Краеведение начинается с краелюбия

Интервью с краеведом В. Ситновым - членом Союза журналистов России, поэтом и филологом, исследовавшим историю Вохонского края. Жизненное кредо автора - творческая реализация Чувства Бытия. Взгляд на философию, смысл и прикладное значение краеведения.

краевед филолог бытие философия

Философия и практика краеведения

"Краеведение начинается с Краелюбия…"


Член Союза журналистов России, поэт, филолог, краевед Виктор Феофилактович Ситнов в шутку, а иногда и всерьез, называет себя закоренелым подмосковным провинциалом. Он родился и вот уже более полувека живет и плодотворно трудится в подмосковном Павловском Посаде – небольшом, но для многих привлекательном особым старорусским провинциальным обаянием городке платочных мастеров.

Знаменитые на весь мир Павловские шали, конечно, являются главным народно-промысловым "брэндом" города, но он известен и как родина космонавта №5 Валерия Федоровича Быковского, Народного артиста СССР Вячеслава Васильевича Тихонова, выдающегося современного поэта Олега Григорьевича Чухонцева, а также как место, где 1 октября 1812 года отряды французского корпуса маршала Нея потерпели поражение от местного народного ополчения под предводительством крестьянина Герасима Матвеевича Курина (1777-1850). Реконструкция этого сражения ныне ежегодно проводится в пригороде Павловского Посада при огромном стечении зрителей. Павловский Посад (до 1845 года село Вохна Богородского уезда Московской губернии) возник и вырос в живописнейшем месте Восточного Подмосковья – при слиянии речек Вохны и Клязьмы – любимой вотчины великих московских князей, начиная с Ивана Калиты. По преданию, в конце 14 века на левобережном вохонском холме по воле Дмитрия Донского был поставлен храм во имя его небесного покровителя, воина Христова св. Димитрия Солунского – как первый памятник победе русского войска в битве с золотоордынцами на Куликовом поле. Нынче это место отмечено памятным знаком в виде часовни. Издревле богатое пушным зверем и рыбой вохонское поречье не один век оставалось местом великокняжеских "прохлад", пока Иван Грозный в 1571 году (?) не пожаловал волость Троице-Сергиеву монастырю. Вохонские крестьяне стали монастырскими, а после секуляризации церковных земель (1764 г.) поступили в распоряжение ведомства государственной коллегии экономии, таким образом, не ощутив на себе в полной мере тягот крепостного права, что, в свою очередь, надолго определило вольнолюбивый, предприимчивый характер и степенный, не лишенный чувства достоинства, нрав будущего посадского населения. Понятно, что в 1812 году местным жителям было что защищать… Ну, а о более, чем двухсотлетнем, платочном промысле Павловских умельцев написано и издано немало книг и художественных альбомов. Это тема для отдельного повествования…

Исследование и осмысление богатой истории Вохонского края стало, по собственному определению Виктора Ситнова, его добровольной гражданской миссией. Справедливость этого утверждения вот уже более пятнадцати лет ярко и убедительно подтверждается плодотворной изыскательской, архивной и просветительской деятельностью Виктора Феофилактовича, который начал с методичного восстановления собственной родословной, а теперь выпускает авторский краеведческий ежегодник (готовится №8) и, помимо этого, ведет краеведческую страницу в местной газете, на районном радио, размещает материалы на региональном интернет-сайте (Богородск-Ногинск. Богородское краеведение). Сорок лет журналистской и литературной работы принесли свои плоды. Сегодня В.Ф.Ситнов – автор, соавтор и составитель более 20 книг, антологий, сборников, альманахов. Количество авторских газетных, журнальных, интернет- и радио- публикаций давно "зашкалило" за 1000. Его успехи на избранном благородном поприще отмечены благодарственными письмами Государственной Думы, Мособлдумы, главы района.

Свою жизненную и человеческую концепцию В.Ф.Ситнов довольно точно и емко выразил в одном из своих стихотворений:

"Землю от предков наследую я,

С ней благочестье и веру приемлю,

И, возлюбив Бога, ближних и землю,

Я обретаю Ключи Бытия"


Сам В.Ситнов говорит, что стремится воплотить свое жизненное кредо в творческой реализации Чувства Бытия. Чувство это он считает ключевым в жизни не только каждого человека, но и человечества в целом. Чувство Бытия, по мнению Ситнова, вбирает в себя и чувства любви к родине и предкам, чувство гражданской и просто человеческой ответственности за природную и социальную среду своего обитания – перед современниками, предками и потомками – это, своего рода, духовный и человеческий "императив" социума и каждого его члена – такой же мощный и жизнесозидательный, как Любовь и Вера, и, пожалуй, вбирающий их.

Именно Чувство Бытия позволяет человеку осознать и ощутить свою сопричастность и единство со всем Сущим на Земле и, как следствие, почувствовать свою ответственность за созидание жизни на родной земле как неотъемлемой частице Земли-планеты. В силу своих убеждений "закоренелый подмосковный провинциал" В.Ситнов Смысл и содержание собственной жизни видит в познании мира и себя в нем, в том, чтобы этот самый мир оставить после себя хоть на чуточку лучше, чем он был до твоего прихода.

Ниже приводятся еще некоторые из важных и оригинальных мыслей В.Ф.Ситнова как практика и теоретика краеведения, которые могут быть интересными и полезными не только для начинающих искателей исторической истины. Например, отвечая на вопросы нашего журнала, Виктор Феофилактович изложил свой взгляд на философию, смысл и прикладное значение краеведения. Ответил Ситнов и на замечание об универсальности своих творческих проявлений. Приводим фрагменты ответов и рассуждений Виктора Ситнова, которые, думается, понятны без дополнительных комментариев.

***

Часто спрашивают – кто я больше: журналист, поэт, филолог или краевед, что же является моей главной профессией. Отвечаю, что профессия предполагает профессиональную деятельность, приносящую заработок на "хлеб насущный". Для меня это журналистика (в Союз журналистов РФ принят в 1979 г.). Филолог – это мое образование, специальность, записанная в дипломе, подспорье в основной профессии. Поэзия – это одна из главных форм моего духовного существования и проявления. Краеведение – отнюдь не профессия. Нет такой профессии – краевед. По крайней мере, это мое убеждение. В этом понятии заключен более глубокий смысл, чем может показаться на первый взгляд.

Краеведение начинается с Краелюбия. Невозможно познать то, что не любишь, как и невозможно полюбить то, чего не знаешь.

Я считаю, что такое проявление российской души, которое гением Пушкина поразительно тонко и точно на века обозначено, как "любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам" – в принципе не может стать или быть профессией. (На любви к Отечеству нельзя зарабатывать деньги.) Это следует определять, возможно, как призвание, долг или миссию. Это есть То, что мы еще называем и ощущаем как Связь Времен. Это голос тысячелетней генетической памяти. Это свойственное нашей душе и сознанию неповторимое и неизбывное ощущение себя звеном в этой череде единокровных поколений. Причем не простым звеном, а золотым. Ибо нередко ты – главный мостик из прошлого в будущее, иногда единственно уцелевший и чудом сохранившийся в социальных катаклизмах самого кровавого в истории России ХХ века. Ведь только в одной Великой Отечественной войне погибло более 30 миллионов человек…

Краеведение – это не просто изучение исторических и географических особенностей данной местности. На мой взгляд, Краеведение или Родиноведение, (а в главном приближении как свое Родоведение), определяет, в конечном итоге, процесс Человеческого Самоведения. Я бы назвал это историко-социальной самоидентификацией личности, отвечающей на вопросы: кто я?, откуда?, почему я такой?, почему я здесь?, чем и почему дорожу? куда я иду и с кем?, что и для чего сохранил от предков и что оставлю после себя потомкам? Это своеобразный голос генетической памяти...

Краеведение отражает главнейшие вопросы нашего бытия, одно только озвучивание которых, заметим, ведет к главному вопросу человека и человечества в целом – вопросу о Смысле Жизни, вопросу о ее сохранении, защите, развитии, умножении, о ее возможном продлении и даже бессмертии… Познавать жизнь – чтобы совершенствовать ее во всех отношениях…

Ну, а если реально смотреть на вещи, то бессмертие наше – в СВЯЗИ ВРЕМЕН, в преемственности поколений, в сохранении исторической памяти не только о своем государстве, но и о каждом прошедшем по земле человеке.

Я считаю это главной целью краеведения. Увидеть, рассмотреть, понять и увековечить человека. Люди случайно не рождаются…

***

…В жизни человечества, устроенной и существующей по Высшему промыслу, случайностей не бывает. Вы не задумывались, что каждый человек, приходящий в этот мир, значим, ибо несет в себе некую проявленную или непроявленную миссию, должен выполнить, сыграть только ему отведенную роль. Ну, например, на поле брани в атаке один воин погибает от стрелы или пули, уже не долетающей до другого, который затем совершает подвиг, решающий успех всего сражения. Или кто-то, "случайно" оказавшись в нужный момент в нужном месте, подает стакан воды (или лекарство) больному человеку, спасая его, как потом окажется, для великих благих деяний. Кто-то в некий решающий момент произнесет всего одно слово, от которого, бывает, изменяется жизнь целого государства (или другого человека – пример признания в любви). Кто-то теряет хлебные карточки, а кто-то их находит… и т.д., и т.п. Возможно, подобными мгновениями (в результате непостижимых причинно-следственных связей или все по тому же Высшему промыслу) оправдывается рождение людей, не говоря уже о ежедневных творческих усилиях по созиданию собственной или общественной жизни. Однако порой "позитив" и "негатив" или "объективное" и "субъективное" различаются и определяются лишь через поколения, века и эпохи…

В живом организме под названием Человечество нет (и не может быть) ни одной случайной из всех миллиардов составляющих его живых клеток. Любая из клеток, взаимодействуя с другими, может изменить организм, спасти или погубить его.

Исходя из вышесказанного, я глубоко убежден, что (как ни высоко это звучит) планетарная миссия каждого человека при желании могла бы быть "расшифрована" (хотя бы в "первом приближении", в контексте бытия конкретного исторического социального пространства, начиная с семьи, рода, родного селения, города и т.д.). Ничего более ценного, чем Человек (созданный Всевышним по своему образу и подобию) на Земле не существует. Он – мера всех вещей. Поэтому, вне всякого сомнения, каждый приходивший в этот мир человек, с его личной и социальной судьбой, имеет право на ИСТОРИЧЕСКУЮ ПАМЯТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.

Поэтому и вынес я этот тезис в качестве смыслового эпиграфа к своим краеведческим книгам, именно он открывает теперь мои авторские сборники "Вохонский край". Звучит этот эпиграф так:

"По убеждению автора – Каждый Человек, приходящий в этот прекрасный уникальный мир, уже одним только фактом своего рождения может считаться избранным, ибо удостоен наследовать главный дар и образ Всевышнего Творца. Своим бытием, своей жизнью – длинной, короткой или мгновенной, яркой или незаметной – Каждый Человек неминуемо (неизбежно) участвует в изменении мира и поэтому имеет право на историческую память Человечества".

Мы, краеведы-исследователи, должны через судьбу человека и его рода просматривать судьбу края и всего государства. Справедлива и обратная историческая проекция.

Таким образом, Краеведение – это наша гражданская, да и просто человеческая миссия и долг перед землей и памятью предков. Мы не можем не быть краеведами. Все в разной степени и в разных формах хранят память о прошлом ради будущего. Молодые побеги невозможны без корневой системы. Важно понять, что мы – живые памятники всем прошедшим поколениям и фундамент для поколений грядущих.

***

Жизнь – единая неразрывная связь времен. И на самом деле, мы живем как бы в трех временах – в прошлом, настоящем и будущем. Мы живем там своими потомками. Поэтому будущее должно интересовать и волновать нас не меньше прошлого. Жизнь – это единая материя. Мы составляем ее, а она нас.

Поэтому мы, порой даже на инстинктивном или подсознательном уровне, пытаемся узнать больше о себе, о родной земле в прошлом, настоящем и будущем. Следовательно, и неизбежно, что все мы в разной степени изначально краеведы. Мы ведаем родную землю и себя на ней.

Краеведение предполагает серьезное аналитическое отношение к проявлениям социального и личного бытия человека. В самом деле, что может быть серьезней разговора о сути нашей собственной жизни. Я думаю, что если бы мы однажды сумели ответить на вопрос о природе мироздания и своем месте в нем, то автоматически отпали бы все остальные вопросы… Разве не так? Это равносильно и сродни ответу на извечный вопрос "Что есть истина?". Хотя до сих пор Человечество не в состоянии ответить на них… Поэтому процесс познания и постижения истины бесконечен… Может, именно поэтому и для этого живет и развивается Человечество, полномочными представителями которого мы с вами являемся.

Мы – капли океана под названием Человечество… А наша малая родина – это неотъемлемая частица страны. Исследуя эту частицу, мы можем определить судьбу нашего конкретного исторического пространства и, значит, нашу собственную… Разрушая исторические основы и обрывая корни, мы опять можем оказаться в незавидном положении российского пролетариата в первой четверти ХХ века да и на протяжении всего минувшего столетия. Мы, "до основания разрушив" государство, созданное предками, затем плутали в обломках Российской империи как потерянные дети без родителей… Набивая "синяки" и погибая миллионами…

***

Сейчас в связи с развитием Павловского Посада и изменением его облика, все активнее ведутся разговоры об итогах или перспективах исторического развития нашей местности, все чаще обсуждается вопрос повышения туристической привлекательности города и района.

Заметим, что в силу всего вышесказанного, историко-социальные итоги и проблемы не отличаются от общегосударственных. На нашу территорию вместе с иностранными инвестициями приходят производства, в том числе и химические, настоящий и будущий "оздоравливающий эффект" которых относительно населения для меня лично весьма сомнителен. Не уверен, что потомки будут восторженно благодарить нас за это.

Что касается начавшейся кампании за повышение туристической привлекательности Павловского Посада – здесь у меня тоже свое мнение. Конечно, хорошо, когда есть, что показывать гостям. У нас, русских, это в крови – показывать "потемкинские деревни". Однако признаюсь, что туризм для меня не самое главное. Для меня как неравнодушной и полноценной "гражданской единицы" важнее спасение посада как историко-социального феномена Московии. Таких посадов в Московской губернии было всего два: Сергиев и наш. Поэтому наша гражданская задача состояла в том, чтобы сохранить посад как историческую драгоценность. Этого, увы, не случилось...

Кто-то до сих пор сомневается, что нужно сохранять "старые камни". Но вместе с ними мы теряем малую родину, свое историческое лицо. Вековые "камни" эти (вся старина) имеют замечательное свойство воспитывать человеческие души. Здесь вам и гражданское, и патриотическое воспитание, здесь вам и связь времен, и преемственность лучших традиций поколений. А туризм в данном случае – он как бы на втором месте, как следствие. Надо в первую очередь уважать самих себя, полюбить себя, свою землю, свой город. Тогда не будет пожаров, разрушений и саморазрушений. (Если бы мы сохранили посад, туристы непременно приезжали познакомиться с редким историческим феноменом во всех его проявлениях... Но, увы…)

В этой связи больно было наблюдать утрату самого красивого в городе столетнего двухэтажного купеческого особняка фабрикантов Соколиковых на Первомайской улице (бывшая дер. Филимоново). В результате необдуманного скоротечного ремонта историко-архитектурная жемчужина Павловского Посада перестала существовать как таковая. 11 сентября 2007 г. практически при полном равнодушии окрестных жителей был сорван и уничтожен деревянный тонкой работы пятиярусный карниз и наличники, забита пластиковым сайдингом уникальная керамическая глазурованная бело-бирюзовая облицовка первого этажа здания (продукция знаменитого фарфорового короля М.С. Кузнецова!), каждая плитка которой имела уже почти антикварную ценность…

Редкий материал этот был приобретен стараниями почетного гражданина Павловского Посада Василия Ивановича Чернышева, служившего в свое время управляющим на фабриках Кузнецова (к сожалению, его двухэтажный особняк – памятник городского деревянного зодчества середины XIX в., украшавший центральную улицу посада, сгорел от поджога в мае 2005 года).

Такой же плиткой были облицованы в Павловском Посаде один из жилых домов и знаменитая Покровская часовня памяти народных героев 1812 года, разрушенная в 1932 году и ныне возрождаемая на народные пожертвования, как и ее предшественница. Памятник этот по праву (по смыслу, идее и способу постройки) всегда назывался младшим братом столичного храма Христа Спасителя.

На фоне значительных и необратимых утрат архитектурно-исторического облика старого посада восстановление упомянутой часовни, а также многих храмов по городу и району является добрым знаком и симптомом возрождения духовности и лучших гражданских чувств нашего православного населения.

Об этом же говорит и еще одно буквально символическое и знаковое событие. Не только усилиями местного благочиния восстанавливаются нынче церкви. По собственной инициативе и на собственные средства семья Федотовых заново воссоздала часовню, некогда стоявшую возле их дома на Карповской (бывшей Меленской) улице. При огромном стечении местных жителей возрожденная часовня была освящена во имя св. апостолов Петра и Павла 12 июля 2006 года. Очень хочется видеть в этом благородном деянии простых православных жителей посада отсвет общенационального, хотя и запоздалого, но необходимого душеспасительного гражданского покаяния перед Отечеством и своими предками за порушенные вековые идеалы и святыни…

…Однако жизнь продолжается. В городе восстановлен и обрел вторую жизнь в виде Выставочного зала замечательный каменный особняк первой половины XIX века – дом одного из основателей посада купца 1 гильдии Давыда Широкова, капитально отреставрирован первый советский Дворец культуры (1929 г.). Ежегодно проводятся замечательные, ставшие уже традиционными Реконструкции Вохонского сражения 1812 года (с сотнями участников и тысячами местных зрителей и иногородних гостей, инициатор В.В.Ковшутин), издается краеведческая литература и календари с видами старинного посада, поэтические антологии местных авторов, проводятся краеведческие конференции, заработал в новом помещении уникальный, единственный в мире музей истории русского платка и шали, созданный В.Ф.Шишениным.…

Будем надеяться на подлинный подъем нашего патриотического самосознания и самоуважения. Будем достойны памяти наших славных предков, завещавших нам в наследство такую прекрасную землю…


Некоторые мысли и фрагменты публикаций В.Ф.Ситнова о философии и практике краеведения

***

В чем заключается смысл и философия краеведения

Поскольку теория краеведения разработана недостаточно, попробуем сами определить для себя некоторые понятия. Ну, например, разберемся – в чем заключаются философия и смысл краеведения, и на чем основывается последнее. Как видно из самого названия нашего предмета, его философия и смысл заключаются в ВЕДЕНИИ – т. е. в познании истины применительно к истории конкретного края (местности). Главный смысл краеведения – в восстановлении полной и подлинной (что самое трудное и важное) истории данного биосоциального пространства с выявлением закономерностей, объективных и субъективных факторов, определяющих ИСТОРИЧЕСКУЮ СУДЬБУ данной местности.

Получая объективную картину бытия в нашем конкретном историческом пространстве (имеется в виду Богородский край и, в частности, Вохонская земля), мы начинаем понимать – почему те или иные явления (природа, общество, отдельные населенные пункты и даже семейства) на протяжении веков развивались так, а не иначе, становится понятным – почему они живут и развиваются так сейчас, и можно предположить (сделать высоковероятностный футурологический прогноз), что может быть дальше (в обозримом будущем).

Взяв за основу подобный подход к краеведению, можно выстраивать концепцию (системный взгляд) для изучения и анализа любой стороны и сферы бытия в нашем биосоциальном пространстве (объективный уровень), а также любого конкретного явления или судьбы отдельного рода, семейства, человека, включая и себя (субъективный уровень). Причем, краеведческие "проекции" могут быть сделаны как в одну, так и в другую сторону, поскольку существует (между уровнями) вековая, неразрывная взаимосвязь и взаимовлияние (как у живого организма – с каждой клеточкой).

Уровень "погружения" в историческую истину может быть разным. Например, школьное краеведение – это только азбука краеведения подлинного. Ибо школьников знакомят с уже давно известными (растиражированными) фактами, как-то: размеры и географическое положение их деревни или города, расстояние от столицы, флора, климат местности (края), сообщаются краткие сведения о количестве и профиле объектов местной промышленности, транспорта, медицины, образования, культуры и т.д. Сообщается стандартный набор из исторических дат, цифр, фактов и событий, как правило, без их анализа, но с общей положительной окраской, т.к. это – "наша малая родина". Эта информация, полученная школьниками на краеведческом "ликбезе", быстро выветривается из памяти, не находя практического (прикладного) применения.

Подлинное же краеведение предполагает из "букв" составлять "слова", и из слов – предложения, пока не получится зримый живой рассказ об истинной истории края. Ведь каждая власть заново писала свои учебники и "летописи" для законопослушного народа, "отменяя" подобные труды предыдущей власти. Понятно, что в официальных газетах отражалась одна жизнь, а в цехах, колхозах, магазинах, на базарах и на кухнях жизнь была другой.

Большинство публикаций, политических и отчетных документов при любом тоталитарном режиме являются субъективным самоотражением жизни социума. Так было всегда, и это надо учитывать при восстановлении подлинной картины бытия в ту или иную эпоху. Здесь (при восстановлении истины) особо ценны живые свидетельства и факты из самой жизни.

Что такое краеведческий факт

Серьезное краеведение основывается на поиске, сборе, фиксации, хранении и осмыслении краеведческих фактов. А что же является именно краеведческим фактом? Это любой факт явления или события, формирующего историю (судьбу) данного конкретного биосоциального пространства. Почему социального – понятно: это общество (мы). А "био" – это среда нашего обитания. Не только флора и фауна, а вся природа (деление природы на живую и неживую относительно, т. к. у всего сущего на планете свои законы и "скорость" жизни).

Является ли, например, пожар фактом краеведения? Да, если он изменяет среду и условия нашего обитания и тем самым заставляет нас корректировать свое бытие. Все упирается в человека. Ведь именно человек (его судьба) – мера всего сущего, без (и вне) которой все остальное теряет смысл. (Весь мир обретает смысл и оценку только через сознание Человека – Божия отражения на Земле).

В этом же ряду (краеведческих фактов) можно поставить ураганы, бури, наводнения и прочие проявления стихии. Медведь, забредший в город, огромная стая бродячих собак, которые пугают и кусают население – это тоже краеведческие факты.

Открытие или банкротство предприятия, закрытие стадиона или рынка, постройка храма или часовни, скачок цен на товары и услуги, платная (или условно бесплатная) медицина и образование, незаконные поборы, предвыборные "аттракционы" кандидатов, открытие выставок, музеев, клубов (и их закрытие), промышленные аварии, влияющие на экологию и т. п. – все это, безусловно, факты краеведения, ибо прямо или косвенно влияют на жизнь и человеческие судьбы в данной местности, в данном социуме.

Смысл событийности

Как-то один из читателей нашего краеведческого цикла заметил автору, что в публикациях маловато событийности. На это замечание могу ответить, что: наша жизнь заполнена событийностью ежедневно с утра до вечера и круглые сутки – только осмысляй; и во-вторых, любая событийность (даже планетарного масштаба) важка не сама по себе, а своим влиянием (проекцией) на жизнь общества и конкретного человека в частности.

По большому счету, вся жизнь человека от рождения до смерти (а то и дольше) – это и есть самое главное и важное для него (и окружающих) Событие. Вот почему о чем бы мы ни говорили, мы, в конечном счете, говорим "о времени и о себе". Мы все – "зеркало" друг для друга: "отражаем" в себе ближнего и сами "отражаемся" в нем, рефлексируем, так сказать. Это к вопросу: "По ком звонит колокол?"

О выборе вариантов существования

Мы, подмосковные провинциалы, живем в таком малом и тесном социальном пространстве, что "все тайное" очень скоро и неизбежно становится явным. При этом проступки людей удерживаются в обывательской памяти дольше, чем поступки, ибо добрые дела – есть норма бытия, а грешные – его патологическая аномалия, нередко формирующая у ближних и окружения долгосрочный защитный иммунитет. Характерно, что оба эти начала "симбиозно" соприсутствуют в земной человеческой природе. Так было со времен Адама и Евы, Авеля и Каина…

Прошлое, включая уже необратимый День Вчерашний, не может не интересовать нас как корневая система, из которой произрос День Сегодняшний, дающий побеги в День Завтрашний.

Нашу жизнь можно представить как некое конечное пространство бесконечных вариантов. Вариантов чего? Способов существования.

Опыт прошлого помогает человеку и человечеству в выборе вариантов сегодняшнего существования, от чего зависит судьба – как отдельного человека, так и целого социума, а в итоге и всей планеты.

От нашего ежемоментного выбора и соответствующих деяний зависит наш Мир.

***

В разных формах, обличиях и под разными названиями Краеведение и Краеведы были, есть и будут всегда. Не стоит думать, что краевед – это тот, кто закопался в архивной пыли и, забивая ею легкие и необратимо теряя зрение, как крот, неутомимо раскапывает необъятные залежи свидетельств прошлой жизни. Ну да, бесспорно, есть и категория именно таких хрестоматийных исследователей старины. При этом подчеркнем, что всевозможные архивы, безусловно, и, вне всякого сомнения, важны и необходимы как хранилища документальных свидетельств.

Но дело в том, что далеко не все свидетельства прошлой жизни хранятся только в архивах. Разве столетняя изба с такими же по возрасту обитателями или трехсотлетний дуб у нас на задворках, или тысячелетний холм-курган, или вечная река, пересекающая город либо огибающая деревню, не говорю уже о храмах, памятниках и просто улицах, о произведениях искусства и прочих творениях рук и души человеческой – разве они не являются прямыми свидетелями, очевидцами, носителями и хранителями истории нашего духовного и материального бытия? Чего стоят одни только семейные (фамильные) фотоальбомы…

И еще. На мой взгляд, было бы ошибкой полагать, что краеведение должно заниматься только прошлым. Это самое распространенное и укоренившееся заблуждение. Ведать свой край нужно не только в его прошлом, но обязательно еще и в настоящем, и, желательно, в будущем. Я называю это высоковероятным футурологическим прогнозом, практическая польза которого может стать темой для отдельного серьезного разговора.

***

О мудрости предков

Я уверен, потому что знаю, что ваши и мои прадеды, жившие в сельской местности, были прекрасными краеведами. Иначе и быть не могло, поскольку, не зная родной земли, благополучно и счастливо жить на ней было невозможно. Они наизусть знали достаточно сложный народный календарь со всеми его тонкостями и особенностями применительно к собственной местности. Географию и историю родной земли они учивали не по общим на всю страну школьным пособиям.

С помощью "лозы" они могли безошибочно определять наличие и глубину грунтовых вод, что было необходимо для сооружения колодцев. Они с осени знали: на каком поле какая культура даст наилучший урожай. Они знали и почитали заслуги каждого односельчанина, не говоря уже о своих предках. Наши пращуры безошибочно (на зависть нынешним экстрасенсам) выбирали благодатные места для храмов и исцеления различных недугов. Они знали все целебные травы, минералы и источники.

Они свято соблюдали вековые традиции и обряды, передавая их вместе с фольклором из поколения в поколение, что, безусловно, украшало жизнь, придавало ей стабильность и воспитывало уважение к предкам. Поразительным примером такого уважения и почитания являлось то, что любой благочестивый христианин мог на своем сельском кладбище свободно ориентироваться среди сотни с виду "безымянных" могил и при этом абсолютно точно и поименно указать десяток-другой могил своих непосредственных предков и сродников до седьмого колена. Это почитание воспитывалось с детства и проносилось через всю жизнь. Напомню, что на старых сельских кладбищах не было надгробных скульптур, фотографий и витиеватых эпитафий. Вместо мишуры была вековая память...

Я еще застал стариков, которые "в слепую" указывали мне даже уже не могилы моих и своих предков, а почти или совсем сравнявшиеся с землей места старинных захоронений на закрытых советской властью (силовым "законодательным" порядком) древлеправославных кладбищах…

Бывших кладбищ не бывает

Помните мудрость? "Кто выстрелит в прошлое из пистолета – в того будущее выстрелит из пушки!". Где она теперь – та власть, которая закрывала наши древние кладбища…

Однажды меня до слез взволновала и на всю жизнь запомнилась такая потрясающая картина: когда на Пасхальной неделе или в Радоницу (Радуницу) луг за стадионом на Первомайской улице, по-весеннему изумрудный и чуть вcxoлмленный от бывших могилок, вдруг весь "расцвел" великим множеством ярких красных и алых цветов. Как оказалось, это были самодельные бумажные розы и гвоздики.

Не знаю, какая добрая душа это сделала, но совершенно ясно, что это был светлый акт христианской и просто человеческой Памяти, благодарности и, возможно, покаяния – что всегда возвращает нас к Богу и к подлинным самим себе. Такое дорогого стоит и "впечатывается" в память сердца ярче, нежели огромные гранитные "пирамиды" над могилами разной "братвы" и всяких "новых русских и нерусских"...

Еще, глядя на ту повеселевшую цветущую бумажными пасхальными цветами солнечную луговинку некогда закрытого властным решением древнего кладбища, я с повлажневшими глазами и душевным волнением вдруг открыл для себя Истину: бывших кладбищ не бывает!

В самом деле, кладбище как место совершённых погребений не может быть бывшим. Если в данном месте действительно было совершено погребение, то кладбище навсегда останется кладбищем, даже если оно однажды будет закрыто и запрещено властью или, к нашему стыду и позору, забыто и заброшено потомками, или даже срыто, а потом засажено чем-либо или застроено.

Можно разрушить или снести могилы, надгробия, курганы и даже пирамиды, но невозможно отменить совершенные здесь погребения, тем более, если они освящены религиозными обрядами.

Земля предков священна уже просто "по определению". Это очевидно и не требует доказательств. Особенно для верующих людей. Мы говорим о местности, где наши предки появились на белый свет и, прожив свой век, передали нам, потомкам, эстафету жизни с родной землею в наследство. Что уж тогда говорить о земле, в которой наши предки упокоились, и которая веками бесчисленно освящалась православным обрядом погребения христиан. Нам трудно даже представить себе – какие великие Небесные Силы охраняют этот Вечный покой...

Долг и ответственность наследников

Родиноведение рождено, основано и строится, прежде всего, на любви, уважении и почитании родной земли и предков, созидавших на этой земле жизнь. Нам следует помнить и объяснить своим детям, что каждое новое поколение не возникает в данном времени ниоткуда, а является естественным и закономерным продолжением всех предыдущих поколений своих предков. И если на генетическом уровне мы их наследуем напрямую, "автоматически", то в плане материально-духовного наследования много зависит уже от нас: что примем и как распорядимся.

В дореволюционной России (и в Павловском Посаде) вопросов и проблем с преемственностью поколений (и связью времен) почти не возникало. "Домостроевское" (христианское) воспитание делало вас к пятнадцати годам практически самостоятельным, готовым к жизни человеком. Вы успевали унаследовать и освоить все умения, знания и навыки (включая духовную культуру), необходимые для построения собственной семьи. Патриотические, гражданские и христианские чувства гармонично и естественно дополняли друг друга в наших юных и зрелых душах. Какие идеалы и навыки у нынешних "тинэйджеров" – мы примерно знаем...

Речь идет о связи времен и о том, что по отношению к своим предкам, их делу, традициям, идеалам и т. д. мы можем стать памятью или беспамятством, созиданием или разрушением, развитием или деградацией, одобрением и принятием или осуждением и отречением, возрождением или гибелью. Мы вообще можем стать концом света...

***

Для настоящего краеведа каждая человеческая судьба – это главный и доступный живой "архив", надежное хранилище, свидетель, участник и зеркало нашей духовной и материальной Истории. Будем помнить об этом.

О прикладном аспекте краеведения

Пока начинающий краевед собирает гербарий, зрелый краевед-социолог ищет факты-ключи для постижения исторической сути местных явлений. Факты эти предлагаются обществу для самоанализа и коррекции жизни.

Актуальность и ПРИКЛАДНОЙ характер краеведения заключается в прослеживании ЖИВЫХ взаимосвязей прошлого с настоящим опять же для анализа и коррекции последнего.

***

Истинный краевед-социолог, исследуя конкретную челове-ческую судьбу, должен выявить ее взаимосвязь с судьбой конкретного исторического пространства, где "родился и пригодился" данный человек (деревня, село, город и т. д.).

Краевед должен увидеть и по возможности проследить результат проекции истории всего общества (страны) на судьбу конкретного человека, данного поселөния и местности в целом.

Ведь человек как существо биосоциальное отражает в себе (в своей судьбе) эпоху, как отдельная капля отражает весь океан.

В том, на наш взгляд, и заключается возрастающая значимость краеведения, что оно может реально и действенно на живом наглядном материале (судьбы людей и социума данной местности) помочь нам в выявлении конечного (или хотя бы этапного) смысла-результата исторических процессов, происходивших и происходящих в нашем государстве и за его пределами. По судьбе конкретного человека-"винтика" этой государственной "машины" определяется степень гуманности или антигуманности ее нынешнего устройства и целе-сообразности избираемого пути.

Пролетарско-крестьянской России вместе с новой идеологией большевики в 1917 году внушили: "жизнь-борьба!" Просто жить стало преступлением.

Все боролись против всех, а заодно с голодом, разрухой, "вековыми предрассудками", церковью и т. д. Боролись "за", "против", "во имя" и т. п. Ведь "жизнь – борьба!"

Но где борьба – там неизбежны жертвы. Главная жертва – российский народ. Ему во имя новых коммунистических идеалов велено было забыть многовековую христианскую историю России (предков) и разрушить "старый мир до основанья, а затем"... Это печальное "затем" продолжается до сих пор и напоминает вечное рытье "котлована" под фундамент обещанного большевиками "светлого будущего".

котлован-могила поглотил две трети лучшей крови страны. Одна треть осталась на нынешнем флаге…

У пролетариев не было прошлого, а настоящее растворилось в жертвенной борьбе за светлое будущее, которое (коммунизм к 1980 году!) так и не наступило. Нынче наши надежды на него похоронены вовсе. Мы, теперешние – это общество обманутых надежд. "Не сотвори себе кумира…" – помните? Мы сотворяли. Пришло время каяться…

О причинах утраты традиций и памятников

Итак, мы определили, что краеведение основано на работе с краеведческими фактами – т.е. с теми явлениями и событиями, которые формируют или отражают историю (если глубже – судьбу) конкретного биосоциального пространства (в данном случае нашей местности).

Казалось бы, не всё происходившее и происходящее в природе и социуме на нашей территории можно отнести к разряду краеведческих фактов, ибо в нашей жизни (наряду с важными событиями) происходит много всяких незначительных мелочей. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что некоторые в будничной суете незаметные "мелочи провинциальной жизни" обретают определенный смысл и значение, выходящие за рамки обыденной повседневности.

Возьмем, к примеру, цветы, возлагаемые к историческим памятникам в городе. Судя по наличию или отсутствию цветов у памятника или бюста, можно судить об отношении местных жителей к означенному объекту, претендующему на историческую значимость.

Заметим, что с изменением социальной системы, общественных идеалов и ориентиров меняется и отношение людей к знакам и символам бывших идеалов, кумиров, идолов. Бывшие святыни или отвергаются вовсе, или девальвируются, замещаясь более актуальными на текущий момент приоритетами. Наша история изобилует такими примерами. И как океан отражается в капле, так глобальные и общегосударственные процессы проецируются на наше конкретное историческое пространство (местность, где мы живем). Примеры мы наблюдаем на каждом шагу.

Раньше, лет двадцать назад, к черному памятнику Ленину на центральной площади города каждая свадебная пара возлагала букет цветов, приезжая сюда прямо из ЗАГСа. Счастливые новобрачные как бы делились своей благодарной радостью с бывшим вождем мирового пролетариата. Была такая народная традиция, рожденная в рамках коммунистической идеологии (иные идеологии в СССР категорически исключались).

Но вот СССР в одночасье приказал долго жить. Идеология изменилась. В буреломе перестроечных реформаций умерли (или вышли из моды) многие старые традиции. При диком российском капитализме формируются иные "новомодные" традиции и много чего еще пока непривычного для инерции нашего провинциального обывательского сознания.

Теперь свадебные пары (не только в Павловском Посаде) практически перестали возлагать цветы к черному памятнику создателя первого в мире безбожного государства, просуществовавшего более семи десятков лет и потерявшего (или преступно погубившего) большинство своих лучших граждан. Но кое-кто все же по инерции заезжает к Ильичу из ЗАГСа с цветами. Прежний кумир разжалован, а нового-то нет. (О Создателе почему-то забывают). Ну, и с кем же, скажите на милость, теперь поделиться своей радостью счастливым новобрачным? Кого отблагодарить? У их родителей такой проблемы не было, ибо раньше "свято место" было обозначено четко.

Здесь следует подметить, что к прочим памятникам в городе население (не считая инициированных сверху акций по знаменательным датам и воинского кладбища) за редкими исключениями цветы практически не приносит: как-то не вошло в традицию, не стало нравственной нормой жизни. И это не случайно. У данного явления есть свои внутренние, но при ближайшем рассмотрении вполне понятные причины. Так, например, советская власть отменила заслуги и идеалы (включая религиозно-духовные) предыдущей эпохи, объявив ее "миром насилья", который надлежало разрушить "до основанья", что и было успешно выполнено (ломать – не строить). В Павловском Посаде явочным порядком даже были переименованы все улицы, исконно носившие духовные названия, как-то: Рождественская, Спасская, Вознесенская, Успенская, Соборная, Всесвятская, Преображенская, Благовещенская, Троицкая и др., а также улицы, отражавшие приметы и реалии прошлого в названиях: Царская, Николаевская, Александровская, Дмитровская, Купеческая, Монастырская, Лабзинская, Широковская и т.п.

Отдельные улицы посада переименовывались властью по два-три раза, поэтому названия их перестали быть знаковыми историческими символами в сознании обывателя, занятого проблемами выживания в ходе грандиозного социального эксперимента, проводимого в государстве. Бюсты и памятники выдающимся деятелям (не имеющим прямого отношения к местному населению) со временем стали восприниматься как декоративное украшение и некий непременный атрибут городского пейзажа. Значение и статус гражданских святынь памятники в большинстве своем утратили. Подобное "нейтральное" к ним отношение со стороны обывательского сознания, утомленного социальными потрясениями, перешло по инерции и к более "молодым" памятникам и монументам.

Историю бытия и зачастую гибели исторических памятников можно рассматривать как краеведческие факты в плане иллюстрации изменения массового обывательского сознания в эпоху безвременья и крушения прежних идеалов. (Неизбежная местная проекция государственных процессов).

И ещё несколько слов об уходящем… Разные бывают памятники времени. Некоторые из них с молчаливым укором, но каким-то скрытым достоинством хранят в себе отсветы былой известности и внимания людей. Морально-нравственные, гражданские и ностальгические моменты, связывающие нас с этими памятниками, не позволяют (даже за ветхостью последних) разрушить их окончательно. Пока. Таков бывший дом Тихоновых-Алексеевых на улице Володарского, где провел молодые годы Народный артист СССР В.В.Тихонов. Думается, что при другом отношении и судьба у этого дома была бы иной. Он этого заслуживает. Без комментариев, напомню лишь грустную пословицу: "Что имеем – не храним, потерявши – плачем"…


Стихи Виктора Ситнова

Я продолжаюсь

Я путешествую по временам:

Самозабвенно в архивах копаюсь,

Предков своих нахожу имена –

Вижу, как в прошлое я продолжаюсь.

Землю от предков наследую я,

С ней благочестье и веру приемлю,

И, возлюбив Бога,

ближних и землю,

Я обретаю Ключи Бытия

В нынешнем, прошлом и будущем дне

Вижу пред Вечностью я оправданье:

Вечности этой моё созиданье,

И поколений, живущих во мне.

…Слышится вохонских храмов набат –

Бью я поляков, с французом сражаюсь,

В мирные дни созидаю посад,

Славлю Всевышнего

и продолжаюсь…

Силой коварной захвачен мой край,

Бантом кровавым от плахи спасаюсь.

Жизнь под звездой или крест – выбирай…

Так оказался обещанный рай

братоубийством,

но я продолжаюсь.

В красном угаре душой и умом

То ли живу, то ли выжить стараюсь,

Дед репрессирован в тридцать седьмом,

Сквозь геноцид и войны бурелом

Непостижимо,

но я продолжаюсь.

Грешных и гордых оставил нас Бог,

Но от родителей не отрекаюсь.

В сердце моем аритмия эпох,

Что ни година, то горестней вздох,

Властью обманутый –

Я продолжаюсь

Память веков не даёт мне уснуть,

Но, если внукам своим улыбаюсь –

Значит, проложен в Грядущее путь,

И для Чего-то

я вновь продолжаюсь…

Промыслом Бог направляет меня,

Видя, как я спотыкаюсь и каюсь.

Щедрость Его до конца не поняв,

Тысячелетье уже разменяв,

Я продолжаюсь,

Я продолжаюсь …


Древа России

…Когда восходит Божий свет в окне,

Звучит в душе Молитвенное Слово,

И Древо нашей Родословной снова

Бессмертием пульсирует во мне.

И в теле сем живу не только я,

А все родные пращуры и предки,

И листиком на самой верхней ветке

Я ощущаю вечность бытия.

Древ Жизни ни сломить, ни побороть –

В них столько смысла, мудрости и силы!

Они вросли корнями в плоть России,

Собою укрепляя эту плоть.

Вся наша кровь – из недр родной земли,

Что щедро отдавали Древам соки,

От них – крепчая – глубоки, высоки

Древа славян по всей Руси взросли.

Над родиной моей века плывут,

И сонмы предков – как Покров над нами.

Жива Россия нашими Древами,

И ей стоять, пока они растут!

…Когда восходит Божий свет в окне,

О давших жизнь мне буду я молиться,

И, даст Господь, когда-нибудь случится –

Помолятся потомки обо мне…

На кладбище

"Любовь к отеческим гробам"

А. Пушкин

… И вновь под колокольный звон

Чуть дрогнет древняя ограда,

Хранящая сквозь вечный сон

Неповторимых судеб сонм

И были прежнего посада.

Здесь будет в срок судьбы урок:

На месте встречи поколений,

Смиренно преклонив колени,

Поймешь исток свой и итог.

Пока под сень святых имен

Душа приводит нас упрямо,

Не зарастет дорога к храму,

Не распадется связь времен.

И во веки веков...

Дай, Господь, россиянам от сна пробудиться,

Сбросить плен и судьбу добровольных оков,

И согбенной душой навсегда распрямиться,

Помоги нам однажды к себе возвратиться

И Людьми оставаться во веки веков.

Дай по Слову, Господь, Твоему вразумиться

И постигнуть заветы святых стариков,

Чтоб извечных ошибок прервать вереницу,

Чтоб больною душой во грехах не томиться,

А наследовать ВЕРУ, НАДЕЖДУ, ЛЮБОВЬ.

Отче наш, не лиши нас святого причастья,

Помоги исцелиться духовным трудом,

Погасить у несчастных недужные страсти

И в Россию вернуть Богородицын Дом.

Чтоб жила православная наша Отчизна

И Столица, и сорок её сороков –

Пусть стоит наша ВЕРА и ныне, и присно,

И во веки веков,

И ВО ВЕКИ ВЕКОВ.

Прощание со старым посадом

"И грустно мне. Каких искать примет?

Я этот город знал не понаслышке,

а он другой…" О.Чухонцев

По старым улицам брожу

Как по застроенным кладбищам:

Родных домов не нахожу –

Средь чуждых замков – пепелища…

Увы, пророчество сбылось –

Об уходящем в небыль граде:

Посад спасти не удалось.

Спасти б хоть память о посаде…


Баба Маня

Баба Маня из окна

утром смотрит на дорогу:

"Нет войны – и слава Богу…" –

часто думает она.

…К электричкам люд пошел –

на Москву – трудяжья Мекка…

У нее ж свое: аптека,

рынок, внуки, валидол…

Но под вечер ей напомнит

"Встреча с песней" о былом,

и опять она откроет

старый выцветший альбом.

В желтоватой фото-дымке

проплывут в который раз

довоенные улыбки –

недосказанный рассказ…

Вспомнит фронтовые дали:

голод, двое на руках…

Вспомнит, как Москву не сдали -

И над койкою медали

расплываются в глазах…

Усыпят воспоминанья…

Но почудится сквозь сны

гулкий голос Левитана –

и очнется баба Маня:

"Только б не было войны…"

РОССИЯ

Загадка, огрех мироздания? –

Пей, кайся, юродствуй и плачь,

Россия – улыбка страдания –

Сама себе шут и палач...

МЫ

Порою мы, разглядывая высь,

Чудес и откровений ждем оттуда,

Забыв про чудо главное – про Жизнь,

И про другое: что Мы сами – чудо…

Мы жизнь вершим, как замок на песке,

хоть пустота над нами и под нами,

а чудо бытия – на волоске,

держимом Божьей волей и перстами.

Блеск молний, гром небес – нам нипочем:

Мы с помощью струны обыкновенной

скрипичным нарисованным ключом

озвучиваем голоса Вселенной…

И хоть Творцу небесному сродни, –

мы превзошли его в твореньи тягот,

но, в суете сует сминая дни,

не видим чуда зорь и спелых ягод.

Мы варим солнце с сахарным песком,

по банкам расфасовывая лето,

и, на ночь заперев себя замком,

зашториваем звезды до рассвета.

И исчезаем через полчаса,

всё мирозданье предоставив Богу,

не ведая, какие чудеса

слетают с неба к нашему порогу.

Мы лето с чаем пьём среди зимы,

метлой сметаем небо от порога,

и в Боге с Богом существуя, мы

всё спорим о существованьи Бога…

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ