. Были углублены представления по вопросам периодизации истории первобытного общества, соотношения рода и общины, характера ранних форм брачных отношений и др. Важное место заняла разработка проблем этнической истории, которая ведётся советскими этнографами совместно с археологами и антропологами. Такой комплексный подход позволил существенно продвинуть изучение конкретных вопросов происхождения народов СССР. Исследуются проблемы происхождения народов Западной Европы, Америки, Азии, Африки, Австралии и Океании. Исследования проблем этнической истории показали, что все современные народы сложились из разных этнических компонентов, имеют смешанный состав; тем самым опровергаются измышления о «расовой чистоте», «национальной исключительности» отдельных народов.

Большое внимание уделяется исследованию материальной культуры — истории поселений, жилища, одежды народов СССР, а также зарубежных стран. Для обобщения всех накопленных сведений по истории материальной культуры народов СССР создаются специальные историко-этнографические региональные атласы: опубликованы атласы по народам Сибири (1961) и «Русские» (ч. 1—2, 1967—70).

Значительно расширилось исследование народного творчества: изобразительного искусства (С. В. Иванов, В. Н. Чернецов, С. И. Вайнштейн и др.), фольклора (П. Г. Богатырев, Э. В. Померанцева, В. Я. Пропп и др.). Изучаются вопросы истории религии, её происхождения и ранних форм (С. А. Токарев, А. Ф. Анисимов, Б. И. Шаревская и др.).

Значительное развитие получили в СССР этнодемографические и этногеографические исследования. Было создано несколько способов сочетания на картах этнических и демографических показателе. Изданы обобщающая карта «Народы мира» и сводный труд «Атлас народов мира» (1964 г.). Наиболее значительный результат этнодемографических исследований — труд «Численность» и расселение народов мира» (1962 г.), где дана подробная характеристика национального состава населения всех стран, численность отдельных народов и территория их расселения.

Для понимания общих закономерностей развития культуры в целом и складывания её специфических свойств у отдельных народов большое значение имеет разработанное советскими этнографами (М. Г. Левин, Чебоксаров) учение о хозяйственно-культурных типах. Советские учёные исследуют также проблемы взаимовлияния культур, роль преемственности и обновления в развития культуры (С. Н. Артановский, Арутюнов, Пименов и др.). Ведётся теоретическая работа по установлению сущности таких понятий, как «этнос», «этническая общность», «этнические процессы», по их типологии (Ю. В. Бромлей, Токарев, Чебоксаров, Козлов и др.).

ВЫВОД:

Выполняя не только познавательные, но и идеологические функции, советская этнография, базирующаяся на марксистско-ленинской методологии, направлена на решение актуальных мировоззренческих и практически значимых вопросов, способствующих сближению народов СССР.

Научная работа в области этнографии проводится специальными научными учреждениями — научно-исследовательскими этнографическими институтами (в СССР — в системе АН — этнографии институт им. Н. Н. Миклухо-Маклая и др.), университетами, музеями (в т. Ч. этнографическимимузеями), существующими в большинстве стран этнографическими обществами. Публикация собранных материалов и исследований осуществляется этнографическими журналами и др. специальными изданиями. В 1948 г. Был создан связанный в своей деятельности с ЮНЕСКО Международный союз антропологов и этнографов. Регулярно созываются (с 1934 г.) международные конгрессы.


Глава II. Место и роль этнографии в системе общественных наук

§2.1 Связь этнографии с научными дисциплинами

Объект исследования этнографии — этнос — проявляет себя во всех сферах экономической, социальной и культурной жизни, его производственная деятельность оказывает непосредственное влияние на окружающую среду и связана с ней. Коль скоро этносы отличаются один от другого своими культурно-бытовыми особенностями, то эти различия проявляются или могут быть выявлены в тех науках, которые изучают самого человека, человеческое общество и воздействие его на природу. Выделение сугубо этнических аспектов из различных научных дисциплин значительно обогащает этнографию, ее источниковедческую базу, особенно при изучении этногенеза и этнической истории.

О связи этнографии с историей уже говорилось, ее связь с антропологией и археологией также очевидна. Именно тот раздел антропологии, который исследует происхождение рас и их распределение в пространстве, изменения физического облика людей в результате историко-социальных контактов, антропологического состава этносов, называется этнической (или даже исторической) антропологией. Определение культурно-бытовых особенностей по археологическим материалам позволяет выделить Древние этнические группы и от чисто типологических построений перейти и в археологии к историко-культурным построениям. Такое направление в археологии в последнее время получило название палеоэтнографии (букв — древней этнографии). Данные этнической антропологии и палеоэтнографии позволяют исследовать ранние этапы (истоки) этнической истории.

Столь же очевидна тематическая и проблемная связь между этнографией и языкознанием (лингвистикой), литературоведением и фольклористикой, т. Е. с теми научными дисциплинами, которые отражают наиболее специфические стороны духовной культуры народов, ее богатство, проявляющиеся в лексике устном поэтическом творчестве, в художественной ткани литературных произведений. Коль скоро язык, имеющий внутренние законы развития, непосредственно связан со своим носителем и имеет этнообразующий характер, в языкознании выделилась особая отрасль — этнолингвистика, рассматривающая проблему происхождения языков и их родственных и контактных связей в соотношении с этногенезом, с этническими процессами.

В последние годы активное использование методов конкретно-социологических исследований в общественных науках выявило наличие определенных социальных закономерностей, являющихся отражением этнической специфики исследуемой структуры (особенно при социологическом изучении и сопоставлении крупных одно- и многонациональных регионов). Естественным явилось выделение особого направления — этносоциологии. Точно таким же был путь выделения из общей психологии подразделения, изучающего влияние этнических категорий на психическую деятельность человека и человеческих коллективов — этнопсихологию.

География, в недрах которой рождалась этнография, в частности русская, и все ее подразделения, изучающие население, его размещение по земной поверхности, влияние на окружающую природу, продолжают сохранять самые тесные связи с этнографией. К таким подразделениям относятся демография, статистика и специальные дисциплины — этностатистика и этническая картография, этногеография.

Разделы таких сугубо естественных наук, как ботаника и зоология, исследующие жизнь и развитие культурных растений и домашних животных, дают любопытный материал для этнической истории, так как через окультуривание диких растений, одомашнивание диких животных и распространение созданных человеком новых видов можно проследить этнические контакты. Подобные проблемы решают этноботаника и этнозоология.

ВЫВОД:

Аналогичное выделение этнически детерминированных отраслей знаний происходит всюду, где общественные или естественные науки соприкасаются с этнографией, т. Е. с результатом активной преобразующей деятельности этносов в социальной и природной сферах. Возникновение пограничных, “стыковых” (на базе различных наук) дисциплин — широко распространенная тенденция современного познания мира.


Заключение

Этнография как самостоятельная научная дисциплина возникла на базе географической науки в России и ряде других стран или как наука о человеке (как, например, в Англии). Вместе с тем ее данные задолго до выделения этнографии в середине XIX в. В особую отрасль знаний использовались при исторических исследованиях. Такое положение давало повод рассматривать этнографию как своего рода вспомогательную дисциплину, относящуюся то ли к географии или биологии, то ли к истории. К сожалению, подобные взгляды не изжиты и по сей день, однако если прежде они могли быть объяснены еще общей недифференцированностью наук, то сегодня – это результат научного невежества или неосведомленности.

Для определения общенаучного и социального значения этнографии рассмотрим те проблемы, которые она способна решать и решает, пользуясь только ей присущими методами исследования.

Как уже отмечалось, этнография – историческая наука, а объект ее исследования – этнос, возникший еще на заре человеческой истории. Если оставить за пределами исторического исследования эпоху первобытного стада и начинать его с первобытнообщинного (или родового, или доклассового) периода в истории, т. Е. с того периода, когда мы можем более или менее объективно различать и отличать этносы, то окажется, что этнография значительно полнее во временном и пространственном отношении, чем история, способна дать картину этнических и социальных изменений, пережитых человечеством. Воссоздать историческое прошлое народов Земли – долг и обязанность современной науки. В этом кропотливом труде историку помогает письменный источник, а как восстановить бесписьменную историю, или прошлое бесписьменных народов?
Большинство народов не имело письменности, и поэтому их невозможно изучать традиционными методами истории, как нельзя изучать теми же методами самый большой период, прожитый человечеством,- эпоху бесписьменного доклассового общества. Традиционная историческая наука, к сожалению, и сегодня вольно или невольно отгораживается от этих народов и этой эпохи. В такой позиции как бы возрождается характерное для недалекого прошлого деление народов на «исторические» и «неисторические». К последним, как правило, относились все народы, не имеющие письменности, а в пору расцвета колониальных империй – и все народы – носители отличной от европейской культуры.

Вместе с тем история народа сохраняется не только в письменных данных, но и в его традициях и обычаях, его представлениях об окружающем мире и верованиях, орудиях труда, пище, одежде и жилище, в памятниках древности, которые встречаются на могильных полях и местах древних поселений, в легендах и эпических сказаниях, т. Е. во всем комплексе культуры, созданном данным этносом и отличающем его от других. Только этнографическими методами можно по этим следам восстановить путь, пройденный народами. Очевидно, что в прожитом человечеством миллионолетье, где эпоха классового общества, возникшая всего каких-то 7 тыс. лет назад,- ничтожно малая величина, без истории не было и не могло быть ни эпохи, ни этносов. Следовательно, этнографии в создании подлинной всемирной истории отводится отнюдь не вспомогательная, а особая роль, что очень важно при изучении самой длительной прожитой человечеством эпохи – эпохи доклассового общества, чья этническая и социальная история стала предметом научной дискуссии в современном ученом мире.

Классики марксизма-ленинизма, опираясь на данные этнографии и смежных с нею наук, придавали особое значение этой эпохе, так как ее научное описание свидетельствовало о преходящем характере классово-антагонистического государства, частной собственности и моногамной семьи, объявлявшихся явлениями, извечно присущими человечеству. Современная этнография дает все новые и новые доказательства тому, что ни антагонистические классы, ни частная собственность, ни моногамная семья как социально-экономическая ячейка, противостоящая обществу, не являются спутниками человечества во всей его истории, и, следовательно, бесклассовое коммунистическое общество не только может быть создано, но и будет создано как результат неизбежного исторического процесса.
Таким образом, этнографии следует придавать в общей системе исторических наук вполне самостоятельное мировоззренческое (методологическое) значение, не ограничивая при этом ее общенаучную роль.

Изучая этносы во всей совокупности, подчеркивая связь этнической истории с социальной, рассматривая изменения во всех сферах культуры, этнография может давать и дает существенный материал для характеристики национально-культурной специфики при исторических, археологических, экономико-географических и других исследованиях отдельных народов или стран. В данном случае представители иных наук пользуются этнографическими материалами как дополнительными данными, помогающими раскрывать те или иные историко-археологические, экономико-географические либо другие положения. Таким образом, этнография может выступать в своем традиционном значении вспомогательно-исторической дисциплины, хотя подобное положение для нее не исключительно, так как любая из перечисленных наук может в пору активизации совместных исследований играть ту же роль в отношении к другой науке. Наконец, этнографии свойственно вторгаться в самую гущу современных политических проблем на разных континентах Земли, особенно в чрезвычайно острую по своим коллизиям и последствиям проблему межнациональных, этнических взаимоотношений. Знание этнографами объективной этнической истории, закономерностей культурной интеграции и ассимиляции, аспектов соответствия этнических территорий государственным границам вооружают прогрессивные силы всего мира в борьбе против расизма, шовинизма и национализма. Отечественные этнографы с первых дней существования советской власти принимали активное участие в осуществлении ленинской национальной политики. Несомненна политическая актуальность этнографических исследований в настоящее время в области изучения современных этнических процессов, преобразования культуры и быта.

Итак, этнография с точки зрения ее общенаучного и социального значения должна рассматриваться как:

1) мировоззренческая наука, способная решать самостоятельно важные методологические проблемы истории человечества и отдельных (прежде всего бесписьменных) народов;

2) вспомогательная дисциплина, дающая особый этнически специфический материал для других наук о человеке и его обществе;

3) политически актуальная отрасль знаний, вооружающая прогрессивные силы в борьбе против расизма, шовинизма и национализма.

То обстоятельство, что этнография первоначально воспринималась как описательная наука, фиксирующая культурно-бытовые и социальные отличия между народами и прежде всего отличия неевропейских народов от европейских, породило представление о ней как о науке, изучающей культурно отсталые народы. В таком представлении присутствовал пресловутый принцип европоцентризма, нередко превращающийся в расистскую концепцию особой цивилизирующей роли белой европейской расы по отношению ко всем прочим народам и оправдывающий колониализм. Вместе с тем особое внимание, которое уделяет этнография отжившим или отживающим явлениям культурной и социальной жизни с целью ретроспективного анализа прошлой человеческой истории, воссоздания истории бесписьменных народов, объективно способствует сохранению взгляда на нее как на науку о пережитках и, следовательно, не имеющую будущего, в котором исчезнут пережитки, и произойдет культурная нивелировка всех этносов. Ошибочность подобного взгляда очевидна по той причине, что и пережитки, и особый интерес к традиционной (чаще всего сельской) жизни высокоразвитых народов – лишь часть того общего для этнографии объекта исследования, которым является этнос. И в современном мире, и в обозримом будущем даже в условиях грандиозных социальных и научно-технических изменений на Земле сохранятся те особенности, которые отличают один этнос от другого, сохранятся сами этносы, осуществляя прогрессивную тенденцию к интеграции, а следовательно, сохранится, хотя и в измененном виде, потребность их изучения, т. Е. сохранится необходимость этнографической науки.


Список использованной литературы:

1. Бромлей, Ю.В. Современные проблемы этнографии [Текст]: этнографическое обозрение /Ю.В. Бромлей - М.: Наука, 1981. - 391 с.

2. Итс, Р.Ф. Введение в этнографию [Текст]: учебное пособие /Р.Ф. Итс. – СПб.: Ленинградск, 1991. – 746 с.

3. Тишков, В.А. Очерки теории и политики этничности в России [Текст]: этнографическое обозрение /В.А. Тишков. - М.: Русский мир, 1997. - 532 с.

4. Токарев, С.А. История зарубежной этнографии [Текст]: учебник для ВУЗов /С.А. Токарев. - М.: Высшая школа, 1978. - 352 с.

5. Томилов, Н.А. Проблемы этнической истории [Текст]: учебное пособие /Н.А. Томилов. – Томск.: Изд-во Томского университета, 1993. - 222 с.

6. Чеснов, Я.В. Лекции по исторической этнологии [Текст]: лекции /Я.В. Чеснов. - М.: Гардарики, 1988. - 400 с.

7. Этнография [Текст]: учебник для ВУЗов; под. ред. Ю.В. Бромлея, Г.Е. Маркова. - М.: Высшая школа, 1982. - 320 с.

8. Этнология [Текст]: учебное пособие; под. ред. Е.В. Миськовой, Н.Л. Мехедова, В.В. Пименова. – М.: Академический Проект; Альма Матер, 2006. – 624 с.

9. Этнология. Народы России: история и современное положение [Текст]: /Т.М. Мастюгина, Л.С. Перепелкин. - М.: ЦИНО общества "Знание" России, 1997. - 320 с.

10. Этнология [Текст]: учебник для ВУЗов; под. ред. Г.Е. Маркова, Пименова В.В. - М.: Наука, 1994. 384 с.

11. Этносоциология [Текст]: учебное пособие; под. ред. Ю.В. Арутюняна, Л.М. Дробижева, В.С. Кондратьева, А.А. Сусоколова. - М.: Наука, 1984. - 256 с.


[1] Большая Советская Энциклопедия (БСЭ). М., 1939. Т. 48. С. 205

[2] Советская этнография. № 1. 1946. С. 3.

[3] Советская историческая энциклопедия. М., 1976. Т. 16. С. 642

[4] Основы этнографии / Под ред. С. А. Токарева. М., 1968. С. 5

[5] Бромлей Ю. В. Этнос и этнография. М., 1973. С. 264.

[6] Советский энциклопедический словарь. М., 1981. С. 1574

[7] Широкогоров С. М. Этнос. Шанхай. 1923. С. 13.

[8] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 26.