Новозаветные сюжеты в живописи: Призвание Петра, Андрея, Иакова, Иоанна и Матфея на апостольское служение

Наиболее полно рассказ Матфея и Марка иллюстрирует ватиканская фреска Доменико Гирландайо. И хотя она известна под названием «Призвание апостолов Петра и Андрея», внимательный взгляд обнаружит, что художник изобразил также призвание Иакова и Иоанна.

Проходя же близ моря Галилеиского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним. Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, дочинивающих сети свои, и призвал их. И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним.

(Мф. 4:18-22)

Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним.

(Мф. 9:9)

Прежде всего требует уточнения хронология событий, связанных с призванием будущих апостолов на служение. В первом из приведенных фрагментов из Евангелия от Матфея говорится: «Симона, называемого Петром». Из этого выражения ясно, что уже тогда Симон носил это свое прозвище. Из рассказа же Иоанна узнаем, что Иисус так назвал Симона, брата Андрея, при их первой встрече, когда они были еще учениками Иоанна Крестителя: «Одним из двух, слышавших от Иоанна об Иисусе и последовавших за Ним, был Андрей, брат Симона Петра. Он первый находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию, что значит: Христос; и привели его к Иисусу. Иисус же, взглянув на него, сказал: ты - Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа,что значит: камень (Петр)». «Кифа» - слово сиро-халдейское, а «петр» - греческое; и то и другое означают «камень». Впоследствии Христос объяснил, почему он так назвал Симона. Об этом рассказывает Матфей, приводя слова Спасителя: «Ты - Петр (то есть камень), и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее».

Сопоставляя свидетельства Матфея и Марка о призвании Петра, Андрея, Иакова и Иоанна (подробности, расширяющие эти свидетельства, приводит Лука) с рассказом Иоанна о призвании Андрея, Петра, Иоанна, Иакова, а также Филиппа и Нафанаила, происшедшем ранее, следует заключить, что первые призванные ученики Иисуса не всегда следовали за ним во время его путешествий, а иногда возвращались к своим прежним занятиям. Но после второго призыва они сделались неотлучными его спутниками, а вскоре и избранными в число двенадцати апостолов.

Многие ученики Иисуса до их призвания на апостольское служение были рыбаками. Иисус мог называть их «ловцами человеков», как бы намекая на их прежнюю профессию. К тому же он сравнивает Царство Небесное с неводом, закинутым в море и захватившим рыб разного рода.

Наиболее полно рассказ Матфея и Марка иллюстрирует ватиканская фреска Доменико Гирландайо. И хотя она известна под названием «Призвание апостолов Петра и Андрея», внимательный взгляд обнаружит, что художник изобразил также призвание Иакова и Иоанна. На фреске запечатлены три момента этой истории. Христос как бы идет по берегу озера - как в рассказе Матфея: «Оттуда, идя далее...» В левой части фрески на заднем плане Христос обращается к Петру и Андрею, находящимся в лодке; в центре на переднем плане Христос, очевидно, произносит свои главные слова: «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков». Апостолы стоят перед ним коленопреклоненные (обе эти сцены встречаются в западной живописи как отдельные иконографические типы изображения призвания первых апостолов). Наконец, в правой части фрески на заднем плане Христос, уже в сопровождении Петра и Андрея, обращается к Иакову и Иоанну, сидящим вместе с их отцом в лодке.

Сюжет призвания Петра и Андрея встречается в западной живописи наиболее часто. Однако известны и примеры иллюстрирования призвания второй пары учеников - Иакова и Иоанна, сыновей Зеведея. Этот сюжет мы видим в картине Марко Базаити. Христос стоит на берегу озера; его сопровождают уже последовавшие за ним Петр и Андрей; из причалившей к берегу лодки выходят Иаков и Иоанн, первый уже преклонил колено перед благословляющим его Христом. Несмотря на то, что и Матфей и Марк, чьи рассказы мог иметь в виду художник, единодушны в утверждении, что Иаков и Иоанн оставили «лодку и отца своего», у Базаити их отец также делает шаг из лодки навстречу Христу.

Изображение толпы людей на фреске Гирландайо - вольность художника. Евангелие не говорит в данном случае ни о присутствии других учеников Христа, ни о каких-либо еще людях. Многолюдное общество на берегу озера, которое изобразил Гирландайо, не подпадает под определение «работники», о которых мельком упоминает Марк в рассказе о призвании сыновей Зеведея. Некоторое оправдание этой вольности художника дает другой рассказ - Луки - о призвании Петра и Андрея: «Однажды, когда народ теснился к Нему, чтобы слышать слово Божие, а Он стоял у озера Геннисаретского, увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети».

В персонажах, облаченных во флорентийские одежды XV века, современники художника обнаруживали много сходства со своими согражданами.

По традиции считается, что апостол Матфей является автором первого Евангелия. Это подтверждают многие раннехристианские авторы (среди них и отцы церкви) - Псевдо-Варнава, Климент Римский, Поликарп, Иустин Мученик, Климент Александрийский, Тертуллиан, Ориген. Матфей не был особо приближенным к Христу среди апостолов, и скорее, казалось бы, первое Евангелие должно было быть написано Петром, Иаковом или Иоанном. Тем не менее предание не оставляет сомнений, что именно Матфей - его автор. Это, так сказать, доказательства извне. Но имеются также внутренние доказательства: в силу своей профессии - Матфей был сборщиком податей (мытарем) - он должен был быть грамотным человеком и уметь вести точные записи. Он постоянно называет себя сборщиком пошлин, то есть не скрывает, что занимался малопочетным в глазах современников делом. И это свидетельствует о присущем ему христианском смирении.

В картинах на сюжет Призвания Матфея он обычно изображается сидящим за столом, на котором рассыпаны деньги (монеты). Его могут окружать плательщики, принесшие ему свою мзду, как мы видим в картине "Призвание Матфея" Караваджо.

Приблизившийся к мытарю Христос обращается к нему со словами: «Следуй за Мною». Он жестом призывает Матфея идти. Этот жест выразительно передает Караваджо. Вместе с Христом могут быть один (апостол Андрей) или несколько учеников. Матфей всем своим обликом выражает изумление и готовность следовать за Иисусом. Иногда он изображается поднимающимся со своего места, готовый идти за ним.

После призвания уже последовавший за Христом Матфей устраивает для своих друзей обед, о чем Евангелие от Матфея, то есть от самого устроителя пира, упоминает кратко. Лука же описывает его подробнее: «И сделал для Него Левий в доме своем большое угощение; и там было множество мытарей и других, которые возлежали с ним».

Лука и Марк называют мытаря не Матфеем, как именует себя сам первый евангелист, а Левием; Марк даже уточняет, что это был Левий Алфеев, то есть сын Алфея. Но в этом нет никакого противоречия. Все три евангелиста говорят об одном и том же лице. Различие объясняется тем, что у евреев был обычай иметь несколько имен: Марк и Лука называют призванного мытаря Левием, вероятно, потому, что так называли его все имевшие с ним дело как с мытарем. Евангелист же Матфей называет себя Матфеем, тем именем, которым, по всей вероятности, его называли не как мытаря, а как человека его родные и близкие. Позже евангелисты Марк и Лука также именуют его Матфеем - в частности, когда перечисляют двенадцать избранных апостолов.

Поскольку в основу картин, изображающих Христа на пиру в доме мытаря, положен рассказ Луки, то сам сюжет называется Пир в доме Левия (а не Матфея). Роскошный пир с множеством народа изобразил на картине Паоло Веронезе. Художник не придерживается евангельского источника в изображении персонажей и обстановки (в частности, пирующие не возлежат, как это описано у Луки, а сидят за огромным столом, занимающим всю ширину пространства), он живописует пиршество в стиле венецианских торжеств XVI века.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ