регистрация / вход

Эвенки как народ, их обычаи и традиции

Краткая социальная и этнокультурная характеристика эвенкийского народа, их расселение, конфессиональная и языковая принадлежность. Проблема этногенеза эвенков (тунгусов) как одна из сложных проблем российской этнографии. Особенности их быта и традиций.

Введение

Численность — 29901 чел. Населяют Эвенкийский АО, Якутию, Иркутскую область. Географический ареал охватывает огромные территории Восточной Сибири и Дальнего Востока — от левобережья Енисея до Охотского моря и от Заполярной тундры до Ангары и Амура. Кроме того, около 20 тыс. эвенков проживает на севере Китая, а также в Монголии.

Эвенкийский язык принадлежит к тунгусо-маньчжурской группе языков. Прежде самоназвание "илэ" (человек) было распространено среди эвенков-оленеводов, обитавших в районах верховьев Лены, Подкаменной и Нижней Тунгуски, низовьев Витима. Эвенки, живущие в районе бассейна р. Олекмы называли себя "мата", а среди оленеводов, населяющих тер-риторию от Забайкалья до Зейско-Учурского района, был распространен этноним "орочен".

Основу эвенкийского этноса составили прямые потомки неолитического населения Прибайкалья и Забайкалья, имевшего сходные черты материальной культуры и антропологического типа. Контакты с бурятами, якутами и позднее с русскими приводили к сложным миграционным процессам среди эвенкийских групп. К моменту появления русских численность эвенков составляла 39,4 тыс. чел., из них 19,4 тыс. — оленеводы, 16,9 тыс. — скотоводы и 3,1 тыс. — промысловые охотники. В 1614 г. мангазейские казаки обложили ясаком лишь тех эвенков, которые жили на Нижней Тунгуске. С появлением Баргузинского (1648) и Нерчинского острогов уже большая часть эвенков была объясачена. Только эвенки Южного Забайкалья и Приангарья еще длительный период оставались под влиянием бурят и маньчжур. На протяжении XVII в. эвенки претерпели значительные миграционные и демографические перемены. Несмотря на то, что они в этот период ассимилировали кетоязычные группы, они в большей степени сами были ассимилированы более многочисленными бурятами. В 1658 г. эвенки Южного Забайкалья уведены в Маньчжурию и Монголию, в 1667 г. часть из них вернулась уже в определенной мере "омонголенная".

В 1630-е гг. другая группа эвенков, живших в низовьях Лены, в ре-зультате эпидемии оспы практически вымерла. Обезлюдевший регион довольно быстро был занят якутами. С якутами эвенки и торговали (меняли пушнину на железо и мясной скот), и воевали. Вилюйские, оленекские, анабарские и нижнеалданские эвенки в XVIII-XIX вв. совершенно оякутились, утратив родной язык и культуру. Между самими тунгусскими народами не было мира — периодически происходили жестокие столкновения, причем настолько серьезные, что это вызывало беспокойство царской администрации, терявшей плательщиков ясака. Сами эвенки, бунтуя против гнета и насилия со стороны "служилых людей", нападали на русские зимовья или бежали в район Подкаменной Тунгуски, низовья Амура, на Охотское побережье, переселялись с Енисея в бассейн Таза и Оби. В XIX в. часть эвенков переселилась на о. Сахалин. Словом, этническая территория эвенков за последние века расширялась, но расселение их в то же время становилось все более дисперсным. Все это приводило к значительным демографическим потерям среди эвенкийского населения. Миграционные процессы, обусловленные в дальнейшем экономической ситуацией, сменой некоторыми группами своего хозяйственно-культурного типа, продолжались вплоть до начала ХХ в.


КРАТКАЯ СОЦИАЛЬНАЯ И ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Самоназвание: орочон, венки

Языковая семья: алтайская

Языковая группа: тунгусо-маньчжурская

Конфессиональная принадлежность: православие, традиционные верования

Расселение в РФ

по административным единицам: Эвенкийский АО, Якутия, Иркутская обл.

по географическим ареалам: Вост. Сибирь, Дальний Восток

Традиционный тип хозяйства: охота, оленеводство, рыболовство

Этнические соседи: русские, якуты, ненцы, долганы, кеты

Экспозиция предназначена для широкого показа самобытной культуры эвенкийского народа. Главная идея концепции всей исторической экспозиции выражена формулой "Человек-Среда-Культура". Согласуясь с ней, первая часть этнографического раздела строится на идее показа культуры эвенков как результата их адаптации к среде обитания.

Эвенки (старое название тунгусы) - народ, представитель тунгусо-маньчжурской языковой группы алтайской семьи. Распространен русский язык. Верующие - православные. Сохраняются культы духов, промысловые и родовые культы, шаманизм. В южных районах Забайкалья сильно влияние буддизма. Несмотря на свою малочисленность, эвенки уже к XVII веку расселились на 1/4 территории Сибири и освоили все виды сибирских ландшафтов.

На территории Читинской области эвенки расселялись в основном в двух природно - климатических зонах: горно-таежной на севере и лесостепной на юге.

Эвенки сложились на основе смешения местного населения Восточной Сибири с тунгусскими племенами, расселявшимися из Прибайкалья и Забайкалья с кон. I- го тыс. н.э. В результате этого смешения образовались различные хозяйственно-культурные типы: Э. - "пешие" (охотники), "оленные", орочен, оленеводы и конные, мурчен (коневоды), известные в Юго-Восточном Забайкалье как хамнеган, солон (рус. солоны). Эвенки севера Восточного Забайкалья в настоящее время проживают в Каларском и Тунгокоченском районах. В процессе контактов эвенки были частично ассимилированы русскими, якутами, монголами и бурятами, даурами, маньчжурами и китайцами

Этногенез эвенков

Проблема этногенеза эвенков (тунгусов) остается одной из сложных проблем российской этнографии. В настоящее время утвердилась точка зрения, что предками эвенков является народ Увань, которые были небольшой племенной группой Хисцев. В состав народа Хи входили также племена Мохэ и Чжурчжени, т.е. предки Маньчжур. Обитали эти племена по Большому Хинганскому хребту на территории современной Монголии. Занимались разведением скота, овец, лошадей, возможно оленей и соответственно вели кочевой образ жизни.

Группа хисцев, кочевавшая в отрогах хребта Увань - одного из восточных отрогов Большого Хинганского хребта около VII в. двинулась на север от Амура в отроги Станового хребта, расположенные между средним течением Олекмы и верховьями Зеи и Учура. Хисцы-увани пришли туда с лошадьми и телегами, однако чрезвычайно тяжелые экологические условия данного района заставили их заменить лошадей на оленей. Период, в течение которого увани переходили от тележного оленеводства к вьючно-верховому и одновременно приспосабливали свой образ жизни и быт к новым условиям существования, можно считать периодом первоначального формирования древних тунгусов. Самоназвание последних - эвенки, без сомнения, восходит к этнониму "увань". Иными словами, тунгусы (эвенки) - это увани, овладевшие вьючно-верховым оленеводством и заменившие войлочную юрту своих предков более легким берестяным или ровдужным чумом. Формирование вьючно-верхового и транспортного оленеводства привело к широкому распространению эвенкийского этноса по территории Сибири. Уже к XII в. благодаря оленеводству эвенки (тунгусы) освоили огромные территории включающие в себя горно-таежные и тундровые ландшафты от Енисея до Охотского моря, от Ангары и Амура до истоков Яны и Индигирки и устьев рек Оленека и Лены.

Одним из основных направлений тунгусской миграции стал север Забайкалья и территория современной Якутии, где эвенки расселились по долинам Вилюя, прилегающей части рек Лены и Алдана.

Таким образом, к приходу русских первопроходцев в XVII в., на севере эвенки граничили с якутами, проживающими в нижнем течении Вилюя, Амги, и Алдана, на юге с бурятами, заселившими районы южного Прибайкалья и Забайкалья.

Эвенки севера занимались охотой и оленеводством, эвенки южной зоны - кочевым скотоводством. Часть из них с 18 века входила в состав пограничного казачьего войска и занимались охраной границы. В состав южной группы входили эвенкийские и даурские роды, находившиеся в подчинении князей Гантимуровых. С 1750 года по 1851 князья Гантимуровы осуществляли управление и эвенками-казаками. Приспосабливаясь к сложным природно-экологическим условиям края, эвенки северной зоны на протяжении жизни многих поколений выработали уникальную форму жизнедеятельности, которая эффективно обеспечивала удовлетворение всех потребностей общества. Эвенки вели комплексное охотничье-рыболовно-оленеводческое хозяйство, связанное с бродяче-оседлым образом жизни.

Кочевания были подчинены природным циклам и проходили по отработанным маршрутам через районы постоянных поселений и связанные с ними охотничьи, рыболовные и пастбищные угодья. Маршрут кочевания представлял собой на местности вытянутый эллипсоид 150-250 км на 25-30 км. Существовало два района концентрации стойбищ и стоянок. Первый в глубинных залесенных участках тайги, где на расстоянии 4-5 км располагалось три стойбища: зимнее, осеннее и весеннее. С этими районами соседствовали места отела и гона, зимнее пастбище домашних оленей и кормозащитные станции промысловых копытных. Второй район - по береговой линии рек, там располагались кратковременные летние стоянки, где жили одну - две недели.

Охота была традиционным занятием эвенков. Она обеспечивала основную часть потребностей эвенкийских семей в питании и сырье для обрабатывающих отраслей домашнего производства. Охота также давала возможность оплатить ясак и обменять шкурки пушных зверей на необходимые припасы и ружья. Большие территории охотничьих угодий эвенки осваивали при активном использовании в качестве транспортного средства домашних оленей. В степных районах Забайкалья эвенки кочевали и охотились на лошадях. Общий ритм жизнедеятельности эвенкийских промысловых групп их мобильности, изменения интенсивности освоения природных ресурсов лишь в своей совокупности определяет "бродячий" образ жизни, который является основным способом всестороннего и рационально использования природных ресурсов. В определенной мере бродячий образ жизни эвенков является выработанной в течении жизни многих поколений формой культурной адаптации к условия природной среды их обитания.

Традиционное сочетание потребительских и товарных отраслей хозяйства не всегда и не обязательно сопровождались бродячим бытом. Эвенки, расселенные по берегам крупных рек и ведущие аналогичное хозяйство, вели сезонно-оседлый образ жизни, который предполагает: 1) наличие двух постоянных стойбищ, летний и зимний "мэнэйены", 2) ведение охотничьих и рыболовных промыслов на сравнительно меньшей территории, 3) участие в кочевании, связанном с пушной охотой, только самих охотников, которые уходили не на весь сезон, а в промысловые экспедиции. Вся промыслово-хозяйственная деятельность "бродячих" эвенков в конце 19, начале 20 века демонстрирует комбинируемое всестороннее освоение всего комплекса охотничьих и рыболовных угодий, нормированное природой и закрепленное в религиозно-этической практике изъятия из природных запасников ровно такого количества ресурсов, которое не подрывало бы воспроизводящих основ природы. Быт эвенков был подчинен условиям кочевого образа жизни. Быстро сооружалось и легко перевозилось традиционное жилище - конический чум из жердей. Покровами для него служили берестяные тиски, нюки из ровдуги или ткани, корьевые плахи. Все необходимое для жизни изготавливалось в домашнем хозяйстве. Мужчины владели кузнечным ремеслом, делали различные изделия из дерева, кости и рога. Женщины обрабатывали бересту, шкуры животных и рыб и шили из них нужную утварь и одежду.

Чум

Придя на очередную стоянку и сложив вещи на настил из 3-4 жердей, уложенных на короткие толстые бревна (лабаз), эвенки разводили костер, готовили чай. После чаепития устанавливали чум. Новое место для чума выбиралось в нескольких метрах от старых "чумовищ". Три основные жерди "тургу" обязательно брались из остова чумов прошлых лет. "Тургу" в вершине соединялись развилкой и устанавливались таким образом, что две из них, образуя одну из сторон треугольника, ставились с ориентировкой в сторону тропы, по которой пришли на стоянку. С этой же стороны ставили еще 2 "тургу", образующие дверной проем. За тем по кругу, двигаясь по солнцу, на равном расстоянии от центра, устанавливались остальные жерди каркаса "херам". Покрышка чума из выделанной сохатины (ровдуги) состоит из 4 нюков, разделенных на две полупокрышки: верхнюю "унэкэн" и нижнюю " элбэнэл". Покрытия начинались с нижней половины, натягиваясь плотно на остов слева направо ("как солнце ходит"). Два нижних нюка подвязывались к жердям при помощи ремешков. Левый край запускался под правый. Верхняя часть чума, за исключением дымового отверстия (в непогоду оно закрывалось отдельным куском бересты или ровдуги) покрывалась в том же порядке. В верхних углах "унэкэна" пришивались петли, в которые продевались жерди с развилкой в вершине. Два человека, поднимая жердями "унэкэн", набрасывали его на остов, закрывая при этом "элбэнэл" сверху на 60-80 см и запахивая правым краем "унэкэна" левый. За тем все покрытие прижималось несколькими толстыми жердями, а низ чума, обложенный сосновыми и еловыми веками, засыпали для тепла снегом.

Внутри чума вдоль его стен из соснового лапника устраивался плотный настил "хокто", на который раскладывали постели. Место очага в центральной части чума огораживалось уложенными "П" - образно бревнами. Справа и слева от входа (рядом со спальными местами хозяев) устанавливалась специальная жердь "чимка". К ней и стоящей напротив основной жерди "тургу" привязывалась горизонтальная жердь "икэптун", на которую на деревянных или железных крючьях подвешивался над костром котел.

С выпадением снега семьи перебирались в корьевые чумы. Основа - четыре толстые жерди "тургу", соединенные в вершине развилкой. На них в 60-70 см от вершины оставлялись сучья, в которые укладывали короткие поперечные жерди "толбоко", на которые опирались все остальные жерди - расколотые вдоль бревна, устанавливающиеся неплотно друг к другу и образующие круглую жилую площадку диаметром 4-6 метров. Две дополнительных тургу образовывали вход "урхэ". Остов "голомо" покрывался рядами косо уложенных пластов лиственничной коры.

Транспортное оленеводство в хозяйстве эвенков

Типы оленеводства: эвенкийский - малооленный и орочонский - многооленный. В связи с расширением охотничьих угодий при сохранении традиционного пешего способа опромышления эвенки были вынуждены более интенсивно развивать оленеводство и широко использовать домашних оленей в качестве транспортного средства. В сезон миграции белок использование оленя позволяло эвенкам откочевывать быстро в самые дальние угодья. Охотник уходил на промысел, заказывая хозяйке, в какое место ей прийти с караваном. Навьюченные олени, соединенные в связки, выстраивались в караван, впереди которого, отдельно от всех ставился "табуированный" олень (обычно белой масти), перевозящий сумки с родовыми святынями - изображениями семейных охранителей и охотничьими амулетами.

Олени в каждую связку соединяются так: впереди старая оленуха, задающая темп, каждый олень при помощи недоуздка привязывался к вьючному седлу впереди идущего. Для привязывания оленя к задней луке "толбоко" ремнями крепился "гилбэвун" - изогнутая пластина из рога оленя, напоминающая равносторонний треугольник без основания. В нижней части пластины было отверстие, сквозь которое "гилбэвун" соединялся с "толбоко". Таким образом, олени выстраивались в ломаную линию, что позволяло эвенку, обернувшись назад видеть сразу всех оленей в связке.

В пушном промысле использование оленя обеспечивало возможность расширения охотничьих угодий, что создавало предпосылки для увеличения выхода товарной продукции. В зверовой охоте использование оленя для вывоза добычи привело к разделению труда между мужской и женской частью охотничьих групп, что позволяло обеспечивать семьи продуктами в короткое время, создавать долговременные запасы.

В выборе маршрутов передвижения эвенки исходили из:

- соображения обеспечения охоты и рыболовства;

- постоянство мест отела и гона у оленей;

- условия летнего содержания оленей, обеспеченности дровами для дымокуров;

- удобство маршрутов движения с оленями и прочих факторов.

Т.е. кочевание совершалось по вполне определенным маршрутам. На местности это вытянутый эллипсоид 150-250 на 25-30 км. Существовало два района концентрации стойбищ и стоянок. Первый в глубинных залесенных участках тайги, где на расстоянии 4-5 км располагалось три стойбища: зимнее, осеннее и весеннее. С этими районами соседствовали места отела и гона, зимнее пастбище домашних оленей и кормозащитные станции промысловых копытных. Второй район - по береговой линии рек, там располагались кратковременные летние стоянки, где жили одну - две недели.

Обработка бересты

Весной и в начале лета бересту срезали ножами с деревьев. Очищали от верхней кожицы и выпаривали, свернутую в трубку, в котле с водой, смешанной с золой, заполняя промежутки мхом. Котел держали на небольшом огне до 3 дней, затем полосы бересты высушивали. Из бересты делали тиски, вьючные сумки, коробки, сумки-портфели, кисеты, посуду, колыбели. Куски бересты, специально приготовленные и окаймленные обшивкой, служили и столешницей. Прошитые двойные кружки, окаймленные берестой, использовали в качестве сидения в лодке. Всю посуду из бересты эвенки шили корнем черемухи или сухожильным нитками.

Обработка шкур

Инструментами для обработки шкур копытных зверей являлись разного рода скребки (шидывун, нючивун, чучун), кожемялки (кэдэрэ) и ножи для разрезания. Все они хранились в длинной, богато орнаментированной сумке (ук, урук, кэдэрэрук) и были постоянно под рукой.

Сразу после свежевания шкуру, очистив от жира, растягивали и сушили несколько дней. Мелкие шкуры - с ног и головы - сушили на палочках - распялках, большие - с корпуса - привязывали к раме или к внутричумным жердям. Затем, сидя на земле с одной вытянутой ногой, под которую была подвернута шкура и, держа двумя руками скребок "у" (отточенный по наружному краю слегка изогнутый кружок, вставленный основанием между двумя палочками, плотно обвязанный с двух концов), движением по направлению к себе скоблили мездру, постепенно передвигая шкуру. Потом ее промазывали смазкой из рыбьей печени или мокрой трухой, складывали и оставляли на 2-3 дня. После этого опять скоблили скребком "чучун" (плоский кружок с зазубринами по краю, вставленный основанием в ручку). После этой обработки шкуру дымили для прочности, набрасывая ее на дымовое отверстие чума или на специальное приспособление - "нуливун" (высокую треногу с жердями, под которой разводили дымокур), при этом следили, чтоб огонь не разгорался. От длительности копчения зависела непромокаемость шкуры. Далее кожу разминали мялкой "кэдэрэ" (слегка изогнутой палкой с зубцами на вогнутой стороне с двумя ручками). При разминании движения были круговыми: вытянутой правой рукой, начиная от уровня левого плеча в направлении правого бока делали круговое движение, сгибая правую руку в локте и подводя ее к правому боку.

Левой рукой только придерживали левую ручку. Чтобы убрать остатки жира при разминании посыпали кожу кусочками трухи, а в некоторых местах протирали смолой. Для изготовления ровдуги со шкуры снималась шерсть. Для этого смачивали мех водой с крошками трухи и складывали, оставляя преть в течении нескольких дней, затем соскабливали мех скребком "шидывун" и "нючивун" (металлической пластинкой с заостренным краем, вставленной в две деревянные ручки). После соскабливания шерсти шкуру растягивали на раму сушиться. Раскраивали шкуру и ровдугу ножом на доске без выкроек. При шитье мехового орнамента к вещи пришивали сначала полосу или мелкие кусочки, затем отрезали лишние части. Сшивали сухожильными нитками. Для этого хозяйка имела в запасе пучки развитых, высушенных сухожилий, снятых с ног или со спины оленя или лося. Перед шитьем заготавливали нитки, ладонью правой руки на колене закручивая по два тонких волокна сухожилия, левой рукой придерживая концы. Нитки были недлинными, до 50 см. Сшивали шкуру через край. В обуви и одежде, чтоб не проникала влага, под швы подкладывали волоски подшейной шерсти оленя. Орнаментальный шов "волоски" - подшейный волос, наложенный на ровдугу и прошитый через край, напоминал ряд белого бисера, не менял цвета и был очень прочным. Для украшения делали несколько рядов такого шва, а промежутки закрашивали черной (из сажи с жиром), бурой (из сурика или охры, заваренной в кипятке, смешанной с пеплом и смолой), и коричневой (из отвара ольховой коры, смешанной с золой из можжевельника) краской. Умели эвенки обрабатывать и рыбью кожу. Использовали ее для изготовления мелких сумочек. Кожу не выпотрошенной рыбы, очистив от чешуи, снимали, растягивали палочками, и, заткнув за жердь чума, сушили 1-2 дня. Затем смазывали рыбьей печенью, размятой в теплой воде и тщательно разминали.

Также широко распространен был рыбий клей. Клей делали из кожи. Очистив ее, сушили 3-4 дня, очищали от жира, затем разрезали на тонкие полоски, свертывали в комок и клали в котелок с теплой водой. Кожа размокала и превращалась в слизь. Ее вынимали, отжимали воду, отделяли остатки жира. Затем вновь складывали в котелок и залив водой, кипятили до тех пор, пока вся вода не выкипала. Этот клей замораживали и перед употреблением разогревали без воды. Камысы, склеенные таким клеем, от сырости никогда не расклеивались.

Шаманизм в Забайкалье

Манекен шаманки. XIX в.Отношение эвенков к природе и окружающему миру нашло свое отражение во множестве запретов, поверий и обрядов, пронизывающих все стороны хозяйственной жизни. В большинстве обрядов главную роль играл шаман как посредник между миром духов и людей. Религией эвенков был шаманизм, развившийся из первобытной веры в духов, почитания природы и тотема животных, а также культа предков и магии.

Традиционной религией эвенков, так же как и бурят является шаманизм. Слово "шаман" имеет эвенкийское происхождение. Главное и характерное в шаманизме - обожествление сил природы и умерших предков, вера в то, что в мире существует множество богов и духов и с помощью шаманов можно влиять на них для обеспечения счастья, здоровья, благополучия и здоровья, отвращения беды.

Шаманизм в Забайкалье восходит к первобытнообщинному строю, когда охота, рыболовство и собирательство были основными средствами добывания пищи. В последующие периоды шаманизм развивается, усложняется, становится особой системой религиозных представлений и обрядов, охватывает все сферы жизни, оказывает влияние на формирование культуры и образа жизни людей.

В общей картине шаманизма народов Центральной Азии и Сибири бурятский и эвенкийский шаманизм отличается высоко развитым политеизмом (многобожьем) и сложностью обрядового комплекса. Как любое общественное явление он имеет свою структуру и выполняет целый ряд социальных функций. Сущность шаманистского мировоззрения заключается в следующих положениях: 1) мир, в том числе человек, создан высшими существами или же по их велению; 2) вселенная делится на три мира - небесный, земной и подземный, каждый из них наполнен определенными божествами и духами; 3) каждая местность, гора, озеро, река, лес, имеют своего духа - хозяина, а животное и человек - душу. Душа человека после его смерти становится духом; 4) в мире множество богов и духов с конкретными назначениями и функциями, они определяют ход жизни - рождение, болезни, смерть, удачу, беды, войны, урожай и т.д. Во главе всех богов стоит Вечное Синее Небо, которое все видит, все знает; 5) человек может воздействовать на богов и духов путем жертвоприношений, молитв, соблюдения определенных правил, вызывать милость или гнев, симпатию или неприязнь; 6) шаманы - посредники между сверхъестественными существами и людьми, они обладают особыми качествами и правами, дарованными свыше". Содержание и формы шаманистских обрядовых действий были весьма разнообразны и имели определенный порядок. Коллективные обрядовые действа назывались тайлаган и сасли. Составная часть шаманистской культовой системы - священные места, где устраиваются молебствия. В отличие от христиан или буддистов шаманисты не имеют специальных храмов для отправления служб и их проводят на открытом воздухе, у подножия или на вершине горы, на берегу реки или озера, у родника, скалы или дерева, на месте шаманского погребения, у коновязи. Индивидуально-семейные обряды устраиваются как на природе, так и в помещении - юрте, доме, на улице, и в ограде. Места жертвоприношений относились к числу святынь.

Итак, адаптация к природно-экологическим условиям предполагает, помимо биологического приспособления, выработку наиболее адекватной модели жизнеобеспечения. У эвенков такая модель наиболее полного удовлетворения всех потребностей общества отрабатывалась в течении жизни многих поколений и приняла следующие формы.

1.Кочевой образ жизни, подчиненный природным циклам и проходящий по отработанным маршрутам через районы постоянных поселений и связанные с ними охотничьи, рыболовные и пастбищные угодья.

2. Комбинированное охотничье-рыболовно-оленеводческое хозяйствование как многолетний непрерывный процесс хозяйственного освоения угодий.

3. Смена кочевого и оседлого периода жизнедеятельности как способ сезонно-сменного освоения угодий, во время которого менялась доминанта добывающих отраслей хозяйства на тот или иной источник природных продуктов.

4. Закрепление в религиозно-этической практике изъятия из природных запасников ровно такого количества ресурсов, которое не подрывало бы воспроизводящих основ природы.

ХХ век нанес серьезный образу жизни и традиционной культуре эвенков Забайкалья. Это непосредственно сказалось на их численности. Однако традиционная культура эвенков оказала существенное влияние на складывание культуры и мировоззрения забайкальцев, и до сих представляет собой богатейший потенциал с многотысячелетней историей, который необходимо сохранять и тщательно изучать.


Вывод

эвенки этногенез тунгусы быт традиция

В отличие от многих других субъектов Российской Федерации, в Читинской области до сих пор отсутствует своё законодательство, определяющее правовой статус эвенкийского населения, определяющее границы земель традиционного природопользования, охрану территорий историко-культурного назначения, а так же священных мест эвенков. Не урегулированными остаются жизненно важные для эвенков вопросы, связанные с использованием охотничьих и пастбищных угодий, выделением родовых земель.

В то же время на Севере Читинской области в последние годы активно развивается строительство железнодорожной ветки от станции Чара к Чинейскому полиметаллическому месторождению и Удоканскому, крупнейшему на териитории бывшего СССР месторождению меди. Очевидно, что строительство железнодорожной ветки, начало промышленной разработки полезных ископаемых Забайкальского Севера и развитие, связанной с этим, инфраструктуры уже сегодня требует чёткого правового регулирования. С развитием промышленной разработки Чинейского и Удоканского месторождений, оживлением БАМа, на территории Каларского района Читинской области возникают три различные в экономическом и этнокультурном отношении зоны. Индустриально-промышленная зона, охватывающая территорию Байкало-Амурской магистрали, железнодорожной ветки протянутой к Чинейскому и Удоканскому месторождениям, а так же непосредственно территории самих месторождений. К северу и к югу от индустриально-промышленной зоны остаются территории либо совсем не затронутые промышленными разработками, либо испытавшие на себе относительно слабое техногенное влияние. Первая зона включает в себя территории расположенные к северу от линии трассы БАМ до границы с республикой Саха-Якутия и Иркутской областью, преимущественно покрытые горными отрогами Кадарского хребта, среди которых располагается озеро Ничатка в районе которого до сих пор эвенкийское население (семья Ильдиновых) сохранило традиционный уклад жизни. Вторая зона включает в территории к югу и востоку от линии БАМ. В неё входят эвенкийское село Чапо-Олого, реки Чара и Калар с притоками. Естественными центрами этой зоны являются села Чапо-Олого и Средний Калар, жители которых так же преимущественно ведут традиционный образ жизни (охота, рыболовство, оленеводство)

В зонах, пока не затронутых промышленными разработками ещё существует возможность сохранения и развития, традиционных для эвенкийского населения видов природопользования. Согласно международной классификации охраняемых территорий, территории традиционного природопользования соответствуют категории "естественные антропологические заповедники" или "этнические территории", назначение которых состоит в том, что бы сохранить естественное природное окружение коренных жителей, создать оптимальные условия для естественного развития их культуры и сохранения традиционной формы деятельности и стиля жизни. На этих территориях должно быть максимально ограничено использование современных технологии и производств. Очевидно, что без активной финансовой и организационной поддержки со стороны федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъекта федерации и местного самоуправления решение этой задачи не представляется возможным. Вторым важным условием является активное привлечение для разработки, как региональных, так и местных, в рамках одного административного района, программ специалистов в области изучения истории и культуры коренных народов Забайкалья (этнологов, антропологов, историков, археологов), проведение регулярного этнологического мониторинга

Сегодня, в начале XXI века промышленная и этнокультурная политика в нашей стране требует серьезного пересмотра не только на федеральном уровне, но и на уровне отдельных субъектов Российской Федерации. В противном случае, например, в Читинской области неограниченная эксплуатация природных ресурсов забайкальского Севера может привести к катастрофическим последствиям.


Список используемой литературы

1.Василевич Г.М. Эвенки. Историко-энтографические очерки. - Лениинград, 1969

2. Мазин А.И. Традиционные верования и обряды эвенков-орочонов. Новосибирск, 1984

3. Булаев В.М. Энто-национальные особенности формирования населения Восточного Забайкалья. - Улан-Удэ, 1998

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий