регистрация / вход

Уголовно-процессуальные отношения

Universitatea Liberă Internaţională din Moldova Кафедра уголовного процесса и криминалистики Курсовая работа Тема: Уголовно-процессуальные отношения


План работы

Введение……………………………………………………………...3

I. Понятие уголовно-процессуальных отношений……….……4

II. Состав уголовно-процессуальных отношений………………9

1. Объект уголовно-процессуальных отношений…………...9

2. Субъекты уголовно-процессуальных отношений……….12

III. Взаимосвязь уголовно-процессуальных отношений с нормами уголовно-процессуального права ………………..16

Заключение…………………………………………………………20

Список использованной литературы…………………………...…21

Введение

Уголовно-процессуальные отношения тесно связаны с понятием уголовно-процессуального права, регламентирующего условия производства как уголовного дела в целом, так и отдельных следственных и судебных действий, их связь и последовательность, а также исполнение вошедшего в законную силу приговора.

Всякие общественные отношения реальны лишь постольку, поскольку их участники совершают определенные действия; процессуальные отношения ничем не отличаются от других правовых отношений, хотя содержание процессуальных действий специфично. Иначе говоря, составные элементы любого правоотношения едины, хотя их содержание различно.

В процессуальном отношении, пожалуй, ярче выражена чисто внешняя сторона их правовой сущности. Субъекты уголовно-процессуального отношения являются таковыми лишь потому, что это предусмотрено правом. Они совершают действия лишь постольку, поскольку это предусмотрено уголовно-процессуальным кодексом, определившим границы их должного или возможного поведения. Такая обусловленность действий правовыми рамками в равной степени относится как к государственным органам и их представителям, так и к гражданам.

Тот факт, что действие в уголовном процессе может выступать и как форма жизни правоотношения, и как средство его реализации, и как юридический факт, порождающий иные правоотношения, не ставит его вне правоотношения, над ним или рядом с ним, а лишь подчеркивает динамическую и системную сущность уголовно-процессуальных отношений. Конечно, поскольку в деятельности (действиях) участников процесса выражается качественная сущность правоотношения, внешне действия выступают довольно ярко, но это отнюдь не означает, что процессуальная деятельность может быть вынесена за пределы урегулированных правом общественных отношений.

Сказанное, однако, не лишает возможности признать, что действие, будучи ядром, содержанием регулируемого общественного отношения, представляет собой главный элемент правоотношения. Поэтому есть основания согласиться с тем, что отношение не находится где-то вне или над действующими людьми, но обретает свою реальность в определенных действиях людей, что общественные отношения, являющиеся предметом правового регулирования, во всех случаях и исключительно являются отношениями действующих людей.


I . Понятие уголовно-процессуальных отношений

Уголовно-процессуальные отношения – это те отношения, которые регламентируются нормами уголовно-процессуального права, устанавливающего определённые права и соответствующие им обязанности участвующих в процессе государственных органов, должностных лиц, общественных организаций и отдельных граждан.

Уголовно-процессуальные отношения являются частью процессуальных отношений, которые можно характеризовать, следующим образом:

1) процессуальные отношения могут существовать не иначе как в форме правовых;

2) в процессе реализации процессуальных отношений применяются не только нормы процессуального, но и нормы материального права;

3) для всех процессуальных отношений в совокупности существует общий объект, для каждого индивидуального правоотношения - специальный объект;

4) процессуальным отношениям свойственны системность и множественность;

5) процессуальные правоотношения многосубъектны.

Наряду со свойствами, присущими всем процессуальным отношениям и по-разному проявляющимися в различных видах процессуальных отношений (уголовно-процессуальных, гражданских процессуальных), существуют особые признаки (свойства, особенности), присущие лишь каждому виду процессуальных отношений.

К признакам, присущим уголовно-процессуальным отношениям относятся следующие:

1) уголовно-процессуальные отношения играют служебную роль по отношению к уголовным материальным правовым отношениям, что обусловлено тем, что первые служат средством установления вторых;

2) всем уголовно-процессуальным отношениям в совокупности и каждому из них в отдельности свойственно публично-правовое начало;

3) движению и развитию уголовно-процессуальных правовых общественных отношений свойствен много стадийный характер;

4) уголовно-процессуальные правоотношения изменяются, уголовные материальные правовые общественные отношения стабильны;

5) состав центрального уголовно-процессуального отношения обусловлен соответствующими компонентами материального правоотношения;

6) уголовно-правовые отношения непрерывны (перманентны); уголовно-процессуальные отношения могут быть прерывистыми (дискретными).

В отличие от материальных правоотношений, каждое из которых может существовать само по себе, процессуальные отношения существуют лишь в системе, они связаны между собой, взаимообусловлены.

Подчеркивая множественность отношений, складывающихся на разных этапах уголовного судопроизводства, необходимо всегда иметь в виду, что эти отношения не разрозненны, а взаимосвязаны и взаимообусловлены: одни сменяют другие, которые в свою очередь вызывают к жизни иные отношения. Например, отношение между следователем и обвиняемым, представляя собой, результат функционирования комплекса процессуальных отношений, порождает множество других отношений: между следователем и обвиняемым, между следователем и защитником обвиняемого, между прокурором и следователем, между защитником и прокурором и т. п. Столь тесная взаимосвязь и зависимость процессуальных отношений позволяет сделать вывод о наличии в уголовном судопроизводстве системы уголовно-процессуальных отношений.

В связи с этим хотелось бы отметить следующее. Например, гражданскому процессу не свойственна многостадийность в той мере, в какой она присуща уголовному судопроизводству. Нет в гражданском процессе стадий возбуждения уголовного дела, дознания и предварительного следствия, предания суду. В силу этого субъектом всех процессуальных отношений является один представитель власти - суд (в уголовно-процессуальных отношениях субъектом может быть суд, следователь, начальник следственного отдела, прокурор, лицо, производящее дознание).

Изложенное позволяет сделать вывод о недопустимости автоматического перенесения рассматриваемой конструкции в область уголовного процесса.

В процессе уголовного судопроизводства функционирует множество отношений. Будучи индивидуализировано, каждое из них играет определенную роль в общей системе уголовно-процессуальных отношений. В систему отдельные правоотношения объединяет общий объект, т. е. содержание материально-правового отношения. Требования ст. ст. 3, 19, 73, 90, 136, 196, 247. и т. п. достаточно определенно убеждают в этом: акцентируя внимание на необходимости установить состав преступления, они тем самым предписывают установить уголовно-правовое отношение. Именно это, а не отвлеченная идея единого уголовно-процессуального отношения объединяет процессуальные отношения в систему.

Сказанное, однако, не означает, что каждое из слагаемых этой системы не имеет самостоятельного значения. Больше того, каждое процессуальное отношение имеет только ему присущие содержание, объект и субъектный состав. Сообразно этому мы считаем методологически оправданной попытку классифицировать эти отношения:


1) отношения между органом власти и обвиняемым (подсудимым);

2) отношения между органами власти в сфере уголовного судопроизводства (между следователем и органом дознания, прокурором и следователем, судом и прокурором и т. п.);

3) отношения между органами власти, с одной стороны, и лицами, защищающими свои процессуальные или иные интересы в уголовном процессе, а также их защитниками или представителями - с другой;

4) отношения органов власти со свидетелями и экспертами, т. е. лицами, привлекаемыми в сферу судопроизводства ввиду их возможности дать показания (заключение);

5) отношения между органами власти и иными гражданами (специалистами, понятыми, переводчиками и т. п.);

6) отношения между органами власти и представителями государственных организаций (работники учреждений связи при наложении ареста на корреспонденцию; представители домоуправления или учреждения по месту производства обыска; представители исправительно-трудовых учреждений и т. п.);

7) отношения между органами власти и представителями общественности и общественными организациями (комиссии по делам несовершеннолетних и их представители, наблюдательные комиссии и их представители, общественные обвинители и общественные защитники, иные общественные организации, коллективы трудящихся).

Из этого круга представляется правомерным выделить центральное правоотношение. Таким является отношение между обвиняемым и государственными органами власти в процессе производства по уголовному делу, преступные действия которого составляют предмет уголовного преследования и судебного разбирательства. Все другие правоотношения, возникающие и развивающиеся в уголовном процессе, подчинены, в конечном счете, наиболее правильному, соответствующему интересам правосудия развитию именно этого, стержневого правоотношения.

До вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого следователь (и орган дознания) направляют свою деятельность именно к тому, чтобы установить, кто и какое совершил преступление. Установив это, следователь (орган дознания) выносит постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, формулируя свое представление о содержании и характере уголовно-правового отношения. В установлении этого отношения и состоит весь смысл уголовно-процессуальных отношений. В процессе производства по делу может изменяться и уточняться содержание уголовно-процессуального отношения между органом власти и обвиняемым, пока, в конечном счете, через их посредство суд не сделает в приговоре вывода о наличии уголовно-правового отношения или о его отсутствии либо неустановлении (не доказанности).

При исследовании уголовно-процессуальных отношений, при определении сущности, содержания, объекта и направления их развития необходимо учитывать их тесную связь с соответствующими компонентами уголовно-правового отношения. При этом ключевое значение отводится уголовно-правовому отношению.

Детерминированность уголовно-процессуальных отношений отношениями материальными означает, что первые возникают тогда и постольку, когда и поскольку имеется потребность установления и, последующей реализации уголовно-правовых отношений. Иначе говоря, если уголовно-правовые отношения возникают с момента совершения преступления, то уголовно-процессуальные отношения - лишь после того, как государственные органы получают информацию о готовящемся, совершенном или якобы совершенном преступлении. При этом, как правило, неизбежен разрыв во времени между возникновением уголовно-правового (момент совершения преступления) и уголовно-процессуального (момент получения информации о совершенном преступлении) отношений.

Если преступлением причинен материальный ущерб, то это вызывает не только уголовно-правовые, но и гражданско-правовые отношения. Ввиду того, что доказывание гражданского иска в уголовном процессе производится по правилам УПК (ст. ст. 120-121 УПК Р.М.), уголовно-процессуальные отношения в этих случаях являются средством установления не только уголовных, но и гражданских правоотношений.

К моменту расследования уголовно-правовое отношение уже сложилось, его формирование происходит в момент возникновения. Оно существует объективно. Поэтому ни следователь, ни суд не могут, ни «развернуть» его, ни «уточнить», ни «конкретизировать». У следователя, органа дознания, прокурора и суда могут быть полные или отрывочные (частичные) представления об уголовном правоотношении, могут быть более или менее конкретные знания о нем; эти знания в процессе производства по делу уточняются, изменяются. Но изменение представления (субъективного убеждения) об уголовно-правовом отношении не может его ни изменить, ни уточнить, ни развернуть, ни конкретизировать.

Сказанное не исключает, что процессуальные отношения могут возникать и развиваться и при отсутствии уголовно-правовых. Но это - исключение, а не правило, свидетельствующее не о закономерностях, а о наличии ошибок при возбуждении, расследовании или судебном рассмотрении дела.

Характер и содержание уголовно-процессуальных отношений меняются, в соответствии, с чем в процессе производства по делу может неоднократно изменяться представление следователя или суда о содержании уголовно-правового отношения, в связи с которым они возникли.

Изменение объема знаний об уголовно-правовом отношении неизбежно приводит к изменению обвинения, а следовательно, и содержания центральных уголовно-процессуальных отношений (между следователем или судом, с одной стороны, и обвиняемым - с другой). Это также вызывает трансформацию прав и обязанностей, так как изменение обвинения порождает или прекращает известные правомочия государственных органов (возможность изменения меры пресечения, изменение подсудности или подследственности; обязательность участия в деле прокурора или защитника, переводчика и т. п.).

Центральные уголовно-процессуальные отношения характеризуются наличием нескольких процессуальных рубежей, при прохождении через которые их содержание может быть уточнено или изменено. Таковыми, в частности, являются:

- предъявление (или перепредъявление) обвинения;

- утверждение обвинительного заключения;

- предание суду; вынесение приговора, кассационного определения и определения (постановления) надзорной инстанции.

В уголовном процессе, как и в любой другой сфере правового регулирования, один субъект (должностное лицо или гражданин) может реализовать свои права лишь в случае, если другой субъект при этом наделяется соответствующими обязанностями. Потерпевший может использовать право на заявление ходатайств лишь в том случае, если на следователя, суд, прокурора возложена обязанность их рассмотреть. Свидетель может реализовать право собственноручно записать показания на предварительном следствии, если следователь разъяснит ему это право и обеспечит возможность его осуществления. Во всех приведенных, как и в других, случаях уголовно-процессуальный закон исходит из того, что правам одного субъекта правоотношений соответствуют обязанности другого.

Динамичность уголовно-процессуальных отношений проявляется еще в одном аспекте. За время существования одного и того же уголовно-правового отношения процессуальные отношения могут (и притом неоднократно) прекращаться и вновь возобновляться. Это может иметь место при необоснованном прекращении уголовного дела; при выявлении новых обстоятельств, существенно влияющих на решение вопроса об уголовной ответственности, в период реализации уголовно-правового отношения, т. е. после вступления в силу обвинительного приговора; при необходимости изменить объем уголовной ответственности в порядке условно-досрочного освобождения от наказания, освобождения от наказания по болезни, досрочного снятия судимости и т. п.

Таким образом, уголовно-правовое отношение существует непрерывно, уголовно-процессуальные отношения могут иметь прерывистый (дискретный) характер.

II . Состав уголовно-процессуальных отношений

Объект уголовно-процессуальных отношений

Уголовно-процессуальные правоотношения необходимы для реализации задач уголовного процесса. Рассматривая их как форму реализации уголовно-правовых отношений, недостаточно остановиться лишь на процессуальных актах, выражающих итоги функционирования тех или других (в данном случае уголовно-процессуальных) общественных отношений. Необходимо проследить соотношение отдельных элементов процессуальных и материальных отношений.

Уголовно-процессуальные отношения можно рассматривать в двух аспектах. Это, во-первых, система или совокупность возникающих в процессе производства по уголовному делу многочисленных общественных отношений, составляющих сущность уголовного процесса. Во - вторых, это единичные процессуальные отношения.

Вполне очевидно, что направленность всей совокупности рассматриваемых общественных отношений и каждого отдельного совпадает лишь в конечном итоге. Поэтому представляется вполне обоснованным признание двух объектов процессуальных отношений - общего и специального (и в том и в другом случаях под объектом понимается то, по поводу чего или в связи с чем совершаются действия субъектов правоотношения).

Специальным объектом (т.е. объектом отдельного, единичного уголовно-процессуального отношения) является ожидаемый результат поведения участников каждого конкретного отношения. Иными словами, специальный объект - все то, по поводу чего или ради чего возникает отдельное правоотношение.

Такими специальными объектами могут быть:

- пресечение уклонения обвиняемого или подозреваемого от следствия либо суда;

- обеспечение возмещения причиненного преступлением ущерба;

- опознание (или неопознание) предъявленного для опознания предмета;

- удовлетворение заявленного ходатайства;

- отмена прокурором по жалобе потерпевшего необоснованного постановления следователя о прекращении уголовного дела и т.п.

Однако, изучая уголовно-процессуальные правоотношения, нужно учитывать не только специальный, но и общий объект.

Уголовно-процессуальные отношения всегда складываются в связи с отношениями уголовно-правовыми и по поводу этих отношений. Хотелось бы только оговорить, что это правильно лишь в конечном счете: вступая в отдельные правоотношения, некоторые субъекты (свидетели, переводчики, понятые, специалисты и др.) могут и не сознавать этой связи.

Направленность уголовно-процессуальных отношений не всегда определяется интересами собственно процессуального характера и только через них - интересом уголовно-правового характера. Направленность общественных отношений определяется тем, в связи с чем или во имя чего они существуют. Процессуальные отношения лишены всякого смысла, если они «живут» во имя собственных интересов. Интересы материальные и процессуальные при производстве по уголовному делу так переплетаются (совпадая в конечном итоге), что попытка противопоставить их таит опасность противопоставить форму (уголовно-процессуальные отношения) содержанию (уголовно-правовые отношения). Последовательным, будет утверждение, что материальные интересы достигаются через посредство процессуальных.

Задачи уголовного судопроизводства, равно как и цели всей совокупности уголовно-процессуальных правоотношений, находят разрешение и выражение в приговоре.

Итак, мы приходим к выводу, что содержанием уголовно-процессуальных правоотношений являются действия, формой - права (правомочия) и обязанности.

Высказанное положение отнюдь не противоречит тому, что действие может выступать в качестве юридического факта, с которым связано возникновение одного или нескольких уголовно-процессуальных правоотношении. Например, в результате функционирования совокупности большего или меньшего числа уголовно-процессуальных правоотношений следователь приходит к выводу о наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления. В связи с этим он выносит постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Совершение действия - вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого - юридический факт, порождающий различные уголовно-процессуальные отношения между следователем и обвиняемым, следователем и защитником, следователем и прокурором. То же самое можно сказать и о действиях следователя по назначению экспертизы, признанию лица потерпевшим, гражданским истцом, прекращению дела и т. п. Но процессуальные действия как юридические факты в то же время являются и действиями по осуществлению процессуальных прав и юридических обязанностей. Посредством выполнения одних и тех же действий, таким образом, реализуются процессуальные права и обязанности, и вызываются к жизни другие, новые процессуальные правоотношения.

Включение всех действий, совершаемых в рамках уголовно-процессуальных правоотношений, в содержание последних не означает, что действие, вызвавшее к жизни другое отношение, становится содержанием последнего, оно может быть содержанием другого право отношения.


Подчеркивая, что в состав уголовно-процессуальных правоотношений включаются все процессуальные действия, имеется в виду как действия государственных органов (следователя; прокурора; лица, производящего дознание; начальника следственного отдела; суда; судьи), так и действия всех других участников уголовного процесса, наделенных субъективными процессуальными правами и обязанностями и способных вступать в уголовно-процессуальные отношения (обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, защитник, представитель, эксперт и др.)

Однако поскольку в уголовно-процессуальных отношениях всегда участвует представитель власти, которому в рамках правоотношения принадлежит главная роль, естественно, в системе проводимых действий ведущее место принадлежит именно тем из них, которые проводятся государственным органом. Действия государственных органов в литературе иногда именуют уголовно-процессуальной деятельностью в узком смысле в отличие от деятельности в широком смысле, т. е. от действий, совершаемых всеми участниками уголовного судопроизводства в процессе реализации прав и исполнения обязанностей.

Что касается внешней формы правового отношения, то она вполне и легко отделима от содержания и представляет собой порядок и последовательность осуществления действий.

Субъекты уголовно-процессуальных отношений.

Субъекты - необходимый элемент каждого правоотношения (как и вообще любого общественного отношения). Уголовно-процессуальным отношениям на разных стадиях судопроизводства присущ различный круг субъектов.

Нельзя согласиться с утверждением, что между участниками уголовных материальных и процессуальных отношений нет разницы. Несмотря на то что в качестве обвиняемых, как правило, привлекаются лица, действительно совершившие преступление, материальные и процессуальные правоотношения отождествлять нельзя.

Также невозможно полностью согласиться с утверждением, что субъект уголовно-процессуальных отношений может и не совпасть с субъектом уголовного правоотношения, так как в результате ошибки, допущенной органами расследования и судом, может быть заподозрено, привлечено к ответственности и даже осуждено невиновное лицо.

Из сказанного вытекает, что если подозрение оказалось обоснованным, предъявленное обвинение подтвердилось, а обвиняемый затем осужден, то субъекты материальных и процессуальных отношений совпадут. В действительности разница между субъектами правоотношения есть, и притом весьма существенная. Во-первых, в уголовно-процессуальных отношениях государство не выступает в качестве субъекта правоотношения, от имени государства выступает его орган (суд, следователь, орган дознания, прокурор и др.). Во-вторых, в уголовно-процессуальных отношениях нет преступника (лицо, действительно совершившее преступление), а есть подсудимый, обвиняемый, подозреваемый. В-третьих, помимо основных (центральных) субъектов правоотношений (представитель государства и обвиняемый) существует множество других, которые вступают в различные процессуальные отношения.

Совершая преступление, лицо нарушает запреты, установленные государством, и тем самым у него возникают обязанности перед государством, законы которого оно нарушило. Поэтому государство (и только государство) является субъектом уголовного материального правоотношения. Но государство как субъект права и правоотношения не может реализовать свои права (и обязанности) по отношению к преступнику иначе как через уголовно-процессуальные правоотношения. В силу этого объект материального правоотношения реализуется через объект процессуальных отношений. Аналогичный процесс трансформации происходит с субъектом правоотношения. Когда в отношения с обвиняемым «вместо» государства вступает его представитель, происходит не «уточнение» органа государства, а опосредствование одного субъекта другим, вызванное «рождением» уголовно-процессуальных отношений.


Участники уголовно-процессуальных отношений различны по своей правовой природе, как различна их роль в сфере уголовного судопроизводства, что в свою очередь определяет характер и объем их прав и обязанностей. Круг субъектов уголовно-процессуальных отношений значительно шире круга субъектов материальных правоотношений.

В силу публично-правового начала, присущего уголовному судопроизводству, специфической особенностью каждого уголовно-процессуального отношения является участие в нем представителя государственной власти (следователь, прокурор, суд). Без властного начала в уголовно-процессуальных отношениях невозможно развитие уголовного судопроизводства, достижение стоящих перед ним задач. Так, властные полномочия проявляются при применении мер процессуального принуждения, прекращении уголовного дела или его направлении в суд, принесении прокурором протеста на приговор, отмене постановления следователя и т. п.

Носителями этих властных полномочий являются на предварительном следствии и дознании следователь, начальник следственного отдела, лицо производящее дознание, прокурор; в стадии предания суду - суд или судья; в судебном разбирательстве, при рассмотрении дела в кассационной и надзорной инстанциях - суд.

Обычно в уголовно-процессуальном правоотношении участвует один носитель властных полномочий. В этом можно убедиться, анализируя правоотношения, существующие между следователем и экспертом; лицом производящим дознание, и подозреваемым или свидетелем; прокурором и потерпевшим, который обжаловал постановление следователя.

Существуют и такие правоотношения, в которых оба субъекта являются представителями власти. К их числу можно отнести процессуальные правоотношения, существующие между следователем и органом дознания (ст. ст. 38, 101 УПК Р.М.); между следователем и начальником следственного отдела (ст. 362 УПК Р.М.); между прокурором и органом дознания (ст. ст. 40, 98 УПК Р.М.). Причем для этих процессуальных отношений специфично, что выразителем властного начала является лишь один субъект – представитель органа государственной власти.

Ни один из участников уголовно-процессуальных правоотношений вне прямой и конкретной связи с представителем государства (следователем; лицом, производящим дознание; прокурором; судом) не может реализовать свои права и выполнить возложенные на него обязанности. Поэтому представитель государственного органа - обязательный участник всех этих отношений.

Уголовно-процессуальные отношения носят многосубъектный характер. В процессе нет двух одинаковых участников процесса. Однако при всем различии процессуального положения участников процесса есть основания для их разделения на определенные группы.

1) представители органов государственной власти (суд, судья, следователь, лицо производящее дознание, начальник следственного отдела, прокурор);

2) лица, имеющие в уголовном процессе правовой интерес (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик);

3) защитники и представители лиц, перечисленных в пункте втором;

4) общественные обвинители и общественные защитники;

5) лица, участие которых обусловлено тем, что их показания или заключения являются источниками доказательств (свидетели, эксперты);

6) лица, выполняющие вспомогательные задачи: специалисты, переводчики, понятые, статисты (лица, среди которых находится лицо, предъявляемое для опознания), секретарь судебного заседания;

7) лица, участвующие в деле в связи с избранием меры пресечения (поручитель, залогодатель);

8) граждане, руководители учреждений и организаций, общественные организации и их представители, участвующие при проведении или в связи с проведением отдельных процессуальных действий (лица, у которых производится обыск, выемка, осмотр; лица, присутствие которых предусмотрено при проведении обыска или выемки; лица, на переписку которых наложен арест; лица, которым описанное имущество передано на хранение, и т. п.);

9) представители мест лишения свободы при решении процессуальных вопросов в стадии исполнения приговора (об изменении режимов содержания, об условно-досрочном освобождении и т. д.);

10) представители общественности в стадии исполнения приговора (наблюдательных комиссий, комиссий по делам несовершеннолетних и др.).

Вступая в уголовно-процессуальные отношения, все перечисленные субъекты (участники уголовного процесса) реализуют процессуальные права и обязанности. Не одинакова их роль в уголовном судопроизводстве, различна степень их влияния на ход и конечный результат уголовного процесса. Сообразно этому далеко не одинаков объем их правомочий. Одни из них участвуют в процессе непродолжительное время, другие - эпизодически, третьи - в двух или нескольких стадиях уголовного судопроизводства. Большинство субъектов уголовно-процессуальных правоотношений не имеют личного материального или процессуального интереса. Другие такой интерес имеют (обвиняемый, потерпевший, гражданский истец и ответчик, защитники и представители), и закон наделяет их правами для отстаивания законного интереса. Главная же роль в уголовном процессе принадлежит государственным органам и должностным лицам, ответственным за уголовное дело (суд, судья, прокурор, следователь, начальник следственного отдела, лицо, производящее дознание), которые наделены правом применения норм закона и принятия решений по уголовному делу.

От этих лиц в решающей степени зависит движение дела, его исход, от этих лиц зависит возможность реализации прав другими участниками процесса. Поэтому закон их обязал не только разъяснять права обвиняемому, потерпевшему и другим участвующим в деле лицам, но и обеспечить возможность осуществления этих прав (ст. ст. 51, 123, 243, 244, 245, 246 УПК Р.М.).

Государственные органы взаимодействуют между собой и с другими участниками процесса. Действия участников уголовного судопроизводства взаимосвязаны и протекают в рамках регулируемых нормами уголовно-процессуального права общественных отношений. Субъектами этих уголовно-процессуальных отношений, являются все лица, обладающие процессуальными правами и обязанностями. Тот или иной субъект может быть участником одного или нескольких процессуальных правоотношений.

При этом участники уголовно-процессуальных правоотношений вне прямой и конкретной связи с представителем государства (следователем, лицом, производящим дознание, прокурором, судом) не могут реализовать свои права и выполнять возложенные на них обязанности. Поэтому представитель власти, ответственный за уголовное дело, - обязательный участник уголовно-процессуальных отношений.


III. Взаимосвязь уголовно-процессуальных отношений с нормами уголовно-процессуального права

Уголовно-процессуальные правоотношения имеют ближайшую связь с нормами уголовно-процессуального права. В сфере уголовного судопроизводства находит полное подтверждение положение: «Правоотношение - это норма в ее действие, в ее осуществлении. Образование прав и обязанностей, правоотношений означает реализацию нормы права в жизни общества».

В самом общем виде уголовно-процессуальная норма, как и всякая другая правовая норма, представляет собой не что иное, как правило поведения людей.Слово «правило» не имеет смысла, когда не указан объект приложения правила. Применительно к праву таким объектом может быть только человеческое поведение. Сообразно этому каждая норма уголовно-процессуального права в конечном итоге направлена на регулирование поведения государственных органов, должностных лиц, граждан и представителей общественности в сфере уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальная норма представляет собой первоначальную, исходную «клеточку» уголовно-процессуального права, из которых слагаются правовые институты и отрасль уголовно-процессуального права. Находясь в соотношении с отраслью права как отдельное и общее, каждая норма составляет единство общего и единичного, основанное на том, что связывает закономерно всю совокупность норм в исторически определенную систему права.

Нормы уголовно-процессуального права всегда представляют предписания государства в лице его высших органов. Эти предписания (дозволения или запреты) содержатся лишь в нормах закона (ст. 1 УПК Р.М.), т. е. в нормативных актах, обладающих высшей юридической силой. Как и другие правовые нормы, они носят властный и общеобязательный характер. Общеобязательность уголовно-процессуальных норм состоит в том, что они распространяются на неограниченное количество случаев, однотипных или однородных по своему характеру, что все они рассчитаны на неоднократное применение.

Правила поведения, сформулированные, например, в ст. 47 УПК Р.М., распространяются на, потерпевших, но не распространяются на обвиняемых, свидетелей, специалистов и т. п. При этом предписания ст. 47 УПК Р.М распространяются на всех потерпевших от преступления граждан: как на тех, которым уже причинен вред, так и на тех, кому он может быть причинен в будущем. Правила ст. 47 УПК Р.М. адресованы каждому потерпевшему независимо от характера преступления, категории уголовного дела, его подследственности или подсудности.


Здесь следует, однако, уточнить: по делам так называемого частного обвинения объем прав потерпевшего шире, чем по всем остальным делам (ст. 47 УПК Р.М.). По делам о преступлениях, по которым предварительное следствие не обязательно, потерпевший имеет возможность ознакомиться с материалами дела не по окончании расследования, а после предания обвиняемого суду (ст. ст. 102, 177 УПК Р.М.).

Общеобязательность уголовно-процессуальной нормы, конечно, не означает, что каждая норма распространяется на всех участников процесса по уголовному делу. Нормы уголовно-процессуального права охватывают не всех участников уголовного судопроизводства, а только тех, которых они непосредственно касаются. Правила поведения, на пример, обвиняемого не распространяются на других участников уголовного судопроизводства, гражданин не может самостоятельно реализовать свои права без участия в этом государственного органа или его представителя (суда, прокурора, следователя, лица, производящего дознание). Именно поэтому правилами ст. 51 УПК Р.М. на суд, прокурора, следователя и лицо, производящее дознание, возложены обязанности разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав.

Положения, предусмотренные ст. 42 УПК Р.М., хотя и адресованы непосредственно обвиняемому, имеют также непосредственное отношение к следователю и другим вышеперечисленным государственным органам. Это и понятно, так как субъективные права одного участника (в данном случае обвиняемого) могут быть реализованы лишь в том случае, если им соответствуют обязанности другого участника (например, следователя).

В рассмотренных случаях, как видим, нормы уголовно-процессуального права, содержащиеся в ст. 42 и 47 УПК, действуют неодинаково: в одном случае по прямому адресу, т.е. распространяются непосредственно на лиц, для регулирования поведения которых они созданы; во втором случае адресат определяется с помощью другой нормы, сформулированной в ст. 51 УПК Р.М.

Как представляется, для уголовно-процессуального права характерно наличие сложных норм, в которых регламентируются правила поведения различных групп (видов, разновидностей) участников судопроизводства. Например, в ст. ст. 55, 56, 57 УПК Р.М. сказано, что в судебном разбирательстве равными правами по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств пользуются обвинитель, подсудимый, защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

Закону присущи такие свойства, как регулирование общественных отношений, абстрактность, всеобщность, общее установление. Несомненно, все эти свойства присущи и уголовно-процессуальным нормам.

Регулирование нормами права общественных отношений при производстве по уголовному делу означает, прежде всего, наделение участвующих в нем лиц (должностных лиц и граждан) соответствующими правами и обязанностями. Реализуя свои права и обязанности, лица, участвующие, например, в стадии судебного разбирательства, вступают в отношения с судом. Эти отношения (как и отношения в любой другой стадии уголовного процесса) и являются уголовно-процессуальными правоотношениями, поскольку регулируются они нормами уголовно-процессуального права. Правоотношений не может быть, пока нет нормы, которая бы регулировала эти отношения. Иначе говоря, уголовно-процессуальное правоотношение - это всегда результат регулирования поведения граждан, государственных органов и должностных лиц при возбуждении дела, его расследовании, судебном разбирательстве и при производстве в других стадиях уголовного процесса. Правоотношение как результат действия правовой нормы следует понимать в том смысле, что это тот результат, ради которого установлены нормы права, тот результат, без которого нормы права лишены смысла. В правоотношениях, правах, обязанностях раскрывается социальное назначение норм права.

Общий, абстрактный характер нормы права (закона) вытекает из того, что норма права - регулятор общественных отношений. Она потому и общеабстрактна, что образует меру, масштаб, правило для развития общественных отношений, взятых с какой-то одной стороны, в той или иной плоскости, без учета всех других сторон этих отношений, а тем более индивидуальных черт и особенностей каждого из них.

Абстрактные предписания норм права воплощаются в конкретных (или индивидуальных) правоотношениях, так как здесь речь может идти о применении общей нормы к конкретному факту. Акт применения нормы права тем и отличается от нормы права, что он рассчитан на индивидуально определенный случай, тогда как норма права как государственно-волевой, общеобязательный регулятор общественных отношений имеет своим предметом не конкретные отношения, а определенный вид их, не конкретный случай, а определенный вид случаев, целый ряд общественных отношений определенного вида. Норма права - это правило, основанное на глубоко обобщенном познании сущности явлений; а правоотношение - это реальное явление, отражающее жизнь.

Непременным условием существования уголовно-процессуальной нормы является ее формальная определенность, состоящая в точном формулировании правового положения участников уголовного процесса, их прав и обязанностей. Норма не может быть признана правовой, если она не отвечает этим требованиям. Между тем в уголовно-процессуальном праве имеется немало норм, содержащих формулировку задач уголовного судопроизводства, отдельных юридических понятий и терминов, принципов процесса, подсудности, подследственности и т. п. (ст. ст. 2, 3, 11-20, 25-272 , 34-35, 411 -43,47-50, 59, 90, 99, 163-165, 188 УПК Р.М.) и т. д.

Нормы уголовно-процессуального права (императивные и диспозитивные; запрещающие, обязывающие и управомачивающие; абсолютно определенные и относительно определенные) воздействуют на общественные отношения, возникающие в сфере судопроизводства, путем (регламентации всего процесса производства по уголовному делу). В этих целях нормы уголовно-процессуального права определяют:

- круг возможных субъектов уголовно-процессуальных отношений;

- перечень обстоятельств, исключающих участие граждан в качестве тех или других субъектов уголовного процесса (судей, прокуроров, следователей, лиц, производящих дознание, экспертов, специалистов, свидетелей);

- объем и пределы прав каждого субъекта уголовно-процессуального права; содержание их юридических обязанностей; гарантии прав участников уголовного судопроизводства.

Только при выполнении нормами уголовно-процессуального права регулятивных (правоустановительных) функций могут быть установлены уголовно-правовые отношения вместе с юридическими фактами (преступными деяниями), вызвавшими их возникновение. Установление же уголовных правоотношений предопределяет решение вопроса о возможности и необходимости применения материально-правовых санкций, т. е. приведения в действие механизма уголовной ответственности. Это в свою очередь означает выполнение правоохранительных функций нормами уголовно-процессуального права и органами, их применяющими. Таким образом, хотя создание регулятивных норм в уголовно-процессуальном праве в конечном итоге обусловлено обеспечением выполнения правоохранительных функций уголовного судопроизводства, эффективность их действия предопределяет выполнение уголовно-процессуальным правом правоохранительных задач.

Сообразно тому, что уголовно-процессуальные отношения представляют собой средство установления уголовно-материальных отношений, применение норм процессуального права в конечном итоге связано с применением норм уголовного материального права. Поэтому в процессе применения уголовно-процессуальных норм происходит и применение норм уголовного закона. Субъектом применения норм уголовного права является прежде всего суд, однако это не означает, что уголовно-правовые нормы не применяются до и после вынесения приговора.


Заключение

В процессе уголовного судопроизводства функционирует множество отношений. Будучи индивидуализировано, каждое из них играет определенную роль в общей системе уголовно-процессуальных отношений. В систему отдельные правоотношения объединяет общий объект, т. е. содержание материально-правового отношения. Требования ст. ст. 3, 19, 73, 90, 126, 136, 196, 231, 247. и т. п. достаточно определенно убеждают в этом: акцентируя внимание на необходимости установить состав преступления, они тем самым предписывают установить уголовно-правовое отношение. Именно это, а не отвлеченная идея единого уголовно-процессуального отношения объединяет процессуальные отношения в систему.

Сказанное, однако, не означает, что каждое из слагаемых этой системы не имеет самостоятельного значения. Больше того, каждое процессуальное отношение имеет только ему присущие содержание, объект и субъектный состав.

Подводя итог сказанному, и учитывая конструкцию правоотношения, разработанную в науке общей теории права, уголовно-процессуальные правовые отношения можно определить как идеологические общественные отношения, урегулированные нормами уголовно-процессуального права, возникающие, развивающиеся и прекращающиеся в сфере уголовного судопроизводства.

Между тем если последовательно исходить из того, что уголовно-процессуальное право регулирует общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства, то из этого логически вытекает единственно возможный вывод: суть уголовного процесса - система уголовно- процессуальных отношений, содержанием которых являются действия их участников. При таком подходе представляется возможным анализировать содержание и форму уголовного процесса, находящиеся в состоянии внутренней взаимосвязи и взаимообусловленности.


Список использованной литературы

1) Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения – Москва, 1975 г.

2) Галкин Б.А. и др. Учебное пособие по Советскому уголовному процессу – Москва, 1968 г.

3) Андреев В.В. и др. Учебное пособие по Советскому уголовному процессу – Москва, 1990 г.

4) Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности – Москва 1961 г.

5) Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий