регистрация / вход

Профессия – журналист

Объективность. Сенсационность. Именитые авторы. Газетные концерны и слияния.

Объективность

В 18 и первой половине 19 в. газеты обычно отражали точку зрения одного человека – их издателя. Хорас Грили, один из самых талантливых и умных журналистов Америки, начал издавать свою «грошовую» «Нью-Йорк трибюн» в 1841, беззастенчиво используя ее для выражения своих аболиционистских, вигских, а затем и республиканских воззрений. «Геральд» Беннета отражал симпатии издателя к Демократической партии. Генри Реймонд, который в 1851 основал «Нью-Йорк дейли таймс» («New York Daily Times»), прямую предшественницу «Нью-Йорк таймс» («New York Times»), стал заметной фигурой в Республиканской партии. Еженедельные выпуски этих нью-йоркских газет, особенно «Трибюн», имели множество читателей по всей стране, что придавало мнениям их издателей дополнительный политический вес.

Пламенный аболиционист Уильям Ллойд Гаррисон в 1831 начал издавать «Либерейтор» («The Liberator»). Джон Руссворм и Сэмюэл Корниш в 1827 выпустили первую в США негритянскую газету «Фридомз джорнэл» («Freedom's Journal»). «Мы желаем защищать наше дело, – писали они, – слишком долго от нашего имени говорили другие». Выдающийся негритянский писатель Фредерик Дуглас в 1847 начал издавать «Норт стар» («The North Star») – «дабы вести борьбу с рабством во всех его формах и проявлениях».

Однако по мере того, как массовые тиражи превращали газеты в крупные предприятия с большим штатом сотрудников, их все меньше воспринимали как рупоры чьих-то мнений и все больше – как каналы информации. Развитие телеграфных агентств, которые снабжали своими материалами газеты различной политической ориентации, провоцировало отход от доминирования личных оценок в репортажах; этому способствовал и новый культ факта, обозначившийся в конце 19 в. в связи с ростом влияния позитивной науки и развитием реализма в художественной литературе.

Новомодное преклонение перед фактом было связано и с широким распространением после Гражданской войны репортажа в стиле «перевернутой пирамиды», когда отдельные факты вырывались из логической и хронологической цепочки, а наиболее существенные из них – кто, что, когда, где, а иногда и почему – выносились в начало статьи, в «аннотацию». Журналистика постепенно стала восприниматься как особое ремесло, подчиненное своим профессиональным стандартам. Первая школа журналистики была создана при университете Миссури в 1904. Американское общество газетных редакторов в 1923 выработало «Каноны журналистики», среди которых был и такой: «Сообщения о новостях должны быть свободны от мнений или пристрастий любого рода».

Разумеется, никакое человеческое высказывание не может быть полностью беспристрастным. Абсолютная объективность – недостижимая цель, ведь любая проблема имеет слишком много граней, одни и те же события – слишком много способов рассмотрения, чтобы их можно было адекватно представить в передаче новостей. Общепринятое предпочтение, отдаваемое факту перед личным мнением, не помешало «разгребателям грязи» – Линкольну Стефенсу, Айде Тарбелл и Джейкобу Риису – использовать газетные полосы, журналы и книги как орудие в борьбе с несправедливостями американского общества конца 19 – начала 20 вв.; точно так же и издатели, такие как Уильям Аллен Уайт, купивший в 1895 канзасскую «Эмпориа газетт» («Emporia Gazette»), использовали свои издания в качестве рычага воздействия на американскую политическую жизнь. Тем не менее во второй половине 19 – первой половине 20 вв. газеты постепенно ограничили выражение мнений редакционными статьями и специальными «полосами мнений», стараясь исключить личные оценки из информационных материалов.

Сенсационность

Уже на заре газетной истории многие сообщения были посвящены преступлениям, кровопролитию, насилию, сексу – словом, разного рода сенсациям. Подобные сообщения можно обнаружить даже в древнеримских acta, в первых сборниках новостей и балладах-листовках, а также в первой американской газете «Паблик оккеренсиз». Однако в истории американской журналистики бывали периоды, особенно в пору бурного расширения читательской аудитории и обострения конкурентной борьбы, когда сенсационность играла слишком большую роль в подаче новостей, – отсюда упреки в упадке серьезности и торжестве дурного вкуса. Эра дешевых газет, начавшаяся в 1830–1840-х годах, была одним из таких периодов. Криминальная и скандальная хроника заполонила в те годы газетные полосы. Джеймс Гордон Беннет, любивший углубляться в детали кровавых убийств и распространять сплетни о сексуальных скандалах, в 1840 стал даже мишенью «моральной войны», развязанной против него рядом газет. Тем не менее его «Геральд» стал самой раскупаемой газетой США.

Второй период вспышки сенсационности в американской прессе начался в эпоху «новой журналистики» Джозефа Пулитцера. Пулитцер, основавший в 1878 «Сент-Луис пост-диспетч» («St. Louis Post-Dispatch»), а в 1883 приобретший «Нью-Йорк уорлд» («New York World»), был весьма напористым, требовательным и интеллигентным редактором, который развернул кампании в поддержку рабочих, иммигрантов и бедняков. Он проявил себя и как новатор, в частности в своей воскресной газете, где стали печататься специальные женские и спортивные полосы, а также первые цветные комиксы. Пулитцер понимал, что репортажи о насилии и сексе помогут увеличить тиражи – вот как, к примеру, звучали некоторые заголовки его газет: «Последняя ночь Коннетти», «Любовники малышки Лотты».

Уильям Рэндолф Херст, поклонник таланта Пулитцера, в 1887 взял бразды правления в газете своего отца «Сан-Франциско икзэминер» («San Francisco Examiner»), а в 1895 купил «Нью-Йорк джорнэл». В борьбе за нью-йоркских читателей Херст и Пулитцер снизили цену своих газет до цента, перекупали друг у друга редакторов и репортеров и заполняли полосы своих газет репортажами о кровавых, скабрезных и диковинных происшествиях. Кроме того, Пулитцер и особенно Херст призывали к войне с Испанией из-за Кубы, вынося на первые полосы провокационные, нередко надуманные репортажи под аршинными заголовками. «Как вам нравится война „Джорнэл“?», – вопрошала газета Херста, как только началась испано-американская война 1898. Тиражи некоторых номеров обеих газет иногда достигали 1 млн. экз.

В ходе битвы между Херстом и Пулитцером за права на героя комиксов «Желтый Малыш» («Yellow Kid») родился новый термин для обозначения дешевой сенсационности: «желтая пресса». Это была также эпоха «трюковой» журналистики: в 1889 Пулитцер отправил репортера Элизабет Кокрин, писавшую под псевдонимом Нелли Блай, в кругосветное путешествие, задавшись целью выяснить, можно ли обогнуть земной шар менее чем за 80 дней. Джеймс Гордон Беннет младший, возглавивший «Геральд» после смерти отца в 1872, послал Генри Мортона Стэнли в Африку на поиски Дэвида Ливингстона. Однако это было и время расцвета серьезной журналистики – военных репортажей Стивена Крейна и Ричарда Хардинга Дэвиса (их материалы печатались в «Джорнэл» и «Уорлд») и принципов газетного дела, которые исповедовал издатель Адольф Окс, который в 1896 купил «Нью-Йорк таймс» и придал ей не утраченную до сих пор респектабельность. Другим важнейшим новшеством того периода стало регулярное использование в газетных репортажах фотографий, начало чему было положено в 1897.

Стиль журналистики, внедренный Херстом и Пулитцером, с тем же успехом эксплуатировался в Лондоне Алфредом Хармсуортом, который в 1896 начал издавать «Дейли мейл» («Daily Mail»). В 1903 он создал первую малоформатную газету-«таблоид» (термин позаимствован из фармацевтики) «Дейли миррор» («Daily Mirror»). Когда Джозеф Паттерсон и Роберт Маккормик, владельцы «Чикаго трибюн» («Chicago Tribune»), увидели «Миррор» Хармсуорта, выходившую ежедневно миллионным тиражом, они решили внедрить в США таблоидный тип газеты, и в 1919 в Нью-Йорке появилась «Иллюстрейтед дейли ньюс» («Illustrated Daily News»), ознаменовавшая начало третьего периода в истории американской журналистики. Таблоиды вроде «Дейли ньюс» и ее конкурентов – «Дейли график» («Daily Graphic») Бернарра Макфаддена и херстовской «Дейли миррор» – было удобно читать в вагонах новой городской подземки, и их полосы были заполнены криминальной и скандальной хроникой. В этот же период начали издаваться и другие таблоиды – «Лос-Анджелес ньюс» («Los Angeles News»), «Филадельфия дейли ньюс» («Philadelphia Daily News»), «Детройт дейли» («Detroit Daily») и более серьезная «Чикаго таймс» («Chicago Times»). К 1940 тираж «Нью-Йорк дейли ньюс» («New York Daily News») достиг 2 млн. экз.

Именитые авторы

Многих крупнейших мировых писателей в начале их литературной карьеры работа в газете привлекала возможностью заработать деньги, завоевать широкую аудиторию или воздействовать на общественные недуги. В 1844 Хорас Грили нанял в «Нью-Йорк трибюн» даму-философа Маргарет Фуллер, участницу кружка трансценденталистов, и поручил ей писать рецензии и исследовать социальные язвы. Чарлз Диккенс в 1830-е годы работал репортером в «Морнинг кроникл» («The Morning Chronicle») и писал очерки, в духе своих знаменитых романов, для лондонской «Ивнинг кроникл» («Evening Chronicle»). В 1846 он основал и редактировал «Дейли ньюс» («Daily News») в Лондоне. В 1862 Марк Твен писал, хотя и без особой радости, для «Территориал энтерпрайз» («Territorial Enterprize») в Вирджиния-Сити (шт. Невада), в 1866 – для «Сакраменто юнион» («Sacramento Union») и ряда других газет. Линкольн Стеффенс, разоблачавший в журнале «Маклюрз» («McClure's») коррупцию в американских городах, в 1892–1897 работал репортером «Нью-Йорк ивнинг пост» («New York Evening Post») и в 1897–1902 был редактором нью-йоркской «Коммершиал адвертайзер» («Commercial Advertiser»). Чернокожий активист У.Дюбуа был корреспондентом «Спрингфилд рипабликен» («Springfield Republican») и «Нью-Йорк эйдж» (New York Age»), а с 1910 стал издавать собственный журнал «Крайсис» («Crisis»). Эрнест Хемингуэй перед Первой мировой войной был репортером «Канзас сити стар» («Kansas City Star»), а после войны – иностранным корреспондентом «Торонто стар» («Toronto Star»).

Писатели Брет Гарт, Стивен Крейн и Теодор Драйзер также работали в газетах, и вообще журналистика дала немало крупных мастеров пера, в том числе Генри Менкена, Дэймона Раньона, Бена Хекта, Уолтера Липпмана, Дороти Томпсон, Эрни Пайла, Джона Херси, Эбботта Либлинга, Лилиан Росс и Томаса Вулфа.

Газетные концерны и слияния

«По моим оценкам, пройдет совсем немного времени – лет пять, может быть десять, и издательский бизнес в нашей стране будет контролироваться несколькими концернами – тремя, самое большее четырьмя», предрекал в 1893 издатель Фрэнк Манси. Прошло больше времени, да и выживших издательских фирм оказалось куда больше, но все же пророчество Манси в основном сбылось. В первой половине 20 в. количество газет в США начало стремительно уменьшаться, причем в этом процессе не последнюю роль сыграл тот же Манси. Когда-то в одном лишь Нью-Йорке насчитывалось 20 ежедневных газет, а к 1940 их осталось только 8; в том же году 25 американских городов с более чем стотысячным населением имели лишь по одной ежедневной газете. И все больше выживших городских газет принадлежали не местным издателям, а крупным общенациональным концернам.

Снижение числа городских газет создавало, безусловно, преимущества тем, кто выживал, поэтому в начале 20 в. все больше издателей стали объединяться со своими конкурентами или просто покупать их предприятия. В 1914 в Чикаго «Интер оушн» («Inter Ocean») слилась с «Рекорд-геральд» («Record-Herald») и назвала себя «Геральд». Затем в 1918 эта же газета слилась с «Икзэминер» («Examiner»), и в Чикаго остались лишь две утренние газеты. В Нью-Йорке Манси объединил свою «Пресс» («Press») с заслуженной «Сан», которую в 1868–1897 редактировал Чарлз Дэйна. В 1920 Манси присовокупил к своему концерну старую беннетовскую «Геральд» и «Ивнинг телегрэм» («Evening Telegram»). В 1924 он продал «Геральд» владельцам «Трибюн» – так появилась «Геральд трибюн» («Herald Tribune»). Затем Манси, которого уже прозвали «великим газетным палачом», купил «Глоб» («Globe») и «Мейл» («Mail»), в результате этой консолидации уничтожив обе газеты. Пожалуй, самой печальной потерей в этот период стала смерть нью-йоркской «Уорлд», которую наследники Пулитцера продали в 1931 концерну «Скриппс-Хауард ньюспейперс». Утренний выпуск «Уорлд» почил в бозе, а «Ивнинг уорлд» («Evening World») слилась с «Ивнинг телигрэм», которую «Скриппс-Хауард» приобрел у Манси, и превратилась в «Уорлд-телегрэм» («World-Telegram»).

Первый в США крупный газетный концерн был создан Э.У.Скриппсом. К 1914 концерн «Скриппс-Макрей», который начал с издания «Кливленд пресс» («Cleveland Press») и «Цинциннати пост» («Cincinnati Post»), выпускал уже 23 газеты. Издания возникали, перекупались, сливались, продавались и умирали. К 1929 тот же концерн, переименованный в «Скриппс-Хауард», владел 25 газетами. Уильям Рэндолф Херст после успешного начала своей деятельности в Сан-Франциско и переезда в Нью-Йорк стал создавать аналогичную сеть. В 1904 Херсту принадлежало 6 газет, затем он начал быстро расширять свою империю: в течение 1917–1921 она увеличивалась на одну газету в год. В 1922 Херст добавил к своей сети еще 7 газет. К концу того же года помимо 20 ежедневных и 11 воскресных газет он владел двумя телеграфными агентствами, шестью журналами и кинокомпанией – это был первый конгломерат средств массовой информации, обладавший значительной политической властью, что многие в то время решительно не одобряли. В дальнейшем, однако, подобные конгломераты все больше разрастались.

Альтернативная журналистика и критика прессы. Даже при существовании в больших городах множества массовых ежедневных газет многие социальные группы считали, что они не отражают их мнений и интересов. Решением этой проблемы, особенно для иммигрантов, которые комфортнее чувствовали себя в родной языковой стихии, было издание собственных газет. Пожалуй, первым успешным иноязычным изданием в Америке была немецкая газета в Джермантауне под Филадельфией, в создании которой принимал участие Бенджамин Франклин. В Филадельфии в 1794–1798 выходила и ежедневная французская газета «Курьер франсэ» («Courrier Français»). Испаноязычные газеты появились в 1808 в Новом Орлеане и в 1813 в Техасе. Первая газета индейцев «Чероки феникс» («Cherokee Phoenix») печаталась в Джорджии в 1828. Еврейская «Дейли форвард» («Daily Forward») на языке идиш появилась в Нью-Йорке в 1897, а к 1923 ее местные издания выходили еще в 11 городах. В первые десятилетия 20 в. на волне мощной иммиграции возник емкий рынок иноязычных газет. Судя по статистическим данным, приводимым историками журналистики Эдвином и Майклом Эмери, в 1914 в США выходило 160 ежедневных иноязычных газет, а в 1917 общее число иноязычных газет достигло 1323.

Афроамериканцы, начиная с «Фридомз джорнэл» и «Норт стар», также искали альтернативу общенациональным газетам. Айда Уэллс боролась за права чернокожих и женщин в мемфисской «Фри спич» («Free Speech»), а затем в «Нью-Йорк эйдж» («New York Age») и «Консерватор ин Чикаго» («Conservator in Chicago»). В 1905 стала выходить «Чикаго дифендер» («Chicago Defender»), крупнейшая негритянская газета. В 1909 появилась нью-йоркская «Амстердам ньюс» («Amsterdam News»), в 1910 – «Питтсбург курьер» (Pittsburgh Courier»). Среди первых женских газет – «Лайли» («The Lily»), издававшаяся Амелией Блумер с 1849 по 1859, и «Революшн» («The Revolution») Элизабет Стентон (1868–1871). Социалистические газеты в США также пережили период бума – в 1913 их общий тираж составил 2 млн. экз. Однако многие из этих газет, в том числе и «Нью-Йорк колл» («New York Call»), сильно пострадали в годы Первой мировой войны после принятия закона о шпионаже, который лишил их почтовых льгот.

В попытке уйти от прессинга рекламодателей Ралф Ингерсолл в 1940 стал выпускать нью-йоркскую ежедневную «ПМ» («PM») вообще без рекламы. После ряда перемен издательской политики и смены названия газета в 1949 прекратила существование. Журналист А.Ф.Стоун, публиковавшийся в крупнейших ежедневных газетах, решил, что единственный способ освободиться от ограничений – это начать издание газеты, где он будет издателем, редактором и автором в одном лице. Появившаяся в 1953 «А.Ф.Стоунз уикли» («I.F. Stone's Weekly») предлагала своим немногим читателям разоблачительные материалы, которые были основаны на анализе правительственных документов и выдержаны в духе критики «холодной войны», чего не могли себе позволить крупные газеты того времени.

Движение против вьетнамской войны и культурные сдвиги 1960-х годов породили целый веер экспериментальных альтернативных газет, в том числе «Беркли барб» («Berkeley Barb»), «Сан-Франциско орэкл» («San Francisco Oracle»), чикагскую «Сид» («Seed»), нью-йоркскую «Ист-Виллидж азер» («East Village Other») и «Лос-Анджелес фри пресс» («Los Angeles Free Press»). Старейшая и наиболее популярная в этом сонме радикальных газет – нью-йоркская «Виллидж войс» («Village Voice») – была основана Дэниелом Вулфом, Эдуардом Фэнчером и писателем Норманом Мейлером в 1955.

С течением времени многие газеты умирали, те же, что выживали, прибирались к рукам крупными корпорациями, так что практика одностороннего освещения новостей в монополизированной прессе вызвала рост критики, пионером которой в конце 1940-х годов стал постоянный автор журнала «Нью-Йоркер» («New Yorker») Эбботт Либлинг. «Свобода прессы существует лишь для тех, кто ею владеет» – это, вероятно, самое знаменитое из его изречений. В 1961 он заявил, что США, где ежедневные газеты тогда конкурировали лишь в 61 городе, обречены иметь «одногласую, одноглазую, монополизированную прессу». «С уменьшением количества и разнообразия газетных голосов, – писал Либлинг, – уменьшается число и разнообразие репортерских глаз, что само по себе столь же плачевно». В 1961 начал выходить журнал «Коламбия джорнализм ривью» («Columbia Journalism Review»), посвященный анализу и критике современной американской печати.

Телевидение – новый конкурент

В 20 в. американские газеты одержали массу побед. Они анализировали, и не без блеска, войны и политику, освещали, хоть и не всегда своевременно, социальные и технологические революции века. Журналистские расследования вроде расследования репортеров «Вашингтон пост» Боба Вудварда и Карла Бернстайна об участии Белого дома в уотергейтском заговоре, сыграли решающую роль в разоблачении и, быть может, в профилактике преступного поведения властей. «Вашингтон пост» («Washington Post») и «Лос-Анджелес таймс» («Los Angeles Times») стали важнейшими национальными органами печати, чьи репортажи и анализ политических событий в стране и мире играют значительную роль в процессе принятия политических решений; «Филадельфия инкуайрер» («Philadelphia Inquirer»), «Майами геральд» («Miami Herald») и «Бостон глоб» («Boston Globe») дали многочисленные примеры репортажей и журналистских расследований, вызвавших широкий общественный резонанс; «Нью-Йорк таймс», которая на протяжении почти всего столетия была самой уважаемой и влиятельной газетой Соединенных Штатов, и «Уолл-стрит джорнэл» («Wall Street Journal»), ежедневная деловая газета, ныне печатаются и продаются по всей стране. В 1993 тираж ежедневных выпусков «Нью-Йорк таймс» составил 1,2 млн. экз., а воскресного номера – 1,8 млн. экз. «Уолл-стрит джорнэл» в 1993 имела тираж ок. 1,9 млн. экз.

Тем не менее газетный бизнес, особенно в последние десятилетия, испытывает немалые трудности. Проблемы начались с появлением радио, которое в 1920-е годы составило конкуренцию газетам, став новым источником вестей и развлечений. Несмотря на предпринятые газетчиками попытки отлучить радиостанции от главного информационного агентства «Ассошиейтед пресс», радио добилось впечатляющих успехов, особенно после сообщений о японской бомбардировке Перл-Харбора и репортажей о «битве за Англию» 1940–1941. Но подлинный финал эры двухвекового господства газеты как основного поставщика новостей в Америке и остальном мире наступил после Второй мировой войны – с пришествием телевидения.

Сегодня типичная американская семья проводит у телевизора семь часов в сутки, и время для чтения газет резко сократилось. От конкуренции с телевидением особенно пострадали вечерние газеты, которые некогда были главным заполнением досуга в американских семьях; во многих больших городах они просто-напросто перестали выходить.

Издатели газет, понимая, что их читателям из телерепортажей уже известны самые сенсационные новости дня, стали больше внимания уделять очеркам и аналитическим материалам. А репортеры все реже применяли прием «перевернутой пирамиды». Вдобавок многие газеты обращались к новейшим технологическим достижениям и начали экспериментировать с доставкой читателям свежих номеров прямо на компьютеры, подключенные к телефонным линиям или кабельному телевидению.

Многие из уцелевших газет, как и предрекал Фрэнк Манси, принадлежат крупным общенациональным концернам – таким, как «Ганнет», контролировавший в 1993 году 83 ежедневных газеты, «Найт-Риддер» (29 газет), «Ньюхаус» (27 газет), «Скриппс-Хауард» (20 газет). Многие газетные корпорации владеют и другими средствами массовой информации, например, «Вашингтон пост компани» – журналом «Ньюсуик» («Newsweek»), «Чикаго-трибюн компани» – несколькими радиостанциями. Их газеты контролируются не независимыми издателями, а корпоративными управленцами, имеющими и другие деловые интересы. Кое-кто из аналитиков прессы задается вопросом, сумели бы такие индивидуалисты, как Бенджамин Харрис, Бенджамин Франклин, Джеймс Гордон Беннет, Хорес Грили или Джозеф Пулитцер, найти свое место в современных конгломератах СМИ.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий