регистрация / вход

Информационная культура как качественная характеристика жизнедеятельности человека

Современное понимание и определение сущности информационной культуры. Культура информационного мира.

Реферат выполнили: студенты II курса, 423-2 группы, Деревянных Б.А. и Бельская Е.А.

Министерство культуры и образования РФ

Восточно-Сибирская Государственная академия культуры и искусств

Факультет менеджмента информационных технологий

Кафедра управления информационными ресурсами и системами

Улан-Удэ

2004

Введение

Наша жизнь постоянно изменяется и наполняется новыми технологиями. Сейчас вы не найдете ни одного человека, который не использовал бы их для облегчения своей работы, развлечений, обучения и т.д. Но каждый человек, живущий в век информационных технологий должен владеть информационной культурой. Актуальность проблемы изучения информационного поведения пользователей определяется несколькими моментами.

Во-первых, в последние годы во всем мире произошло осознание фундаментальной роли информации в общественном развитии. В широком социокультурном контексте рассматриваются такие феномены, как информационное общество, информатизация, информационное образование и др. Проблема формирования информационной культуры личности и изучение специфики информационного поведения, как отдельных людей, так и социальных групп, в этих условиях приобретает особое значение.

Во-вторых, понятие информационной культуры в настоящее время достаточно четко оформлено институционально. При Международной Академии Информатизации (МАИ) существует Отделение информационной культуры. Под эгидой этой организации с 1998 г. проводятся международные научные конференции по проблемам информационной культуры. Проблемы изучения информационного поведения личности освещаются в материалах Международной школы социологии науки и техники. В ряде университетов культуры (например, в Краснодарском) созданы кафедры информационной культуры. Существует также ряд учебных программ для средних и высших учебных заведений по курсу "Основы информационной культуры".

В-третьих, эту проблему можно назвать визитной карточкой информационных факультетов любого ВУЗа, поскольку практически на каждой кафедре есть специалисты, занимающиеся вопросами формирования информационной культуры различных категорий читателей (применительно к детскому чтению, досуговому чтению взрослых, профессиональному чтению специалистов и т.д.).

Все перечисленное дает основание считать рассматриваемое направление официально признанным.

Глава 1

1.1. Современное понимание и определение сущности информационной культуры

«Мы вступаем в период, когда культура имеет значение большее, чем когда - либо. Культура не является чем-то окаменевшим в янтаре, это то, что мы создаем заново каждый день».

А. Тоффлер.

Несмотря на осознание значимости этой проблемы и отражение ее в достаточно большом числе публикаций, на сегодняшний день не выработано единого определения дефиниции "информационная культура". Еще менее разработанной является проблема информационного поведения личности. Возможно, объясняется это тем, что понятие информационная культура базируется на двух фундаментальных, и, вместе с тем, трудно поддающихся определению понятиях как информация и культура. Исходя из этого, можно выделить "культурологический" и "информационный" подходы к трактовке понятия информационная культура.

В рамках культурологического подхода информационная культура рассматривается как способ жизнедеятельности человека в информационном обществе, как составляющая процесса формирования культуры человечества.

В рамках информационного подхода большинство определений подразумевает совокупность знаний, умений и навыков поиска, отбора, анализа информации, то есть всего того, что включается в информационную деятельность, направленную на удовлетворение ИП. Более того, часть авторов сужает информационную культуру до рамок компьютерной грамотности.

Нам представляется неверным расчленение этого понятия на информационную и культурологическую компоненту. На сегодняшний день нам близко определение специалистов, считающих информационную культуру одной из граней общечеловеческой культуры или информационной компонентой человеческой культуры в целом. При этой трактовке информационная составляющая словно пронизывает все сооружение культуры, она принадлежит к тем её "несущим конструкциям", которые обеспечивают ее логическую целостность.

В зависимости от субъекта, который выступает носителем информационной культуры, последнюю можно рассматривать на трех уровнях:

информационная культура личности;

информационная культура отдельных групп сообщества (определенного социума, нации, возрастной или профессиональной группы и т.д.);

информационная культура общества в целом.

В современных исследованиях информационной культуры преобладает информационный подход, поскольку данная проблематика пришла в науку из информационной сферы.

Мы считаем, что информационную культуру личности следует изучать и формировать в контексте умений и навыков самостоятельного наращивания профессиональных и любых других знаний, востребованных повседневной жизнью. И тогда понятие "информационная культура" включит очень многие составляющие:

культуру поиска новой информации при понимании индивидом того, что устранение информационного дефицита всегда связано со значительными психологическими трудностями, а часто и ломкой стереотипов (современный поиск предполагает умение проанализировать свои ИП, использование формальных и неформальных каналов получения информации, освоение возможностей новых информационных технологий и т.д.);

культуру чтения и восприятия информации, понимание особенностей современных текстовых сообщений и необходимости анализа всего "документального шлейфа" изучаемого направления;

осознание того факта, что любое профессиональное чтение есть средство получения знаний (в противовес его рассмотрению только в качестве способа устранения информационного дефицита, возникшего при решении текущих задач);

умение перерабатывать большие массивы информации с использованием как информационных (компьютерных) технологий, так и интеллектуальных нормализованных методик (поаспектного анализа текстов, контент-анализа, классификационного и кластерного анализа и т.д.);

умение генерировать собственные ПОБД и вести личные поисковые системы;

понимание важности межличностного профессионального общения для успешности любой трудовой деятельности;

стремление к повышению уровня коммуникационной компетентности;

воспитание в себе терпимости к чужим точкам зрения и мнениям, готовности не только получать, но и отдавать знания;

умение находить партнеров по совместной деятельности с использованием для этого телекоммуникационных каналов связи;

умение четко и доказательно излагать результаты собственной деятельности, в том числе, с учетом уровня подготовленности и настроя целевой аудитории;

знание норм, регламентирующих использование интеллектуальной собственности.

Информационная культура проявляется в информационном поведении людей. Под информационным поведением мы понимаем образ действий, совокупность усилий, предпринимаемых человеком для получения-усвоения и использования-создания нового знания, его передачи и распространения в обществе.

Мы обосновываем необходимость изучения информационного поведения специалистов как основания для социальной дифференциации. С развитием цивилизации становится все более очевидным, что люди без образования, не умеющие самостоятельно наращивать профессиональные знания и, при необходимости, переквалифицироваться, вытесняются за грань условий жизни, достойных человека. И если прежде причины социального неравенства связывали с происхождением и наличием гражданских прав, собственностью и доходами, положением в социальной структуре общества, сегодня фактором расслоения становится уровень информационной культуры, проявляющийся в информационном поведении.

Информационное поведение, с одной стороны, отражает активность личности как познающего субъекта, его умение ориентироваться в информационном пространстве. С другой стороны, в информационном поведении проявляется степень доступности и комфортности использования совокупных информационных ресурсов или, иными словами, те возможности, которые общество предоставляет индивиду, стремящемуся состояться как профессионалу и личности. Представляется, что в самое ближайшее время судьба каждого конкретного человека будет зависеть от того, насколько он способен своевременно находить, получать, адекватно воспринимать и продуктивно использовать новую информацию (точнее, новое знание) в своей повседневной жизни.

С 1996 г. кафедра научно-технической информации СПбГУК совместно с библиотеками Санкт-Петербурга ведет исследование информационного поведения студентов, аспирантов и преподавателей. Результаты исследования показали, что оказалось возможным выделить три категории респондентов, условно названных "элитной", "средней" и "низшей" группами. Критерием для такой дифференциации послужили варианты ответов на вопросы, касающиеся:

знания иностранного языка (языков) и чтения иностранной литературы;

уровня компьютерной грамотности;

интенсивности использования фондов различных библиотек города;

использования электронных информационных услуг (путем поиска в БД или работы в компьютерных сетях).

Стало очевидным, что студенты, включенные в "элитную" группу, чаще совмещают работу с учебой. Это дает им свободу действий, в том числе, в плане дальнейшего наращивания профессиональных знаний. Они чаще других приобретают профессиональную литературу в личное пользование, имеют доступ к коммерческим БД, высоко ценят возможности профессионального общения, напрямую связывают уровень информационной обеспеченности с успешностью учебной и профессиональной деятельности.

Полученные результаты свидетельствуют о правомерности гипотезы, рассматривающей информационное поведение как значимое основание социальной дифференциации общества.

Уровень информационной культуры ощутимо влияет на успешность жизнедеятельности личности и расширяет свободу действий человека. В настоящее время умение находить и использовать информацию влияют на социальный статус в не меньшей степени, чем полученное образование, экономическое и социальное положение семьи и другие социальные факторы. Можно предвидеть время, когда условием вхождения в интеллектуальную элиту станет уровень информационной культуры личности.

Доказано, что информационное поведение различных социальных групп поддается наблюдению, сопоставлению и оценке. Разработана методика изучения информационного поведения людей, пригодная для целей стратификации общества. Предложена модель эталонного информационного поведения специалиста начала ХХI века, включающая следующие компоненты:

осознание важности непрерывного образования и сознательное стремление к нему;

ориентация на мировые информационные ресурсы;

комплексное использование различных каналов получения информации;

способность к рефлексии и реальной самооценке уровня собственной информационной компетентности;

стремление к профессиональному общению, к обмену знаниями;

активность в распространении нового знания;

соблюдение этических норм делового общения.

1.2. Культура информационного мира

Нет смысла рассуждать о том, какое значение в жизни общества и человека имеет культура. Именно культура является качественной характеристикой той или иной ступени развития общества. Именно культурой человек восполняет свою природную незавершенность и если природа делает человека индивидом, а общество наделяет человека социальными качествами и формирует его как личность, то культура наделяет человека уникальной индивидуальностью. Не случайно проблемы развития культуры и воздействие на это развитие различных факторов - природы, техники, политики и др. является одной из вечных проблем философской рефлексии. Ныне на первый план выдвигается проблема взаимоотношения культуры с бурно развивающимся научно-техническим прогрессом.

Отмечая органическое единство культуры и техники нельзя не видеть и сложные взаимоотношения между ними, которые не имеют однозначной трактовки. Сложность этих взаимоотношений и различия в понимании проблемы объясняется, с одной стороны, тем, культура – многогранный социальный феномен, включающей в себя разнообразные элементы – от материального производства до таких элитарных сфер, как искусство, философия и другие духовные области. Безусловно одинакового механизма взаимоотношения техники с этими столь отличными составляющими культуры быть не может. С другой стороны, самой технике тоже не занимать сложности, она включает в себя самые разнокачественные артефакты – от молотка до компьютера. Здесь тоже нет места стандартному взаимоотношению различных видов технических устройств с культурой. Наконец, следует учесть и то обстоятельство, что в процесс взаимовлияния культуры и техники почти всегда вплетаются социальные, политические, философские, моральные и иные обстоятельства.

Вопрос о воздействии техники на культуру приобрел особую актуальность в условиях формирования информационного общества, когда радио и телефоны, телевизоры и магнитофоны, принтеры и сканеры, калькуляторы и компьютеры, международная информационная система Интернет и специализированные Сети оказывают все возрастающее и сложное воздействие не только на сферу материального производства, социально-политическую жизнь общества, но и на ее духовную жизнь. Д.Белл, выделив три сферы современного общества – общественные структуры, политические организации и культурные ориентации, стал утверждать, что культурный сектор общества начинает находится во все более напряженных отношениях с экономикой, которая подвергается действию технократически регулируемых социальных структур. Культура становится сама по себе враждебной существующим социальным институтам и законам, она обращена против всевластия и стандартизации политических и технико-экономических тенденций общественного развития. Придерживаясь отрицательного воздействия техники на культуру Х. Ортега-и-Гассет отмечает, что «сама техника, являясь человеку, с одной стороны, в качестве некой, в принципе безграничной, способности, с другой – приводит к небывалому опустошению человеческой жизни, заставляя каждого жить исключительно верой в технику, и только в нее… Вот почему наше время – как никогда техническое – оказалось на редкость бессодержательным и пустым»[1] .

Оригинальную точку зрения на будущее современной культуры под воздействием научно-технического прогресса высказывает известный писатель фантаст С. Лем в своей статье «Культура как ошибка». Он считает культуру средством адаптации человека к случайностям, системой условностей, которые помогают нам примириться с неприемлемыми для нас явлениями. Она не переделывает человека, а лишь предохраняет от всех возражений, которые человек мог бы предъявить естественной эволюции, оправдывает все случайные явления и процессы на этом пути, приспосабливая человека к сиюминутным нуждам. Поэтому культура - это ошибка, своеобразные протезы человечества на пути его эволюции. Техническая цивилизация заменяет мнимые ценности новыми и в этом смысле уничтожает прежнюю культуру, сносит весь этот ненужный хлам в музей прошлого, провозглашает возможность свободных действий человека, где раньше слепой случай был обвенчан с необходимостью. Однако, загипнотизированный культурными прошлыми ценностями, человек сопротивляется избавлению от них, отворачивается от своего технического спасителя. Но жизнь требует, что «культуру, эту систему протезов, надлежит отвергнуть, чтобы отдаться под опеку знания, которые переделывают нас, доводя до совершенства... Культуре следует удалиться прочь... Технический прогресс уничтожает культуру? Дает свободу там, где ранее царил деспотизм биологии? Именно так! ... Все, что говорится об угрозе, которую несет традиционной культуре новая технология - правда»[2] . Конечно, продолжает С. Лем, культура останется исторической ценностью как тот инкубатор, теплица, материнское лоно, в котором расплодились изобретения, в муках породившие науку, но техника поглощает, переваривает и претворяет в собственную плоть культуру, которая «будет размыта, раздроблена и направлена согласно тем переменам, которым подвергается человек»

Не трудно заметить в этих радикальных рассуждениях необоснованное отрицание всей прошлой культуры, благодаря которой совершалась социальная эволюция человека, все его достижения, в том числе и научно-технические. В действительности, речь должна идти о диалектическом снятии из прошлой культуры всего ценного и построении на этом богатом фундаменте новой культуры, соответствующей реалиям сегодняшнего развития человека. В процессе этой преемственности большая роль принадлежит технике. Техника является материальным носителем социальной наследственности. В истории человеческого общества связь поколений осуществляется через технику. Покоряя при помощи техники природу, человек создает вокруг себя искусственную среду, по выражению Ю.А. Жданова вторую форму объективной реальности, создает новые культурные ценности, формирует новые культурные идеалы. Тем самым техника входит в плоть и кровь современной культуры, жизни, быта, обычая, чувств и настроений современного человека . Не случайно Дж.Грант писал, что «технология пронизывает собой наши мысли о мире и о нас самих. Пришествие технологии потребовало изменений в наших представлениях о том. что хорошо, что такое хорошо, как надо понимать здравомыслие и безумие, справедливость и несправедливость, рациональность и иррациональность, красоту и безобразие[3] . Техника косвенно оказывает влияние на тот способ, каким мы понимаем мир и самих себя. Она открывает перед нами красоту технических изделий, создает огромные возможности для расширения восприятия мира – от микро- до макро- и мегамира. В свою очередь культура облегчает видение новой техники и ее признание обществом и становится критерием общественного развития. Таким образом, техника никоим образом не противостоит культуре. Напротив, она является её элементом, результатом культурного развития, воздействующим на все стороны культурного потенциала общества.

Противоречивые мнения о роли техники в развитии культуры лишь отражают противоречивые реальные тенденции, которые ярко проявляются сегодня в развитии информационной технике, когда она, бурно развиваясь, проникает буквально во все, даже самые затаенные области человеческого бытия. «Итак, - пишет А.А.Воронин,- техника- это цивилизованный вирус, поражающий культуру, сублимация агрессии, безответственная алчность, техника - это бездушная тварь, пожирающая людей, с одной стороны. С другой - даже передать эти мысли без техники невозможно, техника - это уже человеческая природа, воздух культуры и надежда на будущее[4] .

Основатель Римского клуба А. Пиччеи в своей замечательной книге «Человеческие качества», отмечая несоответствие этих качеств нынешним достижениям научно-технического прогресса, пишет, что созданная человеком техническая среда ослабила его физически, притупив биологическую активность. В результате чем более «цивилизованным» становился человек, тем меньше он оказывался способным противостоять трудностям суровой внешней среды и тем больше нуждался в медикоменозной защите организма. Вместе с тем, отмечает А. Печчеи, шло развитие интеллектуальных способностей человека. Однако если раньше эти способности приводились в соответствие со сложным искусственным миром, сотворенным человеком, то в последнее время равновесие между научно-техническим и культурным прогрессом, между прогрессом и биофизическими способностями человека оказалось серьезно нарушено. В результате на карту поставлена судьба человека как вида. Сегодняшняя проблема человеческого вида состоит в том, что он оказался неспособным в культурном отношении идти в ногу и полностью приспособиться к тем изменениям, которые он сам внес в этот мир. Никто из нас еще до конца не приспособился ни психологически, ни функционально к изменившемуся миру и новому положению в нем человека. «Суть проблемы как раз и заключается в несоответствии между созданной человеком действительностью и тем, как он ее воспринимает и как учитывает в своем поведении» – пишет А.Печчеи.[5] . Выход из создавшейся ситуации А.Пиччеи видит в культурной эволюции как важнейшей цели и основы человеческого развития, в изменении человеческих качеств в процессе революции в самом человеке. «Если мы хотим обуздать техническую революцию и направить человечество к достойному его будущему, - заключает А. Пиччеи, - то нам необходимо прежде всего подумать об изменении самого человека, о революции в самом человеке»[6] .

Культура – сложный социальный феномен, включающий в себя совокупность ряда общественных явлений. Вполне естественно, что тот или иной культурный климат воздействует на эти явления. Не менее значимым является воздействие науки на эту культуру. Так, большую значимость для новой культуры приобрело появление безбумажной информатики. Ныне растет новое компьютерное поколение. Молодежь, умеющая работать на компьютере, обладает возможностью прочитывать в день по 8 книг объемом в 300 страниц каждая за счет представления компьютером информации в удобной для восприятия графической или звуковой форме, скорости чтения, выбора и «сервирования» информации. В первую очередь безбумажная технология находит себе применение в обработке оперативного получения информации, содержание которой быстро меняется и устаревает, что делает просто ненужной ее длительное хранение. Многие предсказывают замену ежедневной газеты круглосуточным выпуском телевизионных новостей. Электронные издательства переживают настоящий бум. Архивные материалы, редкие книги, перенесенные на лазерные диски с помощью каналов спутниковой связи, Интернет, телефаксов становятся общедоступными. Наука, и как специфическая форма деятельности людей, и как система используемых в ходе общественной практики знаний, являясь феноменом культуры оказывает на ней огромное воздействие. Однако заметим, что это воздействие не всегда позитивно. Негативные воздействия на культуру, к примеру, оказывают кризисные явления в современной науке, связанные с определенным разочарованием и неверием в силу научной мысли, вытеснением традиционных научных методов иррациональными методами и средствами познания. Не случайно возникновение антинаучных движений, пренебрежительное отношение к ученым, засилье в науке дельцов и людей далеких от нее, появление различного рода «модных» теоретических воззрений и течений.

Воздействие современной информационной технологии на искусство идет в двух направлениях. С одной стороны, эта технология используется в творческой работе художников и скульпторов, артистов и композиторов. С другой, современные информационные средства делают высокую культуру общедоступной.

Большинство попыток использовать вычислительную технику в искусстве связано с живописью и рисунком. Наметилось два подхода к использованию компьютеров в этой области, В одном случае компьютер играет роль простого инструмента, в другом художник задает машине программу, не зная что из этого получится и компьютер «творит» сам произведение искусства иногда удачно, иногда нет. Графические компьютерные программы создают новые образцы большого эмоционального воздействия. В процессе ваяния процессор присоединяется к специальному станку, который режет заготовку из металла или какого-то другого материала.

Компьютерная техника широко применяется в киноискусстве при монтаже различных учебных фильмов с большими возможностями демонстрации материала в динамике. Так, первый выполненный в технологии мультимедиа СD – ROM фильм «Сокровища России», посвященный русскому искусству Х – начала ХХ веков, содержит карты Российского государства в динамике его развития и так называемую «временную линию», позволяющую вести анализ развития русского искусства во времени и пространстве. На основе компьютерной графики создаются телевизионные фильмы, которые используются не только в рекламных и развлекательных целях, но и при создании сложных электронных тренажеров.

Музыкальные синтезаторы воспроизводят инструменты оркестра и обогащают звуковую гамму. В ряде случаев компьютеры использовались для сочинения музыки, состоящей из обычных музыкальных тонов, воспроизводимых синтезатором под управлением программы. Компьютерная музыка имитирует звучание различных музыкальных инструментов, синтезирует новые звуки и позволяет существенно упростить оркестровку мелодии. Подсоединенный к компьютеру динамик в соответствии с заданной программистом «партитурой» может выдавать самые разнообразные сочетания звуков. Электроакустическая и компьютерная музыка используется при создании виртуальных реальностей Долгое время популярностью пользовалось создание стихов при помощи компьютера, когда последнему пользователь задавал словарь слов и фраз, которым может пользоваться компьютер, а также форму, в которую он облекает свое «творение» в соответствии с некоторой процедурой.

Можно было бы привести еще не мало фактов использования компьютеров в художественном творчестве. Не будем однако переоценивать возможность компьютеров в этом творчестве, поскольку их функционирование зависит от тех программ, которые вложил в них пользователь и компьютер может быть лишь помощником человека в этом роде высоко интеллектуальной деятельности. Однако нельзя игнорировать опасных тенденций превращения информационных средств из послушных умножителей духовных благ в производителей культурной дешевки.

Гораздо большую роль играет информационная техника в процессе приобщения людей к произведениям искусства благодаря чему высокая культура становится общедоступной. Именно она сделала массовым достоянием уникальные достижения мировой культуры. Чтобы увидеть Сикстинскую мадонну теперь не нужно посещать Дрезденскую картинную галерею, любоваться полотнами Рубенса и Крамского, операми Большого театра можно дома через телевизор. Посетить Лувр или Эрмитаж, побывать в театре или посмотреть балет, прослушать симфонии Бетховена, фуги Баха или лучших вокалистов мира можно включив видеоплеер или мультимедийный компьютер через систему Интернет. Возникает новая массовая культура. Вместе с тем, индивидуальная информационная система становится основой демасификации культуры, ее индивидуализации. Массификация и демассификация – две реальные тенденции в развитии современной культуры.«Фантазия очень быстро воплощается в жизнь; - пишет В.Краус, - сегодня имеет место не столько метафорическое обыгрывание звездной темы, сколько ее инженерное решение, не столько стихи о Луне, сколько возможность реального запуска ракеты. В нынешней литературе мечта идет гораздо дальше, чем в «Тысяче и одной ночи»: это не грезы о ковре-самолете, а описание полета, то есть реализация мечты. Не эпос, не холст, не храмы, не дворцы, а телевидение, телефон, самолет, ракета и компьютер составляют современные результаты нашего творчества и осуществления самих дерзких мечтаний. Образы из нашей поэзии, музыки и живописи были воплощены в реальность благодаря физике и технике»[7] .

От письменной культуры человечество переходит к новой - экранной - культуре. Она складывается на основе синтеза компьютера с видеотехникой. Возникает новое - экранное - мышление для которого характерно «сращение» логического и образного, понятийного и чувственно-наглядного. Основой новой культуры становится «экранная страница», которая является общечеловеческой и создает невиданные возможности общения людей. Одновременно информационная технология резко снижает возможности культурного монополизма, создавая относительно независимое множество субкультур которыми невозможно управлять из одного центра. Однако децентрализующие технические средства (книга, кассетная запись, компьютер) сопровождаются функционированием централизующих средств (газета, радио, телевидение). Это свидетельствует о противоречивом характере воздействия информационных средств на культуру и вызывает необходимость продуманного решения целого ряда вопросов этического характера.

Поэтому не удивительно, что одним из элементов новой компьютерной культуры является «компьютерная этика» - совокупность моральных принципов и норм, регулирующих отношения между людьми, сложившихся на основе их работы с компьютерами. Человек программирует компьютеры, а те в огромной степени «программируют» его мышление. Смена моральных норм под влиянием информационной технологии признается ныне многими исследователями. Более того, существуют попытки сформулировать определенные правила поведения при работе с компьютером. Так, к примеру, сформулировано требование: «Не делайте с помощью компьютера то, что вы сочли бы аморальными без него. Никакое действие не становится более моральным из-за того, что для его облегчения использован компьютер». Возможность такой этики обусловлена следующими обстоятельствами. Мораль предписывает какие действия следует совершать в конкретных ситуациях. Поскольку в различных областях человеческой деятельности возникают специфические и типичные для этих областей ситуации, возникает необходимость специфических норм поведения людей, что и является основанием для возникновения прикладных этик, в том числе и компьютерной. Можно согласиться с Э. Аггацци, который отмечает, что «если мораль должна регулировать человеческую деятельность в различных ситуациях, то она не может игнорировать новые и беспрецедентные ситуации, которые создаются развитием науки и технологии и очень часто имеют иную природу, нежели ситуации, регулируемые уже существующими моральными нормами»[8] .

Что касается необходимости создания компьютерной этики, то эта необходимость вызвана в общем плане тем, что создаваемые компьютерной техникой новые ситуации часто делают морально значимым явления, которые раньше были вне поля моральных кодексов и определялись естественными закономерностями. Теперь же они, например, возможности компьютера разрешить определенные конфликтные ситуации, предугадать стихийные природные явления и др., попали в орбиту моральных оценок. Все, что связано с деятельностью компьютеров, должно находиться под строгим контролем человеческой этики. Возникает компьютерная этика, в которой внеэкономические цели часто вытесняют экономические.

Означает ли это, что компьютерные системы надо наделять моральными нормами? Можно ли на этом основании утверждать, что «компьютеры становятся явлением социально-нравственным»?[9] . Ответ на этот вопрос пытаются найти многие представители современной технической и гуманитарной мысли. Большинство из них склоняется к отрицательному ответу: моральные нормы применимы лишь к поведению людей, которые вступают между собой в определенные общественные, в том числе и моральные, отношения. Вне сферы общественных отношений, какими, к примеру, являются технические связи и функционирование искусственных систем, они не действуют. Для компьютера безразлично какие задачи – гуманные или антигуманные – он решает. Это оценивает человек, его общественная практика, его цели и стремления, его нравственные нормы и идеалы.

Современный немецкий философ Х. Ленк, размышляя об этой проблеме, пишет, что в будущем информационном обществе информационные системы станут принимать решения во все большем объеме по жизненно важным социальным и даже индивидуальным проблемам, а тем более по проблемам, которые будут возникать в случае чрезвычайных ситуаций. В таком случае решения принимаются без «ответственного лица»,т.е. без человека или группы людей. Кто же в таком случае может нести ответственность? Могут ли информационные системы быть морально ответственными? Компьютеры, отвечает Х.Ленк, не являются моральными, социальными сущностями, они не осуществляют каких-либо сознательных процессов и поэтому информационные системы не могут брать на себя моральную ответственность. Попытка наделить моральной ответственностью за принятые решения компьютер является стремлением тех или иных людей или их групп уйти от ответственности. «Стремление преднамеренно и слишком поспешно превращать компьютер в моральное существо, - пишет Х. Ленк, - означало бы открывать слишком легкие пути для выхода из дилеммы ответственности, выбирать стратегию уклонения от решения проблемы, которая может привести к уходу от собственной моральной ответственности. И тогда компьютер оказался бы в роли козла отпущения. Если нельзя привлекать к ответственности личность, то крайне легко сваливать ответственность на компьютер или вообще от нее отказаться»[10] . От моральной ответственности невозможно уходить, её нельзя «передавать» машине.

Иногда японцы называют себя «компьютерной нацией». Но эта их внешняя «компьютерность», проявляемая в дисциплине, точности, корректности японцев, сочетается с определенной духовностью, нравственностью, в силу чего они чаще предпочитают называть себя «думающей нацией», соединяющей в себя компьютерную точность с высокой требовательностью к себе, в том числе и нравственной требовательностью. Это очень хорошо показал Дайсаку Икэда, автор романа «Человеческая революция».

Такая человеческая нравственная революция становится особенно необходима в условиях, когда происходит возвращение к антинаучным мистическим представлениям, сопровождающееся мощной волной ностальгии, психологическим стремлением к более простому, менее тревожному прошлому. Все больше призывов направлены против планирования, рационализма. Мир не свободен от опасности войн, в которой свою лепту вносит компьютерная технология. По оценке ЦРУ более десятка стран направлено готовятся к будущим войнам в киберпространстве. Создаются и до поры до времени хранятся компьютерные вирусы невиданной до сих пор разрушительной силы. Они готовы «сбросить» на сети противника логические бомбы - программы, которые могут до времени мирно дремать в вашем компьютере, а затем по сигналу или в условленное время проснуться и приступить к разрушению информации. 650 спутников на земной орбите и 150 миллионов компьютеров в офисах и домах составляют необъятное поле для киберпространства ближайшего будущего. Современные технологии все больше вытесняют людей из армии. Сокращение войск толкает военных изобретателей к созданию новых видов вооружений: беспилотных самолетов, наземных роботов, космических спутников-разведчиков, систем по обнаружению и опознаванию движущихся и неподвижных целей. Информационная техника является сердцевиной всех новейших образцов военной техники.

Все эти обстоятельства обостряют этические проблемы создания и использования информационной техники, определения путей выхода из поистине морального кризиса. П. Сорокин видел выход в создании альтернативной, гуманистической этики, проповедовал распространение бескорыстной любви среди людей. А. Пиччеи проповедовал необходимость революционного установления Нового Гуманизма, который должен заменить кажущиеся ныне незыблемыми принципы и нормы новыми, которые должны соответствовать требованиям эпохи становления информационного общества, что должно кардинально изменить сегодняшние взгляды и поведение людей. «Революционный характер становится, таким образом, главной отличительной чертой этого целительного гуманизма, - писал А. Пиччеи, - ибо только при таком условии он сможет выполнить свои функции – восстановить культурную гармонию человека, а через нее равновесие и здоровье всей человеческой системы. Эта трансформация человеческого существа и составит Человеческую революцию, благодаря которой наконец обретут цели и смысл, достигнут своей кульминации остальные революционные процессы»[11] .

Некоторые инженеры видят средство морального оздоровления общества в компьютерной технике. Так, исследовательская группа Р. Пикар намерена обучить компьютеры реагировать на человеческие чувства. Создан ряд устройств, которые можно носить, не привлекая внимание окружающих. Эти устройства отслеживают все эмоциональные показатели. Уже сегодня компьютеры исследовательской группы способны распознавать более пяти человеческих эмоций. Эта программа основывается на изучении изменений положения мышц лица.

Все эти факты свидетельствуют о том, что проблемы компьютерной этики в условиях становления информационного общества являются предметом серьезных обсуждений и действий. Новая культура с новой, компьютерной этикой рождается в тяжелых муках. Тем не менее теоретическая разработка новых этических норм и их внедрение в ткань общественной жизни реализуется и можно только по разному оценивать темпы протекания этого процесса, их результативность и перспективы.

К сожалению, при обучении компьютерщиков очень редко можно услышать слово «этика». Основное внимание уделяется математическому образованию, взаимодействию с компьютером как средством решения тех или иных задач. При этом игнорируется то обстоятельство, что взаимоотношение человека с компьютером происходит в определенной культурной среде. Лишенный нравственных ориентиров, человек начинает и себя воспринимать как умную машину, переносит техническое обращение с компьютером на отношения между людьми, что ведет к далеко идущим последствиям – антигуманной деформации всей культуры информационного общества. Не случайно Р. Уиден в своем выступлении перед конгрессменами США заявил, что «некоторые из вполне достойных молодых людей оказываются неспособными оценить этические и моральные последствия своих действий. Я убежден, например, что очень многие, если не все молодые хакеры в нашей стране даже помыслить не могут о том, чтобы на улице силой отнять деньги у старой женщины. Но, с другой стороны, весьма реально, что простым нажатием нескольких клавиш компьютера они легко лишат ее всех сбережений»[12] . Действительно, хакеры имеют свои собственные нравственные представления. Кто же такие эти «хакеры» о которых ныне говорят все больше ?

Слово «хакер» происходит от английского глагола «to hack» – взламывать. Это слово первоначально обозначало человека неопытного, неумелого в спорте, калечащего других неуклюжими ударами Журнал «Подслушивание» использовал этот термин для обозначения человека, пытающегося беспорядочно набирая телефонные номера, подключиться к чьему-либо разговору. В дальнейшем хакерами стали называть «любознательных» хулиганов, с помощью компьютерных сетей забирающихся в базы данных различных солидных учреждений и ворующих оттуда все, что плохо лежит. Ныне хакеры представляют собой целое закрытое сословие со своей моралью, рейтингами и классификацией. Выделяются четыре основных типа хакеров – этих компьютерных пиратов. Романтики – это одиночки, взламывающие базы данных из любопытства. Прагматики или классики воруют игры, программы, базы данных, электронные издания. Так, система «Windows – 95», на создание которой фирма «Микрософт» затратила 300 млн. долларов, была «скачена» московскими хакерами в результате чего было налажено её пиратское производство. Хакеры – разведчики взламывают сети и базы данных конкурентов для получения конфедициальной информации, Так из сервера Петровки, 38 была выкрадена телефонная база данных по всей Москве, которую умельцы уложили в обычный компакт-диск для продаже. Наконец, кибергангстеры представляют собой профессиональных компьютерных бандитов, находящихся на службе определенных мафиозных группировок и разрушающих сети разных «неугодных» фирм а также ворующих деньги с банковских счетов.

Причины появления хакеров нужно искать не только в преступных устремлениях, у первоначальных хакеров их не было. Дело в самом характере труда информатизированного общества. Информатизация и автоматизация труда, потребовав «узкого специалиста», могут оказать на работника дегуманизирующее воздействие, породить привязанность человека к компьютеру. Более того, работник может оказаться в зависимости от специалистов-информатчиков. Последние могут объединяться в определенные кланы и манипулировать другими людьми.

Компьютеризация общества привела к появлению серьезных злоупотреблений информацией, компьютерной преступности - искажению данных компьютерной памяти, воровству с помощью компьютеров, к появлению опасности монополизации просветительства и средств массовой информации, монопулировании общественным мнением, компьютерному пиратству.

Проблема компьютерного пиратства в России является излюбленной темой различных компьютерных журналах и связана как с нравственными вопросами, так и с платежеспособностью населения. Ликвидация компьютерного пиратства невозможна без изменения общей культуры людей и повышения платежеспособности населения, снижения слишком высоких цен на фирменные программы.

Количество компьютерных преступлений быстро растет, способы их совершения умножаются. Проблема «компьютерной преступности» появилась одновременно с появлением первых компьютеров и актуализировалась ныне с развитием компьютерных сетей. Компьютерные преступники в одних случаях вмешиваются в работу компьютеров, в других – используют компьютеры как необходимые технические средства. К основным видам компьютерных преступлений относятся несанкционированный доступ к информации, который осуществляется нахождением слабых мест в защите системы; ввод в программное обеспечение «логических бомб», которые срабатывают при выполнении определенных условий и выводят из строя компьютерную систему; разработка и распространение компьютерных вирусов, которые уничтожают информацию на зараженном компьютере; преступная небрежность в разработке, изготовлении и эксплуатации программно-вычислительных комплексов, приводящая к тяжким последствиям, подделка компьютерной информации и ее хищение.

Цель компьютерной преступности самая разнообразная: поделка счетов и платежных ведомостей, приписка сверхурочных часов работы, фальсификация платежных документов, хищение денежных фондов, вторичное получение выплат, фальшивое продвижение по службе, получение фальшивых дипломов, перечисление денег на фальшивые счета, совершение покупок с фиктивно оплатой и др. Так, на одной американской железной дороге при помощи манипуляции данными компьютера было отправлено в неизвестном направлении 352 вагона, которые бесследно исчезли, нанеся ущерб более чем в миллион долларов. В Ростове хакеры не так давно внеся коррективы в программу перевода денег некой торговой фирмы из одного банка в другой изъяли 150 миллионов не депонированных рублей.

Мотивы преступлений хакеров могут заключаться в корыстных целях, политических интригах, в чистом интересе, из хулиганства и озорства, наконец, из мести. Так, тридцатилетний американский программист Т. Ллойд перед ожидаемым увольнением из корпорации запустил в сеть родной фирмы вирусную «бомбу», которая взорвалась спустя несколько недель после окончания его контракта. Это вызвало уничтожение всей информации системы фирмы и компания понесла ущерб в размере 10 миллионов долларов. Программист ВАЗа в 1983 году ради привлечения к себе внимания ввел в компьютер, управлявшей автоматической линией предприятия, программную закладку и заблокировал главный конвейер завода на шесть часов.

Компьютерные преступления совершаются и по политическим мотивам. Пример тому – компьютерная активность экстремистских и террористических организаций, которые в основном занимаются физическим разрушением компьютеров или массивов хранимых данных. Компьютеры широко используются в деятельности различных мафий, которые включены в крупномасштабный бизнес и в компьютерах видит средство удобного изымания денег и предотвращения слежки правоохранительных органов.

Персонами хакерной преступности обычно бывают операторы компьютеров, программисты, инженеры-системщики и связисты, клерки, менеджеры, преступники. Так, несколько лет назад в Петербурге В.Левин сумел в несколько приемов перекачать через свой компьютер в Израиль около трех миллионов долларов из американского банка «Сити банка», входящего в десятку крупнейших банков мира. Встречаются хакеры и среди студентов, особенно высших технических учебных заведений. Кстати, хакеризм впервые появился в университетах и технических колледжах, а затем стремительно распространился во всем обществе.

Способами компьютерной преступности являются подключение к линии принтеров или к телефонному каналу, клоп, несанкционированный доступ, самозванство («маскарад»), неспешный выбор нахождением слабых мест в защите системы, подмена данных, ввод в программу набора команд («логическая бомба») и др.

Параллельно совершенствуются способы борьбы с компьютерной преступностью, как и способы борьбы с традиционной преступностью. Информационные системы становятся одним из эффективных средств в руках правоохранительных органов. Появились киберсыщики, создаются подразделения по борьбе с компьютерными хищениями.

Таким образом, отношения человека с информационной технологией отличаются не только сложностью, но и противоречивостью. Информационная техника таит в себе не только гуманистические возможности, но и может оказывать негуманистическое воздействие на личность и общество в целом. Являясь в руках человека мощным орудием постижения мира, его пособником и средством создания условий для творческой деятельности, информационная технология вместе с тем заменяет традиционный вербальный способ постижения мира аудиовизуальным познанием, создает у человека иллюзию погружения в искусственный мир, мир чистого воображения, который воспринимается как реально существующий мир.

Компьютеры находят все большее применение в различных сферах культуры формирующегося информационного общества. Карманные компьютеры включают в себя средства телефонных и адресных справочников, различные расписания, автоматически связываются со стационарными компьютерами и обновляют данные. Выпущены программы распознавания голоса.

Особенно широко применяются компьютеры в культуре здравоохранения, в медицине. Здесь они используются для диспансеризации населения, автоматизации медицинского осмотра, обработке флюрографических и рентгеновских снимков, диагностике и лечения. Например, возникла компьютерная топография, позволяющая видеть «срезы» любого участка тела на любой заданной глубине. Компьютер находит применение в различных направлениях микрохирургии, и в частности в глазной хирургии. созданы роботы-хирурги в нейрохирургии где требуется большая точность действий при операционном вмешательстве. Создаются электронные манекены, имитирующие тело человека для изучения его строения и функционирования, определения методов и хода проведения хирургических операций. В хирурги имеются устройства, позволяющие видеть отдельные полостные части человеческого тела. В будущем хирург с помощью стереоскопических камер, укрепленных на оптико-волоконных зондах, сможет получить на своем головном дисплее трехмерное изображение внутренних органов человека. Использование же микророботов, величиной немногим более человеческой клетки, даст возможность совершать операции необычайно высокой точности. Сейчас в мире ежегодно совершаются около 4 миллионов операций по трансплантации различных органов и вживлению электронных устройств наподобие стимуляторов сердца и других органов. Компьютер все чаще применяется для помощи инвалидам, в частности людям, лишенным подвижности в результате серьезных заболеваний позвоночника. Так. разработана система, позволяющая парализованным оторваться от инвалидного кресла: компьютер заменяет те нервные импульсы, благодаря которым наши мышцы сокращаются, когда мы движемся. Разрабатываются различные электронные приспособления для пользования компьютером слепым, глухим, людям с другими физическими недостатками. Это имеет немаловажное социальное значение: многие тысячи людей смогут вернуться к трудовой деятельности, расширить свои социальные контакты и тем самым хотя бы частично преодолеть последствия тяжелого физического недуга. Особенно важное социально-экономическое значение имеет применение компьютеров для расширения возможностей диагностической аппаратуры, при исследовании и прогнозировании распространения эпидемических заболеваний. Большинство новейших методов диагностики самым прямым образом опираются на возможности компьютеров. Показательно в этом отношении появление компьютерной томографии. Которая позволяет «видеть» срезы любого участка тела на любой заданной величине. Врач приближается к заветной мечте – точно видеть, что происходит внутри живого человеческого организма. Компьютер на службе медицине - это очень важная и ответственная часть того союза медицины с наукой и техникой, который стал сегодня настоятельной потребностью дальнейшего развития культуры здравоохранения.

Компьютерная техника, автоматика и мехатроника, повышая эффективность труда, сокращают рабочее время и одновременно увеличивают свободное время человека. С связи с этим возникает проблема разумного использования свободного времени, которое можно употребить как на бездеятельность и праздность в самом худшем смысле этого слова, так и для развития интеллекта личности. «Разумно предположить, - пишет Дж.Томсон,- что свободного времени в распоряжении человека будет оставаться все больше. Но как он будет тратить это время? Для тех, кому посчастливится питать явное влечение к музыке или искусству, это не составит трудности. То же самое можно утверждать и о тех, кто наделен ярко выраженными интеллектуальными склонностями, для тех, для кого «мир так полон множества вещей» и кто и в зрелом возрасте сохраняет детскую свежесть интересов. Но в нашем обществе такие люди остаются в меньшинстве... Будут ли они обречены делить свой досуг между супертелевидением, кино и футбольными матчами?»[13] . Он пишет о таких с его точки зрения желательных формах использования свободного времени, как садоводство, путешествия в том числе космические, спорт.

В культуре формирующегося нового общества под воздействием его информатизации происходят сложные процессы, связанные с ее гуманизацией, переходом культуры массового потребления к взыскательному в культурном отношении индивидуальному пользованию, смещения престижа с материальных оценок потребляемых ценностей в сторону символических культурных качеств и другие. Качественные изменения в культуре информационного мира повышают её роль в развитии и функционировании общества. Человечество сквозь дремучие заросли социальных противоречий, национальных порабощений, кровавых революций, войн , экономического, политического и культурного угнетения через, информационное общество пробирается к антропогенной цивилизации, где культура гуманизма будет иметь преобладающее значение над политикой, экономикой , наукой и техникой. Такая ведущая роль культуры зарождается уже сегодня. «Культура рекомендуется сегодня как ключ к инновациям и общественному развитию, - пишет П.Козловски, - она облегчает введение новой техники и её общественное «признание», способствует международному обмену и взаимопониманию. Культура, как говорится, должна быть через посредство всех социальных индикаторов и показателей роста последним критерием общественного прогресса»[14] . Эту свою историческую миссию культура может выполнить только если она будет использовать те возможности, которые ей предоставляет информационная, и в частности, компьютерная технология. Именно союз культуры и информатики позволяет играть последней огромную роль не только в жизни своих стран, но и на международной арене в условиях начавшейся быстрыми темпами глобализации человеческой жизнедеятельности.

Глава 2

2.1. Человек и инфосреда

2.1.1. Социальная инфосреда

Вряд ли можно найти в жизни общества такие участки, которые не были бы прямо или косвенно связаны с одним из трех этапов инфовзаимодействия — производством информации, ее передачей, ее потреблением (использованием). Чаще всего человек участвует одновременно во всех этих процессах, поскольку он выступает в роли как субъекта, так и объекта взаимодействия.

Передача социального опыта осуществляется постоянно, поскольку каждое новое поколение людей застает материальный результат, сумму производительных сил, исторически создавшееся отношение людей к природе и друг к другу. Каждое существующее поколение “стоит на плечах” не только предшествующего ему, но и всех ранее живших поколений. Каждая новая социальная система налаживает производство своей специфической социальной информации, соответствующей лишь данному общественному организму. В то же время в ее инфофонд и инфопоток органично входят блоки информации, выработанной в рамках предыдущих обществ. Такая историческая эстафета создает предпосылки для усвоения опыта предшествовавших поколений, обеспечивает историческую преемственность.

Информация, полученная в генетическом порядке от прошлого, также как и произведенная данным поколением, используется в повседневной жизни как общества в целом, так и каждого индивида в отдельности. Информация как бы скрепляет разные участки социальной среды, различные точки “социального времени”.

Использование социальной информации в обществе носит многоцелевой характер.

Можно выделить несколько основных целей, связанных с функционированием человека в условиях социальной среды: индивид и среда взаимодействуют разнообразными способами — личными и безличными, непосредственными и опосредованными, длительными и однократными контактами и т. д. Но все способы связи подчинены единой цели — получению социальной информации (для индивида) и передаче социальной информации (для среды).

Социальная среда — это то опосредующее звено, которое стоит между социальной информацией и индивидом. Именно через среду получает он исторически унаследованную данным обществом информацию, равно как и информацию, выработанную современным ему поколением.

Социальная среда стремится путем передачи направленных инфоблоков воспитать человека нужным ей образом, привить ему необходимые для оптимального функционирования в данном обществе, данном классе, данном слое, данной социальной группе, качества и свойства. Этим целям служит система постоянно действующих каналов передачи информации, среди которых можно выделить как формальные, получившие институциализированный статус (средства массовой коммуникации, литература, различные формы обучения), так и неформальные.

Поступив к индивидуальному адресату, социальная информация включается в чрезвычайно сложный и противоречивый процесс формирования взглядов и мнений, в процесс формирования установок по отношению к тем или иным социальным ценностям. Будучи полученной по индивидуальному адресу, информация изменяет в определенном смысле те или иные элементы сознания индивида и затем через него — элементы общественного сознания. Причем на первых порах это взаимодействие может быть практически неощутимым, процесс идет путем количественного накопления. Но затем — и в этом и заключается механизм воздействия социальной информации — постоянное производство и потребление ее приводит к тому, что количественное накопление уступает место качественным изменениям.

Индивид же, выступая в роли активного участника инфовзаимодействия, не столько производит социальную информацию (хотя он неизбежно участвует и в этом процессе), сколько потребляет и передает. Люди вступают в многоплановые отношения, обусловленные характером их труда, местом в обществе, этносе, классе, социальной группе, их полом, возрастом, размером и типом пункта проживания, уровнем образования, географией проживания и другими факторами. Осуществление этих отношений неизбежно связано с выработкой и реализацией системы ценностных ориентации по отношению к тем или иным сторонам социальной среды, ее свойствам, бытующим в ней мнениям, установкам и т. д.

2.1.2. Проблема инфобарьеров

Классификация барьеров, мешающих оптимальному протеканию инфопроцессов, предлагается О. В. Елчаниновой. Согласно этому автору, отдельные люди и социальные структуры, участвующие в производстве, передаче и потреблении информации, сталкиваются со следующими барьерами.

1. Географические. Полнота и достоверность информации обратно пропорциональны расстоянию, разделяющему субъекта и объекта взаимодействия.

2. Исторические. Полнота и достоверность информации также обратно пропорциональны временному интервалу, разделяющему то или иное событие и сообщение о нем.

3. Государственно-политические, режимные. Широкому потребителю недоступна определенная часть информации, ибо она является собственностью определенных государственных органов и не подлежит движению по общедоступным каналам.

4. Ведомственные. Известная часть информации без всяких на то оснований задерживается нерадивыми работниками некоторых ведомств и организаций, что не может не мешать развитию науки и техники, распространению передового опыта.

5. Экономические. Имеются в виду те случаи, когда отсутствие финансовых средств мешает производству и широкому распространению информации, а также подготовке кадров, способных успешно работать в сфере производства, передачи и потребления информации.

6. Технические. Отсутствие техники, способной ускорить и оптимизировать течение инфопроцессов.

7. Терминологические. Слишком много в настоящее время терминов, которые порой понимаются по-разному и к тому же не всегда доступны широкому кругу потребителей информации.

8. Языковые. Обмену информацией активнейшим образом препятствует слабое знание языков.

9. Психологические. Здесь имеются в виду особенности восприятия, памяти, убеждений и иных сторон человеческой психологии.

10. Резонансные. Информация не всегда соответствует потребностям индивида, не всегда “резонирует” с ними.

Если пристально присмотреться к инфовзаимодействию, можно обнаружить не только перечисленные выше барьеры, но и еще огромное количество источников, откуда следует ожидать появления других, выражаясь языком кибернетики, “шумов”. Тут можно назвать хотя бы такой источник, как сознательное желание субъекта взаимодействия исказить реальное положение дел, создать о нем неправильное представление, иначе говоря, дезинформировать получающего информацию. В течение инфопотоков вмешиваются субъективные факторы, ведь информацию собирают и передают люди, обладающие определенными интересами и эмоциями.

Есть барьеры, которые можно назвать тотально-ключевыми, ибо они сохраняют свое негативное значение при любом виде инфовзаимодействия. Система их такова:

В первую очередь следует назвать знаковый (языковый) барьер. Если субъект, предлагающий информацию объекту, облек ее в форму, которая не доступна объекту, последний не может извлечь содержание из знаковой оболочки, поскольку не в состоянии “вскрыть” ее. Для преодоления знакового барьера необходимо прибегнуть к помощи посредника, способного перевести содержание информации из незнакомой (закрытой) знаковой формы в знакомую и поэтому открытую.

Второй тотально-ключевой барьер — тезаурусный. Представим себе, что знаковая оболочка вскрыта, содержание стало доступным. Всегда ли теперь информация может быть использована объектом инфопроцесса? Увы! Не исключена ситуация, когда все (или почти все) слова знакомы и понятны, понятны и соединения слов, синтагмы, в целом же смысл остался неясным, ибо в информации идет речь о вещах, для понимания которых необходим определенный запас предварительных сведений знаний, т. е. тезаурус.

Третий тотально-ключевой барьер — контрасуггестивный. Это тот случай, когда знаковая оболочка вскрыта, информация соответствует критическому объему тезауруса и, тем не менее, не потреблена, не использована объектом, ибо он не согласен с тем, что предлагается в информации, что пытается внушить ему через передаваемую информацию субъект процесса.

Преодоление контрасуггестивного барьера относится к числу наиболее сложных задач, возникающих в связи с перспективой оптимизации инфопроцессов в обществе. Преодолеть данный барьер можно лишь при помощи таких специфических средств, которые способны победить предубеждение объекта и конвергировать, повернуть его симпатии на 180 градусов.

Четвертый тотально-ключевой барьер — ситуативный. Ситуация может оказаться такой, что она не позволит объекту использовать полученную им информацию.

Пример действия ситуативного барьера — несоответствие между количеством передаваемой информации и временем, которым располагают участники инфовзаимодействия.

Ситуативный барьер не непреодолим, — есть и на этот случай соответствующие средства, и в первую очередь анализ ситуации с целью последующего активного использования ее особенностей.

2.1.3. Инфопотребности

Многосложный мир социальной деятельности порождает причудливое переплетение самых различных инфопотребностей, каждая из которых строго детерминирована конкретными реалиями. Поэтому каждая из инфопотребностей может быть рассмотрена как репрезентация, во-первых, тех или иных социальных целей, во-вторых, путей и средств их достижения. Удовлетворением инфопотребности является обретение не просто любой информации, а информации, отвечающей на возникающие в ходе деятельности вопросы и, следовательно, способной “покрыть” все точки неопределенности в процессе ее редукции.

2.1.4. Информация, социализация, интеллект

Важнейшая социальная задача в формировании новой информационной культуры на сегодняшний день состоит в том, чтобы прибивать людям вкус к самостоятельности и ответственности в подходе к производственным и общественным делам любого масштаба. Воспитание самостоятельности и активности в действии предполагает, прежде всего, воспитание этих качеств в мышлении. Эта задача может быть решена на уровне информологического анализа дидактических средств и подходов в процессе обучения и воспитания.

Обучение и воспитание есть по содержанию - передача социального опыта, по специфическому механизму его осуществления — субъектно-объектные отношения в инфовзаимодействии, по форме — управление сознанием личности, социальных групп, общества в целом.

Цель обучения и воспитания — формирование личности в условиях эпохи, выдвигающей огромное число неожиданных, нестандартных задач, требующих нетривиальных подходов. А это, в свою очередь, предполагает высокий уровень развития интеллекта, способности самостоятельно мыслить. На возрастание роли интеллектуального труда обществом обращено особое внимание. Современная концепция развития общества включает в себя представления о решающем значении НТП и человеческого фактора.

2.1.5. Роль общения и в инфовзаимодействии

И.Б. Новик: “человек не существует в качестве человека вне связи с другими людьми... Человек — это единственный материальный объект, сущность которого не находится в нем самом, в отрыве от других людей”.

Общение как инфопроцесс начали исследовать довольно давно. Внимание к проблемам общения в последние годы существенно возросло, соответствующие сюжеты все чаще становятся объектом специального анализа. Теснейшая связь категории инфовзаимодействия и категории общения не вызывает сомнений.

“Социальные способы общения людей, развившиеся на основе их объективных общественных отношений, будучи объективно независимыми, открывают возможность бесконечно совершенствовать как воздействие человека на природу, так и развитие самих индивидов. Чем выше развиваются способы общения, связей людей друг с другом, чем выше они с точки зрения информативности, содержательности, действенности, тем более активно осуществляются воздействие человека на природу и ее познание в процессе человеческой деятельности”.

Взаимодействие пронизывает любой процесс социального общения, каким бы односторонним он не казался. Б.Ф. Ломов, касаясь этого вопроса, пишет: “Вряд ли можно рассматривать общение просто как последовательность отдельных действий (или деятельностей) общающихся субъектов. Любой акт непосредственного общения — это не просто воздействие человека, а именно их взаимодействие. Процесс общения строится как система сопряженных актов”.

2.1.6. Ценностный аспект инфовзаимодействия, старение информации

В настоящее время качественные характеристики различных социальных процессов, вопросы ценностного отношения к объектам познавательной и практической деятельности людей приобретают особую остроту и не случайно находятся в центре внимания.

Проблема ценности рассматривается в прямой связи с понятием выгодности. Ценностный аспект — одна из важнейших характеристик инфовзаимодействия как социального феномена. Осознание ценности информации и полезности ее в связи с возможностями достижения цели появляется лишь на уровне социальной формы движения материи. Поэтому не случайно одно из центральных понятий теории социальной информации — понятие ценности, тесно связанно с понятием полезности. Также не случайно, что оба эти понятия восходят к более общим понятиям потребности и цели.

В последние годы предпринимаются попытки дать в рамках семантического и прагматического подходов определение различных качественных характеристик информации. Однако опубликованные результаты исследований еще не получили всеобщего признания. Как справедливо замечают Г.М. Добров и А.А. Коренной, “несмотря на ряд интересных попыток, в настоящее время еще не получены общепринятые определения и универсальные методы оценки таких качественных категорий информации, как содержательность, полезность, информативность, ценность и другие”. В то же время исследования в этой области более чем актуальны и необходимость их диктуется жизнью.

Обычно в литературе под ценностью понимается свойство данных, предмета, вещи, идеи удовлетворять некие потребности индивида или социальной группы. Такое понимание категории ценности может быть достаточно корректно использовано и применительно к информации, поскольку среди социальных потребностей одно из важных мест занимает именно потребность в информации.

Одним из первых в отечественной науке исследовал ценностные характеристики информации А.А. Харкевич. Одна и та же информация может иметь различную ценность, если рассматривать ее с точки зрения использования для достижения различных целей. Так, сообщение о погоде имеет значительную ценность для охотника, но не представляет обычно никакого интереса для игрока в карты”.

Наряду с категорией ценности часто используется категория полезности. Ценность информации представляется свойством более общим, чем полезность, и полезность может быть рассмотрена как ценность в определенных конкретных условиях, а именно как актуализовавшаяся, прагматизированная ценность. Рассмотрение анализируемой категории применительно к информации приводит к выводу о необходимости выделения двух видов ценности — потенциальной и актуальной.

Под потенциальной ценностью следует понимать объективное свойство информации, позволяющее использовать ее для успешной разработки алгоритма решения стоящей задачи.

Полезность информации — величина, детерминируемая особенностями ситуации. Максимально полезной представляется информация, которая удовлетворяет трем требованиям: 1) достаточна она для выработки алгоритма; 2) обеспечивает выработку алгоритма в кратчайшие сроки; 3) обеспечивает высокую степень надежности алгоритма.

Особняком стоит вопрос о способах определения темпов и масштабов старения информации. Чаще всего этот процесс рассматривается применительно к тем или иным видам документов. При этом делается допущение, что старение документов означает старение информации, хотя по существу такое утверждение дискуссионно, ибо старение документов может свидетельствовать об устарении и девальвации самой формы подачи документа, что делает его неудобным для потребления, но сохраняет ценность информации.

Как же исследуется процесс старения документов? Применительно к научной информации темпы этого процесса чаще всего определяются путем подсчета частоты использования конкретных публикаций учеными. Свидетельством начавшегося старения считается факт уменьшения интенсивности использования документов, фиксирующих ту или иную информацию, по мере увеличения времени, прошедшего от момента появления публикаций. Интенсивность же использования документов обычно выявляется путем установления частоты цитирования или справочно-библиографических запросов. Но не следует забывать и о явлении бесцитатного (скрытого) использования, когда тот или иной автор привлекает идеи, содержащиеся в некоем документе, не ссылаясь на него, между тем, бесцитатное использование широко распространено.

Данные анализа привели к необходимости структурного рассмотрения средств деятельности. Реализуя инфопотребность как социальную, объект взаимодействия в ходе овладения метасредством осуществляет поиск информации и ее потребление.

В связи с проблемой потребления информации рассмотрены малоразработанные и дискуссионные вопросы, связанные с ценностным аспектом инфовзаимодействия. В рамках ценностного аспекта осуществлен переход от общепроблемного уровня к уровню конкретных ситуаций, что позволило связать категории ценности и полезности в пределах единых субъектно-объектных представлений.

2.2. Готовность пользователей к самостоятельной работе с электронными информационными ресурсами

В информационном обществе жизненно важное значение приобретает культура поиска и восприятия информации, а также умение работать с ней. Посредниками между производителями информации и ее потребителями (пользователями) выступают библиотеки, которые являются наиболее крупными и авторитетными хранилищами информации. Важным направлением деятельности библиотек является обеспечение широкого доступа читателей к ЭР. В связи с этим на первый план выходит изучение готовности пользователей к взаимодействию с автоматизированными библиотечными средствами и умение пользоваться библиотекой в целом.

Чтобы ориентировать работу библиотек на пользователя, имеющего возможность самостоятельного доступа к электронным информационным ресурсам, необходимо иметь представление о различных особенностях пользовательской аудитории. Это уровень информационной культуры, психологические особенности конкретной личности, условия профессиональной и образовательной деятельности, информированность, т. е. все составляющие понятия "готовность пользователя".

В этой связи СОУНБ в 1998-1999 гг. провела социологическое исследование "Уровень готовности пользователей к самостоятельной работе в автоматизированном режиме с электронными информационными ресурсами СОУНБ". Необходимость этого исследования обусловлена открытием в СОУНБ Зала пользователей - специалистов, где пользователями осуществляется бесплатный самостоятельный поиск книг по ЭК. Общий объем ЭК составляет более 170000 БЗ. Открытие Зала стало завершающим этапом проекта "Непосредственный доступ к информационным ресурсам СОУНБ", финансированного ИОО (фонд Сороса) в 1998 г.

В исследовании приняли участие 400 респондентов, среди которых специалисты с высшим образованием составили - 59%, студенты- дипломники - 41%.

Респондентам было предложено 3 блока вопросов:

первый блок направлен на выявление уровня информированности о новых информационных технологиях, применяемых в СОУНБ;

второй блок вопросов предполагал выявление уровня владения ПК;

ответы на третий блок вопросов могли дать представление об уровне готовности пользователей к пополнению своих знаний и умений.

Анализ ответов на первый блок вопросов показал, что уровень информированности о новых информационных услугах СОУНБ невысок. О возможности использования БД для удовлетворения запросов читателей знали 75% респондентов, но обращались к ним для удовлетворения собственных ИП только 35% пользователей. Еще более скромный результат получен при анализе вопросов о Зале пользователей - специалистов, о существовании которого знали 54% респондентов, а пользовалось только 11% опрошенных.

Наше исследование не ставило задачу выяснения причин, по которым читатели недостаточно активно используют новые библиотечные технологии. Внедрение компьютерных технологий в работу библиотеки существенно облегчает процесс поиска информации, но для читателей это сопряжено с определенными проблемами. Одной из них является низкий уровень осведомленности о возможностях поиска информации, в частности, преимуществ работы с БД. В этой ситуации СОУНБ берет на себя обязательство более полно и оперативно информировать пользователей о возможностях внедряемых технологий.

Несмотря на слабую информированность, большинство респондентов (93%) выразили желание осуществлять самостоятельный поиск по БД. Более детальный анализ полученных данных позволил выявить несколько групп пользователей:

умеют и желают самостоятельно работать на ПК - 71%;

умеют, но не желают - 3,5%;

не умеют, но желают - 22%;

не умеют и не желают - 3,5%.

Эти результаты дают представление об отношении различных групп пользователей к информационным технологиям. Безусловно, специалисты, желающие самостоятельно осуществлять поиск по электронным информационным ресурсам СОУНБ, являются потенциальными абонентами Зала пользователей - специалистов.

Пользователь должен владеть начальной компьютерной грамотностью и обязательно знать основы ББЗ для выработки стратегии поиска. Наше исследование показало, что большинство респондентов умеют работать с ПК (74%), причем 40 % из них считают себя опытными пользователями. По данным анкетного опроса более 60% опрошенных отнесли себя к категории начинающих пользователей. В целом, результаты исследования подтвердили практические наблюдения персонала Зала пользователей - специалистов, что большинство пользователей владеют лишь частью знаний, необходимых для самостоятельного поиска информации.

На вопрос "Способны ли Вы самостоятельно осуществлять поиск информации по БД", 76 % опытных пользователей и 14 % начинающих ответили положительно, остальным, согласно результатам анкетирования, требуется помощь консультанта. Полученные сведения красноречиво говорят о том, что наши респонденты недостаточно хорошо подготовлены к процессу самостоятельного доступа к ЭР СОУНБ.

В результате исследования были получены сведения о профессиональной и отраслевой специализации респондентов, из которых навыки работы на ПК имеют: социологи, философы, журналисты (100%); специалисты естественно-научного профиля, экономисты (98%); юристы (84%); инженерно-технические работники и психологи (80%); библиотекари (68%); филологи (64%); историки (57%); медицинские работники (55%); учителя школ и преподаватели вузов (53%).

В ходе исследования были изучены возрастные особенности пользовательской аудитории, а также соотношение возрастных характеристик и уровня информационной грамотности. Лидируют пользователи в возрасте от 20 до 24 лет. Среди этой возрастной группы 59 % отметили, что они умеют работать на ПК, причем 45% владеющих навыками работы на компьютере считают себя опытными пользователями, а 55% -начинающими. В возрастной группе от 25 до 35 лет владеют ПК 20 % опрошенных (опытных пользователей среди них 28%, начинающих 72%). Затем идут пользователи в возрастном диапазоне от 30 до 39 лет, среди которых 10 % владеют ПК. В группе пользователей от 40 до 50 лет процент людей, владеющих навыками самостоятельной работы с ПК, снижается до 7%. И, наконец, среди пользователей в возрасте свыше 50 лет всего 4% процента умеют работать с ПК. Результаты дают возможность предположить, что возраст является определяющим фактором в использовании компьютерной техники на современном этапе формирования информационного общества.

В дальнейшем читателям СОУНБ необходимо овладевать все более сложными компьютерными технологиями. Для повышения уровня знаний СОУНБ предлагает им реальную помощь, а именно, обучение по различным курсам.

Выявлено, что 85 % респондентов готовы пройти, а некоторые уже в настоящее время проходят предлагаемые курсы обучения.

Основной вывод исследования - готовность пользователя к самостоятельной работе с информационными ресурсами недостаточно высока. Поэтому обеспечение готовности пользователей к работе в самостоятельном режиме с электронными информационными ресурсами является одним из приоритетных направлений деятельности библиотек по продвижению к информационному обществ

2.3. Навыки работы в Интернет как компонент информационной культуры

Владение технологией рационального использования информационных ресурсов общества является одним из компонентов информационной культуры личности. Интернет обеспечивает быстрый удаленный доступ к многочисленным источникам информации, что делает навыки работы в Интернет важным компонентом информационной культуры личности.

Во многих школах уже в течение ряда лет ведется преподавание предмета "Информационная культура", что фактически свелось к углубленному обучению информатике. Сегодня интерес образовательных учреждений и библиотек к расширенному толкованию понятия "Информационная культура" неуклонно растет. Это отмечалось на конференции[15] , проведенной при поддержке Института "Открытое общество" (ИОО) на базе Самарской государственной Академии культуры и искусств.

Сеть Интернет стала доступной для широких слоев населения с открытием Университетского Центра Интернет (УЦИ)[16] по мегапроекту ИОО. Следующим шагом явилось создание шести классов доступа при поддержке американской некоммерческой организации "Проект Гармония" в рамках программы "Развитие Интернет "[17] . Массовое обучение работе в Интернет школьников, студентов, учителей-предметников и преподавателей вузов на базе класса доступа в Центре развития образования[18] отчасти дополнило ведущиеся курсы по информационной культуре.

Большой интерес для нас представляют стандарты информационной грамотности, разработанные Американской библиотечной ассоциацией[19] . Приведем формулировку первого стандарта: "Учащийся, обладающий информационной грамотностью, разрабатывает эффективную стратегию поиска информации. "Учащийся должен идентифицировать потребность в аккуратной и значимой информации, он должен уметь сформулировать вопросы, определить источники информации и использовать успешные стратегии поиска информации. Особое внимание следует уделять развитию навыков критической и компетентной оценки информации, а также ее структурированию и интеграции с уже имеющимися знаниями, что характерно для американского подхода.

Содержание обучения соответствует основным функциям Интернет - информативной и коммуникативной. Среди форм обучения преобладают лекционно-практические занятия и имитация дистанционного обучения в Интернет. При обучении используются в основном созданные на гранты ИОО образовательные сайты.

Сегодня актуальным вопросом является поддержка дальнейшего развития наиболее содержательных образовательных ресурсов. При этом надо учитывать российский опыт по созданию учебно-методических комплексов, включающих методики использования этих ресурсов. Целесообразно проведение соревнований среди учителей и школьников по использованию данных сайтов.

2.4. Повышение информационной культуры потребителей информации как условие успеха информатизации региона

Одним из основных средств, обеспечивающих рациональное использование информационных ресурсов в эпоху стремительного развития вычислительной техники и телекоммуникаций, является информатизация. Информатизация общества выступает в современном мире не только как символ научно-технического и социального прогресса, но и как залог эффективного развития экономики.

Составной частью федеральной программы "Информатизация России" является региональная информатизация. Проблема информатизации регионов, в том числе и индустриального Кузбасса, включает целый спектр сложных вопросов. К ним, в частности, относится необходимость создания правовых, экономических, технологических и социальных условий для получения оперативной, достоверной и полной информации об экономике Кемеровской области, состоянии экологической, образовательной, культурной и иных сфер регионального развития. Первоочередную задачу представляет формирование инфраструктуры информатизации Кузбасса, создание региональной информационно-вычислительной сети, обеспечивающей единое информационное пространство.

Однако наряду с формированием материально-технической базы информатизации, развитием в регионе современных систем информации и связи, активным внедрением новых информационных технологий ключевым условием успеха и социальной эффективности информатизации региона является человеческий фактор.

Как показывает отечественный опыт, оснащение современной техникой может и не приводить к реально ощутимым положительным результатам. Возможность хранения в памяти компьютеров имеющихся информационных ресурсов еще не означает, что они будут найдены и использованы. Колоссальный потенциал национальных информационных ресурсов, хранящихся в библиотеках, службах научно-технической информации, архивах, зачастую остается невостребованным из-за низкой информационной культуры, неумения правильно выразить свою информационную потребность, оперативно найти, проанализировать и извлечь необходимую информацию, представить ее рациональным способом.

Распространение новых информационных технологий и их проникновение во все сферы человеческой деятельности предопределяет необходимость поиска нового подхода к подготовке пользователей информации. Сущность его выражается в переходе от необязательного обучения учащихся работе с информацией и популяризации библиотечно-библиографических знаний к целенаправленной подготовке пользователей информации, владеющих методами многоаспектной информационной деятельности, включая использование новых информационных технологий.

Анализ современных публикаций по вопросам формирования информационной культуры учащихся свидетельствует, что учебной дисциплиной, призванной обеспечить полноценную подготовку личности к жизни в грядущем информационном обществе, многие авторы видят информатику. В рамках данной дисциплины среди объектов изучения закономерно доминируют такие понятия, как компьютер, база данных, телекоммуникации, компьютерная сеть, гипертекст, мультимедиа, база знаний, экспертная система. Соответственно, в состав умений, формируемых этой учебной дисциплиной, входят умения профессионально использовать компьютер в различных средах и режимах, включая компьютерную обработку текстовой, табличной, графической информации; реализацию удаленного доступа к автоматизированным информационным ресурсам, организацию поиска информации в Интернете. Именно эту совокупность знаний и умений принято отождествлять в последнее время с понятием "новая информационная культура".

Однако подход к формированию информационной культуры преимущественно через изучение информатики ведет к неоправданному сужению понятия "информационная культура". Как бы не совершенствовались технические и программные средства информатизации, уровень информационной культуры человека определяли и будут определять прежде всего основополагающие (базисные) знания и умения в области поиска и семантической обработки информации, обеспечивающие эффективную информационную деятельность. Именно эти знания и умения, без которых принципиально невозможна успешная учебная и профессиональная деятельность, должны стать предметом особой заботы и внимания образовательных учреждений.

Как показывает анализ многолетнего опыта работы педагогов факультета информационных технологий Кемеровской Государственной Академии культуры и искусств (КемГАКИ) с учащимися общеобразовательных учреждений в системе непрерывного образования, результаты профильного собеседования с абитуриентами и наблюдения за адаптацией первокурсников, общее состояние информационной культуры учащейся молодежи не может быть признано удовлетворительным. Как правило, выпускники средних общеобразовательных учреждений, оказываются беспомощными при решении типовых информационных задач: не знают состава библиотечных каталогов и картотек, не представляют их специфические особенности при поиске информации, не знакомы с алгоритмами решения поисковых задач, не владеют методикой выполнения информационных запросов, не умеют грамотно оформить результаты поиска. Самым тревожным симптомом, характеризующим низкий уровень информационной культуры школьников, является то, что они не осознают своей некомпетентности в области информационной деятельности. Они не представляют ценности специальных знаний и умений в области информационного самообслуживания, не представляют, какую реальную помощь эти знания и умения могут оказать им в различных сферах практической деятельности: учебной, научно-исследовательской, самообразовательной, досуговой и другой. Отсутствие целостной концепции формирования информационной культуры личности, а также глобальность задачи подготовки молодого поколения к жизни в информационном обществе придают проблеме формирования информационной культуры молодежи - той социальной группы, с которой общество связывает перспективы своего развития, свое будущее, - общегосударственное значение. Возникает весьма масштабная задача - подготовить потребителя информации, способного не только ориентироваться в потоке информации, но и продуктивно использовать полученные знания и информацию как в личных, так и в социально значимых целях, включая совершенствование профессиональной деятельности, развитие науки, техники, культуры, образования.

На факультете информационных технологий КемГАКИ на протяжении многих лет проводятся исследования по информационной культуре, включая разработку теоретических основ формирования информационной культуры личности; создание учебно-методического обеспечения курса "Основы информационной культуры"; апробацию и практическое внедрение курса "Основы информационной культуры" в деятельность образовательных и иных учреждений социально-культурной сферы Кузбасса; просветительскую деятельность по повышению уровня информационной культуры общества. За последние годы были осуществлены такие исследования, как "Формирование информационной культуры в системе непрерывного образования" (1994-1995 гг.); "Изучение информационной культуры юношества на основе анализа потока информационных запросов (1996-1997 гг.); "Информатизация образования в Кузбассе и формирование информационной культуры в учебных заведениях региона" (1997-1999 гг.); "Формирование информационной культуры школьников как неотъемлемая составная часть учебной деятельности" (1998-1999 гг.). По результатам исследований проведены межрегиональная научно-практическая конференция "Информационная культура в структуре новой парадигмы образования" (г. Кемерово, декабрь 1999 г.) и региональный научно-практический семинар "Формирование информационной культуры личности в условиях библиотечно-информационных и образовательных учреждений" (г. Новокузнецк, апрель 2000 г.), изданы сборники и учебные пособия.

На основании теоретического осмысления феномена информационной культуры, изучения мирового и отечественного опыта формирования информационной культуры личности, в результате исследования состояния информационной культуры различных категорий потребителей информации Западной Сибири (школьники, студенты, аспиранты, учителя, инженерно-технические работники и др.) на факультете информационных технологий КемГАКИ была сформулирована концепция развития системы информационного образования за счет внедрения в образовательных учреждениях всех уровней интегративного учебного курса "Основы информационной культуры" с предварительной разработкой соответствующего учебно-методического обеспечения, изданием учебной литературы и подготовкой педагогических кадров.

В основе концепции лежат идеи деятельностного подхода и блочно-модульный принцип построения комплекса учебных программ. Реализация идей деятельностного подхода означает, что курс "Основы информационной культуры" строится не с позиций библиотекаря, информационного работника, пытающегося объяснить школьнику, студенту, учителю, как устроена библиотека, информационная служба или компьютер, и посвятить его в тонкости библиотечно-библиографической, информационной, компьютерной технологии, а с позиций пользователя, потребителя информации, исходя из тех информационных задач, которые он должен решать в ходе своей учебной или профессиональной деятельности.

Использование блочно-модульного принципа предполагает, что моделирование учебных программ ведется путем отбора деятельностных характеристик в соответствии с категорией обучаемых и основными видами их учебной или профессиональной деятельности.

Эти принципы были положены в основу разработанного нами комплекса учебных программ по основам информационной культуры, рассчитанных, соответственно, на учащихся старших классов, учителей, студентов, аспирантов и соискателей ученых степеней, преподавателей вузов. В состав разработанного комплекса программ входят следующие основные модули (разделы): "Информационные ресурсы и информационная культура общества", "Основные типы информационно-поисковых задач и алгоритмы их решения в библиотеках и службах информации", "Аналитико-синтетическая обработка источников информации", "Структура, правила подготовки и оформления результатов самостоятельной учебной или профессиональной (учебно-методической, научно-исследовательской) деятельности потребителей информации", "Информационная культура и новые информационные технологии".

Блочно-модульный принцип построения учебной программы позволил выделить как "ядерную" часть курса "Основы информационной культуры", так и ее вариативную, изменяемую часть. Постоянная, инвариантная часть курса нацелена на решение следующих задач: давать представление о вхождении мировой цивилизации в информационное общество, формировать у обучаемых представление о сложности и многообразии существующих в обществе информационных ресурсов; вооружать их алгоритмами поиска и аналитико-синтетической переработки, извлечения и оценки информации, преобразования найденной информации и получения на этой основе новых данных; учить рациональным способам и методам подготовки и оформления результатов самостоятельной учебной, научно-исследовательской, профессиональной деятельности пользователя в условиях широкого внедрения новых информационных технологий. Вариативная, меняющаяся в зависимости от категории обучаемых, часть курса "Основы информационной культуры" учитывает возраст, характер деятельности (учеба, работа), профиль и уровень подготовки, отраслевую специализацию, уровень информационной культуры, информационные потребности и другие факторы.

Все разработанные учебные программы, независимо от категории пользователей, на которых они рассчитаны, объединяет единство цели - облегчить положение потребителя информации в условиях современного "информационного взрыва", научить его рациональным приемам поиска, анализа и синтеза информации, вооружить методикой "информационного самообслуживания". Реализации этой цели способствует интегративный характер курса, использующего не только традиционные знания по информатике, научно-информационной деятельности, библиотековедению и библиографоведению, культуре чтения, но и по прикладной лингвистике, стилистике текста, прикладной психологии, логике и др.

Стремление снизить временные и интеллектуальные затраты на анализ и синтез информации при изучении документальных источников, сделать поиск информации более продуктивным и оперативным обусловило широкое применение в курсе методов алгоритмизации и формализации. Вместе с тем эвристический характер многих процессов, связанных с разысканием, анализом и синтезом информации, обусловил включение в программы рассмотрение причин, по которым современный пользователь имеет зачастую негативные результаты информационного поиска, остается неудовлетворенным и разочарованным при обращении к информационным системам.

Каждая программа имеет четкую целевую ориентацию, ее содержание строго дифференцировано в зависимости от категории обучаемых и круга решаемых ими задач учебной или профессиональной деятельности. Это проявляется как в отборе содержания обучения, так и в отборе публикаций, включенных в списки рекомендованной для освоения курса литературы. Несмотря на то, что предлагаемые учебные программы носят строго профилированный характер (старшеклассники, студенты, учителя, преподаватели вузов), сфера их применения может быть расширена. Исходя из принципов деятельностного подхода и имея в качестве основы, "ядра" курса инвариантную часть, можно получить самые разнообразные варианты учебных программ по основам информационной культуры. Например, на основе программы для старшеклассников не составляет принципиальной сложности построить программу, рассчитанную на учащихся средних специальных заведений, а по аналогии с программой для студентов вузов искусств и культуры построить программы обучения для студентов технических, сельскохозяйственных, медицинских и других вузов. Таким же образом обстоит дело с программами, рассчитанными на преподавателей, исследователей, аспирантов, соискателей гуманитарного вуза.

Разработанная концепция формирования содержания учебных программ по основам информационной культуры прошла апробацию в учебных заведениях Кемеровской области. Курс "Основы информационной культуры" внедрен в учебный процесс на всех факультетах Кемеровской Государственной Академии культуры и искусств, в ряде общеобразовательных школ и школ-гимназий городов Кемерово и Новокузнецка.

Повышение уровня информационной культуры массового пользователя современных информационных систем может быть достигнуто, с нашей точки зрения, в результате специально организованной, планомерной деятельности образовательных учреждений, а для этого необходимо, прежде всего, подготовить соответствующим образом самих учителей, преподавателей. С этой целью курс "Основы информационной культуры" внедрен в учебный процесс Кемеровского, Беловского, Ленинск-Кузнецкого педагогических колледжей. Кроме того, повышение квалификации в сфере информационной культуры учителей, преподавателей педагогических училищ и колледжей Кемеровской области осуществляется на базе Кемеровского областного института усовершенствования учителей в ходе проведения курсов, программа которых предусматривает 80 часов лекционно-практических занятий.

Учитывая прямую причастность работников библиотек к решению проблемы формирования информационной культуры личности на факультете информационных технологий КемГАКИ на основе специальности 05.27.00 "Библиотековедение и библиография", осуществляется подготовка кадров по специализации "Преподаватель основ информационной культуры". В рамках деятельности аспирантуры академии выполняются диссертационные исследования по различным аспектам проблемы формирования информационной культуры.

Определяя перспективы дальнейших исследований, подчеркнем, что плодотворность развития прикладных исследований в области информационной культуры, эффективность использования разработанных учебных программ в практике работы образовательных учреждений зависит, с нашей точки зрения, от выполнения следующих условий:

В учебные планы общеобразовательных учреждений всех типов должна быть введена специальная учебная дисциплина "Основы информационной культуры", призванная сформировать у школьников целостную систему знаний и умений в области информационного самообеспечения. Данная учебная дисциплина должна получить статус обязательной в структуре учебных планов.

Внедрение курса "Основы информационной культуры" требует создания комплекта учебно-программных и учебно-методических материалов, рассчитанных как на учителей, так и на учащихся. Этот комплект должен включать учебное пособие для изучения содержательной (теоретической) части входящих в программу разделов, тем; комплекс заданий, упражнений, практикумов, тренингов, деловых игр и т.п., направленных на выработку практических умений и навыков по курсу; средства компьютерной поддержки изучения теоретической и практической частей учебного материала; средства контроля (тестирования) степени усвоения обучаемым учебного материала.

Формирование знаний и умений учащихся в области новых информационных технологий как неотъемлемой части информационной культуры может быть реализовано только при создании особой образовательной среды в виде системы компьютерных классов различного профиля. Такие компьютерные классы должны позволять не только формировать общие представления о возможностях персональных компьютеров, но и обеспечивать надежные знания и умения в области обработки текстовой, табличной, графической информации, а также сетевых информационных технологий, в частности, с использованием Интернета. Организация подготовки школьников в области новых информационных технологий требует согласования на уровне государственных стандартов содержания курсов "Основы информационной культуры" и "Основы информатики".

Успешность внедрения курса "Основы информационной культуры" в практику работы общеобразовательных учреждений существенным образом зависит от уровня организации специальной подготовки педагогов, способных на профессиональной основе вести занятия с различными категориями обучаемых. Необходимость организации специальной подготовки педагогических кадров по информационной культуре подтверждается данными, полученными в ходе проведенного нами социологического опроса учителей и библиотекарей. Как показывает анализ результатов самооценки школьных учителей и библиотекарей, уровень их информационной культуры определяется как поверх-ностный. Так оценили свой уровень информационной культуры более 90% опрошенных. При этом абсолютное большинство анкетируемых убеждено в необходимости развертывания специальной подготовки преподавателей "Основ информационной культуры" на базе средних и высших учебных заведений.

Завершая анализ результатов проведенного исследования, следует подчеркнуть, что обеспечение необходимых условий для реализации намеченных положений со стороны всех причастных к формированию образовательной политики органов является сегодня важнейшей государственной задачей, результаты решения которой во многом призваны определить облик будущего России.

Заключение

Информационная культура - это совокупность системных сведений об: а) основных методах представления и добывания знаний; б)умениях и навыках применять их на практике. Эти пункты реализуются с использованием современных информационных технологий (прежде всего, Интернета) для решения и постановке содержательных задач. Иными словами информационная культура - это культура обращения со знаниями, данными и информацией, которые сосредоточены на компьютерах сети Интернет.

Составной частью информационной культуры является компьютерная грамотность, теоретические знания и навыки работы (прежде всего, навигации при поиске информационных ресурсов в Интернете). Высокая информационная культура, как уже отмечалось, предполагает два основных качества: умение адекватно формализовать имеющие у человека знания и умения адекватно интерпретировать формализованные описания.

В конечном счете, информационная культура - есть умение соблюдать должное равновесие между формализуемой и не формализуемой составляющими человеческого знания. Отсутствие информационной культуры может послужить причиной нарушения и даже разрушения подобного равновесия, что, в конечном счете, чревато деформациями как индивидуального так общественного сознания. Мы определили предмет и содержание информационной культуры.

С учетом рассмотренного определения необходимо разработать определены системные требования к подготовке специалистов практически всех отраслей социально-культурной сферы (библиотекарей, музееведов, социальных и информационных работников и др.). На наш взгляд, компьютерное обучение в комплексе с культурологическими и другими дисциплинами дает возможность указанным специалистам выступать в качестве проводников национальной культуры вообще и компьютерной культуры в частности.

Любой пользователь, не имеющий опыта работы с современными информационными технологиями Интернета, испытывает определенные трудности при добывании знаний с их помощью.

Поэтому возникает необходимость в наличии профессионально подготовленных информационных посредников, выполняющих в информационных системах функций, во многом аналогичных функциям библиографов-консультантов при библиотечных каталогах и других традиционных способах поиска информации в библиотечных, музейных, архивных и других документоведческих структурах. Кроме выше названных традиционных методов поиска, эти посредники должны уметь работать с информацией, размещенной на Web-серверах Интернета. Информационная культура принадлежит национальной культуре и одновременно является приобретением международного опыта. Поэтому, информационная культура - это самостоятельный элемент национальной культуры. Она развивается по своим законам и требует соответствующего финансирования и государственной поддержки.

Только люди с высокой информационной культурой способны осуществить точный учет природных, людских, экологических и других ресурсов, что позволяет повысить оперативность и эффективность управленческих решений во всех сферах жизнедеятельности нашей страны. Наряду с другими факторами это способствует процветанию России.

Список литературы

Агацци Э. Моральное измерение науки и техники. М., 1998

Антонова С. Г. Информационная культура личности. Вопросы формирования. // Высшее образование в России – 1994 - №1 – с. 82 -87.

Арестова О. Н., Глухарева А. В. Индивидуальные особенности поведения в ситуации хронического неуспеха при работе с компьютером. // Вестник Московского университета - 1996 – серия 14 Психология - №1.

Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е. Взаимодействие человека с компьютером. //Психологический журнал – том 19 - №1 – 1998 – с. 89-100.

Батурин Ю.М. Право и политика в компьютерном круге. М.,1987

Богачев И. С.Основы работы в Internet- // ИИСС-Курсовая работа по производственной практике -. Красноярск-1998г.

Бодкер С. Взаимодействие с компьютером с позиции теории деятельности. // Психологический журнал – том 14 - №4 – 1993 – с. 71-81.

Бодров В. А., Обознов А. А., Турзин П. С. Информационный стресс в операторской деятельности. //Психологический журнал – 1998 – том19 - №5 – с. 38-54.

Вопр. философии,1997, № 5

Герасименко В. А. Обеспечение информационной безопасности как составная часть информационных проблем современного общества. //Безопасность информационных технологий. – 1998 - №2 – с. 41-50.

Заболотский В. Л., Юсупов Р. М. Проблемы информатизации общества. // Проблемы информатизации – 1994 – №1/2 – с. 23-33.

Информатика и культура: сборник научных трудов. / Отв. Ред. И. С. Ладенко – Новосибирск “Наука” - 1990 – 232с.

Козловски П. Культура постмодерна. М., 1997

Культурология: Учебник для студентов технических вузов. – М.: Высшая школа, 1998 – 511 с.

Лем С. Собр. соч. М., 1995, т.10

Ленке Х. Размышления о современной технике. М., 1996

Негодаев И.А. На путях к информационному обществу. Ростов-на-Дону-1999.

Ортега-и-Гассет. Избр. труды. М., 1997

Петрунин. Ю. Ю. Искусственный интеллект как феномен современной культуры. //вестник московского университета – 1994 – серия 7 философия – 32 – с. 28-34.

Печчеи А. Человеческие качества. М., 1985

Пиччеи А. Человеческие качества. М., 1985

Раздумья о будущем. М., 1987

Решеткина С. Ю. Человеческие факторы в поисках информатизации. //Проблемы информатизации. – 1991 - №4 – с. 32-39.

Симоненко В. Б. От индустриального – к информационному обществу. //Социально-психологический журнал – 1995 - №4 - с. 208-218.

Суханов А. П. Информация и прогресс. – Новосибирск: наука, 1988 – (серия “Наука и технический прогресс”).

Сухина В. Ф. Человек в мире информатики – М.: радио и связь, 1992 – 112 с.

Тихомиров О. К. информационный век и теория Л. С. Выготского. //психологический журнал – 1993 – том 14 - №1.

Томсон Дж. Предвидимое будущее.

Чернокозов А. И. История мировой культуры. (краткий курс) Ростов-на-Дону, “Феникс”, 1997 – с. 260-278.

http://ihtik.lib.ru/philsoph/ihtik_2650.dochttp://pharmony.samara.ru/

http://v-zhilkin.narod.ru/articles/1.htmlhttp://www.ala.org/aasl/ip_nine.html

http://www.avpu.ru/proect/sbornik2004/sod.htm

http://www.edc.samara.ru/

http://www.edc.samara.ru/~infcult/infcult.htmhttp://www.fact.ru/

http://www.iatp.kharkov.ua/sites/ac/ru1_th.htm·

http://www.mgopu.ru/PVU/journals/pi/2000-2.dochttp://www.nlr.ru/

http://www.tstu.ru/pdf/eleclib/2002/informat/abaluev.pdfhttp://www.uic.ssu.samara.ru/

http://www.uic.ssu.samara.ru/~infcult/


[1] Ортега-и-Гассет. Избр. труды. М., 1997

[2] Лем С. Собр. соч. М., 1995, т.10

[3] Негодаев И.А. На путях к информационному обществу. Ростов-на-Дону-1999.

[4] Вопр. философии,1997, № 5

[5] Печчеи А. Человеческие качества. М., 1985

[6] Печчеи А. Человеческие качества. М., 1985

[7] Вопр. философии, 1997,№ 5

[8] Агацци Э. Моральное измерение науки и техники. М., 1998

[9] Раздумья о будущем. М., 1987

[10] Ленке Х. Размышления о современной технике. М., 1996

[11] Пиччеи А. Человеческие качества. М., 1985

[12] Батурин Ю.М. Право и политика в компьютерном круге. М.,1987

[13] Томсон Дж. Предвидимое будущее ..

[14] Козловски П. Культура постмодерна. М., 1997

[15] http://www.uic.ssu.samara.ru/~infcult/

[16] http://www.uic.ssu.samara.ru/

[17] http://pharmony.samara.ru/

[18] http://www.edc.samara.ru/

[19] http://www.ala.org/aasl/ip_nine.html

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий