регистрация / вход

Моление о чаше. Популярные сюжеты

Один из популярных сюжетов в западноевропейской живописи. К нему обращались художники разных эпох и разных стран: в Нидерландах — Кук ван дер Альст; в Италии — Андреа Мантенья и Джованни Беллини, Тинторетто; в Германии — Альбрехт Дюрер.

Смирнов В. Л.

Один из популярных сюжетов в западноевропейской живописи. К нему обращались художники разных эпох и разных стран: в Нидерландах — Кук ван дер Альст; в Италии — Андреа Мантенья и Джованни Беллини, Тинторетто; в Германии — Альбрехт Дюрер, Альбрехт Альтдорфер и В. Гюбер; в Испании — Эль Греко.

Евангелисты рассказывают, что после Тайной вечери Христос с тремя учениками ушёл в Гефсиманский сад молиться. С ним были Пётр и братья Заведеевы — Иоанн и Иаков. Христос сказал им: "Душа моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною" (Мф. 26:38). И, отошедши немного, молился, и во время молитвы обратился к Отцу своему небесному, говоря: "Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет" (Лк. 22:42). И с неба сошёл к Нему ангел Господень, поднося Ему чашу, чтобы укрепить Его. Иисус Христос, "находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю" (Лк. 22:44).

Помолившись, Он вернулся к ученикам, и увидел их спящими, и сказал Петру: "Так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна" (Мф. 26: 40–41).

Сказав это, Христос опять отошёл молиться и после молитвы, вновь подойдя к ученикам, по-прежнему находит их спящими. И в третий раз отошёл Он молиться, а вернувшись к ученикам, в третий раз застал их спящими; и тогда сказал им: "Вы всё еще спите и почиваете? вот приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников; встаньте, пойдём: вот, приблизился предающий Меня" (Мф. 26: 45–46).

Это предатель Иуда успел уже привести стражников и фарисеев, пока Христос, в борении с минутной слабостью своей, усердно молился до кровавого поту и пока трое учеников его спали глубоким сном.

Обычно европейские художники, обращавшиеся к этому сюжету, точно следовали евангельскому тексту и изображали молящегося Христа, и ангела небесного с чашей в руке, и вдалеке идущих Иуду и стражей, и троих спящих учеников. Но при сравнении, например, картин "Моление о чаше" Андреа Мантеньи, Джованни Беллини, Альтдорфера и Эль Греко (вариант, находящийся в Испании, в церкви Санта Мария города Андухар) видно, как не похожи картины друг на друга, хотя изображено одно и то же событие, случившееся в одном и том же месте и с одними и теми же действующими лицами.

"Моление о чаше" Андреа Мантеньи обильно символами. Коленопреклонённый Спаситель молится на скале, которая символизирует мужество, силу, твёрдость в вере. Ведь, несмотря на проявление минутной слабости, Христос сказал Богу Отцу: "Не Моя воля, но Твоя да будет". С неба Ему являются ангелы. Один из них держит крест, как знак того, что именно на кресте будет распят Спаситель. В руках другого ангела — копьё, указывающее на то, что копьём будет пронзен распятый Христос. У третьего ангела — колонна, символ Страстей Господних. По скале от молящегося Богочеловека убегают кролики — символ робости и плотских похотей. Это означает, что в двойственной природе Христа (Бога и человека) побеждает духовное, Божеское начало. У подножия крепко спят трое Его любимых учеников. Сон — символ духовной смерти. Возле них три что-то грызущих кролика. Это указывает, что в учениках ещё много человеческих слабостей, которыми и объясняется их сон. На высоком полусухом дереве сидит пеликан — символ Бога Отца и жертвенной смерти Христа. Внизу, возле спящих учеников, мы видим птенцов пеликана. Согласно преданию, пеликан вскармливал своих мёртвых птенцов кровью, после чего они воскресали, а сам он умирал. Эта аллегория указывает на добровольную жертву Христа ради спасения человечества, ради нравственного воскресения людей. Поэтому Данте называл Его — nostro Pellicano (наш Пеликан). Скала, на которой находятся Христос и его ученики, отделена от остального мира руслом ручья, через который перекинут мосток. Мост, соединяющий два берега, символизирует переход из одного мира в другой: от мира смертных и смерти к миру вечной жизни, бессмертия. На бесплодной скале рядом с учениками видны ростки новой жизни: растёт молодое деревце и местами пробивается травка сквозь камни. Этим художник выразил мысль, что новое христианское учение уже дало ростки в душах учеников и обещает их преображение в апостолов, проповедников новой веры.

В картине Андреа Мантеньи так много символов, так много усилий зритель тратит на их расшифровку, что пропадает цельность образа, разрушается гармония эстетического восприятия произведения. Кроме того, символы применены без должного такта, иногда они слишком очевидны и навязчивы. Поэтому картина Андреа Мантеньи становится очень рассудочной, идеи в ней преобладают над образностью.

Джованни Беллини отталкивался при создании своей картины "Моление о чаше" от разобранного выше произведения Андреа Мантеньи. Он заимствовал у мужа своей сестры некоторые элементы композиции и символики. Христос и его ученики тоже находятся на скале, омываемой рекой, через которую перекинут мост. Но есть и значительные отличия от картины Мантеньи. Возле спящих учеников стоит сухое мёртвое дерево, которое резче подчеркивает их духовный сон. Скала бесплодна. Зато справа видна ограда с открытой дверцей, за которой живая жизнь: трава, молодые деревца. Это напоминает слова Христа о том, что он дверь и входящий через эту дверь спасётся. Здесь не мост, а открытые внутрь, в новую жизнь, ворота означают переход от мира смертных в мир бессмертия, вечной жизни. У Беллини действие происходит на рассвете, что символизирует конец темноты, в которой пребывало человечество до появления христианства.

В отличие от Беллини у Альтдольфера действие происходит в ночной тьме. Кроваво-красное небо на горизонте и красные одежды Христа и двух учеников подчёркивают драматизм происходящего. Альтдольфер сосредоточил своё внимание на молитве Христа и передаче ощущения тревожного ожидания крестной муки Спасителя.

У Эль Греко действие картины происходит также ночью, при луне. Но Христос освещен ярким светом, исходящим с небес. Он в красном хитоне (символ крестных мук) стоит на коленях на зелёном холме. Холм — символ высоты духа, а зелень холма символизирует бессмертие и рост духа святого в человеке. Спящие ученики отделены от Христа спиленным мёртвым деревом. Оно подчёркивает духовный сон учеников. Над апостолами мы видим ветку вечнозелёного мирта. В христианском искусстве мирт символизирует обращение язычников в христианскую веру, указывает на будущую апостольскую деятельность спящих учеников. Плющ, обвивающий камень справа от учеников, символизирует вечную жизнь и верность. Это характеризует учеников Христа: они будут верны Его учению, обретут вечную жизнь.

Хотя рассмотренные четыре картины по-разному изображают одно и то же евангельское событие, их объединяет одна общая поразительная деталь: художники на переднем плане размещают трёх крепко спящих апостолов, прежде всего обращая внимание зрителей именно на их беспробудный сон. Почему им так важно изображение такого сна? Один ответ напрашивается сам собой: противопоставление молящегося Христа спящим апостолам необходимо по смыслу изображаемого события и наглядно выражает идею: "Дух бодр, плоть же немощна". Да и символика изображённого становится яснее при построении композиции на основе антитезы: сон как символ духовной смерти человека и бодрствование как работа над совершенствованием души.

Но и после этого объяснения остаётся в нашем сознании недоумение, зачем художники так настойчиво выставляют перед зрителями слабость апостолов, проявленную ими в одну из самых трудных минут земной жизни Спасителя. Любой верующий христианин знает, как мужественно проповедовали они Слово Божие по всей земле среди разных народов, несмотря на преследования, поругание, тюрьмы и ссылки. Апостола Петра за проповедь Слова Божия язычники распяли, только в отличие от Христа — вниз головой; об этом умолял мучителей сам апостол, считая себя недостойным в точности повторить смерть своего Божественного Учителя. Все христиане знают также, что апостол Иоанн, прозванный Богословом, был не только мужественным проповедником, но и одним из авторов Нового Завета: он автор Евангелия от Иоанна, трёх апостольских посланий и Апокалипсиса, написанного во время ссылки на острове Патмос. А энергичный и деятельный брат его Иаков был казнён отсечением головы.

Все трое с давних времён почитаются как великие святые. Кажется, из чувства благоговейного почтения ко всем троим не стоило бы так наглядно выставлять их слабость, тем более что построение композиции картины целиком во власти художника. Что мешало любому из названных выше художников поместить спящих апостолов в укромном местечке где-нибудь на втором плане? Но апостолы изображены в непробудном сне, крупно, подробно, на переднем плане, и в этом есть явный умысел.

Некоторые зрители могут подумать, рассматривая картины: "И святые были не лучше нас, грешных, если могли пренебречь просьбой Спасителя бодрствовать, пока он молится", — и будут неправы.

В ту трагическую ночь в Гефсиманском саду ни Пётр, ни Иоанн, ни брат его Иаков ещё не были теми мужественными и самоотверженными проповедниками Слова Божия, какими знает их весь христианский мир; у них ещё не было той духовной высоты, которая осияла их ореолом святости. Недаром же на картинах Альтдорфера и Эль Греко все трое изображены без нимбов — символов святости.

Воскресение из мёртвых Иисуса Христа стало поворотным событием в судьбах апостолов. До этого они не раз проявляли слабость веры при самых разных обстоятельствах, за что упрекал их Христос в маловерии. Так было во время бури на море, когда испуганные ученики стали будить спокойно спавшего в лодке Учителя и просить Его спасти их. Он же сказал им: "Что вы так боязливы, маловерные?" (Мф. 8:26). Потом усмирил бурю. Так было и в случае с бесноватым. Однажды к апостолам привели бесноватого мальчика, прося исцелить его, но они не смогли излечить больного, зато это сделал Христос, а ученикам так объяснил их неудачу: "По неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдёт; и ничего не будет невозможного для вас" (Мф. 17:20).

Как-то раз, будучи в Иерусалиме, Христос проповедовал в синагоге перед иудеями и между прочим говорил о том, что Он — хлеб жизни, тот живой хлеб, сошедший с небес, питаясь которым, человек будет иметь "жизнь вечную" (Ин. 6:54). Ученики не поняли иносказательной речи своего Учителя, как это не раз бывало с ними и прежде, и с сомнением говорили между собой: "Какие странные слова! кто может это слушать?" (Ин. 6:60).

Эта нетвёрдость веры, эти недоумённые сомнения свидетельствуют о том, что ученики воспринимали Иисуса Христа не как Бога Живого, а как великого пророка, который поможет своему народу добиться свободы и независимости от Рима. Об этом и говорили двое учеников по дороге в Эммаус: "А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля" (Лк. 24:21).

И к учению Христа относились ученики не как к Божественным заповедям, а как к одному из многих этических учений, известных в античном мире, поэтому и не были готовы жертвовать за него своими жизнями. И становится понятным, как мог Пётр трижды отречься от своего Божественного Учителя во время распятия Его, боясь подвергнуться такой же участи.

И только воскресение из мёртвых Иисуса Христа, потом сорокадневное Его пребывание среди учеников, наконец сошествие на них Духа Святого завершили их духовную подготовку к апостольскому служению — проповеди Слова Божия по всему языческому миру, созданию повсюду христианских общин и Церкви Христовой, несмотря на суровые гонения.

Теперь, зная всё это и возвращаясь к картинам на тему "Моление о чаше" с изображением на первом плане беспечно и безответственно спящих троих учеников: Петра, Иоанна, Иакова, — понимаем ещё одну таящуюся в этих картинах мысль о том, как слаб человек без веры и как неузнаваемо преображает его искренняя глубокая вера, вооружая бодростью духа, любовью к людям, мужеством и бесстрашием при исполнении долга.

Наконец, при внимательном рассматривании картин, о которых идёт речь, неизбежно само собой возникает ещё раздумье о трагическом одиночестве Иисуса Христа во время Его земного жертвенного и искупительного служения. С мольбой обращаясь к Небесному Отцу, стоящий на коленях Спаситель является центром композиции этих картин. Позади Него, на дальнем плане, видны римские стражи вместе с Иудой, идущие арестовать Христа, а на переднем плане спящие ученики, — словом, вокруг Него либо враждебность, либо непонимание, и только с небес несёт Ему ангел неотвратимую чашу.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий