регистрация / вход

Усадьбы Ломоносовского района

Само название района и его центра говорят о том, что земля эта связана с именем гениального русского ученого, философа, поэта и художника Михаила Васильевича Ломоносова.

Нонна Мурашова, Лина Мыслина

В 1987 году началось обследование бывших дворянских усадеб Ленинградской области на предмет постановки их на учет и охрану государства. Вслед за Гатчинским [1] в 1988 году были изучены усадьбы Ломоносовского района [2]. Само название района и его центра говорят о том, что земля эта связана с именем гениального русского ученого, философа, поэта и художника Михаила Васильевича Ломоносова. Действительно, 16 марта 1753 года императрица Елизавета Петровна пожаловала ему в Ораниенбаумском уезде деревни Шишкина, Калищи, Усть-Рудица, Перекули и Липову с 226 душами мужского пола и 9000 десятинами земли. По указу Сената здесь намечалось устроить стеклянный завод для выделки разноцветных стекол и из них бисера, пронизок, стекляруса и других галантерейных вещей, а также посуды и смальты.

Летом 1753 года под руководством самого Ломоносова работы шли уже полным ходом, а к 1754 году, как сообщал он в письме к Л. Эйлеру от 12 февраля: «. . .кроме дома и уже построенного стеклянного завода я сооружаю мельницу, плотину и лесопилку, над которой возвышается самопишущая метеорологическая обсерватория» [З].

Из всего довольно обширного имения М. В. Ломоносов избрал для устройства завода и усадьбы самую ближнюю и самую маленькую деревню Усть-Рудицу, в которой насчитывалось всего двенадцать душ мужского пола. Выбор места был обусловлен обилием проточной воды. Здесь соединялись речки Рудица и Черная в реку Коваши. Плотина, сооруженная на речке Рудице, позволила создать большую запруду - разлив, который и стал центром композиции всего усадебно-заводского комплекса.

Заводские строения с плавильными печами, плотиной, мельницей и рабочим поселком расположились на левом берегу запруды, а усадьба на правом. Она занимала оконечность мыса, образованного слиянием рек. Ее облик легко восстановить по рисункам на дарственной, выданной Ломоносову 2 сентября 1756 года. Если к 1754 году был выстроен только господский дом, то к 1756 году здесь была уже настоящая усадьба. Ее центром стал одноэтажный с мезонином дом, по сторонам которого, ближе к реке, располагались два флигеля, образуя как бы парадный двор, главный фасад усадьбы. В левом флигеле была оборудована лаборатория, в правом - мастерская. За строениями тянулись фруктовые сады и огороды, распланированные строго регулярно и симметрично по отношению к главной оси - подъездной аллее. Их окружали пашни. Парка как такового не было, но Ломоносов учел потенциальные возможности естественного рельефа и использовал их для создания прекрасных прогулочных аллей. Берега мыса были высокими и образовывали естественный вал, защищавший усадьбу от северных ветров. Природа была лишь упорядочена. Несколько позже дорожки, повторяющие извилистые линии берегов, были обсажены липами. Так еще при Ломоносове образовалась самая старинная часть Усть-Рудицкого парка, его липовые аллеи.

После смерти великого ученого завод перестал действовать, а имение перешло к его дочери и зятю А. А. Константинову [4], который увеличил имение, присоединив близко расположенные деревни: Сюрья, Минолова, части деревень Савольщина и Голубовицы. В 1808 году имение было разделено между их дочерьми на две части. Мыза и деревня Усть-Рудица, части деревень Савольщина и Голубовицы достались Екатерине Алексеевне, а остальную часть унаследовала Софья Алексеевна, жена героя Отечественной воины 1812 года Н. Н. Раевского [5]. Несмотря на юридический раздел, обе внучки Ломоносова в равной мере пользовались усадьбой. По карте 1817 года видно, что дом сохранился, но вместо старых флигелей построены новые на месте бывшего сада.

Ритм жизни в усадьбе совершенно изменился. Лето здесь проводила вся многочисленная семья Раевских, у которых было шестеро детей. Немало было и дворни - 44 человека мужского и женского пола. Естественно, что потребовались и новые постройки.

В 1847 году по завещанию Е. А. Константиновой ее часть имения перешла к племяннице Екатерине Николаевне Орловой, урожд. Раевской [б]. Прожив долгую жизнь, она владела усадьбой 38 лет и многое в ней переустроила. Был создан настоящий парк со сложной водной системой. К северу от построек, на мысу, повторяя очертания вала, был вырыт внутренний водоем-пруд с насыпными островками, который узким протоком соединялся с речкой Рудицей. Выбранное Ломоносовым место для устройства усадьбы - оконечность мыса - представляло собой замкнутую систему, развитие которой могло идти только в южном направлении. Но и здесь территория была ограничена проезжей дорогой, соединяющей усадьбу с мостом через Черную речку. Обособленность усадебного участка, отдаленность от больших дорог, обилие водных преград, окружавшие усадьбу леса предопределили ее характер с самого основания. Ей присущи уединенность, замкнутость, некоторая отрешенность от внешнего мира.

Безлюдны эти места и сегодня. Может быть, благодаря этому сохранилась основа объемно-пространственной композиции усадьбы. Правда, строений нет, а парк сильно зарос и запущен. В связи с понижением уровня воды в реках внутренний пруд заболотился, но очертания его берегов и островков просматриваются. В ассортименте старых посадок - липа, лиственница, в небольшом количестве дуб, ель, сосна в возрасте 200-250 лет. Много декоративных кустарников: сильно разросшийся рябинник, дерен, акация желтая, жимолость, шиповник, смородина, бузина. На месте усадебных строений - поляна с двумя величественными дубами, когда-то посаженными перед домом. Они хорошо видны на рисунке 1756 года. Здесь установлен обелиск в память М. В. Ломоносова.

Есть все основания для восстановления парка в его историческом облике. За один летний сезон можно расчистить водную систему, привести в порядок растительность, вырубить заросли, убрать сухостой и молодые самосевные насаждения. Ведь только за одну неделю в 1988 году отряд школьников школы-интерната № 45 г. Петродворца при ЛГУ расчистил от бурелома ломоносовскую липовую аллею до такого состояния, что она стала проходимой. Усадьба, принадлежавшая Ломоносову, Раевским, Орловым, достойна более пристального внимания общественности.

Дворянских усадеб в Ломоносовском районе было не меньше, чем в Гатчинском, но среди них значительно меньше таких репрезентативных, как Тайцы, Сиворицы, Елизаветино, Дружноселье, Рождествено.

Еще более отдаленными от столицы, чем Усть-Рудица, были Шепелева и Алютина, расположенные на берегу озера Горывалдайского, Елизаветино (Долгая) и Кернова на берегу Финского залива, в районе Копорья, Куммолова и Гревова.

Последняя находилась непосредственно в Копорье, недалеко от крепости. Завоевав Ингерманландию, Петр I пожаловал Копорье с окрестными деревнями А. Д. Меншикову [7], после опалы которого в 1727 году имение перешло в казну, а в 1743 году пожаловано фавориту Елизаветы Петровны Алексею Григорьевичу Разумовскому [8]. В 1779 году имение унаследовал его брат Кирилл Григорьевич [9], а после его смерти в 1803 году - сын Лев Кириллович [10]. Ни Меншиков, ни Разумовские усадьбы здесь не устраивали, она появилась лишь после 1809 года, когда имение купил Василий Николаевич Зиновьев, человек весьма примечательный [11].

К 1820 году усадебная территория представляла собой довольно обширную зеленую зону, но без какой-либо планировки. Из строений существовал только каменный хозяйственный двор, расположившийся недалеко от дороги. А в 1831 году архитектор В. И. Беретти среди своих работ указывает: «В Копорье деревянный господский дом с принадлежащими службами». А это значит, что создание усадьбы, начатое в 1810-е годы, закончилось в 1820-е. Беретти расположил дом и службы к нему в глубине парка. От дороги к ним вели две косые аллеи, одна из которых, западная - подъездная, была тогда же обсажена липами. Оранжерейный комплекс расположился по одной линии с хозяйственным двором, у дороги.

В планировке усадьбы, в постановке дома далеко от дороги сказалось стремление владельца к уединенности. Для представительства у Зиновьевых была дача Богословка на правом берегу Невы. Ее дом (разобран) был необычайно импозантен благодаря широкой лестнице с мраморными скульптурами, спускающейся от ротонды в центре дома по пологому склону прямо к набережной. Но вершиной усадебного творчества Беретти стал деревянный дворец в Осиновой роще. В планировке всех усадебных домов архитектор развил один и тот же композиционный прием: выделение главного двухэтажного корпуса, который переходами соединялся с одноэтажными флигелями. Возможно, таким же был и дом в усадьбе Гревовой. Во всяком случае, сохранившийся каменный дом садовника с оранжереями построен Беретти именно по этой схеме. Особую выразительность небольшому зданию придают портики большого тосканского ордера, охватывающие всю ширину центрального корпуса. Любопытно, что во всех трех усадьбах, созданных одновременно, Беретти для господских домов предпочитал дерево, а службы всегда строил каменные.

В 1870-е годы, когда владельцем имения стал сын В. Н. Зиновьева Дмитрий Васильевич [12], территория усадьбы была увеличена, расширена парковая зона на востоке и севере за счет бывших сенных покосов. Именно тогда парк и получил окончательное композиционное решение. Была акцентирована центральная ось, оформленная в виде широкой просеки - партера, обновлена растительность, созданы новые пейзажные композиции, обсажена деревьями восточная аллея. Тогда же на месте старого были выстроены новые скотный и конный дворы, а у дороги - многочисленные каменные службы.

Последними владельцами были предводитель С.-Петербургского дворянства Александр Дмитриевич и его сын предводитель дворян Петергофского уезда Лев Александрович Зиновьевы, которые постоянно жили летом в усадьбе [13]. Владея имением 108 лет, Зиновьевы сохраняли усадьбу в хорошем состоянии.

И сейчас, несмотря на утрату господского дома, территория сохранила усадебный характер благодаря четким планировочным элементам: аллеям, полянам, пруду с двумя островками и видовым холмом, древесным группам и, конечно, постройкам: хозяйственному двору, оранжерейному комплексу, молочне. Парковая растительность разнообразна. Самые старые деревья в возрасте двухсот лет, но их немного. Это преимущественно липы в аллеях, группы лип в южной части парка. Гораздо более значительный пласт насаждений 120-летнего возраста: дубы, ясени, липы, ели, сосны, березы, клены, расположенные массивами и группами по всему парку. Привлекают внимание такие акценты, как букет ивы белой у восточной границы, полукруг дубов в северной части.

По сравнению с усадьбой Гревовой, мыза Куммолова была небольшой, почти в шесть раз меньше по площади. Тем неожиданнее было увидеть здесь каменный усадебный дом больших размеров и величественной архитектуры. Решение его главного фасада, с мощным шестиколонным портиком большого дорического ордера, с тройными окнами-дверьми по его сторонам в первом этаже и полуциркульными над ними, целиком принадлежит послевоенному времени, 1820-м годам. Укрупненные массы, простые формы придали зданию торжественную приподнятость, которая стала в архитектуре художественным выражением патриотического подъема, связанной с победой в Отечественной войне 1812 года. Автор проекта неизвестен, но это несомненно большой мастер.

Датировка - 1820-е годы подтверждается и межевыми документами. По плану 1829 года видно, что господский дом стал центром всей усадьбы. К востоку от него был разбит фруктовый сад, к западу пейзажный, среди зелени которого расположились многочисленные строения: конюшни с каретным сараем, скотный двор, три жилых флигеля, сараи, риги, ледник, бани. Все они были каменными, сложенными из плитняка. На берегу пруда, наполняемого водой из родника, существовал винокуренный завод, включенный в общую усадебную композицию.

Несмотря на то что владельцами имения с 1756 по 1891 годы были представители лифляндской фамилии Герздорфов [14], это была типично русская усадьба, тесно связанная с особенностями природы и хозяйственными нуждами.

В начале XX века имение купил К. К. Веймарн [15]. Тогда и был сделан план построек и описание усадьбы. В нем отмечалось, что все постройки большие и прочные. Отмечена живописность местности вокруг усадьбы, наличие множества рек и речек, сохранность парка и прудов, в которых разводили форель, т. е. усадьба была в прекрасном состоянии.

Она и сегодня сохранилась в своих границах, но пейзажный парк в запущенном состоянии, а на месте садов - пастбище. Изредка здесь еще встречаются яблони-дички, сливы, вишни. Из насаждений можно отметить липовую аллею 120-летнего возраста, ряд кленов 80-90 лет. Пруд превратился в болото, а протока, когда-то вытекавшая из него, заросла. Неизгладимое впечатление оставляют остов усадебного дома, развалины жилого флигеля, конюшен, амбара.

Из других отдаленных усадеб можно упомянуть усадьбу Алютину [16], где сохранилась церковь конца XIX века, перестроенный усадебный дом, развалины хозяйственных построек, въездная липовая аллея и прекрасные экземпляры двойных и тройных дубов, на партере полукруг лип и кедры 100-летнего возраста.

В центре Ломоносовского района расположены Гостилицы - усадьба, равная по своим архитектурным сооружениям и садово-парковой композиции таким, как Тайцы, Сиворицы, Елизаветино, Марьино. Она создавалась в несколько этапов и является образцом соединения разновременных частей в единое художественное целое.

По завоевании Ингерманландии Петр I отдал мызу Гостилицы с деревнями фельдмаршалу Б.-Х. А. Миниху [17]. Живописная местность с пересеченным рельефом, ручьями, родниками позволила ему создать усадьбу с регулярными садами и запрудами на реке Гостилке. После его опалы имение перешло в казну, а в 1743 году, также как и Копорье, пожаловано А. Г. Разумовскому. Усадьба полностью преобразилась. Были выстроены каменные здания дворца, церкви, павильоны Эрмитаж и Чайный домик, кавалерские дома, службы, хозяйственный двор. По литературным источникам автором дворца и церкви был знаменитый архитектор Ф.-Б. Растрелли. Рисунки Дж. Кваренги донесли до нас их облик.

Архитектурное решение усадебного дома ставит под сомнение авторство Растрелли. Это произведение - предвестник новых классицистических идей, о чем свидетельствует геометрическая четкость объемов, сочетание компактного прямоугольного двухэтажного здания с полуротондой в центре. Полуротонда - излюбленный мотив классицизма, играет ведущую роль в композиции усадебного дома в Гостилицах. Ее объемность подчеркнута полусферическим куполом и торжественной полукруглой лестницей, охватывающей всю ширину здания на высоту подиума. Впечатление изящества и легкости достигнуто контрастом первого цокольного этажа, обработанного рустом, со вторым, решенным в виде галереи, оформленной парными колоннами. По своему строю здание близко палладианским виллам.

Церковь, датируемая 1755 годом, решена в формах упрощенного барокко. Для нее характерна некоторая усложненность плана, живописность объемов с выступающими входами-портиками, абсидой и притвором, закруглением углов, наличниками и люкарнами. Вопрос об авторстве построек XVIII века в Гостилицах требует дальнейшего изучения.

При наследнике А.Г.Разумовского, его брате Кирилле Григорьевиче был сделан план усадьбы. По нему видно, что ландшафтной доминантой была долина реки Гостилки с запрудами, отделенная от деревни на западе скромной оградой в столбах, а на востоке ее крутой берег переходил в плато и соединялся с регулярным садом. Именно здесь и расположились все строения. К северу от них был родник, питавший прямоугольный пруд, около которого была устроена видовая площадка. Отсюда открывались далекие виды на усадьбу и окружавшие ее возвышенности, на одной из которых была выстроена колокольня. Отсюда был виден Финский залив. В ближнем лесу устроили Зверинец, территория которого была пересечена дорогами и многочисленными ручьями.

При разделе своих имений К. Г. Разумовский писал сыну Петру: «.. .Сие имение отменно стоит уважения по красоте места, по выгодности его и по привязанности и уважению, которое имел брат мой и дядя ваш, и я имею...».

Петр Кириллович за двадцать лет владения произвел в усадьбе некоторые перемены [18]. Парк был расширен к востоку, его территория ограничена дорогой, огибающей новую часть. Полностью перестроен хозяйственный двор и озеленена прилегающая к нему территория. Разумовские, владевшие имением 80 лет, являются основными создателями усадьбы с садами, парками и строениями.

В таком благоустроенном виде имение почти за миллион рублей в 1824 году купил А. М. Потемкин, родной племянник кн. Потемкина-Таврического, от которого он унаследовал значительное состояние [19]. Оно увеличилось благодаря женитьбе на кн. Т. Б. Голицыной. Супруги постоянно жили в Гостилицах, где А. М. Потемкин и скончался в 1872 г.

Жизнь на широкую ногу, приемы многочисленных родственников и знакомых, а также членов императорской фамилии требовали постройки нового более просторного дома и служб, дальнейшего преобразования обширного парка, что и было завершено в середине XIX века.

Одиннадцать акварелей В. С. Садовникова 1853-1858 гг. дают достаточно полное представление о новом облике усадьбы, подчеркнуто романтическом. Немалую роль в этом сыграли новые архитектурные сооружения и прежде всего внушительных размеров дворец, напоминающий средневековый замок благодаря элементам романской архитектуры в планировке, отделке фасадов и особенно башне-донжону. Те же элементы романского стиля прослеживаются в архитектуре потешной крепости, выстроенной на месте старой скромной ограды на левом берегу реки Гостилки. Она была уменьшенной копией настоящей и имела чисто декоративное значение. Романтический характер был присущ и новому павильону, поставленному около крепости - турецкому, завершенному шпицем с полумесяцем. Тогда же было выстроено новое здание мельницы на плотине, оранжереи около дворца и к двум последним проведен водопровод.

Известно, что дворец был выстроен в 1845 году по проекту А. И. Штакеншнейдера. Близость отдельных элементов декора дворца, крепости, турецкого павильона мельницы дает основание предполагать, что это произведения не только одного времени, но и одного автора. Это, конечно, требует дальнейшего изучения.

Некоторые исследователи ошибочно считают турецкий павильон Эрмитажем или, как его стали называть с середины XIX века, архиерейским домом. На самом деле Эрмитаж находился неподалеку от Чайного домика, к северу от него. Это легко устанавливается по акварелям Садовникова и насыпи.

Одновременно с постройкой новых зданий Потемкины отреставрировали церковь, Чайный павильон и Эрмитаж, органично вписавшиеся в новый облик парка. Однако к тому времени, когда Гостилицы описывал М. И. Пыляев, т. е. к 1889 году, Эрмитажа уже не было.

Романтизм был присущ не только новым архитектурным сооружениям, но и парковой зоне, особенно в долине реки. Это также прекрасно передано в произведениях Садовникова. Долина реки с крутыми склонами всегда имела романтический характер, но он был усилен созданием новых композиций из цветников, фонтанов, гротов, горбатых мостиков, валунов, спланированных площадок, уютных уголков с круговыми скамейками вокруг старинных деревьев и пр. Перспективы художника, в которых динамично развернуты открывающиеся по мере движения картины-пейзажи, являются подлинным документом для создания проекта реставрации одного из прекраснейших парков нашей области в его историческом виде. Тем более что последние владельцы имения - барон Ф.Е.Врангель, владелец заводов, инженер К. Ф. Сименс и его дочь баронесса М. К.Гревениц - ничего в усадьбе не меняли, лишь поддерживали порядок [20].

Сегодня, как и раньше, долина реки с прудами сохраняет свое значение как главная композиционная ось парка. Ее водная гладь, крутые склоны берегов с выходами известняка, остатками грота, мостиками, площадками, дорожками, тенистыми насаждениями представляют собой замкнутую зону, сохраняющую романтический характер.

Здесь, у плотины сохранились отдельные старые ивы, группы елей, акцентирующие перспективу вдоль пруда, другие разновозрастные - деревья: вяз, клен, ясень, покрывающие склоны. Высокий правый берег переходит в плато, где на фоне ровного газона, ограниченного с востока аллеей, сгруппированы липы, дубы, лиственницы, клены в виде кругов, овалов и букетов, переходящие к югу в массив. Эта часть подготавливает переход от замкнутой приречной части к открытым пространствам на востоке и строениям. От них сохранились дворец в развалинах, церковь, мельница, перестроенный Чайный павильон, дом садовника, оранжереи, службы, конюшни.

Вокруг Гостилиц находилось множество мелких усадеб: Боровская, Бугры, Верхняя Рудица, Воронина, Гатобуж, Глухова, Заостровье, Каменка, Красная, Лапина, Лопухинка, Медуши, Новая буря, Оржицы, Саволыцина, Старая буря.

Из них наиболее значительной была мыза Воронина, некогда пожалованная вице-канцлеру А.М.Черкасскому [21] и отошедшая в приданое его дочери, вышедшей замуж за П. Б. Шереметьева [22]. В 1755 году она выстроила в селе Глобицы деревянную церковь и небольшую усадебку при ней. Но настоящей усадьбы Шереметьевы в этом имении не устраивали, ведь у них были наизнатнейшие усадьбы в Подмосковье.

Усадьба недалеко от деревни Ворониной появилась лишь при кн. Енгалычевых в середине XIX века [23]. Здесь был возведен целый комплекс каменных построек: господский двухэтажный дом, конюшни с экипажным сараем, оранжереи, службы и хозяйственные дворы. Одновременно разбит обширный пейзажный парк и плодовые сады.

Сейчас на месте последних раскинулся современный поселок, среди строений которого встречаются отдельные березы из аллейных посадок, некогда разделяющих сад на участки. В пейзажном парке сохранилась большая поляна, окаймленная живописными группами деревьев 120-180 лет и парк на склоне с террасами и родниками, а также широкий луг в излучине реки Воронки. Особое внимание привлекает дуб-солитер с причудливой формой кроны, посаженный перед домом. От построек сохранились усадебный дом, дом садовника с оранжереями в развалинах. Их архитектурное решение подтверждает датировку - середину XIX века.

Когда-то особой популярностью пользовалась Лопухинка. Наличие родоновых источников позволило владельцу П. X. Герингу в 1830-е годы создать водолечебные заведения. Они располагались в долине речки Лопухинки, крутые берега которой были укреплены. Лесистые участки перемежались выходами оголенных скал, а по террасам спиралью вилась дорожка - спуск. Сухой чистый воздух, обилие воды в виде каскадов, ключей, ручьев, запруд дополняли этот природный живописный уголок. На плато был выстроен господский дом со службами, разбит парк, устроена каменная лестница к террасам.

Уже к концу XIX века от лечебниц ничего не осталось, но уютный двухэтажный каменный домик сохранился до сих пор. В каньоне реки, вблизи родонового озера расположились постройки рыборазводного хозяйства. Террасированный склон зарос, каменная лестница уступила место деревянной.

Усадьба Оржицы, названная по фамилии владельца, декабриста Н. Н. Оржицкого, была устроена им в 1840-е годы [24]. Здесь было немало деревянных и каменных строений, плодовый сад и пейзажный парк, пересеченный извилистой речкой, запруженной у начала парка. От былой планировки сохранился ряд старинных лип, одиночные старые деревья: дуб, клен, вяз, липа. В центральной части заросли декоративных кустарников; акации желтой, сирени, жимолости, спиреи. В травянистом покрове встречаются незабудки и аквилегии. Новый совхозный поселок теснит усадьбу и грозит полным ее уничтожением.

Усадьбы в Медушах и Каменке интересны хорошо сохранившейся искусственной водной системой типа лабиринт, когда пруды с островками и полуостровками соединяются между собой системой каналов. Когда-то они были композиционными центрами небольших парков. Все селения в районе Каменки исчезли во время Великой Отечественной войны, и найти бывшую усадьбу в безлюдной местности, в окружении болот, довольно сложно. В Медушах издалека видна колокольня развалившейся Троицкой церкви, освященной в 1788 году, в которой были погребены владельцы Ранцовы [25].

Усадьба Лапина интересна сохранившимися до сих пор постройками, возведенными на рубеже XIX-XX веков в романтическом стиле, с готизированной формой окон второго этажа и пинаклями на углах зданий. В 1727 году мыза с деревнями была пожалована обер-кухмистеру Петра I Иоганну Фельтену, дяде архитектора Ю. М. Фельтена. Но вплоть до конца XIX века в усадьбе были только деревянные постройки и плодовые сады. Лишь при последнем владельце, кандидате прав Б. Б. Дорне, появились капитальные каменные строения и небольшой парк с редкими посадками и множеством лужаек.

Ближайшими к столице усадьбами были Беззаботная, Волковицы, Высоцкая и Шунгурова. Две последние не сохранились. Усадьба Беззаботная у деревни Новые Горбунки, недалеко от Стрельны, была создана в 1820-х годах О. А. Жеребцовой [26]. Вдоль реки Стрелки, на месте бывших пашен насажен парк, река запружена и на ней устроены плотина и мельница, недалеко от которых расположились усадебные постройки.

Новый этап в развитии усадьбы наступил с приобретением имения в 1870 году Е. И. Ламанским [27]. Он выстроил новые господские и хозяйственные строения, разбил фруктовый сад, в расширенном парке проложил сеть дорожек и проток, возвел малые архитектурные формы, перекинул мосты, произвел посадки деревьев и кустарников, включил в парк ближнюю березовую рощу. Кроме того, он создал образцовое хозяйство-ферму, соединив ее с усадьбой дорогой, обсаженной деревьями.

В таком благоустроенном виде имение в 1910 году досталось чете великих князей Анастасии Николаевне и Николаю Николаевичу (младшему). Они возвели много новых деревянных построек, на месте огородов разбили цветники и создали две новые фермы. К 1913 году всего было 52 постройки, из которых ни одна не уцелела. Парк сохранился в своих границах, за исключением южной части, которая отошла к птицефабрике. Старая парковая растительность вдоль дорожек, по берегам протоки и прудов, несмотря на значительные утраты, очень декоративна. В березовой роще появилась новая послевоенная генерация березы, осины с небольшим вкраплением сосны. В 1980-е годы парк частично отрествврироввли, восстановлены дорожки, расчищены пруды, прорежены насаждения. В результате он приобрел культурный вид, вполне пригодный для прогулок.

Среди усадеб Ломоносовского района на второе место после Гостилиц по своим художественным достоинствам можно поставить Волковицы. Судя по планировке и возрасту некоторых деревьев, она была устроена в 1770-е годы, когда владельцем имения был Ф. В. Боур, выдающийся инженер XVIII века [28].

Усадебная территория, ограниченная валами, имела четкую регулярную планировку и пересекалась аллеями на прямоугольники. Господский дом стоял у дороги, через его центр проходила главная ось, к нему сходились диагональные аллеи внутри прямоугольников. В них растительность размещалась пейзажными приемами, свободными группами и куртинами.

В середине XIX века искусственный пруд, вырытый в центре усадьбы, разделил центральную аллею на две части. Тогда же появилась видовая горка около него, а к юго-востоку - дубовая роща. Запланированные тогда посадки производились преимущественно чистопородными группами и размещались с учетом их взаимосвязей.

В конце XIX века владелец барон А. Н. Корф [29] многое переустроил, выстроил много зданий из булыжника и кирпича: кухни, дом управляющего, флигеля, конюшни, молочню, птичник, скотный двор, мастерские и оранжереи. Новый усадебный дом был деревянный, обшитый досками, частично одноэтажный, частично двухэтажный, обстроенный террасами, галереями и завершенный башней. В парке производились посадки молодых деревьев, особенно хвойных:ели, лиственницы, пихты, сосны. Имение было включено в число «образцовых». Таким и купил его в 1907 году известный коллекционер Ф.Ф.Утеман.

Романтические постройки, разнообразие растительности, постоянная смена впечатлений - луга, поляны, аллеи, пруды, горки, островки, а за усадьбой ветряная мельница, сложенная из валунов, - сделали небольшую усадьбу одной из самых привлекательных и живописных в Петергофском уезде, несмотря на равнинный характер местности.

Еще до 1970-х годов сохранялся усадебный дом, а сейчас видны только развалины дома управляющего. Границы и планировочная схема парка четко читаются. В хорошем состоянии центральный пруд с островком и видовым холмом на его берегу. Из растительности времен закладки сохранились липы в «косой» аллее, отдельные деревья в северной части и два могучих дуба в начале главной аллеи.

Очень декоративны группы лиственниц, елей, пихты, сосны, веймутовой, лип и кленов, разделенные полянами. Живописна дубовая роща 140-летнего возраста. Великолепна полевая аллея, соединяющая усадьбу с мельницей. Лишь за «косой» аллеей, в южной части участок, сильно заросший бурьяном, а пруд, очертания которого хорошо просматриваются, высох.

Несмотря на это, нужно отметить, что принадлежность парка Глуховскому парклесхозу благоприятно сказывается на его сохранности и состоянии. За ним осуществляется постоянный уход, он охраняется от самовольных порубок и застройки. Прогулка в нем доставляет истинное наслаждение. А ведь в такое состояние можно привести все сохранившиеся парки Ломоносовского района - прекрасные места отдыха местных жителей.

Примечания

1. Н. Мурашова, Л. Мыслина. Усадьбы Гатчинского района.- «Ленинградская панорама», 1989, №№ 4, 5.

2. Авторский коллектив: руководитель группы - Л. П. Мыслина, озеленитель О. О. Ермаченкова, кандидат искусствоведения Н. В. Глинка (Мурашова).

3. М. Ломоносов. Избранная проза. - М., 1986, с. 108, 105.

4. Алексей Алексеевич Константинов (1728 - 1808) - библиотекарь Екатерины II, муж дочери М. В. Ломоносова Елены Михайловны (1749-1772). Дети: Софья и Екатерина.

5. Софья Алексеевна Раевская, урожд. Константинова (1769-1844) - жена героя Отечественной войны 1812 года генерала от кавалерии Николая Николаевича Раевского. Дети: Александр, Николай, Екатерина, Елена, Мария ( в замужестве Волконская), Софья.

6. Екатерина Николаевна Орлова (1797-1885) - жена декабриста Михаила Федоровича Орлова (1788-1842), одного из основателей преддекабристской организации «Орден русских рыцарей». Благодаря заступничеству брата, шефа жандармов, отставлен от службы с обязательством жить в деревне. Дети: Николай (1821-1886), Анна (1826-1887), замужем за кн. Я. В. Яшвилем.

7. Александр Данилович Меншиков (1672-1729) - сподвижник Петра I, 1727 г.- ссылка, конфискация имущества.

8. Алексей Григорьевич Разумовский (1709-1771) - с 1744 года граф.

9. Кирилл Григорьевич Разумовский (1724-1803) - с 1746 года - президент Академии наук, с 1750 г. - гетман Малороссии.

10. Лев Кириллович Разумовский (1757-1818) - генерал в отставке, женат на кн. М. Г. Голицыной, жил в основном в имении Петровское-Разумовское под Москвой.

11. Василий Николаевич Зиновьев (1755-1827) - сенатор, тайный советник, учился за границей вместе с Ушаковым, Радищевым, Кутузовым и др. Родня - посол в Англии С. Р. Воронцов и Г. Г. Орлов, женатый на сестре Зиновьева. Жена - внучка протоиерея Дубянского, во втором браке Юрьева. Известный масон, автор путевых заметок «Журнал» в форме писем С. Р. Воронцову, у него часто бывал баснописец Крылов.

12. Дмитрий Васильевич 3иновьев (1822-1904) - на его средства выстроен новый каменный собор в Копорской крепости и усыпальница Зиновьевых, где он и похоронен.

13. Александр Дмитриевич 3иновьев (1854 г. р.) - предводитель петербургского дворянства, жена - Елизавета Николаевна Корф, дети: Александр, Лев (1882 г. р.), Георгий, Дмитрий, Николай, Андрей, Михаил.

14. Федор Герздорф, бригадир, жена - Анна Карловна, урожд. Кридинер, дети: Федор. гв. поручик, Александр и Арист. полковник л. гв. Гусарского полка.

15. Константин Константинович Веймарн (1866 г. р.) - камергер, вице-директор департамента общих дел МВД.

16. С 1742 по 1822 годы принадлежала трем поколениям семьи Разумовских, а с 1839 по 1898 гиды - членам семьи Дребсов, последним из которых и выстроена церковь.

17. Бурхард-Христофор Антонович Миних (1683-1767) - на русской службе с 1720 г., 1728 г.- С.-Петербургский генерал-губернатор, 1731 г. - фельдмаршал, 1741 г.- ссылка в Пелым, 1762 г.- возвращение из ссылки Петром III.

18. Петр Кириллович Разумовский (1751-1823) - от вдовы Александры Васильевны Деденевой, дочери двоюродного брата Василия Ивановича Разумовского, имел сына Николая Николаевича Оржицкого, декабриста.

19. Александр Михайлович Потемкин (1787-1872) - С.-Петербургский предводитель дворянства, сын генерал-поручика Михаила Сергеевича и жены его, урожд. Унгельгардт. Жена - Татьяна Борисовна, урожд. кн. Голицына, известная благотворительница, попечительница тюрем, восстановила из развалин Свято-горскую обитель в Харьковской губ., бывшее имение кн. Потемкина. Детей не было.

20. Врангели. род датского происхождения, распался на много линий. Основатель одной из ветвей Егор Васильевич (1784-1841) - профессор русского права, преподавал в Казанском и Петербургском университетах, в Царскосельском лицее и училище правоведения. Дети: Федор и Егор. Карл Федорович Сименс (ум. в 1906 г.) - потомственный гражданин г. Вильманстранда, владелец заводов в Петербурге и на Кавказе. Мария Карловна Гре-вениц, урожд. Сименс (1860 г. р.) - жена шталмейстера е. и. в. действительного статского советника, барона Гревеница.

21. Алексей Михайлович Черкасский (1680-1742) - вице-канцлер, кабинет-министр, жена - Мария Юрьевна, урожд. Трубецкая.

22. Шереметьева Варвара Александровна, урожд. Черкасская (1711-1767), муж - Петр Борисович Шереметьев (1713- 1787). Дети: Борис, Алексей, Николай, Петр, Варвара (замужем за Алексеем Кирилловичем Разумовским).

23. Ельпидифор Парфентьевич Енгалычев (1802-1853)-сын писателя, принадлежавшего к кружку Новикова. Жена - Мария Ивановна, урожд. Неплюева (ум. в 1871 г.).

24. Николай Николаевич О р-жицкий (1796-1861) - декабрист, штабротмистр Ахтырского полка. Незаконный сын П. К. Разумовского и А. В. Деденевой, урожд. Разумовской. Лишен чинов, дворянства, сослан в дальние гарнизоны, затем уволен в отставку с обязательством жить в деревне под надзором. В 1837 году купил мызу Новую, названную им Оржицы, владельцами которой после него были сначала его сын, а затем гр. Муравьева, правнучка тетки Н. Н. Оржицкого Натальи Васильевны Муравьевой, урожд. Раэумовской.

25. В середине XVIII века имение принадлежало Роману Илларионовичу Воронцову, наместнику Владимирской, Пензенской и Тамбовской губерний (1707- 1783), затем его внебрачному сыну бригадиру Александру Романовичу Ранцову (ум. в 1829 г.), жена - Надежда Степановна, урожд. Кислова, сестра гардероб-мейстера Павла I Василия Кислова. Дети: Александр, Лев, Елизавета (в первом браке Китнина, во втором Рачинская).

26. Ольга Александровна Жеребцова (1766-1849)-сестра фаворита Екатерины II Платона Зубова. Известна своей прикосновенностью к событиям 11 марта 1801 года, к убийству Павла I. Помимо законных детей, двух сыновей и двух дочерей, имела внебрачного сына Егора Егоровича Норда, который и унаследовал имение с усадьбой Беззаботная.

27. Евгений Иванович Ламанекий (1825-1902)-гос. деятель и финансист, окончил Царскосельский лицей. Написал книгу по истории денежного обращения и кредитных учреждений в России. С 1860 г. управляющий гос. ассигнационным банком.

28. Федор Вилимович Боу II (1731-1783)-на русской службе с 1769 года, генерал-квартирмейстер, руководитель многих инженерных работ: устройства водовода в Царском Селе и в Москве, набережных Фонтанки и Екатерининского канала, городовой верфи в столице, гаваней в Риге и Кронштадте, исправления Ладожского канала, строения оперного театра в Петербурге и московского арсенала. Руководитель всех фортификационных работ в крепостях Балтийского моря.

29. Александр Николаевич Корф (1832-1905) - генерал-лейтенант л.-гв. Кирас, полка. Отец - инспектор всей арт. Н. И. Корф (1793-1869). Братья: Константин, Иосиф, Иван, Михаил, сестра Луиза (в замужестве Моренгейм).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий