регистрация /  вход

Криминалистическая регистрация (стр. 1 из 6)

МВД России Краснодарский юридический институт

Кафедра криминалистики

КУРСОВАЯ РАБОТА

На тему:Учение о криминалистической регистрации.

Курсовая работа выполнена

слушателем 402 уч.группы

мл.л-т милиции Воскресенский Н.С.

Научный руководитель:

преподаватель кафедры

капитан милиции Гаевой А.И.

Краснодар 1997.

План.

Введение .

1. История криминалистической регистрации .

2. Понятие криминалистической регистрации .

3. Система криминалистической регистрации .

4. Регистрационно-справочные учёты .

5. Оперативно-розыскные учёты .

- учёт лиц, пропавших без вести, неизвестных больных и неопознанных трупов.

- учёт утраченного и выявленного огнестрельного оружия.

- Учёт похищенных, изъятых номерных вещей, предметов старины и изобразительного искусства (антиквариата).

- Автоматизированные информационно-поисковые системы оперативно-розыскного назначения.

6. Криминалистические учёты .

- дактилоскопический учёт неизвестных преступников, скрывшихся с мест нераскрытых преступлений и лиц, взятых на учёт органами внутренних дел.

- учёт поддельных медицинских рецептов на получение наркотических и сильнодействующих лекарственных средств и образцов почерка лиц, занимающихся их подделкой.

- учёт следов орудий взлома и инструментов.

- учёт пуль, гильз и патронов со следами оружия, обнаруженных в ходе раскрытия и расследования преступлений.

- учёт поддельных денежных знаков.

- учёт поддельных документов, изготовленных полиграфическим способом.

7. Криминалистические справочные коллекции .

- коллекции инструментов и других предметов, используемых в качестве орудий взлома.

- справочная коллекция изображений подошв и верха обуви.

- справочная коллекция образцов резки металла.

- справочная коллекция волокнистых материалов.

- справочная коллекция горюче-смазочных материалов.

коллекция наркотических средств и сильнодействующих веществ.

Заключение .


Введение.

При раскрытии и предупреждении преступлений особую роль играет уровень информационного обеспечения криминалистически значимой информацией о деянии, лицах, следах, предметах, и т.д. Оперативное получение таких сведений во многом зависит от эффективного использования учётов различных объектов, попадающих в сферу деятельности правоохранительных органов. Научно обоснованная система учётов подобных объектов и есть криминалистическая регистрация.

Таким образом криминалистическая регистрация помогает не только оперативно раскрывать и расследовать преступления, но и анализировать данные о преступности, организовывать действенную профилактическую работу. Совершенствование деятельности органов внутренних дел предполагает быстрое получение достоверных сведений об объектах, подлежащих регистрации. Эти сведения должны индивидуализировать расследуемое преступление и личность виновного, помогать в выявлении связей между материальными и идеальными следами преступления.

Отметим также, что учёты и развивающиеся на их основе автоматизированные информационно-поисковые и справочные системы наряду с ростом боевого и технического оснащения органов внутренних дел, действующих в их составе аппаратов уголовного розыска, следственных подразделений, ОБЭП призваны обеспечить не только неуклонное проведение в жизнь принципа неотвратимости ответственности за содеянное, но и сыграть роль в повышении профессиональной культуры сотрудников, активно влиять на соблюдение ими законности. При этом следует помнить, что если боевое оружие, транспортные средства, профессиональный и спортивный тренинг призваны создавать физическое превосходство сотрудников милиции над преступниками, то криминалистическая регистрация, оснащённая информационной и вычислительной техникой, имеет цель дополнить это преимущество в интеллектуальном аспекте.


История криминалистической регистрации.

Криминалистическая регистрация имеет давнюю историю и ведет своё начало из глубокой древности. Сформировалась она в начале как уголовная регистрация, т.е. учёт лиц, подвергшихся уголовному преследованию. Причиной возникновения уголовной регистрации можно назвать частную собственность и эксплуатацию человека человеком, так как они и порождают преступления. Интересы охраны частной собственности и укрепления классового господства привели к борьбе с преступностью и тем самым к регистрации преступников.

Была введена регистрация преступников в виде клеймения, татуирования, увечья, членовредительских наказаний и д.р. Такая практика использовалась в Древней Греции, средневековой Англии, Франции, Германии и других государствах.

Первые сведения о клеймении преступников в России относятся к 13 в., когда ворам на щёку накладывали особое клеймо. С целью регистрации отрубали пальцы руки, отрезали уши, носы, рвали ноздри. При Петре 1 вместо наложения раскаленного клейма стали прикладывать к телу пластинку, утыканную иглами, а затем в ранки втирали порох, чтобы «от прочих людей были отличны», «чтобы было по чему познать». Иглы располагались либо в форме орла, либо в виде букв – «В»-вор, «У»-убийца, «Л»-лжец, «СК»-ссыльнокаторжник, «СП»-ссыльнопоселенец. Совершившим половое преступление на лоб накладывали особо позорящее клеймо. Существовали специальные «наставления» заплечных дел мастерам, предписывавшие порядок наложения клейм. Варварский способ уголовной регистрации официально отменён в России в 1863 г., во Франции – в 1732 г., в Китае – лишь в 1905 г.

Кроме клеймения, практиковалось описание преступников по признакам внешности. Самым старым документом такого рода является описание беглого раба, относящееся к 14 году н.э. – «Молодой раб Аристогена, сына Хризиппа, представителя от Алабанды, бежал в Александрию, имя его Герман, прозываемый также Нейлос, он уроженец Сирии, из Бамбико, 18 лет от роду, среднего роста, с прямыми ногами, безбородый, с ямочкой на подбородке, с рубцом через левый угол рта». Первым из дошедших до нас описаний внешности преступника в России можно считать кожаную грамоту 14 в. – «Микита плешив, бородат, Швец портной. Бородавица на правом лици, пятно у него в коснице». Как и в первом случае внимание уделено индивидуальным особенностям внешности разыскиваемого человека.

С середины 18 века осуществляется систематическая письменная регистрация преступников в начале во Франции, где в Парижской префектуре вёлся реестр привлеченных к уголовной ответственности, а потом и в других государствах. Россия ввела письменную регистрацию в 1870 году. Тогда же начали регистрировать преступников по способу совершения преступных посягательств. В то время в Англии издавался «Ньюгетский календарь» – справочник о заключённых лондонской Ньюгетской тюрьмы, содержащий биографические данные заключённых и описание способов совершения преступлений.

С изобретением фотографии и расширением сферы её применения преступников стали фотографировать.Первые регистрационные фотоснимки были изготовлены в бельгийской тюрьме «Форест». Достоверные сведения об использовании фотографии русской полицией относятся к 60-м годам прошлого века. В 1864 году в городе Бобринце Одесской губернии открыли полицейское фотоателье, через три года такое же ателье создали при московской полицейской типографии.

С накоплением снимков стали заводить специальные альбомы, располагая фотографии по алфавиту фамилий. Первый такой альбом был сделан в январе 1874 года в префектуре Парижа, а в 1876 году – в Берлине. К 1910 году берлинский альбом преступников насчитывал 53 тома и содержал 370 тыс. снимков. Фотографии распределялись по категориям преступных профессий, но использовать их для установления личности неизвестных преступников было затруднительно.

Первой детальной системой уголовной регистрации следует назвать систему, разработанную в 1879 году чиновником парижской полиции А.Бертильоном и введённую во Франции в 1888 году.

Опираясь на данные антропометрической статистики А.Кетле, считавшего, что нет двух людей, размеры частей тела которых совпадали бы, и что длина костей человека практически не изменяется с определённого возраста. Бертильон предложил производить 11 измерений тела (рост, высота в сидячем положении, ширина вытянутых горизонтально рук, длина и ширина головы, правого уха, левой ступни и др.) и результаты измерений заносить в регистрационную карту специальной формы. Комплекс результатов этих измерений служил средством идентификации личности.

Антропометрическая система регистрации была введена в России в 1890 году, в Германии – в 1895 году, Португалии и Дании- в 1900 году. Основными недостатками антропометрической системы учёта была сложность регистрации и невозможность отождествления женщин и лиц несовершеннолетнего возраста. Это предвидел и сам Бертильон. Поэтому он установил таблицу допускаемых колебаний в цифрах при неоднократном обмере одного и того же лица. В дальнейшем Бертильоном стали совершенствоваться способы описания примет и фотографирования преступников. В 1895 году он предложил систему описания примет, которую назвал «словесный портрет». Позже была выработана система фотографирования, которая была названа сигналитической фотографией. Он сконструировал специальную фотоустановку. Так во Франции была введена система словесного портрета и сигналитической фотографии, которая как и антропометрия, стала применяться и в других государствах.

«Словесный портрет» Бертильона в 1905 году усовершенствовал швейцарский профессор Р.А.Рейсс, применивший цифровой код, позволивший передавать данные по телеграфу и тем самым ускорять розыск преступников.

Автором научной системы регистрации правонарушителей по отпечаткам ногтевых фаланг пальцев считают Ф.Гальтона, издавшего в 1892 году в Лондоне книгу «Отпечатки пальцев». В ней он изложил результаты своих исследований постоянства папилярных узоров, их индивидуальности, а также классификацию отпечатков. В Англии в 1895 году была введена комбинированная система уголовной регистрации, включавшая дактилоскопирование, антропометрию, фотографирование и описание особых примет.

Вклад в развитие дактилоскопии внесли – В.Гершель, Г.фулдс, И.Вучетич, Э.Генри. Э.Генри в 1900 году выпустил книгу «Классификация и применение пальцевых отпечатков», а И.Вучетич в 1904 году опубликовал исследование «Сравнительная дактилоскопия».[1] В России дактилоскопия была введена в 1906 году, и уже спустя два года в крупных городах и при тюрьмах насчитывалось 89 дактилоскопических бюро. Вместе с тем в России антропометрическая регистрация была полностью сохранена, причём рассматривалась в качестве основного, а дактилоскопирование – в качестве дополнительного метода.

К концу 1914 года дактилоскопирование сделалось основной системой уголовной регистрации в большинстве государств, и сегодня правоохранительные органы всех без исключения стран мира используют именно её.[2] В этот период в России появились первые теоретические работы, посвящённые криминалистическому учёту и регистрации. В.И. Лебедев выпустил книгу «Искусство раскрытия преступлений», включив в неё подробные научные сведения о дактилоскопии, антропометрии, судебно-полицейской фотографии. С.Н. Трегубов опубликовал в 1915 году практическое руководство для судебных следователей под названием «Основы уголовной техники. Научно-технические приёмы расследования преступлений», содержавшее обширные сведения, касающиеся уголовной регистрации. Публиковались и другие, менее значительные в научном отношении труды.[3]

О серьёзной постановке регистрационной работы свидетельствует и изданный Российским департаментом полиции в 1914 году «Розыскной альбом» в пяти выпусках, содержащий тчательно систематизированные сведения о преступниках-профессионалах. Первый выпуск альбома аккумулировал данные о гастролирующих ворах-карманниках (марвихерах), второй – о взломщиках (шниферах), третий – о мошенниках и аферистах, четвёртый – о коно- и скотокрадах, пятый – о грабителях и убийцах. Первоосновой этого альбома, по-видимому, послужил «Справочный указатель для чинов полиции» В.И. Лебедева, включавший фотографии и описания особых примет одиннадцати категорий профессиональных преступников, изданный в 1903 году. «Розыскной альбом» по своему может быть причислен к разряду карманных справочников. Он был предназначен для установления личности задержанных преступников путём опознания либо идентификации по отпечаткам пальцев, выяснения личности и характера преступной деятельности уголовников, находящихся на свободе, и для выявления виновных путём предъявления потерпевшему фотографий, содержащихся в выпусках альбома. В целом представленные в альбомах материалы отвечали тем требованиям, которые были изложены в «Инструкции фотографирования преступников и составления регистрационной карты примет», изданной в 1907 году. Которая содержала наставления по фотосъёмке живых лиц и трупов для запечатления внешности, описания их особых примет и общих признаков по методу словесного портрета необходимого для классификации регистрационных снимков.

Кроме основной (дактилоскопической) системы уголовной регистрации были разработаны и другие системы, имевшие вспомогательное значение.

К ним относятся :

1) modus operandi system, предусматривающая регистрацию событий и лиц по способу преступных действий или, как ещё говорят – «по почерку преступления».

2) Монодактилоскопическая регистрация, при которой отпечаток каждого пальца заносится на отдельную карточку и для каждого папилярного узора выводится дактилоскопическая формула, разработанная в 1914 году Г.Иоргенсеном.

3) Регистрация неопознанных трупов с признаками насильственной смерти.

4) Учёт по кличкам и прозвищам.

5) Учёт по татуировкам и физическим особенностям.

6) Регистрация похищенных вещей.

Предлагались также системы учёта преступников по почерку, по рисунку вен на тыльных частях кистей рук, на внутренней поверхности предплечья и на лбу (веноскопия), по измерениям роговой и сетчатой оболочек глаза (ретиноскопия), по состоянию зубов (одонтометрия), по длине складок на ладонной поверхности, по отпечаткам ступней, ладоней и другие системы. Но они не нашли широкого практического применения из-за несовершенства и повышенной сложности.[4]

Высказывалась идея ввести в регистрационные материалы сведения о группе крови преступника, что на мой взгляд, имело бы практическое значение. Однако были и предложения, принятие которых означало бы возврат к средневековым варварским методам. Так, доктор Икар (Франция) рекомендовал регистрировать преступников путём впрыскивания под кожу парафина, который, затвердевая, образует характерный узел. Немецкий врач Лирш считал необходимым татуировать регистрируемых определёнными знаками, содержащими в зашифрованном виде подробные сведения о совершённом этим лицом преступлении. В Соединенных Штатах Америки предлагалось наносить на тело преступников определённые отличительные знаки посредством прививания оспы.[5]

История советского криминалистического учёта мало исследована. Она тесно связана со становлением органов советской милиции и уголовного розыска. Уже через пять дней после принятия положения об организации уголовно-розыскных подразделений в ОВД Центральное управление уголовного розыска взялось за практическое налаживание дактилоскопической и фотографической регистрации преступников. Оно планировало создать Центральное регистрационное бюро, организовать работу по изготовлению фотоснимков всех преступников, зарегистрированных в России. В январе 1919 года была введена регистрация судимости, а в феврале того же года создано Регистрационное и дактилоскопическое бюро, которое вскоре трансформировалось в Центральное регистрационно-дактилоскопическое бюро. Новый учётно-статистический аппарат был в основном создан за три года. В 1922 году на территории РСФСР были внедрены единая централизованная система регистрации преступников – дактилоскопическая – и обязательное фотографирование их по правилам сигналитической съёмки. Широко использовалась также пофамильная регистрация преступников.[6]

Большой вклад в развитие отечественных криминалистических учётов внёс С.М. Потапов. В 1926 году в издательстве НКВД вышла его книга «Судебная фотография». Тогда же была опубликована его «Система графологической регистрации», в 1928 году – «Введение словесного портрета как обязательного метода уголовной регистрационной работы». Потапов указывал на необходимость регистрации как нераскрытых преступлений с указанием индивидуальных признаков каждого из них, так и преступников, имеющих определённый «профессиональный почерк». С 1935 года был изменён порядок ведения регистрационных материалов. Если раньше основанием для постановки на учёт служило следственное дело, то теперь – факт задержания, ареста, осуждения. Регистрацию стали вести «не от дела, а от человека».

Сейчас криминалистическая регистрация представляет собой научно обоснованную систему учёта объектов, попавших в сферу уголовного судопроизводства или оперативно-розыскной работы, для последующего использования регистрационных данных при расследовании, розыске преступников и вещественных докозательств, а также в предупредительно-профилактической работе и анализе преступности.

Понятие о криминалистической регистрации.

Учение о криминалистической регистрации представляет собой систематизированное знание об определённом круге объектов и явлений реального мира: о видах криминалистической регистрации, их связях между собой и с другими технико-криминалистическими средствами, характере и содержании регистрируемой (собираемой) информации, принципах, способах и формах её систематизации, хранения, поиска и передачи, об оптимальной организации и управлении регистрационными аппаратами и т.д. В широком смысле слова объектом этой теории является криминалистическая регистрация как разновидность практической деятельности по борьбе с преступностью.

Уместно сделать несколько замечаний по поводу термина «уголовная регистрация». Этот термин возник одновременно с терминами «уголовная техника» и «уголовная тактика». Впоследствии, как известно, два последних были изменены на криминалистическую технику и криминалистическую тактику, поскольку они обозначали разделы криминалистической науки. Регистрация же по-прежнему именовалась «уголовной». Наверное необходимо изменить и этот термин, во-первых, потому, что он не отражает криминалистической природы обозначаемого им института и принадлежности знаний о нём к криминалистической теории. Во-вторых, он не позволяет чётко отграничить систему и результаты регистрации, о которой мы ведём речь, от уголовной статистики, которая ведь тоже представляет собой учёт определённых о преступности и преступниках, их регистрацию и выражение в определённых формах. Акцент же на криминалистический характер регистрации как криминалистического института подчёркивает её качественный, а не количественный характер. Исходя из этих соображений, мы впредь будем пользоваться термином «криминалистическая регистрация».

Криминалистическая регистрация есть учёт отдельного по индивидуальным, не суммирующимся признакам. Этим она с содержательной стороны принципиально отличается от уголовной статистики, как и способами собирания информации, формами и задачами использования информации, критериями её классификации. Отличается она и от оперативной отчётности как по объектам, так и по формам и способам регистрации данных и целям использования.

Когда мы говорим о криминалистической регистрации в её предметном выражении, то имеем в виду определённую систему материальных объектов (картотеки, коллекции и иные хранилища регистрационных данных) и оперирование этими объектами, т.е. практическую регистрационную деятельность. Таким образом, криминалистическая регистрация как институт практической деятельности основана на единстве системы вещественных средств регистрации и системы действий, оперирования этими средствами в целях борьбы с преступностью.

Система вещественных средств регистрации состоит из подсистем- видов криминалистической регистрации. Для их обозначения целесообразно использовать термин «криминалистический учёт», поскольку виды криминалистической регистрации отличаются друг от друга именно учитываемыми данными, способами и формами их сосредоточения и систематизации.

Криминалистическая регистрация как система материальных объектов есть система криминалистических учётов. Но когда мы говорим об учёте, то имеем в виду и саму процедуру учёта, а не только его вещественное выражение – зафиксированные данные. Процедура учёта – это действия по собиранию и регистрации данных, их сосредоточению и систематизации, хранению, поиску и передаче. Поэтому мы и считаем, что криминалистическая регистрация – есть система криминалистических учётов в их материальном (вещественном) и функциональном выражении. Следовательно, криминалистическую регистрацию можно определить как систему криминалистических учётов определённых объектов – носителей информации, используемую для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Как и всякая система, криминалистическая регистрация характеризуется единством целей функционирования, определённой организацией и наличием связей между элементами.

Целями криминалистической регистрации являются:

1) Накопление данных, которые могут быть использованы для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

2) Обеспечения условий идентификации объектов с помощью учётных данных.

3) Содействие розыску объектов, данные о которых содержатся в криминалистических учётах.

4) Предоставление в распоряжение оперативно-розыскных, следственных и судебных органов справочной и ориентирующей информации

Исходя из целей криминалистической регистрации, её можно считать своеобразной информационной системой, собирающей и обрабатывающей информацию о преступлениях, причастных к ним лицах и предметах, и передающей эту информацию органам, непосредственно ведущим борьбу с преступностью.

Вопрос о носителе информации в криминалистической регистрации неразрывно связан с понятием объекта регистрации.

В литературе существует двоякий подход к определению объектов регистрации. Общепринятая точка зрения заключается в том, что объектами учёта являются непосредственно носители информации: следы рук, стрелянные пули и гильзы, неопознанные трупы и т.д.[7]

Группа авторов (В.П. Абросимов, И.В. Макаров, В.М. Шванков, А.Ю. Пересункин) придерживалась мнения, что в некоторых случаях объекты регистрации и объекты учёта не совпадают: регистрируются одни объекты, а учитываются при этом по зарегистрированным признакам другие. В качестве иллюстрации этого тезиса называют учёт неизвестных преступников по следам рук, обнаруженных на месте происшествия, и учёт применявшегося оружия по обнаруженным стреляным гильзам и пулям.[8]

Мы представляем себе понятие объекта регистрации как сложное, объединяющее в себе две категории объектов: носителей регистрационной информации и источников этой информации. Эти объекты могут сливаться в один (неопознанный труп, похищенная вещь), а могут выступать порознь (например, учёт неизвестных преступников по следам пальцев, обнаруженным на месте преступления и т.д.) Различие между источником информации и её материальным носителем не учитывает И.Н. Евсюнин, который смешивает эти понятия, придерживаясь традиционного представления об объектах регистрации.[9]

Объект регистрации определяет вид криминалистического учёта как его подсистемы. С появлением новых видов объектов регистрации появляются новые виды учёта. Следует иметь в виду, что к одному и тому же объекту-источнику информации могут относиться разные по виду объекты-носители, каждый из которых даёт начало самостоятельному виду криминалистического учёта. Так например, неизвестные преступники могут учитываться по следам пальцев с мест происшествий, по способу действий, известные лица – по алфавитно-дактилоскопическому учёту, по дактилоскопическому учёту, по приметам и т.д.

От вида криминалистического учёта следует отличать форму учёта, под которой понимается способ и форма фиксации и хранения регистрационной информации: картотеки, коллекции, магнитозаписи, альбомы, списки.

Весьма важен в теоретическом и практическом планах вопрос о процессуальном значении регистрационной информации.

Регистрационная информация по своей правовой природе неоднородна. В тех случаях, когда её носителями являются объекты, причинно связанные с преступлением (например, следы пальцев рук, изъятые с места происшествия, стрелянные гильзы, описание похищенной вещи и т.д.), эта информация потенциально является доказательственной. Во всех остальных случаях регистрационная информация носит потенциально ориентирующий характер. Как справедливо отмечает И.Н. Евсюнин, и та и другая разновидность регистрационной информации могут использоваться как в процессе доказывания, так и при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий.[10]

Регистрационная информация носит потенциально доказательственный или потенциально ориентирующий характер потому, что, не будучи востребованной для использования органом дознания, следователем или судом, она не приобретает никакого значения ни в уголовном процессе, ни в оперативно-розыскной деятельности.

Как уже отмечалось, одну из целей криминалистической регистрации составляет накопление учётных данных, могущих быть использованными в борьбе с преступностью. Увеличение информационного массива необходимо, конечно, не само по себе, а как условие достижения тех целей, ради которых и существует криминалистическая регистрация – информационного обеспечения процесса доказывания и оперативно-розыскной деятельности. Эффективность этого обеспечения зависит не только от полноты сосредоточиваемой в системе криминалистической регистрации информации, но и от чёткой систематизации учётных данных, накопления и сохранения только тех из них, которые носят актуальный характер. Актуальность учётных данных, в свою очередь, зависит от их содержания.

И.А. Возгрин считает, что содержание учётных данных ограничено территориальными, временными и целевыми пределами. Под территориальным пределом он понимает ограничение сбора и использования сведений границами определённой местности, под временным пределом – ограничение конкретным периодом времени, под целевым пределом – собирание и использование только таких данных, которые соответствуют решаемым отдельными видами учётов задачам.[11]

Соглашаясь с И.А. Возгриным, следует добавить, что территориальный предел необходимо понимать как ограничение сбора учётных данных пределами определённой местности.

Соблюдение временных пределов связано прежде всего с определением обоснованного срока хранения учётных данных. Если отвлечься от сроков хранения учётных данных, которые могут быть определены волевым порядком в ведомственных актах, то можно предложить лишь следующее ориентировочное решение.

1) Срок хранения учётных данных алфавитно-дактилоскопического учёта и учёта преступников по их внешним признакам следует определять на основе:

- средней продолжительности периода физической активности человека со «страховочным»увеличением её на 10-12 лет, имея в виду отклонения от средних данных у конкретных людей;

- учёта периода физической активности возможных связей зарегистрированного на случай, если в связи с их действиями могут потребоваться его учётные данные.

Аналогично следует определять срок хранения данных учёта преступников по приёмам преступных действий.

2) Срок хранения учётных данных дактилоскопического учёта неизвестных преступников, скрывшихся с места происшествия, может быть определён в соответствии со сроками давности привлечения к уголовной ответственности и правилами о перерыве и приостановлении течения давности. Так же может быть определен срок хранения данных по учёту похищенного скота.

3) Данные учётов без вести пропавших и неопознанных трупов целесообразно хранить в течении срока, соответствующего средней продолжительности жизни одного поколения, имея в виду, что эти данные могут потребоваться для решения тех или иных вопросов, связанных с наследниками или прямыми потомками без вести пропавших или погибших.

Таков, как мне кажется, должен быть и срок хранения данных учёта похищенных или изъятых вещей.

4) Данные учётов оружия должны храниться без ограничения срока.

Учение о криминалистической регистрации является научной основой всей системы криминалистических учётов. Но при этом нельзя забывать, что в эту частную криминалистическую теорию должны входить в качестве некоторых отправных положений элементы других частных криминалистических теорий, и, в первую очередь, таких, как криминалистическое учение о признаках, учение о способе совершения преступлений, теория криминалистической идентификации.

Система криминалистической регистрации.

Система криминалистической регистрации, функционирующая в органах внутренних дел, достаточна сложна, поэтому не может быть представлена в виде какой-либо универсальной классификации. Условно выделяют классификации по степени распространённости, охвата обслуживаемой территории и взаимосвязи централизованных и местных учётов.

В зависимости от степени распространённости, охвата обслуживаемой территории все учёты можно подразделить на три группы: централизованные, местные, централизованно-местные.