регистрация / вход

Тактика осмотра места происшествия

Министерство Образования Российской Федерации Московский Государственный Педагогический Университет КУРСОВАЯ РАБОТА ТЕМА: "Тактика осмотра места происшествия "

Министерство Образования Российской Федерации

Московский Государственный Педагогический Университет

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТЕМА: "Тактика осмотра места происшествия "

Студентки 5 курса

Факультет: Социологии, экономики и права

Специальность: Юриспруденция

КРАСНОДАР 2003

ПЛАН.

1. Введение

2. Понятие и значение осмотра места происшествия

3. Цели и задачи осмотра места происшествия

4. Обстоятельства, подлежащие выяснению и вопросы, разрешаемые при осмотре места происшествия

5. Участники осмотра места происшествия

6. Подготовка к осмотру места происшествия

7. Тактические приемы осмотра места происшествия

8. Заключение

9. Список литературы.

1. Введение.

Осмотр - процессуальное действие, состоящее в наблюдении и изучении различных объектов для установления и закрепления доказательств и других обстоятельств, имеющих значение для дела. С древнейших времен он является одним из самых распространенных источников доказательств. Более 100 лет назад русский процессуалист Я.И. Баршев Отмечал, что осмотры следует проводить “во всех случаях, когда в исследуемом уголовном деле находятся наружные признаки и следы, подлежащие осмотру, осмотр которых и приведение в известность должны иметь влияние на будущий приговор”.

В настоящее время, в условиях перехода Украины к совершенно новому типу экономических отношений, сопровождающееся сильным всплеском криминальной активности, особое значение приобретает деятельность правоохранительных органов по расследованию и предупреждению преступлений.

В свете этого, на мой взгляд, совершенно необходимым является совершенствование действующей правовой системы в Украине, и в частности, пакета Уголовного, Уголовно-процессуального и Уголовно-исполнительного законов, которые послужат гарантом своевременной, а главное эффективной деятельности правоохранительных органов по раскрытию и предупреждению преступлений.

Уголовно-процессуальный закон наделяет следователя определенным инструментарием, необходимым ему для установления истины по делу. К числу таких инструментов относятся, прежде всего, процессуальные и следственные действия, предусмотренные в законе. Однако среди всего конгломерата этих действий, наиболее значительное и первостепеннейшее место занимает такое следственное действие, как осмотр места происшествия. Именно на стадии производства осмотра места происшествия, как абсолютно верно отмечает В.И.Смыслов, следователем накапливается основной массив информации, пригодной для выдвижения версии по конкретному уголовному делу.

Важность осмотра места происшествия заключается еще и в том, что это единственное следственное действие, возможность проведения которого уголовно-процессуальный закон предусматривает до возбуждения уголовного дела, подчеркивая тем самым его важность и значимость.

В своей курсовой работе я попытаюсь рассмотреть наиболее важные и проблемные вопросы, касающиеся проведения осмотра места происшествия, его основные тактические приемы и особенности.

2. Понятие и значение осмотра места происшествия

Событие преступления, независимо от того, явилось оно результатом общественно опасного действия или бездейст­вия, приводит к тем или иным изменениям в окружающей среде. Изменения материальной обстановки дают возмож­ность обнаружить следы и иные вещественные доказатель­ства.

Обнаружение и изучение происшедших изменений или сле­дов преступления, а также характера обстановки, в которой оно совершено, способствуют познанию истины, дают возмож­ность установить картину происшедшего. Одним из важней­ших процессуальных действий, направленных на выявление и исследование следов и обстановки преступления, является осмотр места происшествия.

Осмотр проводится “в целях обнаружения следов пре­ступления и других вещественных доказательств, выяснения обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, име­ющих значение для дела” (ст. 190 УПК.).

В процессе осмотра места происшествия следователь получает информацию путем непосредственного восприятия и исследования материальных последствий и обстановки, в ко­торой произошло расследуемое событие или отдельные его этапы. Он знакомится с обстановкой, отыскивает, изучает, оценивает материальные объекты, их признаки, свойства, со­стояния, взаиморасположение, открывает взаимосвязь пред­метов и явлений и, наоборот, вскрывает противоречия между ними, то есть получает фактические данные. На основе обна­руженного он строит логические выводы о событии преступ­ления и иных фактах, имеющих значение для дела. Для того чтобы собранная следователем в ходе осмотра информация имела доказательственное значение, он обязан процессуально закрепить ее и принять меры по сохранению обнаруженных следов и иных вещественных доказательств.

Осмотр как следственное действие характеризуется не­посредственным личным восприятием следователем обста­новки места происшествия. Он носит познавательный, иссле­довательский характер, направленный на изучение обстанов­ки, следов и иных вещественных доказательств и их фикса­цию с целью установления события происшествия и выявле­ния дополнительных источников информации.

Непременным условием эффективности осмотра является знание и соблюдение процессуальных и тактических правил его проведения, умелое использование современных, научно-технических средств, надлежащее закрепление хода и резуль­татов осмотра.

В ходе расследования преступлений следователю прихо­дится производить различные виды осмотра: осмотр места происшествия (помещений, местности); предметов и доку­ментов в целях обнаружения на них следов преступления; наружный осмотр трупа; осмотр (освидетельствование) тела обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего; осмотр почтово-телеграфной корреспонденции, а также иных объектов, приобщаемых к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств.

Каждому из перечисленных видов смотра присущи свои тактические особенности, обеспечивающие всесторонность и полноту их исследования. Наиболее распространенным и сложным является осмотр места происшествия. Поэтому про­цессуальные правила и тактические приемы осмотра в ос­новном рассматриваются применительно к этому виду. По­нятно, что они могут быть применены и для других видов осмотра.

Под местом происшествия понимают, прежде всего, территорию или помещение, где произошло расследуемое событие или наступил его результат. Местом происшествия может явиться также территория или помещение, где гото­вилось преступление или обнаружены последствия рассле­дуемого события. Это может быть место обнаружения трупа, перемещенного с места убийства, похищенного имущества, орудий преступления, следов и иных вещественных доказа­тельств, в том числе транспортных средств. Таким образом, понятие “место происшествия” шире понятия “место пре­ступления”. Так, например, место совершения убийства и расчленения трупа будет являться местом совершения преступления, а места, где части трупа были захоронены - местом происшествия, причем мест происшествия будет столько (и, следовательно, осмотров), сколько мест использовал преступник для сокрытия данного преступления.

Находящиеся на месте происшествия различные предметы в их совокупности и взаимосвязи составляют обстановку места происшествия.

Для более четкого уяснения сущности осмотра места происшествия, на мой взгляд, необходимо провести параллель между данным видом осмотра и иными видами осмотров, указанных в уголовно-процессуальном законе.

Осмотр местности и помещения как самостоя­тельный вид осмотра имеет место, когда не усматривается их непосредственной связи с происшествием, но есть основания полагать наличие там данных, могущих оказать помощь в расследовании (например, осмотр местности или помещения с целью проверки правдивости показаний со ссылкой на али­би). По мнению В.И. Смыслова “…трудно найти четкую границу между осмотром места происшествия и осмотром местности и помещений.” Однако данное мнение мне кажется несколько обобщенным и навеянным. Действительно, при осмотре места происшествия в помещении данное утверждение имеет смысл и соответствует действительности, однако при несовпадении этих категорий различия в тактике, а равно и процессуальных основаниях проведения этих следственных действий очевидна.

0смотр предметов и документов, обнаружен­ных при осмотре места происшествия, выемке или обыске, является самостоятельным видом осмотра, если следователь подробно изучает их не на месте обнаружения, а по месту производства следствия. В протоколе следственного действия, в процессе которого изъят предмет или документ, отмечают­ся индивидуализирующие их признаки и факт изъятия, а в протоколе осмотра предмета или документа - результаты осмотра.

Осмотр предметов и документов в кабинете следователя производится в случае, когда для их детального изучения требуется продолжительное время или применение более сложных научно-технических средств и приборов.

Осмотр трупа, как правило, производится на месте его обнаружения и является частью осмотра места происше­ствия. Осмотр трупа может быть произведен также на месте его эксгумации или в морге.

Освидетельствование производится с целью уста­новления на теле обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего следов преступления или особых примет. Для производства освидетельствования необходимо вынесе­ние постановления, которое обязательно для лица, в отно­шении которого оно вынесено.

Осмотр животных и их трупов законом не предусмотрен в качестве самостоятельного вида осмотра и проводится чаще всего при осмотре места происшествия. Иногда осмотр животных и их трупов может проводиться и не в связи с осмотром места происшествия. Целью такого осмотра обычно является выявление признаков, позволяющих установить принадлежность животного определенному хозяй­ству или лицу (вид животного, порода, пол, масть, возраст, различные клейма и другие признаки, индивидуализирующие животное). К проведению этого осмотра целесообразно при­влечь специалиста - ветеринара или зоотехника.

Различают первоначальный и повторный осмотры.

Первоначальный осмотр проводится следовате­лем впервые. Место происшествия и все объекты осматрива­ются полностью. Первоначальный осмотр, как правило, наи­более эффективен, поскольку обстановка еще не успевает подвергнуться существенным изменениям. Сущность первоначального осмотра не меняется, если до прибытия следова­теля место происшествия было предметом осмотра ведомст­венной комиссии (например, осмотр места происшествия по делам о нарушении техники безопасности, проведенный тех­ническим инспектором профсоюза с составлением соответ­ствующего заключения).

Повторный осмотр - это новое полное исследова­ние всего места происшествия, уже подвергавшегося осмотру следователем. Необходимость в повторном осмотре возни­кает обычно в двух случаях: когда первоначальный осмотр проведен в неблагоприятных условиях (например, метеоро­логических) и когда первоначальный осмотр проведен недоб­рокачественно (нарушены нормы УПК, не исследовались су­щественные обстоятельства и т.д.).

В зависимости от объема исследования осмотр может быть основным и дополнительным.

Дополнительный осмотр проводится, когда после производства осмотра в ходе дальнейшего расследования выясняется, что небыли подвергнуты осмотру или осмотре­ны недостаточно полно отдельные объекты места происше­ствия. Дополнительному осмотру подвергаются только те объекты, для исследования которых он был предусмотрен. При проведении дополнительного и повторного осмотров применяются те же процессуальные правила и тактические приемы, что и при проведении первоначального осмотра, и составляются самостоятельные протоколы.

Т.о. рассмотрев основные признаки, виды осмотра места происшествия, а также соотношение с другими видами следственных осмотров можно дать определение осмотру места происшествия.

Осмотр места происшествия - это процессуальное действие, состоящее в непосредственном исследовании управомоченными лицами обстановки места происшествия и отдельных его объектов для обнаружения и закрепления фактических данных, имеющих значение доказательств, позволяющих установить в возможных пределах наличие или отсутствие признаков состава преступления в исследуемом событии, а также для построения и проверки версий и выявления причин и обстоятельств, способствующих совершению преступлений.

Как уже указывалось, осмотр места происшествия является одним из наиболее распространенных следственных действий и его значение трудно переоценить. Особенно велика его роль в расследовании таких преступлений, как убийство, изнасилова­ние, кража с применением технических средств, разбои, поджо­ги, железнодорожные и автомобильные катастрофы и т.д. Расследование по этим категориям дел необхо­димо начинать обязательно с осмотра. В большинстве случаев результаты, полученные при осмотре места происшествия, яв­ляются тем отправным началом, от которого зависит весь последующий ход расследования и в ряде случаев единственным средством получения фактических данных, позволяющих вести дальнейшее расследование. Осмотр места происшествия подчас дает возможность в общих чертах ответить почти на все вопро­сы, которые должно решить следствие для того, чтобы раскрыть преступление и изобличить преступника.

Значение осмотра места происшествия, как одного из важнейших первоначальных следственных действий, заключается также в том, что он является незаменимым и неповторимым действием. Его нельзя заменить никакими другими следственными действиями, даже при наличии очевидцев происшедшего события, показания которых никогда не могут быть столь же эффек­тивными как непосредственное восприятие. При осмотре производится профессиональное исследование, восприятие же собы­тий свидетелем, как правило, носит общежитейский характер. Именно в этом смысле нельзя признать показания указанных лиц равнозначными осмотру.

Осмотр места происшествия является неповторимым в том смысле, что в случае некачественно или несвоевременно прове­денного осмотра восполнить упущенное почти никогда не удает­ся, как бы тщательно впоследствии не производился вторичный осмотр

Все сказанное свидетельствует о том, что проведение данного действия весьма ответственное и серьезное дело, требующее от следователя настоящего искусства, но искусства, конечно, не в том смысле, о котором говорит Чарльз О. Хара, когда он утверждает, что ведение следствия это искусство, а не наука, где “элемент интуиции или счастливое вдохновение при выборе методов следствия также оказывает свое влияние на его резуль­таты”.

Под искусством ведения осмотра нужно понимать умение, основанное на знании технических и тактических приемов, сочетаемое с практическим опытом, целеустремленностью, вниманием, настойчивостью, творческим подходом к разрешению непосредственных задач. Иначе говоря, “…только наука, возведенная в степень искусства, способна решать те ответственные задачи, которые стоят перед следователем при производстве осмотра.”.

Значение осмотра места происшествия определяется ря­дом особенностей этого следственного действия. Важнейшие из этих особенностей состоят в следующем. Осмотр места происшествия позволяет следователю непосредственно в том месте, в котором, как правило, совершено преступление, изу­чить обстановку и обстоятельства преступления. В ряде слу­чаев обстановка и обстоятельства совершенного преступле­ния могут быть установлены и другими следственными дейст­виями. Однако непосредственность восприятия и наблюдений в значительно большей мере обеспечивается при осмотре места происшествия. Кроме того, на месте происшествия обычно остаются многочисленные материальные последствия преступления в виде различных следов и вещественных до­казательств. При умелом и тщательном обнаружении и фик­сировании этих следов и вещественных доказательств, след­ствие получает многочисленные и важные доказательства, позволяющие раскрыть преступление и изобличить преступ­ников. С этой особенностью осмотра места происшествия связана другая - возможность широкого применения научно-технических средств при производстве данного следственного действия.

Применение научно-технических средств значительно рас­ширяет возможности выявления скрытых для невооружен­ного глаза или слабо видимых следов и вещественных дока­зательств.

Осмотр места происшествия является первоначальным следственным действием. Вследствие этого он позволяет пра­вильно определить направление расследования, выдвинуть и проверить следственные версии, наметить план расследо­вания преступления.

Осмотр места происшествия по каждому делу имеет свои особенности. В зависимости от этих особенностей следова­тель выбирает определенные тактические правила, соответ­ствующие конкретным обстоятельствам данного происшест­вия. Необходимо иметь в виду, что осмотр места происше­ствия, как и всякое другое следственное действие, требует творческого, инициативного отношения следователя к вы­полнению стоящих перед ним задач. Всякий шаблон, связы­вание инициативы следователя тут недопустимы.

Роль следователя на месте происшествия не может сво­диться к фиксации доказательств и обстановки этого места.

Осмотр места происшествия-активная деятельность по раскрытию преступления. В этих целях осмотр места проис­шествия может включать в себя некоторые проверочные дей­ствия (например, автомашина не просто осматривается, а проверяется и фиксируется состояние ее рулевой тяги, тор­мозной системы и проч.).

С другой стороны, осмотр места происшествия координи­руется с оперативно-розыскными действиями.

Творческое отношение следователя к осмотру места про­исшествия, необходимость проявления инициативы с его сто­роны не только не исключают, но, наоборот, предполагают выработку определенных основных тактических правил про­изводства этого следственного действия.

Научная обоснованность тактических правил осмотра и творческое применение их и составляют главное содержание данного следственного действия.

Так же следует решать вопрос и о значении осмотра места происшествия, как средства, при помощи которого добываются вещественные доказательства. Значение осмотра в первую очередь определяется конкретными условиями и поэтому нельзя согласиться с утверждением Н. П. Макаренко, что осмотр яв­ляется краеугольным камнем всех следственных действий. Вме­сте с тем ни в коей мере нельзя умалять исключительное зна­чение осмотра для расследования целого ряда преступлений и, в особенности для тех дел, когда на месте происшествия мо­гут быть обнаружены материальные следы.

3. Цели и задачи осмотра места происшествия.

Задачи осмотра в основном определены в УПК России “Осмотр производится в целях обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств, выяснения обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имею­щих значение для дела”. Как видно из текста закона, в нем наряду с конкретными задачами содержатся и указания, данные в общей форме. Под формулировкой “а равно иных обстоя­тельств, имеющих значение для дела” следует понимать любые данные, которые в дальнейшем могут быть использованы для обнаружения других доказательств, например, выяснение того, откуда можно было видеть или слышать то, что происходило на осматриваемой территории, позволяет выявить возможных сви­детелей происшедшего события. К этой же категории относятся данные, которые могут быть впоследствии использованы для розыскных действий, например, при применении служебно-розыскной собаки. В то же время УПК РФ не дает исчерпывающего перечня задач, стоящих перед осмотром места происшествия. К ним должны быть отнесены и такие зада­чи, как фиксация результатов осмотра, а также выдвижение и проверка версий о фактических обстоятельствах дела и его участниках.

Таким образом, независимо от конкретных обстоятельств и вида расследуемого преступления основными задачами осмотра места происшествия являются:

1) обнаружение и исследование следов и других веществен­ных доказательств;

2) выявление обстановки места происшествия;

3) фиксация всех имеющих значение для дела обстоятельств, обнаруженных при осмотре;

4) выдвижение и проверка версий о фактических обстоя­тельствах дела и его участниках;

5) установление данных для выявления новых источников получения доказательств, а также для производства розыскных действий.

Решение этих задач при производстве осмотра места проис­шествия, как и всего следствия в целом, имеет своей конечной целью установление обстоятельств, составляющих предмет доказывания - наличие или отсутствие состава преступления в исследуемом событии. Это значит, что при осмотре нужно выяснить, во-первых, обстоятельства, позволяющие определить объект преступления-то, на что было направлено преступное посягательство, и предмет преступления, - то, чему непосред­ственно причинен ущерб. Об этом можно судить по наличию трупа, его позе, взломанному хранилищу, сгоревшему по­мещению, поврежденному имуществу, отсутствию ценностей и т. д.

Так, например, 15 августа 1977 г. утром в картофельных грядках, у забора дома № 41, расположенного на перекрестке улиц 7-я линия и Лермонтова г. Омска был обнаружен труп Наташи Миловидовой, ученицы 10 класса Омской средней шко­лы. Поза трупа, забитый в рот кляп, сделанный из трусов потер­певшей, и свежее нарушение девственной плевы, бесспорно, сви­детельствовали о том, что перед смертью Наташа была изнаси­лована. Это предположение, выдвинутое в результате осмотра, впоследствии полностью подтвердилось. Вот что рассказал обви­няемый по этому делу, некто 3.: вечером 14 августа 1977 г. после ужина он напился водки в палатке на улице, накурился наркотиков и у него возникла мысль изнасиловать женщину. Он стал бродить, но улицам, где и встретил девушку, оказавшуюся Натальей Миловидовой. “Я стал приставать к девушке, - рас­сказывал далее 3. - Она сопротивлялась, вырвалась от меня. Все это происходило на улице 7-я линия. Но я решил не отста­вать от нее. Девушка бросилась бежать, но я настиг ее возле картофельных грядок и сбил с ног. Сорвав с нее трусы, я заткнул ими рот девушки и изнасиловал ее. Задушив девушку, я убежал домой, где и проспал до утра”.

Во-вторых, при осмотре необходимо установить обстоятель­ства, характеризующие объективную сторону преступления. В процессе осмотра выясняется, где, когда совершено преступ­ление, каков механизм происшедшего события, т. е. каким спо­собом оно совершено, при каких обстоятельствах, что способ­ствовало совершению преступления, каковы его последствия. Так, например, наличие трупа с многочисленными ранениями и отсутствие крови позволяют сделать вывод о том, что преступ­ление совершено в каком-то другом месте и, наоборот, наличие трупа, лежащего в луже крови, свидетельствует о том, что именно здесь и произошло убийство. Таким образом решается вопрос- где совершено преступление. В связи с этим можно привести следующий случай. 8 августа 1989 г. в 7 часов вечера два мальчика, катаясь на лодке по реке Зеленчук, заметили вы­ступающую из воды около обрывистого правового берега чело­веческую руку, а на некотором расстоянии от нее увидели лежавшие у воды кишки. Был произведен осмотр места проис­шествия.

Части человеческого тела находились в воде у берега против здания бывшей церкви. Откос набережной в этом месте подмы­вался течением реки и земля осыпалась в воду. Человеческая рука частично находилась в воде, а частично была засыпана обвалившейся землей. На некотором расстоянии вниз по течению реки на берегу у самой воды лежали желудок, толстые и тонкие кишки. Тут же поблизости был обнаружен кожно-мышеч­ный лоскут размером 18х5 см. На проезжей части дороги, отделяющей берег реки от здания бывшей церкви, были найде­ны обрывки газеты “Мориупольская правда” за 31 июля и 4 августа 1989 г. с пятнами темно-красного цвета, похожими на пятна крови. Через пять дней на дне наполненной водой открытой канализационной траншеи на Подаптечной улице на глубине четырех метров был обнаружен льняной мешок. В нем находилось туловище без рук, ног и головы. Полость живота и груди была вскрыта, внутренности и половые органы отсутство­вали. На туловище в области груди было 19 колото-резаных ран треугольной формы. Места отчленения были обложены газе­тами. Газеты оказались и в полости живота. Путем сопоставле­ния обрывков газет было установлено, что они являются частя­ми газеты “Мориупольская правда” за 10, 17, 24 и 26 июля того же года. На двух обрывках “Литературной газеты” за 17 и 24 июля имелись рукописные цифры “2” и “3-2”. При рас­смотрении обрывка газеты с цифрой “2” под увеличением уда­лось обнаружить слабый штрих, по-видимому, остаток цифры “3”. Это обстоятельство позволило сделать вывод, что обрывок с цифрой “2” и “3-2” принадлежал газетам того подписчика, адрес которого в отделении связи условно обозначался цифрами “3--2” (первая цифра обозначала номер дома, а вторая - но­мер квартиры). При проверке карточек подписки в отделениях связи одновременно предъявлялись обрывки газет письмонос­цам, которые, как оказалось, и производили “разметки” адресов подписчиков. Одна из них заявила, что на предъявленных обрывках цифры написаны ею и что подписчик проживает в доме № 3, кв. № 2 по Подаптечной улице. Этим подписчиком оказался гр-н Э., проживающий вместе с двумя сыновьями и племянником.

При производстве обыска в квартире Э. на различных пред­метах (на одеяле, на стенах, на полу, между половицами, на трехгранном напильнике, на топоре) были обнаружены темно-бурые пятна, оказавшиеся, как впоследствии установила экспер­тиза, пятнами крови. В топке печки были найдены куски обгоревшего мяса, а в подвале, в хозяйственной сумке-рука человека. Кроме того, была обнаружена пачка номеров “Лите­ратурной газеты” и “Мориупольской правды”, в которой отсутствовали номера “Мориупольской правды” за 10, 17, 24 и 26 июля 1989 г. и “Литературной газеты” за 17, 24 и 26 июля-1989 г., т. е. не было как раз тех, которые были обнаружены при осмотре туловища трупа. Так было установлено место, где было совершено убийство.

Состояние трупа, место, где он найден, обнаруженный при нем железнодорожный билет или остановившиеся при ударе часы, температура двигателя автомашины в момент аварии и т. п. позволяют ответить на вопрос-когда совершено пре­ступление.

Тщательный осмотр места происшествия и выяснение состоя­ния окружающей обстановки, положения и позы трупа, харак­тера имеющихся на нем ранений, а также наличие орудий пре­ступления и различного рода следов и других вещественных доказательств-все это позволяет решить вопрос и о том, каков механизм совершившегося события. Это положение можно подтвердить следующим примером. В результате осмотра, про­веденного в связи с обнаружением трупа Яна К. в собственном доме в одной из чехословацких деревушек, было установлено следующее: главный вход в дом был закрыт на дверной замок, никаких следов вокруг него не было. Дверь черного хода была открыта, но она также не имела никаких следов взлома. Как показали свидетели, К. был очень боязлив и всегда эту дверь закрывал на замок и, кроме того, подпирал ее толстым куском дерева, который валялся тут же неповрежденным. Близ двери у стены стоял маленький топорик, оказавшийся также нетрону­тым. По словам свидетелей, К. держал его на случай, если бы ему угрожала опасность. Соседние помещения (чердак, амбар) также не имели следов насильственного проникновения в жи­лище.

В жилой части дома у среднего окна напротив двери стояла кровать, на которой и лежал мертвый Ян К. В комнате было пять небольших окошек, четыре из которых были закрыты зана­весками, а одно прикрыто подушкой. В левом углу помещения, если смотреть от двери, находился столик, на котором стояла кастрюля с остатками пищи и два стакана из-под пива. На полу валялось много писем и женских фотографий. Это были ответы на его предложения иметь в доме хозяйку. На бумагах, лежав­ших на полу в ногах кровати, был ясный неполный отпечаток очень маленькой женской подошвы. В луже крови на полу, под головой трупа находилась сломанная деревянная палка, какие обычно употребляются при обработке льна. На подушку, где лежал К., было обнаружено несколько длинных черных волос, явно женских.

При осмотре на голове трупа были обнаружены три ранки длиной примерно 1 см, очевидно, полученных от удара тупым предметом, вероятно, палкой, найденной на месте происшествия. На шее было множество мелких, узких, имеющих прямолиней­ную форму ссадин, расположенных по левой и правой стороне шеи. Труп был одет в рубашку и кальсоны. Оба шкафа, нахо­дившиеся в помещении, были совершенно пусты, хотя свидетели показали, что в них хранилось много одежды и белья. На осно­вании данных, полученных в результате осмотра, комиссия попыталась представить себе весь механизм совершенного преступления. Наличие двух стаканов свидетельствовало, что в квартире К. присутствовало постороннее лицо. Прикрытое окно, на котором не было занавески, задернутые занавесками другие окна, длинные черные волосы на подушке К. подтвержда­ли то обстоятельство, что этим лицом была женщина. Поврежде­ния на голове были причинены легким тупым орудием, с малой си­лой, следовательно, лицом физически слабым. Подобные повреждения могли привести лишь к потере сознания. Удавле­ние же руками, следы которых были обнаружены на шее, что и привело к смерти, было также совершено лицом физически слабым, так как, судя по числу ссадин, преступник должен был сжимать шею продолжительное время, прежде чем наступила смерть. Характер ссадин давал возможность предположить, что у преступника были длинные ногти. Все эти обстоятельства указывали на то, что убийцей была женщина или слабый муж­чина с длинными ногтями на руках. Количество похищенного свидетельствовало, что в преступлении участвовали еще один или два человека. На следующий день была задержана жен­щина с двумя мужчинами, которые признались, что женщина под предлогом, что ищет места хозяйки, пришла к К., поужина­ла вместе с ним и легла спать, а затем, когда К. уснул, впустила через черный ход своих сообщников, которые вначале били К. палкой по голове, а потом удавили его руками. Как женщина, так и оба ее сообщника были маленького роста, слабого тело­сложения, с небольшой физической силой, с длинными ногтями на руках. Таким образом, признание преступников полностью соответствовало фактам, обнаруженным при осмотре.

В-третьих, при осмотре устанавливаются данные о субъекте преступления. В решении этого вопроса помогает наличие сле­дов и анализ их характера. Например, по форме следов обуви можно определить пол преступника, по размеру-какого он роста, по дорожке следов-его походку, наличие или отсут­ствие каких-либо дефектов (хромота, волочение ноги, протез). По следам ног и наличию окурков разных марок можно судить о количестве преступников и их привычках. Характер совершен­ного действия (взлом сейфа) или количество похищенного сви­детельствуют о навыках преступника, его физической силе. По различного рода следам можно установить индивидуальные особенности преступника, по которым он может быть идентифи­цирован (следы пальцев рук, босых ног, записка и т. д.). Иногда удается установить конкретное лицо, совершившее преступле­ние, по оброненным им документам, удостоверяющим личность.

В подтверждение сказанного можно привести следующий случай из следственной практики, когда благодаря данным осмотра удалось установить некоторые черты, характеризующие личность преступника. В сентябре 1961 г. из Русского музея в Ленинграде были похищены 32 настольные медали, посвященные различным историческим событиям. Медали были золотые, платиновые и серебряные. Основная же их ценность заключа­лась в том, что они являлись уникальными. Кроме того, было похищено 7 художественных миниатюр, также представляющих большую ценность.

В демонстрационном зале, откуда были похищены эти про­изведения искусства, оказались разбитыми окно, выходящее на улицу, и стекла стендов, где хранились медали. Кроме того, на паркетном полу была обнаружена дорожка следов, ведущая от окна к стендам и обратно. Большинство из них были очень чет­кими, так как накануне вечером натирались полы. Длина отдель­ного следа и его форма соответствовали 38-му размеру мужской обуви.

Основываясь на данных осмотра, следователь пришел к сле­дующим предположительным выводам:

1. Преступник проник в помещение через окно. Об этом свидетельствовала дорожка следов и то обстоятельство, что здание Русского музея было в лесах, так как производился косметический ремонт фасада.

2. Эти же обстоятельства свидетельствовали о том, что кража совершена посторонним лицом.

3. Лицо, совершившее кражу, не разбирается в истинной ценности произведений искусства, так как рядом с разбитым стендом находилась икона, выполненная из кости, работы из­вестного русского художника А. Рублева, которая осталась не­тронутой. Очевидно, при определении ценности преступник исхо­дил из того, что наиболее дорогие вещи находятся под стеклом. Этот факт также подтверждал, что в настоящем случае действо­вало постороннее лицо.

4. Совершил кражу молодой человек, не выше среднего роста, возможно, подросток. Такой вывод был сделай на осно­вании размера следа (соответствовавшего 38-му размеру обуви) и отчасти того обстоятельства, что зал, из которого были похи­щены ценности, находился на третьем этаже и проникнуть в него через окно можно было только поднявшись по строительным лесам.

Впоследствии, когда дело было расследовано, похитителями действительно оказались лица 19 и 20-летнего возраста, не имеющие никакого отношения к Русскому музею, причем один из них был среднего роста. О существовании известного древне­русского живописца А. Рублева они не имели никакого пред­ставления.

В-четвертых, цель осмотра заключается в установлении обстоятельств, характеризующих форму вины, мотив и цель преступления. Например, обнаружение трупа женщины в харак­терной для изнасилования позе, беспорядок одежды на нем могут свидетельствовать о том, что в данном случае было совер­шено изнасилование.

С точки зрения установления времени совершения преступ­ления и его мотивов некоторый интерес представляет следую­щий случай. 27 августа 1987 г. в доме, расположенном около шоссе недалеко от деревни Кроксово, был обнаружен труп хо­зяйки дома 75-летней гр-ки Петровой. Дверь, ведущая в кори­дор дома, оказалась открытой. На полу небольшой комнаты, около стола, лежал окровавленный труп Петровой, в стороне валялись топор и нож с обильными следами крови. Брызги и потоки крови имелись также на стене, ножках стула и скамейке. Вся обстановка в комнате (развороченная постель, вспоротые подушки, разбросанные вещи) свидетельствовала, на первый взгляд, о корыстных мотивах убийства.

С самого начала осмотра места происшествия причина смер­ти не вызывала сомнения: ведь орудия убийства находились рядом с трупом. Судебно-медицинский эксперт дал заключение, что смерть наступила от рубленых ранений головы. На теле имелось еще несколько ножевых ран. На столе среди других бумаг лежала местная газета за 26 августа.

При осмотре прилегающей к дому местности на огороде, среди грядок картофеля, было обнаружено несколько следов копыт лошади; какие-либо следы гужевого транспорта отсут­ствовали. 26 августа в середине дня прошел дождь и, поскольку следы конских копыт были свежими, не поврежденными дож­дем, можно было предположить, что они оставлены во второй половине дня 26 августа.

На основании всех добытых при осмотре места происшествия данных были сделаны следующие предположительные выводы:

1. Убийство совершено во второй половине дня 26-го авгу­ста. Об этом свидетельствовала обнаруженная местная газета за тот же день и неповрежденные дождем следы конских копыт. Сделанный вывод подтверждался также и предварительным мнением судебно-медицинского эксперта.

2. Убийство совершено либо из корыстных побуждений (об этом свидетельствовала развороченная постель, вспоротые по­душки, разбросанные вещи и т. д.), либо на почве мести. Послед­нее предположение было выдвинуто потому, что убийца дей­ствовал очень жестоко и нанес жертве семь ножевых и не­сколько глубоких рубленых ран.

В ходе дальнейшего расследования предположительные вы­водил, сделанные на основе осмотра места происшествия, почти полностью подтвердились. Убийцей оказался местный рабочий совхоза некто П., хулиган и дебошир. Вот что рассказал П. на допросе: “У меня,- объяснил П.,- сложились очень плохие отношения с женой. Она пошла однажды к старухе П. и та нагадала ей, что паша семейная жизнь не наладится. 26 августа я сильно выпил и во второй половине дня верхом на совхозной лошади поехал к Петровой, которая стала гадать мне по руке с помощью какой-то религиозной книги. Я очень люблю жену, а Петрова нагадала мне, что мы не уживемся вместе. Во мне внезапно вспыхнула злоба на старуху, и я стал наносить ей удары”.

Естественно, что не все перечисленные вопросы могут быть решены в каждом случае осмотра места происшествия и не всегда можно их решить достаточно полно и достоверно. В ряде случаев решение может быть лишь предположительным и бу­дет служить только для построения следственных версий.

Участники осмотра места происшествия.

Производство осмотра закон возлагает на следователя. Он обязан производить осмотр сам, а не через других лиц. Он лично обязан убедиться в существовании определен­ных фактов, обстоятельств, выяснить их характер и занести в протокол только результаты собственных наблюдений. Наряду с этим на следователя возлагаются и организатор­ские функции по привлечению, расстановкой использованию других участников осмотра. Они приглашаются для оказания помощи следователю в осмотре. Указания следователя обязательны для всех лиц, участвующих в осмотре.

Присутствующие при осмотре понятые (не менее двух человек) призваны удостоверить факт, содержание и резуль­таты производимых следователем действий. Поэтому они должны лично воспринимать все, что обнаруживается, иссле­дуется, фиксируется при осмотре. Понятые имеют право де­лать замечания по поводу производимых следователем дей­ствий, обращать его внимание на те или иные обстоятель­ства. В дальнейшем, в случае возникновения неясностей по поводу осмотра, понятые могут быть допрошены в качестве свидетелей.

Закон ставит только одно условие при подборе понятых - не заинтересованность в исходе дела, вводя некоторые ограничения с точки зрения родства. Од­нако, исходя из тех задач, которые им предстоит выполнить при осмотре, следователь должен привлекать в качестве по­нятых лиц достаточно грамотных, чтобы они смогли разби­раться в объектах, которые исследуются при осмотре, и в действиях следователя. Недопустимо приглашать в качестве понятых лиц, обладающих физическими недостатками (с ос­лабленным слухом, зрением и т. п.), психически неуравновешенных (излишне впечатлительных, вспыльчивых и т. п.), а также несовершеннолетних. Не рекомендуется брать в ка­честве понятых работников правоохранительных органов, об­щественных помощников следователя. Не следует пригла­шать и лиц, не проживающих постоянно в данной местности (это затруднит их вызов к следователю или в суд, если воз­никнет надобность).

Если есть опасение, что на месте происшествия не ока­жется граждан, не заинтересованных в расследовании дела, понятые заранее подбираются и доставляются из другого места.

Участниками осмотра места происшествия могут быть оперативные работники милиции и уголов­ного розыска, инспектор ГАИ, участковый инспектор, которые могут оказать следователю необходимую помощь и содействие в ходе производимого им осмотра места происшествия. В частности, они могут выполнять в ходе осмотра следующие функции:

- организацию охраны места происшествия и поддержа­ние порядка на окружающей местности;

- обследование (“прочесывание”) окружающей местно­сти;

- наблюдение за поведением отдельных лиц; - опрос присутствующих лиц, проживающих поблизости от места происшествия или по пути следования возможного преступника, и выявление очевидцев происшествия и свиде­телей;

- осуществление оперативно-розыскных мероприятий, связанных с преследованием и задержанием возможного преступника, розыском похищенного, орудий преступления и других объектов;

· применение служебно-розыскной собаки;

- оказание содействия в осмотре.

Потерпевший, свидетель, обвиняемый и по­дозреваемый привлекаются к осмотру, когда они могут помочь обнаружить вещественные доказательства, следы, по­яснить обстановку и обстоятельства происшествия. При этом следователь должен принять меры, чтобы они не ис­пользовали свое участие в осмотре для сокрытия или унич­тожения следов преступления. Вопрос о привлечении назван­ных лиц к проведению осмотра решается в каждом конкрет­ном случае исходя из обстоятельств дела.

Представители общественности привлекают­ся следователем для охраны места происшествия, связи и выполнения отдельных поручений, поиска следов и вещест­венных доказательств.

Если расследуемое событие произошло на территории или в помещении какого-либо предприятия, учреждения или организации, представители администрации мо­гут:

- помочь сориентироваться на месте происшествия; - дать справку о характере и особенностях работы пред­приятия, системе охраны и сигнализации, расположении по­мещений, назначении и устройстве отдельных объектов;

- предоставить технические средства, подсобных рабо­чих.

Материально-ответственные лица приглаша­ются в случаях, если происшествие связано с возможным причинением ущерба, государственному или общественному имуществу, находящемуся на их ответственном хранении.

В необходимых случаях следователь вправе вызвать для участия в осмотре места происшествия специалиста, пра­ва и обязанности которого изложены в ст. 128' УПК.

В качестве специалиста приглашается лицо, обладающее специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, то есть по своим объективным данным такое же ли­цо, как и эксперт. Однако процессуальное положение их в корне отлично. Эксперт дает заключение по поставленным перед ним вопросам на основании проведенного им исследо­вания. Заключение эксперта является самостоятельным до­казательством. Специалист не дает заключений. Его роль ограничивается оказанием помощи следователю в отыскании, исследовании и фиксации доказательств, в уяснении харак­тера происшедшего и его отдельных элементов. Суждения и выводы специалиста не имеют силу самостоятельного дока­зательства.

Задачи, стоящие перед осмотром места происшествия, с наименьшей затратой сил и средств решаются при соблюдении определенных правил, выработанных кри­миналистикой. Конечно, не все правила могут в одинаковой степени применяться к каждому конкретному случаю. Поэтому следует согласиться с мнением большинства кримина­листов, считающих, что создать единую схему порядка проведе­ния осмотра даже при наличии однородных объектов невозможно. Это не исключает необходимости применять такие тактические правила, соблюдение которых во всех случаях, незави­симо от условий, является обязательным.

К сожалению, в юридической литературе не существует еди­ной точки зрения на то, что следует относить к тактическим пра­вилам отдельных следственных действий. Так, например, П. И. Тарасов-Родионов писал, что соблюдать тактические пра­вила осмотра места происшествия-это значит:

“1. Производить осмотр активно и планомерно, полно и все­сторонне.

2. Наметить и разрешить в ходе осмотра все вопросы, на ко­торые можно получить ответ в результате осмотра места проис­шествия.

3. Обнаружить и надлежащим образом зафиксировать следы преступления и иные обстоятельства, явления и факты, имеющие значение для дела, широко применяя в этих целях и технические средства”.

Прежде всего необходимо отметить, что следователь обязан полно и всесторонне проводить любое следственное действие, а не только осмотр. Таким образом, данное требование скорее яв­ляется общим условием, вернее даже принципом предваритель­ного следствия, а не тактическим правилом. Второе условие, ука­зываемое П. И. Тарасовым-Родионовым, есть не что иное, как раскрытие части первого положения. И, наконец, третье правило, в первой своей части, представляет по существу одну из задач осмотра места происшествия. Это собственно признает и сам автор, указывая, что одной из задач осмотра является: “обнару­жить, зафиксировать и сохранить следы преступления и иные вещественные доказательства”. Заключительная часть треть­его правила, в которой говорится, что при обнаружении и фик­сации следов нужно широко использовать технические средства, является также не больше чем общим условием предваритель­ного следствия.

Когда речь идет о тактике отдельного следственного дейст­вия, то, в первую очередь, под этим подразумевается комплекс тактических приемов, проведение которых обеспечивает наиболее быстрое и успешное достижение цели. Каждое следственное дей­ствие требует специфических приемов, которые не могут отож­дествляться ни с общими правилами, ни тем более с принци­пами предварительного следствия, что, собственно, и получилось у П. И. Тарасова-Родионова.

Недопустимость подобного отождествления не означает, что тактические приемы не связаны с принципами предварительного следствия. Наоборот, между ними существует глубокая связь, ибо приемы разрабатываются на основе общих тактических пра­вил и принципов предварительного следствия и поэтому пред­ставляют собой средства обеспечения последних. Однако этим еще не исчерпывается понятие тактики конкретного следствен­ного действия. Последний и очень важный момент, характери­зующий тактику каждого следственного действия, заключается в строгой системе применяемых приемов и способов, в определен­ном порядке их использования.

Как уже указывалось, результат проведения того или иного следственного действия обусловливается выполнением специфи­ческих правил, выработанных криминалистикой для каждого из них. Но одно и то же следственное действие проводится по делам, совершенно не похожим одно на другое, в связи с чем возникает необходимость соблюдать новые правила, которые характерны только для какой-либо одной категории дел. Наконец, применяе­мые в каждом отдельном случае тактические приемы обусловли­ваются в свою очередь конкретными условиями исследуемого со­бытия.

Все сказанное дает возможность сделать вывод, что тактика отдельного следственного действия представляет собой систему наиболее эффективных приемов, применяемых для достижения поставленной цели и проводимых в определенной последователь­ности с учетом вида преступного деяния и конкретных условий, в которых оно произошло.

Что же следует понимать под тактическими приемами осмотра места происшествия? Наиболее правильно этот вопрос решает А. Н. Васильев, который полагает, что “тактические приемы осмотра-это приемы правильной ориентировки на месте про­исшествия, правильного определения границ осмотра, методы его проведения, методы правильной оценки и фиксации обстановки, выявления, фиксации и изъятия следов и вещественных доказа­тельств на месте происшествия”.

Хотя в целом данное А. Н. Васильевым определение тактиче­ских приемов осмотра места происшествия является вполне приемлемым, тем не менее включение в него методов фиксации обстановки, фиксации и изъятия следов и вещественных доказа­тельств представляется спорным, так как приводит к излишнему расширению понятия тактических приемов. Указываемые А. Н. Васильевым методы являются чисто техническими и для осмотра они не специфичны, так как применяются и при прове­дении других следственных действий, например при обыске или следственном эксперименте. Выбор того или иного метода фик­сации и изъятия следов зависит не от того, какое следственное действие производится, а от конкретных условий, в которых при­ходится работать следователю.

Подготовка к осмотру места происшествия.

Подготовка к осмотру складывается из трех этапов. Это, прежде всего общая готовность следователя в любое время прибыть на место происшествия и произвести осмотр. Вто­рой этап-подготовительные действия следователя, которые он выполняет по получении сообщения о происшествии. На­конец третий этап-подготовка к осмотру по прибытии следователя на место происшествия. Систематизация и плани­рование подготовительных действий следователя по этапам позволяют ему приступить к осмотру “во всеоружии” и про­извести его с экономией сил, средств и времени и достичь максимального результата.

Готовность следователя к проведению осмотра складыва­ется из ряда основных моментов-профессиональной и пси­хологической готовности следователя; организации дежурст­ва следователей, оперативных работников милиции и специа­листов: установления системы оповещения о происшествии; готовности научно-технических средств, необходимых для ос­мотра.

Профессиональная готовность следователя к производству осмотра требует от него солидных теоретических знаний и умения практически действовать в ходе осмотра. Чем дольше объем знаний, приемов, средств, которыми владеет следова­тель, тем больше гарантий успешного проведения осмотрю. Однако сами по себе знания и умения еще не гарантируют следователю успеха в работе. Необходимо их творческое применение при осмотре, постоянный поиск новых приемов в работе.

Профессиональная готовность включает в себя также психологическую подготовку следователя к производству ос­мотра, то есть готовность спокойно, творчески работать в самых сложных условиях и неприятных обстоятельствах, умело руководить лицами, которые будут оказывать ему по­мощь в проведении осмотра.

Профессиональная готовность предусматривает и хоро­шее знание следователем обслуживаемой территории, дислокации населенных пунктов, предприятий, учреждений и ор­ганизаций, узлов связи и путей сообщения, медицинских пунктов. В этом ему помогут карты и схемы города (района), списки учреждений, предприятий и организаций с их адресами и телефонами, расписание движения всех видов транс­порта, справка о состоянии дорог в разное время года,

В зависимости от обстоятельств, следователь устанавли­вает связь с работниками уголовного розыска, гос­автоинспекции, участковыми оперуполномоченными, пожар­ной охраной, скорой помощью и другими службами безопас­ности, а также с руководителями местных органов государственной власти, учреждений, предприятий и организаций.

Исходя из характера предприятий, расположенных на об­служиваемой территории, необходимо выявить лиц, которые могут быть привлечены в качестве специалистов при осмот­ре, и предварительно проинструктировать их.

В настоящее время в целях своевременного прибытияследователя, оперативных работников милиции и специалис­тов для производства осмотра в большинстве крупных горо­дов организованы дежурства оперативных групп для выезда на место происшествия. В состав группы входят следователи прокуратуры и МВД, работники уголовного розыска, сотруд­ники научно-технического отдела, судебно-медицинский экс­перт проводник со служебно-розыскной собакой.

В прокуратурах небольших городов и районов на место происшествия выезжает следователь, обслуживающий соот­ветствующий участок. В этом случае следователь должен так организовать свое рабочее и свободное время, чтобы в любое время суток он был в состоянии прибыть на место происшествия.

В распоряжении дежурных оперативных групп имеются автомобили, снабженные всеми необходимыми средствами для работы на месте происшествия. Следователь должен со­держать в постоянной готовности индивидуальный набор на­учно-технических средств, пополнять и расширять имеющиеся у него комплекты. Если на осмотр приглашается специа­лист, следователь информирует его о характере происшест­вия, с тем чтобы он мог прибыть с необходимыми средства­ми ч инструментами.

Осмотр места происшествия продолжается иногда часами в самых неблагоприятных условиях. Поэтому следователь должен иметь и личную экипировку для соответствующего времени года и погодных условий.

При получении сообщения о происшествии следователь должен:

· выяснить, кто и откуда сообщает о происшествии, ха­рактер происшествия, где оно произошло (точный адрес или расположение), кто и когда обнаружил происшествие, нали­чие потерпевших, их состояние, какая им оказана помощь, имеется ли опасность для жизни и здоровья людей и угроза уничтожения материальных ценностей, что происходит в данный момент на месте происшествия, кому сообщено о происшествии, есть ли на месте происшествия представители милиции или местной власти;

- дать указание работникам милиции, другим должност­ным лицам-представителям местных Советов, предприятий, учреждений и организаций, где произошло событие, об ох­ране места происшествия и принятии предупредительных мер против порчи следов и предметов, о недопущении на место происшествия посторонних лиц, обеспечении сохран­ности и неприкосновенности обстановки (то есть недопусти­мости приводить в порядок разбросанные предметы, устра­нять разрушения и производить другие изменения).. При этом должностные лица инструктируются, как это организовать;

- дать указание об оказании помощи пострадавшим, о ликвидации опасности для жизни и здоровья людей и угрозы уничтожения материальных ценностей;

- установить связь с работниками милиции и других органов для координации совместной деятельности;

- определить состав лиц, которых необходимо пригла­сить для участия в осмотре, организовать их приглашение и выезд;

- проверить готовность научно-технических и вспомога­тельных средств, которые предстоит взять для проведения осмотра;

- принять меры к обеспечению транспортом для перевоз­ки трупа, вещественных доказательств, ценностей.

По прибытии на место происшествия следователь произ­водит следующие действия по подготовке к осмотру:

- проверяет выполнение данных им указаний об охране места происшествия, оказании помощи пострадавшим и обес­печении безопасности людей, а также других поручений и в случае необходимости принимает дополнительные меры;

- удаляет с места происшествия всех лиц, за исключе­нием участников осмотра, и принимает меры к предупрежде­нию появления при осмотре посторонних;

- выясняет, какие меры приняты работниками милиции до прибытия следователя с целью выяснения обстоятельств происшествия;

· у работников милиции, прибывших ранее, а также дру­гих лиц выясняет, кто и при каких обстоятельствах обнару­жил происшествие, какие изменения произошли на месте происшествия с момента обнаружения и до прибытия следо­вателя, кем и с какой целью произведены изменения, кто и с какой целью посещал место происшествия, что делал и где мог оставить следы;

- получает первичную информацию о событии проис­шествия: в чем оно заключалось, что ему предшествовало, кем оно могло быть совершено, приметы возможного пре­ступника, что он унес, где мог скрыться, кто еще может рас­сказать о происшествии (из донесений работников милиции. в результате опроса лиц, первыми оказавшихся на месте происшествия, пострадавших от происшествия, а также иных лиц, которые могут располагать сведениями о происшествии). В личности опрашиваемых следователь удостоверяется, по документам, с тем чтобы избежать в дальнейшем затрудне­ний при вызове их в качестве свидетелей;

- допрашивает потерпевших, свидетелей, подозреваемых в случаях, не терпящих отлагательства, и составляет прото­кол допроса;

- дает задания работникам милиции о проведении опе­ративно-розыскных мер и неотложных действий, использовании служебно-розыскной собаки;

- проверяет наличие лиц, приглашенных для участия в осмотре, и в случае необходимости приглашает дополнитель­ных лиц;

- объясняет участникам осмотра его порядок, характер участия в нем каждого из них, разъясняет их права и обязанности;

По прибытии на место происшествия следователь обязан в первую очередь ока­зать помощь пострадавшим, если они имеются, и вызвать сани­тарный транспорт. Перед отправкой пострадавших в больницу нужно установить их личность, местожительство и адрес лечебного учреждения, в которое они направляются. После этого про­водятся следующие мероприятия:

1. В общих чертах устанавливается, что именно произошло на месте происшествия. Это выясняется из сообщения работников милиции, прибывших ранее на место происшествия, и предвари­тельного опроса очевидцев, если таковые есть, а также других лиц, первыми обнаруживших то, что произошло. При этом особое внимание обращается на выяснение того, были ли изменения в обстановке с момента происшествия до прибытия следова­теля, а если были, то в чем они заключаются, кто и в каких целях их произвел.

2. Собираются данные о тех свидетелях, которые по тем или дным причинам ушли с места происшествия.

3. Удаляются все посторонние лица, которые могут помешать ходу осмотра

4. Проверяется, достаточные ли меры приняты для охраны места происшествия и, если они недостаточны, то организуются дополнительные меры.

5. Подбираются понятые, если они не были подобраны за­ранее.

6. Инструктируются все участники осмотра.

Перечисленные мероприятия следователь должен производить лично, если это позволяет обстановка. Так как иногда осмотр необходимо провести в максимально короткий срок, часть этих мероприятий можно поручить работникам милиции. О ре­зультатах они должны доложить следователю. Работникам ми­лиции могут быть поручены все мероприятия по проведению осмотра, за исключением выяснения общего характера происшедшего. Это действие должен выполнять лично следователь. Привлечение сотрудников милиции к выполнению подготовительных действий позволяет следователю быстрее приступить к непо­средственному осмотру.

Прежде чем непосредственно приступить к осмотру, следо­ватель должен возможно точнее определить границы местности или помещения, подлежащего осмотру. Правда, на практике это не всегда удается сделать вполне точно, так как заранее нельзя предугадать, на каком расстоянии от непосредственного места происшествия будут обнаружены следы или предметы, которые могут иметь значение вещественных доказательств. Какого-либо общего правила в этом отношении предложить невозможно. Все, зависит от конкретной обстановки и тех сведений, которыми рас­полагает следователь. Так, например, с сентября месяца до конца ноября 1998 г. в различных районах Днепропетровска был зафиксирован ряд квартирных краж, совершенных путем проник­новения в комнаты через окна, в которых были открыты фор­точки. Преступник, просунув руку в форточку, поднимал шпин­галет, открывал раму и таким образом, проникал в комнату. На­ходясь в комнате, он обыкновенно закрывал дверь изнутри на задвижки, крючки или просто подпирал дверь мебелью для того, чтобы кто-нибудь не мог внезапно войти и помешать ему. Как правило, похищались только мелкие ценные вещи (часы, кольца, броши, серьги, ожерелья и др.), деньги и иные ценности. Одинаковый способ совершения преступлений дал основа­ние предполагать, что все они совершены одним и тем же лицом. В каждом случае производился осмотр, но преступник действовал настолько осторожно, что нигде не оставлял следов. Наконец, при совершении очередной кражи преступ­ник плохо закрыл дверь и ему пришлось выскочить на улицу через окно, так как хозяин квартиры вошел в комнату. При осмотре места происшествия на кожаной подушке сидения стула был обнаружен четкий след обуви правой ноги с характер­ными особенностями. Кроме того, потерпевший сообщил, что он видел, как в окно выскакивал молодой человек в кепке, но без пальто. Погода была в это время холодная и можно было пред­положить, что преступник специально оставил пальто где-то по­близости, чтобы обеспечить себе свободу движений. Это дало следователю основание расширить границы осмотра. В резуль­тате во втором дворе дома, где была совершена кража, в водосточной трубе, следователю удалось обнаружить демисезонное пальто коричневого цвета, в кармане которого находилась кви­танция мастерской по ремонту обуви о приеме в ремонт черных ботинок от гражданина Е., который и оказался преступником.

Из сказанного, однако, не следует, что границы осмотра оп­ределяются сами собой. В каждом случае следователь должен правильно определить их, иначе могут быть безвозвратно утрачены ценные доказательства. Правильное определение гра­ниц осматриваемого места достигается путем общего обзора местности с учетом всех имеющихся сведений, относящихся к ис­следуемому событию. Если виновный задержан на месте проис­шествия, то границы осмотра обычно менее широки, чем в тех случаях, когда преступник неизвестен. Чем меньше следов имеется в центре места происшествия (его узле), тем больше приходится раздвигать границы осмотра. После определения границ осмотра следователь должен решить вопрос, каким методом он будет проводиться. В понятие метода осмотра места происше­ствия, как совершенно правильно указывает А. Н. Васильев, вхо­дят: “приемы (способы) проведения осмотра в смысле: а) спо­собов пространственного охвата места происшествия; направления движения следователя при осмотре; в) способов исследования отдельных элементов обстановки места происшествия”.

С точки зрения охвата пространства пользуются обычно двумя методами: либо сплошным, либо выборочным. При сплош­ном методе осмотра территорию разделяют на отдельные участки с конкретными границами и последовательно осматривают каждый участок. Осмотр можно проводить движением по расширяющейся спирали таким образом, чтобы все время находиться в пределах непосредственной видимости (5-15 шагов) уже пройденного пути.

Осмотр выборочным методом производится тогда, когда есть основание для предположения, что следы и вещественные доказательства локализуются в определенных пунктах. Например, при автопроисшествиях такие следы бывают, когда машина совершает ряд последовательных наездов. Проведение осмотра выборочным способом совсем не означает, что остальная часть ме­ста происшествия не будет подвергнута осмотру. Она также ос­матривается, но не столь детально.

При обширности территории, подлежащей осмотру, возникает и другой вопрос-о направлении движения следователя. Начиная осмотр, можно идти от центра к периферии или наоборот, В большинстве пособий по осмотру места происшествия указывается, что, если осматриваемый участок значителен по размерам или есть основание предполагать, что на месте происшествия могут быть обнаружены следы преступника, орудия преступления, вещи, брошенные преступником, части трупа и т. д. осмотр не­обходимо производить от периферии к центру и, наоборот, от центра к периферии в том случае, если подлежащий осмотру участок невелик по размерам. А. Н. Васильев несколько уточ­няет это положение. Он считает, что когда центр места происшствия достаточно четко определен, то следует начинать осмотр с центра, чтобы, определив характер происшествия, перейти к осмотру остальной части территории, постепенно ее расширяя. Эта рекомендация является вполне оправданной, так как, зная характер происшествия и основные черты события, следователь будет более четко представлять, что искать и в каких пределах расширять границы осмотра. В тех же случаях, когда центр происшествия неясен, А. Н. Васильев рекомендует начинать осмотр с периферийных точек. Во всех случаях, когда территория об­ширна и нет оснований полагать, что следы будут уничтожены, осмотр следует начинать с того места, где обнаружены признаки преступления. Заранее определить конечные границы осмотра в таких случаях трудно. Если участок небольшой и по существу не имеет ни центра, ни периферии, этот вопрос обычно не возникает. Главное условие-чтобы осмотр проводился по строго определенному плану и ничто не выпало из поля зрения следователя.

Применительно к рассмотренным способам осмотра в юриди­ческой литературе существует понятие так называемого субъек­тивного и объективного осмотра. Такое деление впервые пред­ложил Ганс Гросс, который писал, что “таких систем может быть две: субъективная или объектив­ная. Субъективная имеет место в тех случаях, когда судебный сдедователь будет производить осмотр и описывать отдельные предметы в том виде и порядке, в каком он находит их или ви­дит с места, откуда он, следователь, прибыл или вошел - или же в таком порядке, как должен был проходить мимо них виновный при своем прибытии и удалении”, а при объективном способе осмотр ведется в порядке естественного расположения объектов друг за другом. Примененная в данном случае терминология яв­ляется в значительной степени условной.

Большинство отечественных криминалистов считает, что более приемлемым является объективный способ производства осмотра места происшествия и, как правило, на практике он применяется чаще, а некоторые криминалисты вообще отрицают допустимость производства осмотра субъективным способом. С этой точкой зрения полностью согласиться нельзя. Как способ, применяемый на отдельных этапах осмотра, субъективный осмотр даже целе­сообразен. В частности, при автопроисшествиях полотно дороги, не относящееся непосредственно к месту происшествия, осма­тривается только субъективным способом.

В криминалистической литературе принято делить осмотры на две стадии: статическую и динамическую. Такое деление ведет свое начало также от Г.Гросса. Смысл его заключается в том, что оно позволяет наиболее точно зафиксировать обстановку ме­ста происшествия и обеспечить такие условия, при которых почти исключается возможность уничтожить или испортить следы пре­ступника,. а также принять свои собственные следы за следы преступника.

Некоторые авторы называют статический осмотр пассивным, а динамический - активным. Подобную терминологию нельзя назвать удачной хотя бы потому, что при статическом осмотре следователь действует не менее активно, чем при динамическом осмотре. Следует подчеркнуть, что статический и динамический осмотр необходимо рассматривать как определенные приемы, способы, а не как дважды повторяемый осмотр, что, например, делает М.Е. Евгеньев, называя динамический осмотр вторым осмотром.

В этой связи прав А. И. Винберг, указавший в свое время, что “две стадии осмотра следует рассматривать не как дважды повторяемый осмотр всей обстановки, а как двухмоментный, но единый в своем процессе осмотр”. Иногда в литературе общий осмотр именуется статическим, а детальный-динамическим. Подобное отождествление неправильно. При общем осмотре изучается кар­тина места происшествия в целом (в общем виде). Под деталь­ным осмотром понимается осмотр конкретных объектов, вещест­венных доказательств, следов и пр. Поскольку статический метод состоит в том, что лицо, производящее осмотр, ничего не перемещает и ни до чего не дотрагивается, т. е. оставляет обста­новку места происшествия без изменения, постольку он имеет внешнее сходство с общим осмотром. Несостоятельность такого отождествления сразу становится очевидной применительно к де­тальному осмотру, так как он включает как статический, так и динамический приемы.

Деление осмотра на общий и детальный происходит по объекту. Разграничение же статического и динамического мето­дов происходит по характеру действий лица, производящего осмотр. Общий осмотр нельзя смешивать с предварительным об­зором места происшествия - это совершенно разные действия следователя. В процессе предварительного обзора следователь лишь бегло знакомится с местом происшествия для того, чтобы решить вопрос - каким методом и в каких границах должен быть произведен осмотр. При общем же осмотре тщательно изучается общая картина происшествия.

Тактические приемы осмотра места происшествия

Осмотр места происшествия как часть процесса расследова­ния связан не только с выявлением фактических данных, имею­щих отношение к исследуемому событию, но также и с их фикса­цией. Фиксация результатов осмотра имеет исключительно боль­шое значение для раскрытия преступлений и объективности след­ствия. Какие бы ценные доказательства следователь ни выявил во время осмотра, они не будут иметь доказательственной силы без надлежащей фиксации. Точное и полное закрепление всего обнаруженного является обязанностью лиц, производящих осмотр места происшествия.

Закрепление обнаруженных данных при осмотре имеет две стороны: криминалистическую и процессуальную. Оно должно производиться на высоком научно-техническом уровне при стро­жайшем соблюдении норм уголовно-процессуального закона. Фиксация доказательств как определенное действие может осуществляться в начале, в ходе осмотра и в его заключительной части.

Когда речь идет о фиксации результатов осмотра, большин­ство криминалистов указывает только на такие способы, как составление протокола осмотра, фотографирование и вычерчивание планов. Изъятие и приобщение в качестве вещественных до­казательств отдельных предметов и частей предметов они почему-то к способам фиксации не относят. Между тем это не что иное, как фиксация результатов осмотра, закрепление работы, проделанной следователем во время осмотра. Хотя зарисовка отдель­ных предметов как способ фиксации является весьма несовершенной, ибо она никогда не может передать с необходимой точностью воспроизводимый объект, исключать полностью ее применение было бы неправильно. В определенных случаях зарисовка может с успехом и пользой применяться. Кроме того, к способам фик­сации необходимо отнести и различного рода измерения, произ­водимые во время осмотра, так как этими действиями закрепля­ются в протоколе осмотра данные о размерах предметов, рас­стояниях между ними и т. д.

Таким образом, фиксация результатов осмотра места проис­шествия может осуществляться несколькими способами: 1) со­ставление протокола осмотра места происшествия; 2) производ­ство фотографических снимков; 3) изъятие различных предметов, которые могут иметь значение вещественных доказательств; 4) изготовление копий в виде слепков и отпечатков на следовой пленке; 5) вычерчивание планов и схем места происшествия, 6) различного рода измерения; 7) зарисовка.

Первым, с точки зрения последовательности, применяется та­кой способ фиксации обстановки происшествия, как фотосъемка. Почти 90 лет назад русский процессуалист П. В. Макалинский, указывая на значение фотографии для раскрытия преступлений, писал: “Как бы ни был добросовестен и тщателен осмотр, как бы он ни был ясно, последовательно, картинно и даже художест­венно изложен, описание никогда не может дать того наглядного представления, как фотография”.

Правильность этого мнения давно подтверждена практикой. Далеко не всегда поддается описанию все то, что видит следова­тель на месте происшествия, в то время как с помощью фотографии можно запечатлеть все с максимальной точностью. Однако значение фотографии не ограничивается лишь наглядностью, оно заключается еще и в том, что “объектив никогда не пропустит то, что может не доглядеть следователь”.

В ходе осмотра обычно производится целая серия снимков определенных видов, причем каждый из них может быть выполнен различными способами. Применение того или иного способа фо­тографирования зависит как от условий съемки, так и от целей, которые ставит перед собой следователь.

По видам съемка места происшествия делится на ориенти­рующую, обзорную, узловую и детальную.

Ориентирующая фотосъемка должна запечатлеть общую кар­тину происшествия на фоне окружающей местности.

Обзорная фотосъемка непосредственно фиксирует место происшествия более крупным планом. Она должна закрепить все то, что на месте происшествия непосредственно относится к событию преступления. Обзорную съемку необходимо произво­дить с разных точек, причем по возможности придерживаться одного масштаба, так как это позволит более ясно и полно предста­вить обстановку места происшествия.

Узловая фотосъемка запечатлевает отдельные “узлы”-наи­более важные места происшествия. Она также производится с нескольких точек, в максимальном масштабе в зависимости от условий.

Детальная фотосъемка применяется для фиксации отдельных деталей происшествия, например следов ног, пятен крови и т. д.

В зависимости от целей и условий съемки указанные виды фо­тографирования могут быть выполнены панорамным, стереоско­пическим и метрическим способом, а также методом масштаб­ной фотографии.

Развитие фототехники предоставляет криминалистам новые возможности в области фотографической фиксации обстановки происшествия. В определенных случаях гораздо полезнее, напри­мер, применение цветной фотографии, чем черно-белой, так как она точнее отражает заснятый объект и поэтому более наглядна.

Научно-технический прогресс позволяет перейти к непосредственному практическому применению киносъемки при производстве осмот­ра мест происшествия, однако на данном этапе становления нашего государства этот вид фиксации применяется крайне редко.

Как указывалось выше, результаты осмотра места происшест­вия могут быть зафиксированы не только фотографическим пу­тем, но и графическим, т. е. посредством составления планов, схем, чертежей и т. д. Современная техническая оснащенность органов следствия и дознания предоставляет все возможности для применения такого способа фиксации.

Значение плана места происшествия очень велико, особенно когда необходимо зафиксировать различные расстояния и взаи­морасположение объектов осмотра. Однако среди отдельных практических работников существует мнение, что при наличии протокола осмотра и снимков, произведенных метрическим спосо­бом, необходимость в вычерчивании планов отпадает. Подобная точка зрения является ошибочной, потому что протокол дает словесное, а не графическое изображение описываемой обста­новки. Что же касается применяемых в настоящее время метри­ческих способов фотографирования, то они дают изображение лишь в перспективе, а не в плане. Поэтому путем обозрения ме­трических фотоснимков нельзя получить полного и точного пред­ставления о взаиморасположении объектов, запечатленных на этих снимках. Присущая графическому плану ясность на снимке не достигается. Замена графического плана фотографической съемкой возможна, но только при условии фотографирования в плане, т. е. сверху, в заранее известном масштабе. Метрическая фотография практически используется редко, главным образом при осмотрах сравнительно небольших участков. Планы, состав­ляемые на месте происшествия, в зависимости от места, где про­изошло исследуемое событие, можно разграничить на два вида: план открытой местности и план помещений. Последний в свою очередь может быть либо плоскостным (простым), либо развер­нутым. Далее, в зависимости от охвата фиксируемых объектов, планы могут быть общими и частными. И, наконец, в зависи­мости от того, соблюдался ли при вычерчивании масштаб, планы делятся на масштабные и схематические.

Общий план должен наглядно воспроизводить картину ме­ста происшествия. Он должен быть составлен таким образом, чтобы лицо, читающее его, могло четко представить себе, где произошло событие, что и где обнаружено. Для выполнения ука­занной задачи план должен отвечать следующим требованиям:

1) точно отражать действительную картину места происше­ствия;

2) вычерчиваться с соблюдением определенного масштаба, либо с указанием точных размеров;

3) быть ориентированным как по странам света, так и по от­ношению к ближайшим населенным пунктам, дорогам, водным бассейнам и т. д.

Измерения, изготовление копий в виде слепков и отпечатков на следовой пленке, зарисовки находят применение при осмотре места происшествия по различным категориям дел. Например, измерение как способ фиксации чаще всего применяется при осмотре по делам о нарушении правил техники безопасности, по автопроисшествиям и др. Изготовление копий в виде слепков и отпечатков на следовой пленке особое значение приобретает при обнаружении. На месте происшествия следов ног, пальцев рук и т. д.; зарисовка - при необходимости точно зафиксировать кон­фигурацию объектов.

Все указанные способы являются лишь вспомогательными, дополняющими, протокол осмотра места происшествия, который, как выше уже отмечалось, является основным обязательным средством фиксации, поэтому считаю необходимым остановится более детально на его значении при осмотре места происшествия, его структуре и необходимых реквизитах.

Протокол осмотра места происшествия-основной про­цессуальный документ, отражающий ход и результаты этого следственного действия и служащий доказательством. В про­токоле описываются все действия следователя, используемые методы и научно-технические средства, а равно все обнару­женное в той последовательности, в какой производился ос­мотр, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра. В протоколе перечисляется и описывается также все изъятое при осмотре. На важное значение прото­кола осмотра в свое время обращал внимание один из пер­вых советских криминалистов Иван Николаевич Якимов. Он писал: “Мало наблюсти и обнаружить важное и нужное для дела при осмотре. Это только половина задачи, другое же-­это закрепить и запечатлеть все наблюденное и найденное при осмотре во внешних формах, дающих правильное и точ­ное представление каждому, кто по ним должен ознакомить­ся с результатами осмотра”.

Составление протокола-заключительная стадия осмотра. Однако черновик протокола, отдельные заметки следователь делает в течение всего осмотра, чтобы к концу его, когда бу­дет составляться протокол, не забыть отдельных деталей. За­метки по ходу осмотра делаются следователем в рабочем блокноте или наговариваются на магнитофон.

Протокол осмотрю места происшествия, как и любого другого следственного действия, составляется в соответствии со ст.85 УПК. Он состоит из вводной, описательной и заключительной частей.

В вводной части протокола указывается:

- время производства осмотра-год, месяц, число, вре­мя начала и окончания осмотра;

- должность звание, фамилия, и., о. лица, производив­шего осмотр;

- повод к производству осмотра, характер происшест­вия;

· должность, звание, фамилия, и., о. специалистов, при­нимавших участие в осмотре;

· фамилия, имя и отчество понятых и их адрес;

- фамилия, имя и отчество других лиц, принимавших участие в осмотре, а в случае необходимости--их адрес;

- статьи УПК, в соответствии с которыми производился осмотр и составлен протокол;

- место производства осмотра и составления протокола (адрес, координаты);

- условия, в которых производился осмотр (метеороло­гическая обстановка, освещенность);

- указание на то, что понятым разъяснены их прав и обязанности в соответствии со ст. 135 УПК, а специалисту- его права и обязанности и что он предупрежден об ответст­венности за отказ или уклонение от выполнения своих обя­занностей.

В описательной части указывается:

· характеристика, местонахождение и границы осматри­ваемой территории, помещения;

- возможные пути подхода и ухода;

· взаиморасположение участков и помещений;

- характеристика обстановки и отдельных ее частей, предметов, следов, места их обнаружения, их положение, размеры, состояние, особенности, способы и средства, ис­пользуемые для их обнаружения и исследования;

· особые обстоятельства, характерные для данной об­становки, в том числе негативные.

Заключительная часть содержит:

· указание на составление планов, схем, рисунков;

- перечень изъятых при осмотре объектов с указанием, куда они направлены или переданы на хранение;

- указание, с каких следов и каким способом, с приме­нением каких технических средств изготовлены слепки, от­тиски и иные копии;

· указание на применение при осмотре фото- и кино­съемки, а также звукозаписи. При этом отмечается наиме­нование объекта съемки, модель аппарата, марка объектива, вид освещения, название и чувствительность фото (кино)- пленки, марка светофильтра, способ съемки, применительно к киносъемке и звукозаписи указывается скорость съемки или записи;

- указание на то, что перед применением технических средств об этом были уведомлены лица, участвовавшие в производстве осмотра;

- замечания и заявления понятых и других лиц, относящиеся к проведению осмотра, и принятые по ним реше­ния ;

- указание на то, что протокол зачитан лицам, участ­вовавшим в осмотре;

- подписи следователя, понятых и других лиц, участвовавших в осмотре.

В протоколе отражается только то, что следователь имел возможным обнаружить при осмотре, и в таком виде, в ка­ком обнаруженное наблюдалось. Выводы, заключения, пред­положения следователя остаются за рамками протокола. Не заносятся в протокол и сообщения лиц о произведенных до прибытия следователя изменениях обстановки. Такие сообщения могут быть проверены путем проведения допро­сов, экспериментов пли иных следственных действий и оформляются самостоятельными протоколами.

Полнота описания определяется степенью связи отдель­ных следов, предметов с происшедшим событием. Зафикси­ровать всю обстановку места происшествия с одинаковой полнотой практически довольно трудно, да в этом и нет не­обходимости. К составлению протокола надо подходить с учетом судебной перспективы, то есть с учетом того, что в конечном счете он будет выступать в качестве доказатель­ства на суде. Поэтому он должен полно и наглядно отражать обстановку, с тем чтобы по описанию можно было предста­вить место происшествия, получить из протокола любую' справку об осмотре и наконец произвести в случае необхо­димости фактическое восстановление обстановки по прото­колу.

В этих целях:

- протокол составляется краткими фразами, дающими точное и ясное описание осматриваемых объектов;

- в протоколе употребляются общепринятые выражения и термины;

- одинаковые объекты обозначаются одним и тем же термином;

· каждый объект называется одним и тем же термином на протяжении всего протокола;

· описание каждого объекта идет от общего к частному (вначале дается общая характеристика предмета, его поло­жение на месте происшествия, а затем описывается состоя­ние и частные признаки), с тем чтобы индивидуализировать объект, отличить его от других сходных предметов;

- полнота описания объекта определяется предполагае­мой значимостью его для дела и возможностью его дальней­шей сохранности, фиксируются все могущие иметь значение признаки и особенно те, которые могут быть со временем утрачены;

- каждый последующий объект описывается после пол­ного завершения описания предыдущего;

- объекты, связанные между собой, описываются после­довательно, с тем, чтобы дать более точное представление об их взаимосвязи;

- количественные величины указываются в общеприня­тых метрологических величинах. Точность измерения опреде­ляется характером объекта. Не допускается употребление неопределенных величин (“вблизи”, “в стороне”, “около”, “рядом”, “почти”, “недалеко”);

- расположение объектов указывается по отношению не менее чем к двум ориентирам;

- в протоколе отмечается факт обнаружения каждого из следов и предметов, в отношении каждого объекта ука­зывается, что было с ним сделано, какие средства, приемы, способы были применены;

- описание противоречивых обстоятельств в самостоя­тельный раздел протокола не выделяется;

- при описании обстановки и отдельных предметов в про­токоле делаются ссылки на планы и схемы;

· следственные действия, вытекающие из осмотра или связанные с осмотром, оформляются самостоятельно.

Заключение.

В данной курсовой работе я осветил практические и теоретические проблемы проведения такого следственного действия, как осмотр места происшествия.

Однако хочу заметить, что в связи с ограниченностью объема написания работы, я, возможно, оставил вне поля зрения некоторые вопросы, относящиеся к проблеме осмотра места происшествия. В связи с этим, я хотел бы отметить, что написание мной дипломной работы по данной проблематике, ( надеюсь, что это будет происходить в свете нового принятого Уголовно - процессуального закона), позволит мне остановиться более подробно и детально на отдельных особенностях и приемах проведения осмотра места происшествия.

Список использованной литературы:

1. Уголовно- процессуальный кодекс РФ. (Х., изд. “РИП Оригинал” 1998 г.)

2. И.Х. Максутов. Осмотр места происшествия. Л.,1965 г.

3. М.П. Шаламов. Осмотр места происшествия. М., 1966 г.

4. В.И. Смыслов. Осмотр места происшествия. М., 1980 г.

5. Осмотр места происшествия. Изд. Справочник следователя. М., 1982 г.

6. Справочник следователя. Вып 1, М., 1990 г.

7. А.Н. Васильев. Следственная тактика. М., 1976 г.

8. А.Н. Гусаков, А.А. Филющенко. Следственная тактика. С., 1991 г.

9. Селиванов Н.А., Снетков В.А. Руководство для следователя. М., 1997 г.

10. Крылов И.Ф. Криминалистика. Л., 1976 г.

11. Колмаков В.П. Следственный рсмотр. М., 1969 г.

12. Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М., 1939 г.

13. Рощин А.И. Книга криминалиста. К., 1995 г.

14. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий