регистрация / вход

Искусство древней Греции. Крит

Искусство Крита, развиваясь на территории, связывающей Запад с Востоком, впитало в себя художественные элементы древнейших цивилизаций Ближнего Востока, неолитических культур Анатолии, Придунайской низменности и балканской Греции.

Зинченко С. А.

Искусство Крита, развиваясь на территории, связывающей Запад с Востоком, с самого начала впитало в себя художественные элементы древнейших цивилизаций Ближнего Востока, неолитических культур Анатолии, Придунайской низменности и балканской Греции. История открытия этой цивилизации насчитывает немногим более ста лет. В 1900 году английский археолог Артур Эванс начал раскопки на Крите. Именно ему принадлежит первенство в открытии Кносского дворца. Вскоре после А.Эванса на южном побережье Крита начинают работать итальянские археологи, раскопавшие дворец в Фесте и виллу в Агиа Триаде. В восточной части о-ва Крит раскопки производились американскими археологами, так были открыты постройки в Гурнии, Закро и Палекастро. Большой вклад в исследование искусства и культуры Крита внесли и греческие археологи, прежде всего, Спиридон Маринатос, изучавшие островные центры Крита.

Территория критской цивилизации включала в себя о-ов Крит, о-ва Эгейского моря, западное побережье Малой Азии и часть материковой Греции. Принято выделять следующие периоды в искусстве Крита:

1. Раннеминойский период – 3000/2800 – 2000 гг. до Р.Х.

2. Период "старых дворцов" (1900-1700 гг. до Р.Х.).

3. Период "новых дворцов" (1700 – 1450 гг. до Р.Х.)

Период упадка и отмирания дворцовой цивилизации (1450 - 1350 гг. до Р.Х.)1. С второй половины 15 в. до Р.Х. начинается упадок Крита и возвышение Микенской Греции.

Цивилизацию Крита принято называть как критской, так и минойской (по имени легендарного царя Крита Миноса), иногда также ее называют эгейской. До сих пор, к сожалению, реальная история, культура, этнос этого региона достаточны не изучены. Это происходит во многом из-за того, что древнейшая письменность этого региона большей частью не прочитаны. Критяне писали на т. наз. линейном письме А, основой которого был вероятно какой-то негреческий язык 2.

Раннеминойский период. В нач. III тыс. до Р. Х. (конец эпохи ранней бронзы) культура Крита вплотную подошла к сложению цивилизации. Как замечает Ю.В. Андреев, "…уже в III тыс. до н.э. в пределах Эгейского мира образовалось целое созвездие археологических культур, среди которых наиболее известны культура Трои-Гиссарлыка, культура о-вов Кикладского архипелага в центральной и юго-восточной части Эгейского бассейна, раннеэлладская культура материковой Греции (ее центры находились на Пелопоннесе и в средней Греции) и раннеминойская культура Крита" 3.

Искусство нач. III тыс. до Р.Х. представлено находками из т. наз. "клада Приама", открытого Г. Шлиманом при раскопках Трои, т. наз. кикладскими идолами, а также раннеэлладскими вазами типа "соусников" и раннеминойскими сосудами из цветного камня. "Клад Приама" включает в себя диадемы (оформлявшие либо культовую статую, либо служившие деталью головного убора из ткани или кожи 4), серьги, височные кольца, браслеты, гривны, бусы, выполненные на высоком техническом и художественном уровнях из золота, серебра, бронзы, сердолика и янтаря. Эти находки свидетельствуют не только о высоком уровне изделий, но и об уникальности контактов, отразившихся в технике, материале троянских украшений. По мнению М.Ю. Трейстера, "заимствовав формы украшений и техники обработки драгоценных металлов и бронзы из Междуречья, происходившие оттуда мастера создавали местную (в Трое – С.З.) ювелирную школу и центр торевтики. Наряду с ремесленниками среднего уровня ее представляли выдающиеся мастера, создавшие уникальные для своего времени произведения и внесшие заметный вклад в формирование прикладного искусства Греции Малой Азии II тыс. до н.э." 5.

Ещё один яркий пример искусства этого времени – знаменитые кикладские идолы 6. В рамках изучения кикладской пластики принято выделять следующие периоды:

I раннекикладский (3300-2800 гг. до Р.Х.), II раннекикладский (2800-2300 гг. до Р.Х.), III раннекикладский (2200-1800 гг. до Р.Х.) 7. Наибольшее количество скульптур было создано с 3000 по 2300 гг. до Р.Х. 8 В основном кикладская скульптура выполнялась из местного греческого мрамора, месторождения которого найдены почти на всех о-вах кикладской группы 9. Известны примеры скульптур, изготовленных из терракоты, которые представляют собой лишь подражания мраморным изделиям. Кроме того, другие материалы, например обсидиан и песчанник, не были широко используемы жителями Киклад 10. Открытые к настоящему времени произведения кикладской скульптуры значительно отличаются по размеру – их высота варьируется от 132 до 110 см. Для изготовления скульптур древние мастера использовали каменные и металлические орудия, в качестве абразивного материала для производства первичных грубых форм, вероятно, использовался наждак 11. Основная часть работы выполнялась каменными орудиями, скорее всего, для придания скульптуре законченной формы использовались орудия из обсидиана. Полировка фигур и придача им мягкого блеска выполнялись с помощью пемзы. Также, по результатам исследований кикладской скульптуры, известно, что большая часть их была расписана (при этом нужно помнить, что расписывались только изображения со сложенным руками). Роспись выполнялась красками синего (для которого использовался измельченный лазурит), красного (изготовленного из киновари), черного или темно-коричневого цветов. Расписывались уже законченные статуэтки, после чего их обжигали в обыкновенных домашних печах 12. Что изображала роспись, существовали ли какие-то общие правила в системе декорировки скульптуры, - всё это до сих пор находится на уровне гипотез. Большинство ученых считают, что многие их кикладских скульптур были полностью покрыты росписью, что кардинально их отличало от их современного вида. На сегодняшний день установлено, что роспись обозначала контуры глаз (часто миндалевидной, но иногда и просто овальной формы), зрачки, черты лица (в основном губы), волосы, возможно татуировку или украшения, прорисованные в форме расходящихся от шеи к груди прямых линий 13. Краской были подчеркнуты первоначально обозначенные прорезями линии шеи, позвоночника, половые признаки (особенно на женских статуэтках). Вполне возможно, что при построении кикладских образов применялись пропорциональные системы (вплоть до золотого сечения)14, при этом "…фигура каждого идола четко делится на три или четыре части, гармонически уравновешивающих и дополняющих друг друга" 15. Благодаря особенных построениям силуэта, ритма, шел поиск в рамках выработки своеобразной архитектоники скульптурной формы. Как отмечал Б.Р. Виппер, "…оставаясь строго фронтальными, они (кикладские идолы – С.З.), в профиль имеют ломаную, как бы согнутую линию, что придает человеческой фигуре большую динамику и подвижность" 16. В результате рождались образы, которые, хотя и подчас чрезвычайно стилизованны и схематичны, по словам Ю.В. Андреева, "…поражают изысканной четкостью и законченностью силуэта… Своей гармонической соразмерностью и стройностью эти небольшие фигурки как бы предвосхищали лучшие образцы греческой скульптуры архаического периода…" 17.

Кикладскую скульптуру принято разделять на несколько художественных вариантов, самыми известными из которых являются типы схематичный, Лурос и Пластирас культуры Гротта-Пелос 18, изображения культуры Керос-Сирос. Схематичный тип культуры Гротта-Пелос представлен фигурами, решенными в формах восьмерки, скрипки. Характерной особенностью этих статуэток является отсутствие четко обозначенной головы, рук. В основном, образ строится с помощью округлого силуэта, крайне условно обозначающего линии рук и бедер (женская фигура в форме скрипки. Мрамор. Около 3200-2700 гг. до Р.Х. Музей Наксоса). Основная часть статуэток типа Лурос представлена небольшими произведениями (от 6 до 28 см высотой), форма которых становится более проработанной, т.к. добавляются схематические преданные голова, руки, иногда ноги (женская скульптура. Мрамор. Около 2700-2300 гг. до Р.Х. Музей Наксоса). Тип Пластирас представляет собой уникальные произведения, выделяющиеся из всей группы кикладской скульптуры 19. Их основной особенностью являются четко представленные формы человеческого тела с обозначенными ушами, ногами, показанных не слитно друг с другом с выделенными коленными чашечками, акцентированными половыми признаками и кончиками пальцев, которые соприкасаются под грудью. Также в этом типе становятся проработанными глаза, брови, линии губ и подбородка (женская статуэтка типа Пластирас. Мрамор. Около 3000-2800 г. до Р.Х. Музей Метрополитан).

Культура Керос-Сирос является периодом расцвета кикладской скульптуры. Именно они являются признанными шедеврами крупнейших собраний кикладского искусства во всем мире. В этой культуре активную роль играли контакты с поселениями II раннеминойского периода на о-ве Крит 20, а также на материковой Греции и с культурами периодов I и II в районе Трои 21. Вывозимые в Крита скульптуры со сложенными руками копировались местными мастерами и получив в современной науке название "тип Кумаса". С началом культуры Керос-Сирос наиболее распространенным типом скульптуры становиться тип со сложенными руками на груди, основная составляющая которого приходиться на женские статуэтки. Статуэтки этого типа, в основном, располагаются в горизонтальном положении (о чем свидетельствуют вытянутые ступни и соединенные, чуть согнутые в коленях, ноги), а две разновидности этого типа сохраняют следы росписи. Культура Керос-Сирос включает в себя следующие типы скульптуры в рамках типа со сложенными руками:

1. Тип Капсала (датируется между 2800-2700.гг до Р.Х.). Статуэтки высотой до 30 см. Руки сложены под грудью, при этом правая рука расположена под левой, выпрямленные пальцы рук, обозначенные с помощью прорезей, откинутая назад голова, вытянутые шея и ступни ног. Скульптура этого типа отличается очень мягкими, округлыми, женственными формами (женская статуэтка типа Капсала. Мрамор. Около 2700-2600 гг. до Р.Х. Британский музей).

2. Тип Спедос (ранний – 2700-2500 гг. до Р.Х.; поздний – 2600-2400 гг. до Р.Х.). Скульптура отличается от типа Капсала более геометрическими формами, большим применением прорезей для обозначения тех или иных деталей. Меняется форма головы – с овальной на т. наз. "лирообразную" 22, на которой сохраняются следы росписи и неких узоров. У некоторых скульптур раннего типа Спедос отсутствуют половые признаки, но обозначены нос, миндалевидные глаза, уши, грудь, иногда некий головной убор (в виде диадемы ?). Ранний Спедос отличает тщательность в передаче частей тела, их изящества (женская фигура раннего типа Скерос. Мрамор. Выс. 76,5 см. Британский музей). Поздний Сперос представлен исключительно женскими изображениями (нередко преданных в состоянии беременности), довольно крупными по размеру 23 (до 1 м высотой) 24, без ушей, с грудью довольно высоко расположенной над уровнем рук, с плотно сжатыми ногами. В позднем Спедосе мастера вновь возвращаются к применению многочисленных прорезей для обозначения частей тела.

3. Тип Докатисмата (2500-2300 гг. до Р.Х.). В данном типе начинается отход от попытки в передаче естественных форм, появляются широкие и угловатые плечи, непропорционально маленькая верхняя часть туловища, слишком узкие ноги. Скульптуры этого типа утрачивают изящность форм, фигуры отличаются невысоким качеством исполнения.

4. Тип Халандриани (2400-2200 гг. до Р.Х.) 25. Завершающая стадия в развитии мраморной кикладской скульптуры. Скульптуры этого типа не очень хорошо сохранились, что, вероятно, связано с ухудшением качества обработки мрамора. Фигуры становятся все более непропорциональными, отсутствует прежняя обработка деталей, иногда пальцы рук не изображаются объемно, а просто обозначаются неглубокими линиями на поверхности статуэток. В изображениях исчезает симметрия. Как и тип Докатисмата, данный тип изображает приземистые пропорции, положение рук не следуют традиционным правилам (правая рука расположена выше левой или правая рука сложена на животе, а левая расположена по диагонали между женскими грудями). Как пример такого изображения - мраморная женская фигурка, созданная около 2500-2000 гг. до Р.Х. из Британского музея. Среди образцов обоих типов встречаются мужские изображения.

Однако фигуры со сложенными руками не являлись единственным типом кикладской скульптуры в культуре Керос-Сирос. Существовало другие разновидности, которые уже не относились к "каноническому типу". Самым ярким явлением в рамках "неканонической линии" является группа так называемых жанровых скульптур: арфисты (иногда парные), "флейтисты", сидящие фигуры, групповые фигуры (стоящие рядом или одна на голове другой). Среди изображений музыкантов самыми известными являются скульптуры арфистов из коллекций Национального археологического и Национального музеев в Афинах. Рассмотрим статуэтку в виде арфиста из Национального музея Афин (мрамор, около 2700-2500 гг. до н.э.). Скульптура представляет собой сидящую на стуле с высокой спинкой фигурку музыканта, играющего на инструменте, напоминающем арфу. Голова овальной формы откинута назад. Великолепно переданы руки, которые перебирают струны арфы. В данных изображениях статуэтки передают не только действие, сколько ещё атмосферу этого действия – игру на ритуальном инструменте. Пластика складывается из простых плавных линий, создающих четкий изящный силуэт, что завораживает зрителя и с помощью художественных особенностей в построении формы транслирует особый мир кикладской культуры. Мягкий, изысканный в своей простоте ритм формы как бы является озвучанием, музыкой ритма сакрального действа.

Ещё одной группой в рамках кикладской скульптуры являются сидящие женские статуэтки, коллекция которых хранится в Национальном археологическом музее в Афинах и музее Наксоса. В основном экземпляры из этих коллекций связана с группами Капсала и Спедос. Отличает подобные образы великолепная техника исполнения, знание композиции, что создает гармоничные, величественные образы (женская сидящая статуэтка. Мрамор. Около 2700-2600 гг. до Р.Х. выс. 18 см. музей Наксоса; женская сидящая статуэтка. Мрамор. Около 2700-2500 гг. до Р.Х. музей кикладского искусства в Афинах).

Кроме скульптуры кикладское изобразительное искусство представлено т. наз. "сковородами" (кикладская "сковорода" из некрополя Халандриани, 2800-2200 гг. до Р.Х. Национальный музей Афин). Это низкие керамические чаши с орнаментированным дном и с раздвоенной ручкой с подчеркнуто декоративным решением. Интересно орнаментальное решение, выполненное в углубленном плоском рельефе и построенное на использовании мотива спирали, женских символов, иногда лодок. Назначение этих предметов неизвестно, но несомненен их ритуальный характер (возможно, использовались заполненными водой, что заменяло покойному зеркало либо, как предполагает Ю.В. Андреев, в них складывались плоды или лепешки, служившие "пищей мертвых" 26). Форма "сковород" обладают некоей незавершенной антропомофностью. По мнению Ю.В. Андреева, "сосуд, оставаясь сосудом, становится вместе с тем и идолом, крайне упрощенным изображением женского божества, причем изображение это создается не только графическими, но и пластическими средствами, поскольку ручка оказывается ногами богини, а ее внутренняя полая часть, вероятно, может понята как чрево" 27.

Изобразительное искусство Крита, кроме подражания кикладским образцам в скульптуре, представлено вазописью, переживавшей в этот период заметный подъем. Первую группу раннеминойских расписных сосудов составляют "темные, гладко полированные сосуды с процарапанным, и иногда инкрустированным белой краской орнаментом. Орнамент состоит из пунктира, прямых линий, треугольников и располагается горизонтальными полосами… Уже с этой группе сосудов проявляется свойственное критскому искусству тяготение к органическим и атекноническим формам" 28. Основные художественные качества этой группы представлены в вазе с резным орнаментом из Палекастро (сер. III тыс. до Р.Х. Гераклион музей).

Другая группа представлена вазами со светлым ангобом 29 и росписью с простейшим орнаментом, выполненным красной или черной глазурными красками. Исчезают горизонтальные регистры в росписи, "…линии ложатся теперь вертикальными или, ещё охотнее диагональными кривыми вокруг сосуда, подчеркивая таким образом его сферичность…Эта трехмерная тенденция орнамента, связанная с вращательным движением, составляет новый принцип критской керамики" 30. Орнамент подчеркивает, обнажает саму форму сосуда (расписной сосуд из Агиоес Онуфриос, около 2600-2300 гг. до Р.Х. Гераклион музей). Также изготовлялись сосуды из цветного камня (найдены в основном на о-ве Мохмос), в системе оформления которых прослеживались качества, близкие по композиции росписи второй группе сосудов. По замечанию Б.Р. Виппера, "в одном из каменных сосудов цветные слои использованы таким образом, что ложатся косо к вертикальной оси сосуда, создавая иллюзию его непрерывного вращения" 31.

Самая оригинальная группа раннеминойской керамики – третья, названная по-английски "mottled ware" (пятнистая керамика), или иногда используется в качестве названия стиля росписи этих сосудов "Василики". Роспись в сосудах этой группы использует узор в виде затеков, выполненный "…из темно-красных, почти черных, пятен по светлому фону" 32, линейного орнамента нет. Главное впечатление складывается в результате того, что "игра этих как будто произвольно растекающихся и переливающихся пятен краски достигнута искусным использованием дефектов обжига и производит удивительно живописное впечатление"33. В качестве примера этой группы керамики выступает сосуд с длинным носиком из Василики (около 2500-2400 гг. до Р.Х. Гераклион музей).

Памятники монументальной архитектуры в данном периоде представлены цитаделями Трои I-II, укрепленными поселениями Полиохни и Ферми на о-ве Лемнос, мегаронами в Трое II, т. наз "домом черепиц" в Лерне III и "толосом" в Тиринфе 35. Это крупномасштабные постройки, сооружение которых, требовало огромных усилий обитателей нескольких поселений 36. Мегарон в Трое II представлял собой здание в виде вытянутого прямоугольника с портиком перед главным входом. Наиболее хорошо изучена постройка на поселении Лерна III, представлявшая архитектуру раннеэладского периода. Само поселение, обнесенное мощной оборонительной стеной из кирпича-сырца на каменном цоколе, первоначально было доовлньо плотно застроено домами, вдоль улиц былт канализационные стоки. Среди городской застройки выделялось как своими размерами здание т. наз. BG (ширина около 12 м, длина в сохранившейся части около 17 м), так и правильными геометрическими очертаниями. В конце периода Лерна III здание BG и окружающие его постройки были снесены и на их территории возникла постройка, намного превосходящая по размерам и архитектурным достоинствам предыдущие постройки. Это т. на. "дом черепиц" 37. Здание представляло собой прямоугольную вытянутую в длину постройку (25 х 12 кв. м). Его стены были построены из необожженного кирпича на каменном основании и снаружи и изнутри обмазаны толстым слоем штукатурки. С наружной стороны вдоль стен тянулись обмазанные красной глиной скамьи, на которых. Видимо, и восседали старейшины и вожди во время происходивших на площади народных собраний. Полы во внутренних помещениях были покрыты слоем плотно утрамбованной глины. Судя по обломкам черепицы (глиняной и вырезанной из сланца), здание имело черепичную крышу, возможно двухскатную. Необычна и внутренняя планировка здания, его основную часть занимала внутренняя анфилада их четырех просторных прямоугольных "залов", с двух сторон (с северной и южной) фланкированных узкими коридорами, вытянутыми вдоль наружных стен здания. Самое большое из этих помещений, сообщавшееся широким проходом с портиком, напоминало своими очертаниями мегароны микенских правителей 38. Как отмечает Ю.В. Андреев, "мегароны Трои II…также же, как постройка, открытая в Лерне, невольно вызывают в памяти целлы греческих храмов, отдаленные от них почти двухтысячелетним хронологичесим промежутом" 39. Всек особенности архитектуры дома черепиц показывают, что постройка не предназначено для жилья, жилые покои могли находиться в верхнем несохранившемся этаже 40.

Монументальные архитектурные комплексы раннеэлладской эпохи различались, по-видимому, друг от друга по внешним формам и по выполняемым функциям. Примером другого типа построек выступает загадочный "толос" из Тиринфа 41 . Круглая в плане постройка колоссальных размеров диаметром почти 28 кв. м. и толщиной стен около 4,7 м. Выстроена из необожженного кирпича на каменном фундаменте и покрыто черепичной крышей как "дом черепиц" в Лерне 42. Трудно сказать, для чего использовалась эта постройка, ряд исследователей считают, что это могла быть царская усыпальница, другие – культовое сооружение, третьи – гигантский склад для хранения зерна 43.

Архитектура раннеминойской эпохи Крита представлена почти одновременными жилыми комплексами в Миртосе (Фурну Корифи) и в Василики. Для обоих комплексов характерна разбивка всего жилого массива на более или менее стандартные по размерам и конфигурации помещения, вероятно служившие "комнатами" для отдельных малых семей, некоторые помещения могли носить и хозяйственный характер. Внушительный размер построек наводит ряд исследователей на мысль о том, что это не было рядовым жилищем, а вполне возможно, выполняло роль "усадьбы". Ю.В. Андреев отмечает, что "за этой догадкой обычно тут же следует другая: именно из таких "усадеб" с течением времени должны были вырасти известные нам критские дворцы. Последнее предположение в общем не кажется таким уж неправдоподобным. Даже сравнивая планы комплексов в Миртосе и Василики, мы видим, как изначально хаотичный… жилой массив Миртоса и Василики уже оказывается втиснутым в более жесткую и четкую геометрическую схему"44. Постройки напоминают дворцовую архитектуру даже по технологическим и конструктивным параметрам: применение каркаса для внутреннего крепления стен, обмазка внутренней поверхности красной штукатуркой, которая выполняла как эстетическую функцию, так и конструктивную (скрепляла недостаточно прочную кирпичную основу стены), наличие второго этажа, одно из помещений которого выполняло роль светового колодца (или вентиляционной шахты), обширная вымостка вдоль наружной стены северо-западного крыла, что дает возможность предполагать наличие двора, дифференциация помещений по функциональному признаку ("святилище", кладовые, мастерские, жилые комнаты) 45. Но это не означает, что эти постройки могут рассматриваться как "мини-дворцы": кладовые не так обширны, нет большого скопления зерна, глиняной тары, архивов, архитектура лишена монументальности 46. К этому времени на Крите существуют довольно крупные поселения, крупнее чем Василики и Миртос. Это Кносс, Маллия, Фест, но, к сожалению, об этих поселениях, почти ничего неизвестно.

Также архитектура Крита была представлена некрополями, для которых были характерны два основных типа погребальных сооружений – большая семейная усыпальница (т. наз. толос) и сравнительно небольшой семейный склеп (оссуарий). Первый представлял собой круглую в плане каменную постройку с входом в виде коридора- дромоса и купольным перекрытием потолка (толосные могилы в районе равнины Месара). Второй тип был прямоугольной в плане конструкцией с несколькими отсеками, в которых помещались одиночные захоронения 47.

Эпоха "старых дворцов". Уже в начале II тыс. до Р.Х. на Крите появляются т. наз. дворцы, представлявшие собой полифункциональную постройку, включавшую в себя святилище, административный центр, общегосударственную житницу, торгово-ремесленные предприятия. По замечанию Ю.В. Андреева, "именно дворец или первоначально почти неотличимый от него храм по праву считается, одной стороны, основным видовым признаком, с другой же – важнейшим структурообразующим элементом подавляющего большинства известных в настоящее время ближневосточных и средиземноморских цивилизаций эпохи бронзы"48.

Вполне возможно предположить, что старые дворцы возникают в местах, которые издавна были религиозными центрами. Ни одного дворца не было обнаружено на незаселенном ранее месте. Фест связан с долиной Мессары, его влияние распространялось от южных отрогов гор Астериди до южного побережья. Кносс занимал место, заселенное одним из первых на Крите, он контролировал северное побережье, а также определял политические связи, как внутри острова, так с внешними территориями. Каждый дворец контролировал свою террриторию: Фест южный Крит, Кносс центральную часть северного побережья, Малляи находилась во главе группы поселений, включавших Пиргос и Гурнию, Закрос и его бухта были ведущими на восточном побережье острова, на западе аналогичную роль, вероятно, играла Хания.

К сожалению, о начальных периодах развития критской художественной культуры известно мало, т.к. от "старых дворцов" сохранились лишь незначительные фрагменты, по которым очень тяжело судить о первоначальной планировке и архитектурном облике, т.к. почти везде на базе старых дворцов затем возникали постройки более позднего времени. Лишь в Фесте удалось выявить очертания западного фасада первоначального дворцового здания и примыкавшего к нему просторного мощенного двора 49. При том, что и в Кноссе, и в Маллии, и в Като Закро обнаружены остатки построек, как верно отмечает Ю.В. Андреев "мы не знаем, однако, насколько близки эти сооружения с чисто архитектурной точки зрения к сменившим их "новым дворцам". Во всяком случае, никто ещё не смог доказать, что строители старых дворцов "следовали при их разбивки" той же самой принципиальной схеме, что и строители "новых дворцов" 50.

Исследование Маллии показывают, как могла бы быть организована центральная часть крупного минойского поселения до появления дворца в его классическом варианте. Основным ядром архитектурной композиции была большая прямоугольная площадь (т. наз. агора), обнесенная оградой из каменных плит-ортастатов. С разных сторон к ней примыкали постройки различного характера (жилые дома, склады, и, возможно, культовые сооружения - т. наз. гипостильная крипта). Вероятно, "агора" могла выполнять роль места для народных собраний и ритуальной площадки. Недалеко от "агоры" находился крупный архитектурный комплекс, общей площадью около 2,5 тыс. кв. м., названный "кварталом Мю". Он был связан с "агорой" в единый ансамбль (из которого выпадает построенный значительно позднее "новый дворец") и состоял из помещения культового характера (т. наз. люстральный зал с бассейном для ритуальных омовений), складов и нескольких ремесленных мастерских. Важно отметить, что благодаря находкам четко прослеживается полифункциональный характер "квартала Мю": ритуальный, хозяйственный и административный комплекс. Эта особенность функционирования, как и некоторые элементы его архитектурного решения (каменные базы колонн, стены с тройными просветами, световые колодцы, ограниченные с двух сторон портиками, наличие второго этажа) сближает "квартал Мю" с постройками дворцового типа, хотя он подобных сооружений он отличается аморфностью планировки, в которой отсутствует такое важное объединяющее звено как центральный двор 51. По мнению Ю.В. Андреева, "было бы вполне логично рассматривать это здание как некую переходную форму, находящуюся примерно на полпути между коммунальными жилищами эпохи ранней бронзы и дворцом в собственном значении этого слова" 52.

Итальянской экспедицией под руководством Д. Леви были открыты отдельные части "старого дворца" в Фесте. Его планировка сходна с планировкой "квартала Мю": тот же принцип беспорядочного "нанизывания" (термин Ю.В. Андреева) жилых и хозяйственных помещений. Но есть и ряд отличительных признаков, прежде всего, претензия на монументальность в контурах стен западного фасада. 53 "Старый дворец" в Фесте был окружен городской застройкой, в отдельных местах вплотную подходящей к его стенам. Особого внимания заслуживает большой мощеный двор, примыкавший с запада к зданию дворца и связанного с ним в единый архитектурный ансамбль. В комплекс западного двора были включены четыре облицованые изнутри камнем ямы (кулуры), служившие для хранения зерна и других продуктов 54. Ю.В. Андреев считает, что "само положение западного двора на стыке дворца с городскими кварталами протогорода позволяет квалифицировать его как "зону контактов" между зарождающейся аристократической элитой и массой рядовых общинников…Нетрудно догадаться, что эти контакты могли осуществляться в форме каких-то обрядовых представлений и церемоний" 55.

Изобразительное искусство периода "старых дворцов" представлено большим количеством памятников, среди которых, безусловно, выделяется вазопись стиль Камарес, представлявшая собой (судя по местам находок – дворцовые подвалы, некоторые горные святилища, среди которых пещера Камарес на южном склоне горы Иды) предметы для дворцового обихода, а также посвященные богам. По мнению Б.Р. Виппера, "к этому времени критская керамика приобретает международное значение. Сосуды, критскими горшечниками…, находят не только в Греции и на островах Эгейского моря, но также в Малой Азии, Сирии, Египте и даже дальше в глубинах Африки" 56. Формы сосудов почти не изменились, наиболее популярны были фруктовые чаши, маленькие чаша и особый вид амфор с ручками почти у самого края сосуда. Стиль Камарес славился, прежде всего, своим техническим совершенством и особой системой росписи. Техника обработки глины становится очень изысканной – недаром некоторые сосуды будут столь тонкостенны, что техника получит название "яичной скорлупы". Также прогрессировала и техника обжига сосудов., для получения особого блеска глазури температуру печи научились накалять до максимуму, но при этом, к сожалению, уничтожались переходы красочных оттенков 57.

Удивительно тонкой технике обработки глины будет соответствовать и удивительно тонкий орнамент росписи. Орнаментальные мотивы будут связаны с растительными образами, но при этом мастера, по словам Б.Р. Виппера "говорить, однако, о каком-то "натурализме" стиля Камарес совершенно не приходится. Натура служит толчком для совершенно произвольной игры декоративной фантазии. Декораторы не стремятся к воспроизведению какой-либо определенной породы растений, ни в рисунке, ни в колорите они не считаются с реальностью" 58. "Главными героями" росписи этих сосудов становятся стилизованные пальметки, растительные арабески, диковинные плоды, спирали. Как отмечает Ю.В. Андреев, "живописное убранство критских ваз, расписанных в этой манере, поражает многообразием и прихотливостью орнаментальных мотивов, неустанной игрой творческой фантазии, порождающей все новые и новые их сочетания" 59. Диковинные узоры сочетаются с яркими цветовыми сочетаниями – используются белые, желтые, ярко-красные, коричневые цвета. При этом узор не статичен, он располагается так, что рождается ощущение непрерывного движения, переданное через необычную композицию и цветовые сочетания. Спирали, диски, розетки и другие фигуры, для которых трудно подобрать точные словесные дефиниции, сплетаясь друг с другом, образуют широкие декоративные пояса, пересекающие поверхность сосуда в разных направлениях – по горизонтали, по вертикали, наискось, и в каждом из этих вариантов создающие илюзию безостановочного вращательного движения. Б.Р. Виппер так описал ощущение от просмотра сосудов стиль Камарес: "декорация стиль Камарес воздействует не столько линейным ритмом, сколько колористической экспрессией своего орнамента" 60. Свободная композиция расположения элементов орнамента, не поделенная на регистры создает иллюзию не связанности с формой сосуда. Иногда эти "хороводы" фигур плавно обтекают стенки вазы, покрывая их как бы живой колышащейся и пульсирующей сеткой узора. Иногда они как бы закручиваются штопором по восходящей или нисходящей линии. Иногда образуют некие подобия планетарных систем, вращающихся вокруг общего центра, которым может быть горлышко сосуда или любая другая точка на его поверхности. Чисто геометрические формы орнамента незаметно переходят в стилизованные растительные мотивы. Спиралевидные и другие фигуры как бы рождают из себя причудливые соцветия, пальметки, и все это "хитрое узорочье" росписи превращается в некое подобие буйной живой флоры, самопроизвольно разрастающейся по стенкам сосуда 61.

Но при этом, мастера очень точно угадали и передали удивительное сочетание плавности, текучести линии контура сосуда и текучести, бесконечности орнамента. Обратимся опять к мнению Б. Р. Виппера, "…роспись ваз стиль Камарес чрезвычайно тонко согласована с формами сосудов, с положением отверстия и ручек, но согласована, так сказать, на основе атектонических методов орнаментации. Орнаментика Камарес не подчеркивает конструкции сосуда, как это свойственно греческой керамике, не считается с его статикой, пренебрегает его тектоническими делениями; но зато она тончайшим образом реагирует на сферические изгибы сосуда, на его выпуклости и углубления" 62. Очень часто сосуды Камарес расписывались не только снаружи, но и внутри, размещая на дне сосуда фигурки (чаще птицу). Б.Р. Виппер считает, что это связано со стремлением "связать декорацию сосуда с окружающим пространством, развернуть органическую энергию сосуда как бы за пределы его стенок" 63.

К типичным сосудам стиль Камарес относятся чашечки из Феста (ок. 1800 г. до Р.Х., Гераклион, музей) и сосуд из "старого дворца" в Кноссе (ок. 1800 г. до Р.Х., Гереклион, музей). В этих произведениях присутствуют все черты, характерные для художественно-образного решения данного стиля: волнообразные формы сосудов, ассиметричные ручки и носик, вращательная композиция в расположении орнамента, иллюзия присутствия в сосуде природных стихий (ветра, воды) и "непрерывно текущей жизни" 64.

Керамика стиля Камарес, является примером единственно полностью дошедших до нас произведений эпохи "старых дворцов", на основе которой можно делать выводы не только о стилистике этого искусства, но и о его содержании. Символика сосудов стиль Камарес связана с почитанием Великой богини-матери. Ю.В. Андреев, описывая изображение тех женских фигур на плоской чаше, происходящей из "старого дворца" Феста, отмечает, что "одна из них, неподвижно возвышающаяся в центре и не имеющая ни рук, ни ног, а только раскрашенное в розовый цвет конусообразное туловище и спиралеобразными завитками волос голову, явно изображает саму Великую богиню 65 …Вся эта композиция, в плане чисто иконографическом…очевидно, может быть понята как попытка воспроизведения простейшими художественными средствами великого религиозного таинства заклинания таинственных сил природы и приобщения к этим силам через прямой контакт с их главным источником и воплощением, каковым, в понимании минойцев, несомненно была Великая богиня" 66. Вероятно, та же самая идея слияния с божеством пронизывает все наиболее типичные абстрактно-орнаментальные росписи стиль Камарес.

Характерное для сосудов вращательное движение в композиции, вихрь цветовых пятен и линий символически представляют бесконечно варьирующиеся комбинации на тему живой и неживой природы. При этом мотив спирали в этом сложном семантическом контексте может быть осмыслен как знак, указывающий на присутствие божества, или как его символическая замена 67. По мнению Ю.В. Андреева, "не подлежит сомнению, что художники, расписывающие вазы стиля Камарес, вложили в него свое особое мироощущение с характерными для него пространственно-временными представлениями. На интуитивном уровне каждая из этих ваз могла восприниматься как выхваченный наугад и магически остановленный "на бегу" фрагмент пространства, наполненного вечно движущейся и непрерывно меняющей свой облик живой материи" 68. Анализируя вазопись Камарес, можно прийти к мысли о том, что во II тыс. до Р.Х. основой мировидения минойцев оставался стихийный пантеизм – представление о всеобщей одушевленности материи. Центральной фигурой пантеона, видимо, являлась божества, которое называется условным определением "Великая богиня", мыслящаяся как вездесущее и всепроникающее космическое начало, по существу равнозначное природе 69.

Помимо сосудов стиль Камарес параллельно развивается своеобразная техника изготовления сосудов, поучившая название "барботино". Это сосуды в фигурными налепами, когда еще в мягкой глине продавливается волнообразный орнамент, рельефно выделяются спирали и другие декоративные мотивы. Затем сосуд покрывался темной глазурью, и дополнительно наносился красными и белыми пятнами узор. Сосуд, выполненные в этой технике, показывали не только разнообразие технических приемов, применяемых для декора, но и демонстрировали еще одно решение темы, связанной с передачей представлений критян о мире.

За короткий период времени (сто-двести лет) на Крите сформировалась цивилизация, состоялся "быстрый вывод из состояния длительной изоляции от внешнего мира", появились "такие важные элементы дворцовой цивилизации, как монументальная архитектура, развитая индустрия бронзы, керамика, … иероглифическое, а вскоре вслед за ним также и линейное слоговое письмо" 70.

Культура "старых дворцов" погибает в результате природной катастрофы, вызванной грандиозными сейсмическими подвижками. Но культура Крита возрождается и начинается период наивысшего расцвета минойской культуры – период "новых дворцов".

Список литературы

1. Андреев. 1989. – Ю. В. Андреев. Островные поселения Эгейского мира в эпоху бронзы. Л., 1989.

2. Андреев. 1999. - Ю.В. Андреев. Цена свободы и гармонии. СПб., 1999.

3. Андреев.2002. – Ю.В. Андреев. От Евразии к Европе. Крит и Эгейский мир в эпоху бронзы и раннего железа. СПб., 2002.

4. Античная культура. 1995 – Античная культура. Словарь-справочник. М., 1995.

5. Виппер.1972 - Б.Р. Виппер. Искусство Древней Греции. М., 1972.

6. 1973. - Всеобщая история архитектуры. Т.2 Архитектура античного мира. М., 1973.

7. Колпинский, Сидорова. 1970. - Ю.А. Колпинский, Н.А. Сидорова. Искусство Эгейского мира и Древней Греции. Серия "Памятники мирового искусства". М., 1970.

8. Колпинский. 1977. - Ю.А. Колпинский. Великое наследие античной Эллады и его значение для современности. М., 1977.

9. Сидорова. 1972 - Н.А. Сидорова. Искусств Эгейского мира. М., 1972.

10. Сокровища Трои. 1996 – Сокровища Трои. Каталог выставки в ГМИИ им. А.С. Пушкина. М., 1996.

11. Пендлбери. 1950. – Дж. Пендлбери Археология Крита. М., 1950

12. Ривкин. 1978. - Б.И. Ривкин. Античное искусство. Серия "Малая история искусств". М., 1978.

13. Fitton J.L. 1989. - Fitton J.L. Cycladic Art. London, 1989

14. Hendrix E. 1997-98. - Hendrix E. Paitied Ladies of the Early Bronze Age. Almanac of The Metropolitan Museum of Art. Vol. 55, № 3, N-Y., 1997-98.

15. Rutter J.B.1979. - Rutter J.B. Ceramic Change in The Early Bronze Age Aegean. Los Angeles, 1979.

16. Rutter J.B.1996-97.- Rutter J.B. Prehistoric Arhaeology of Aegean. Dartmount, 1996-97.

Примечания:

1. Данная периодизация приведена Ю.В. Андреевым (см. Андреев. 2002. С. 117). Но также используется и периодизация , предложенная ещё А. Эвансом: 2. Среднеминойский период (2000—1550 гг. до Р.Х.). Данный период также разделяется на три подпериода, 1 и 2 среднеминойские подпериоды принято называть эпохой "старыхх дворцов", в 3-ем подпериоде начинается эпоха "новых дворцов"; 3. Позднеминойский период ( 1550-1200 гг. до Р.Х.). Данный период также разделяется на три подпериода, 1 и 2 позднеминойские подпериоды принято называть эпохой "новых дворцов", ставший временем наивысшего расцвета Крита (Античная культура.1995. С. 153).

2. Андреев. 1999. С. 22.

3. Андреев. 1999. С. 23.

4. Сокровища Трои. 1996. С. 199.

5. Сокровища Трои. 1996. С. 240.

6. Кикладские идолы были преимущественно распространенны на Кикладских о-вах, но их отдельные образцы встречаются на восточном побережье Аттики, на Крите (Андреев. 1999. С.23).

7. Rutter. 1996-97. PP. 102-102; Rutter. 1979.

8. Первые образцы скульптуры относятся к культуре Салиагос, датируемой 4300-3700 гг. до н.э. Это такие образы, как т. наз "Полная женщина из Салиагос". Известны также неолитические скульптуры из Сангри. См. подробнее Андреев. 1989. С. 50.

9. Крупнейшие месторождения светлого мрамора находятся на о-вах Киос, Наксос и Парос. Каждый из этих месторождений имеет свои особенности цвета и структуры. Мрамор о-ва Киос имеет коричневатый оттенок и ярко выраженную кристаллическую структуру. Мрамор с о-ва Наксос – бело-серого цвета с кристаллической структурой. Мрамор с о-ва Парос имеет ярко белый цвет и мелко-зернистую кристаллическую структуру. Основная часть изветсных сегодня скульптур изготовлялась из пароского мрамора.

10. Обсидиан, единственное месторождение которого обнаружено на о-ве Мелос, использовался при этом для обработки мрамора. Единственная найденная фигура, выполненная из песчаника (женская фигурка из захоронения Карпатос, Британский музей), относится к позднему неолиту, хотя на о-вах есть ряд месторождений песчаника.

11. На о-вах существуют крупные месторождения наждака.

12. Наличие домашних печей подтверждено данными археологических раскопок.

13. Hendrix E. Paitied Ladies of the Early Bronze Age. Almanac of The Metropolitan Museum of Art. Vol. 55, № 3, N-Y., 1997-98. PP. 6-9.

14. Hendrix. 1997-98. PP. 14. В западной литературе наиболее последовательно эту проблему разрабатывает Р.Барбер (Barber R.L.N. Cyclades in the Bronze Age. London, 1987.)

15. Андреев. 1999. С. 23.

16. Виппер. 1972. С. 36.

17. Андреев. 1999. С. 23.

18. См. подробнее - Fitton J.L. 1989.

19. Данная типология связана с формальными признаками, которые не всегда можно расположить в поступательном эволюционном порядке. Так, тип Пластирас датируется более ранним периодом, чем статуэтки типа Лурос.

20. Rutter. 1996-97. P.66.

21. Rutter. 1996-97. P.62.

22. Fitton. 1989. P. 52.

23. Для пластики раннего Спедоса характерны небольшие по высоте статуэтки (около20-25см), но в рамках этого типа есть группа статуэток необычайно больших размеров. См. Fitton. 1989. P. 52.

24. Fitton. 1989. P. 58. 25. Существует точка зрения, что две последних группы кикладской скульптуры, возможно, существуют параллельно См. Fitton. 1989. P. 85. 26. Андреев. 2002. С. 43.

27. Андреев. 2002. С. 45.

28. Виппер. 1972. С.50.

29. Чаще всего светло-желтого цвета (Виппер. 1972. С.51)

30. Виппер. 1972. С. 51.

31. Там же. С. 51.

32. Там же. С. 51.

33. Там же. С. 51.

34. Андреев. 2002. С.105-107.

35. На Кикладах, несмотря на наличие залежей строительного камня, сооружение крупномасштабных построек не отмечено, жилая архитектура представлена небольшими домами с одной-двумя комнатами (Андреев. 2002. С. 37-38).

36. Андреев. 2002. СС.24-25.

37. Там же. С.63.

38. Там же. С. 65.

39. Андреев. 1999. С.23.

40. Андреев. 2002. С.65. Выдвигая мысль о том, что жилые помещения могли располагаться на верхнем этаже, Ю.В. Андреев отмечает, что это не более чем догадка.

41. Датируется также как и постройка в Лерне дома черепиц. Андреев. 2002. С. 67.

42. Андреев. 2002. С. 67.

43. Там же. С. 68.

44. Там же. С. 86.

45. Там же. СС. 86-87.

46. Там же. С. 87.

47. Там же. СС. 91-92.

48. Там же. С. 118.

49. Там же. С. 121.

50. Там же. С. 121. Первые реконструкции подобного рода были предприняты А. Эвансом, но его гипотетические построения носят, в основном спекулятивный характер. Хотя подобная точка зрения существует до сих пор в науке, и ряд исследователей полагает, что Старый дворец в Кноссе занимал ту же территорию, что и новый (Marinatos N. The Public Festivals and the West Courts// The Functijs of Minoan Palases. Stockholm. 1987и др.)

51. Там же. С. 121-123.

52. Там же. С. 123.

53. Тамже. С. 124.

54. Такие же четыре кулуры (только большей вместимостью) были обнаружены на западном дворе "старого дворца" в Кноссе (Андреев. 2002. С.126).

55. Там же. СС.125-126.

56. Виппер. 1972. С. 52.

57. По мнению Б.Р. Виппера, "в итоге этих экспериментов, керамисты "Камарес" пришли к результататм как раз противоположным тем, к которым они сначала стремились: глазурь стала терять свой блеск, черный тон превращается в буро-лиловый, многокрасочность все более тускнеет". (Виппер. 1972. С. 54).

58. Виппер 1972. С. 52.

59. Андреев. 2002. С. 532.

60. Виппер 1972. С. 53.

61. Андреев. 2002. С. 532.

62. Виппер 1972. С. 53.

63. Виппер 1972. С. 53.

64. Виппер 1972. С. 53.

65. При этом Ю. В. Андреев приводит мнение о том, что спиралеобразные завитки могут изображать как волосы, так и змей. Кроме того, спиральный орнамент ещё в кикладском искусстве часто ассоциировался с образом женского божества (Андреев. 2002. С. 533).

66. Андреев. 2002. С. 533.

67. Андреев. 2002. С. 533.

68. Андреев. 2002. С. 533-537.

69. Там же. С. 537.

70. Там же. С. 129.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий