регистрация / вход

Собиратель древностей купец Николай Никифоров

Нижний Новгород - один из богатейших городов России - был славен не только ярмаркой, но и своим богатым историческим прошлым, своими культурными традициями. Нижегородские купцы сделали много для их развития: они строили дома и церкви.

Аксенова Г. В.

Нижний Новгород - один из богатейших городов России - был славен не только ярмаркой, но и своим богатым историческим прошлым, своими культурными традициями. Нижегородские купцы сделали много для их развития: они строили дома и церкви, открывали школы и больницы, создавали библиотеки и собирали уникальные книжные коллекции.

Среди нижегородских собирателей книг как рукописных, так и кириллической печати необходимо выделить Николая Порфирьевича Никифорова. Он собрал не только замечательную коллекцию книг, но и способствовал развитию книгописания и книгопечатания, помогал русским ученым при публикации и исследовании памятников. Но главное - он, как и многие другие, сберег и сохранил интереснейшие памятники древнерусской и старообрядческой культуры.

Никифоров Николай Порфирьевич (1835 - 15 января 1901) был небогатым купцом-домовладельцем из г. Горбатова, что на Оке. Выходец из старообрядцев, Н.П. Никифоров вел активную хлебную торговлю. Член Горбатовской городской управы, гласный городской Думы, присяжный заседатель, помощник городского crape-сты, он неизменно находил время для самообразования, для занятий палеографией, для собирания и исследования книг. Начав собирать рукописные и старопечатные книги в пореформенное время, он вскоре стая известным коллекционером. Собирал он книги по всей Волге, в Москве и в других городах при поездках по торговым делам по хлебной части, книжным собирательством увлекался и его брат - Григорий Порфирьевич. Характеризуя собирательскую деятельность и оценивая книжные коллекции Н.П. Никифорова и его брата, известный антиквар-букинист П.П. Шибанов писал: "Долгие годы и настойчивость могут творить чудеса. Это доказали братья Никифоровы из Горбатова. Люди с ограниченными средствами, жившие в глубокой провинции, посещавшие одну лишь Нижегородскую ярмарку и изредка Москву, они оба владели порядочными собраниями рукописей и старопечатных книг. Особенно был настойчив в своем собирательстве младший брат, Николай Порфирьевич Никифоров, имевший пристрастие к рукописям. Не получивший никакого образования, он рано пристрастился к изучению древней письменности, всегда советовался с моим отцом и другими авторитетными лицами в Москве. Посещая рукописное отделение Румянцевского музея и библиотеку архива иностранных дел". Ради экономии средств нередко покупал целые библиотеки не только на русском, но и на иностранных языках. Покупал Николай Порфирьевич не спеша и исключительно дешево. "Профессиональные книжники, - писал П.П. Шибанов, - никогда не рассматривали его как серьезного покупателя, но дружили с ним охотно как с интересным собеседником".

Н.П. Никифоров очень хорошо знал книжный рынок и ориентировался в нем, интересовался собраниями многих русских коллекционеров, имел у себя описания их собраний, переписывался с букинистами и получал библиографические журналы и каталоги продаваемых в антикварных магазинах книг. Он был хорошим знатоком святоотеческой, богословской литературы, понимал ценность древних книг, которые имел в большом количестве. Все собрание находилось на втором этаже передней половины его дома. Современники вспоминали: "Передняя половина, состоявшая из пяти комнат, была вся по стенам заставлена шкафами, этажерками, полочками и полками и столами, на которых довольно тесно, в несколько рядов были расположены книги по отделам; церковного содержания рукописи и книги хранились отдельно, в шкафах за стеклом. Исторические и вообще светские книги были в меньшем почете, лежали на этажерках и столах".

К каждой новой, купленной книге Н.П. Никифоров относился с большим вниманием, старательно изучал книгу: ее происхождение, тексты, содержание и другие палеографические особенности. "Приобретая, например, Кормчую, - писал в своих мемуарах П.П. Шибанов, - он первым делом обложится библиографическими пособиями, которые старался иметь возможно полнее, сравнит все известные редакции, определит, к какой она больше приблизится, составит карточку и прилепит ее на внутренней доске переплета. Вся его библиотека, состоявшая из нескольких сотен томов, была обследована таким образом, и картонки пестрели почти на каждой книге. Так как за книги дорого он не платил, а хорошую купить дешево приходилось редко, то он не пренебрегал никаким обрывком и описывал его так же тщательно, как и полную рукопись". На некоторых рукописных книгах собрания, хранящихся в Отделе рукописей, сохранились записи и пометы, сделанные рукой Н.П. Никифорова, показывающие, насколько профессионально он работал с книгой. Например, на рукописной книге "Песнопения обиходные на крюковых нотах" запись: "Обиход. Куплен в ярмарке 1888 г. Письмо двух рук. Первая половина - времен патриарха Никона или несколько позднее. А вторая половина - без помет, древнего письма, времен царствования Михаила Федоровича. Во многолетным, в конце книги листы, имя сего государя и по отчеству написано наряду. А в одном листе только имя, а отчества нет".

За четыре десятилетия кропотливого собирательского труда Н.П. Никифоров создал первоклассное собрание, в которое вошло около 800 рукописных и более 350 старопечатных книг. Собрание это, к сожалению, не сохранилось. После смерти владельца оно было продано в Москву за 15000 рублей. Основная часть его попала к известному антиквару и книготорговцу М.П. Вострякову, который сразу же стал его распродавать.

В одном из писем П.П. Шибанову Николай Порфирьевич как-то сообщал, что работает над "составлением чернового своим рукописям каталога". Каталог этот также не сохранился, но получить представление о самом собрании, понять степень его ценности все-таки возможно. Среди наиболее ценных рукописей, имевшихся в собрании Н.П. Никифорова, можно назвать в первую очередь Сборник начала XV в., содержащий древнейший из всех известных в настоящее время список Пространного Жития Константина Философа. Этот сборник Н.П. Никифоров приобрел для себя в 1893 г. Не меньший интерес и ценность представляет собой наиболее древний список Домостроя конце XVI в. Рукопись эта в числе других 19 книг каким-то образом сохранилась у наследников горбатовского купца-старовера, вошла в коллекцию его сына, Петра Николаевича, и ныне хранится в Отделе рукописей РГБ.

Русских ученых интересовали многие книги из собрания Н.П. Никифорова. В 1903 г. Л. Н. Бенешевич сделал подробное описание русской Кормчей XVI в. С тех пор она получила название никифоровской. В собрании Николая Порфирьевича Находился, как писал С.А. Белокуров, "один рукописный сборник, по письму относящийся к концу XV в., весьма любопытный по своему составу, и в числе довольно многочисленных статей своих имеющий три летописца". У Никифорова имелись также две рукописи с сочинениями Арсения Суханова: "Прения и о чинах греческих вкратце" XVIII в. и Проскининтарий XVII в.

Собрание рукописных книг уже в 90-х гг. XIX в. было по достоинству оценено русскими учеными: палеографами, историками, филологами, литературоведами. "Гостеприимный и радушный Николай Порфирьевич приглашал многих любителей к себе в дом в Горбатов и разрешал заниматься в его библиотеке сколько угодно, - вспоминали современники, - А.С. Гациский, Г. Белоусов, Г.И. Родзевич, М.П. Колотилин и другие гостили у него по нескольку дней и изучали древности, делали списки и выборки, равно как и бесцеремонно перерывали всю его библиотеку, отыскивая нужные им редкие рукописи".

Если судьба рукописного собрания Н.П. Никифорова достаточно благополучна, несмотря на то, что оно разошлось, собрание же старопечатных книг исчезло бесследно. Сохранился только каталог этой части библиотеки, составленный Н.П. Никифоровым в 1893 г. и хранящийся ныне в ОР РГБ. В опись включено около 260 книг, среди них одна книга конца XV в., XVI в. - 16 книг и 42 книги первой половины XVII в., 72 - второй половины XVII в., 38 книг - первой половины XVIII в. и 43 - второй половины XVIII в. Все остальные книги - старообрядческие издания и перепечатки XIX в.

Среди первопечатных славянских книг Триодь постная, напечатанная в Кракове в 1491 г., Библейские книги Ветхого завета, переведенные с Вульгаты Франциском Скориною и напечатанные в Праге в 1517-1519 гг., Апостол Ивана Федорова и Петра Мстиславца 1564 г., отпечатанный в Москве, два Евангелия учительных 1569 г., полный экземпляр Львовского издания Апостола 1574 г., Острожская Библия 1581 г.; пять книг, напечатанных Петром Мстиславцем в Ви-ленской типографии Мамоничей. В собрании старопечатных книг Н. П. Никифорова были и редкие книги западнославянской печати XVII в., такие, как изданные в Дельском монастыре в 1647 г. сочинения Фомы Кемпийского "О подражании Христу". В собрании были не только те книги, которые принимались и признавались старообрядцами за священные, но и совершенно противоположные, например, сочинения Симеона Полоцкого. Такая подборка книг, как старой дониконовской печати, так и новопечатных, подтверждает замечания современников о том, что Н.П. Никифоров занимался сверкой различных богослужебных текстов и имел обширные знания в богословии.

Заслуги Н.П. Никифорова перед русской исторической наукой были высоко оценены современниками: в 1888 г. он избирается членом Нижегородской ученой архивной комиссии, а в 1897 г. - становится Членом-соревнователем Общества истории и древностей Российских при Московском Императорском университете.

Даже такой короткий рассказ о собрании книг "неученого", как он говорил о себе, Горбатовского мещанина, купца, старовера беспоповского толка дает достаточно четкое представление о народной духовности и свидетельствует о высоком уровне книжной культуры среди простых русских людей.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий