регистрация / вход

Языковая игра на газетной полосе

Языковая игра в силу особенностей русского менталитета всегда имела место в русской речи, в публицистическом и художественном стилях, в языке отдельных писателей или героев их произведений.

(в свете металингвистики и теории коммуникации)

ЯИ в силу особенностей русского менталитета всегда имела место в русской речи, в публицистическом и художественном стилях, в языке отдельных писателей или героев их произведений. Отмечена тенденция, ведущая к распространению ЯИ в русской речевой действительности. Об этом свидетельствуют как очевидные языковые факты, так и растущее внимание к ним исследователей. Если исходить из наблюдений, собранных по поводу ЯИ в лингвистической литературе, то наиболее актуальным представляется в настоящее время рассмотрение ЯИ в свете металингвистики [Ахманова,1966,230] и теории коммуникации.

Феномен ЯИ объясняется, как известно, стремлением к экспрессии речи. Экстралингвистическая причина "эскалации экспрессии" (В.Г. Костомаров) в конце ХХ в. - в демократизации общества, инралингвистическая - в замеченной М.Ю. Федосюком тенденции "коммуникативного равенства адресанта и адресата речи", основывающегося на "достаточно сходном фонде общих знаний" и вследствие этого на "понятливости" адресата.

ЯИ в последнее десятилетие ХХ в. стала характерным признаком языка газет. И если в начале 70-х годов В.Г.Костомаров отмечал как конструктивный принцип языка газеты одновременное существование двух тенденций - стремления к экспрессии и стремления к стандарту, то в конце ХХ в. явно побеждает первая из них и язык многих центральных газет "демократического толка", как от лягушачьей кожи, освобождается от сковывавших его в годы застоя пут стандарта.

По причине распространенности ЯИ на газетной полосе журналист и читатель постоянно пользуются двойным языковым кодом, переходя с эксплицитного способа выражения и восприятия смысла на имплицитный и наоборот, вследствие чего и тот и другой находятся в положении "человека играющего" (Й. Хейзинга).

Распространение ЯИ в речи привело к ее активному изучению в когнитологии и в лингвистике.

"Философы и психологи считают игру одним из фундаментальных свойств человеческой натуры. Это вид деятельности, который не преследует каких-то конкретных практических целей. Цель игры - доставить удовольствие людям, которые принимают в ней участие:"[Горелов, Седов, 1997,138].

В современной литературе представление о ЯИ относится к области речевого общения:[Там же], а сама ЯИ рассматривается как "украшательство" речи, которое "обычно носит характер остроты, балагурства, каламбура, шутки и т.д."[Там же, 138; Санников,1999].

Ученые отмечают "возросший за последнее время интерес к феномену языковой игры" [Гридина,1998,239].

Одной из причин распространения ЯИ в речевой действительности конца ХХ в., служит, по мнению исследователей, имеющее место "коммуникативное равенство адресанта и адресата", при котором адресант имеет возможность рассчитывать на понимание его речевого творчества в виде ЯИ : ":В разговорном стиле презумпция коммуникативного равенства адресанта, в частности, установка на высокую осведомленность (и, если можно выразиться, "понятливость") адресата получила проявление: в широком распространении языковой игры:"[Федосюк, 1998,4]. Тенденция к распространению языковой игры на газетной полосе была отмечена в вышедшей в начале 70-х г.г. монографии В.Г. Костомарова : ":Газетчику, настроенному на поиск экспрессии, во что бы то ни стало, непреодолимо хочется построить парадокс, игру слов" [Костомаров,1971,153]. В языке некоторых современных газетных изданий, например газет "Аргументы и факты", "Комсомольская правда" (толстушка), "Экспресс-газета" и др., языковая игра стала характерологическим признаком.

ЯИ: определение и виды.

ЯИ - это особый вид речетворческой семиотической деятельности. Как и всякая игра, ЯИ осуществляется по правилам, к которым относится : 1) наличие участников игры - производителя и получателя речи, 2) наличие игрового материала - языковых средств, используемых производителем и воспринимаемых получателем речи, 3) наличие условий игры, 4) знакомство участников с условиями игры, 5) поведение участников, соответсвующее условиям и правилам игры.

Под условием ЯИ, касающемся поведения ее участников, понимается обязательное использование в процессе ЯИ такого вида ментальной деятельности, при котором производитель речи апеллирует к презумптивным знаниям получателя и "подталкивает" его к установлению умозаключения [ср.: Ришар,1998, 125; Кривоносов, 1996], в качестве посылок которого выступает вербализованный текст и невербализованные пресуппозиции - фонд общих знаний производителя и получателя речи.

В речевой деятельности говорящий сознательно может переходить на позиции "Home ludens" ("человека играющего") [Хейзинга,1992, цит. по: Гридина, 1998, 239]. В зависимости от того, когда говорящий переходит на позиции "человека играющего" и как он это делает, можно различать виды ЯИ.

Факты говорят о том, что переход говорящего на позиции "человека играющего" наблюдается в следующих случаях.

В коммуникативных играх, используемых в методике изучения иностранных языков, при искусственном, с целью обучения, создании коммуникантами игровых ситуаций "В театре", "В магазине", "В парикмахерской" и др. под.

При преднамеренном употреблении нормативных языковых средств, целью которого является выражение некоего дополнительного, предназначенного для сообщения денотативного или коннотативного смысла: Подъезжаем, подвал закрыт. Ломом срываем замок. Огромный подвальный лабиринт, что-то капает. "Смотри-ка, мешочки, - подмигивает мне Аркадий. - Это у нас цементик, здесь алебастр. А это что такое желтенькое?" На выручку приходит житель дома : "Да это песочек с глиной" (КП).

При сознательном нарушении языковой нормы, имеющем ту же цель - выражение дополнительного денотативного или коннотативного смысла. "Если образованный человек говорит "ну побегли" или " а куды мне вещи девать?", он знает, что "побегли" и "куды" - это отступление от нормы. Но именно осознание такого отступления, нарочитое смешивание литературной нормы и областных элементов делает игру игрой" [Горелов, Седов,1997,139]. Например: Кина не будет (АИФ); Поздравляем вас, господа, украмши:

Такая ЯИ "строится на отклонении от стереотипов при осознании незыблемости этих стереотипов" [Горелов, Седов, 1997, 138]. Ср.: "Реализуясь именно в конфликте со стандартом, экспрессема легче всего образуется в результате нарушения общеязыковой литературной нормы словоупотребления" [Костомаров, 1971, 160]. В таком понимании ЯИ определяют " как вид адогматического речевого полведения, основанный на преднамеренном нарушении языкового канона и обнаруживающий творческий потенциал личности в реализации системно заданных возможностей" [Гридина, 1998, 239], другими словами, как отклонение от стандарта, как речетворчество в области "соотношения языкового стереотипа (стандарта, узуса, нормы)" и "заданных системным механизмом возможностей отклонения от этого стереотипа в речевой деятельности" [Там же].

При создании аллюзии - использовании в речи известных носителям языка, прецедентных, текстов - явлении, имеющем название текстовых реминисценций [см., например: Караулов, 1987; Супрун, 1995; Земская, 1983; Гридина,1998, 240-241]. Исследователи отмечают "широкое распространение в публицистических текстах последнего времени всевозможных аллюзий и реминисценций" [Федосюк,1998,4].

Таким образом, если исключить из ситуаций, в которых говорящий переходит на позиции "человека играющего", дидактическую ситуацию, имеющую место при изучении иностранного языка, то феномен языковой игры в речетворческой деятельности говорящего имеет место 1) при некоем нарочитом, преднамеренном использовании языковых средств без нарушения языковой нормы, 2) при сознательном отступлении от языковой нормы, 3) при обращении к прецедентным текстам, которое сопровождается апелляцией к литературным и культурологическим знаниям реципиента. Целью ЯИ во все трех случаях является выражение денотативного или коннотативного смысла, добавочного к непосредственно, то есть без помощи ЯИ, выраженному смыслу.

ЯИ: единица речи

Единицу речи, в которой воплощается результат ментальной игровой деятельности, имеющей целью выразить некий денотативный или коннотативный смысл опосредованно, с помощью приема ЯИ, логично было бы назвать перифразой. Учитывая вторую цель ЯИ - стремление к экспрессии, такую перифразу можно было бы назвать экспрессивной перифразой, или перифразой - экспрессемой (экспрессема - термин, используемый В.Г.Костомаровым). Результатом ЯИ является создание так называемой перифразы - экспрессемы.

ЯИ: семиозис

Такое условие ЯИ, как обязательное знание правил порождения и восприятия смысла, выраженного в процессе ЯИ производителем речи и воспринятого ее получателем, переводит решение проблемы семиозиса ЯИ в когнитивную плоскость, где она может быть решена с позиций когнитологии как науки о знаниях.

Так как феномен ЯИ прежде всего имеет место в речевом обращении, где осуществляется речевая деятельность говорящего по порождению, а слушающего - по восприятию речи, то одним из наиболее адекватных подходов к исследованию ЯИ, существование феномена которой обусловлено особенностями речетворческой и перцептивной деятельности, будет подход, объектом изучения при котором является ""человеко - язык" [Баранов,1997,4]. На мысль об адекватности именно такого подхода к феномену ЯИ наводит высказывание А.Г. Баранова: "Центральным объектом исследования в такой динамической лингвистике выступают творящие "ЭГО" автора и реципиента, а основной проблематикой - семиозис: порождение и понимание текста (и их предпосылки - когнитивные, лингвистические, мотивационно-психологические) [Там же,4].

Под когнитивным углом зрения проблема семиозиса ЯИ может рассматриваться в свете понятий о декларативных и процедурных знаниях [Солсо, 1996, 546; Залевская, 1999, 71-79], известных в когнитологии под названием статичных и динамичных фреймов, или скриптов, или сценариев, [Моль, 1975, 147-148; Величковский, 1982, 262; Минский, 1978 - цит. по: Каменская, 1990, 26-27], под названием знаний общих (реляционных, процедурных) и специфических (знания событий, ситуаций, следствий действия) [Ришар, 1998, 7, 63-85, 124-129] и др.

Перифраза - экспрессема как результат ЯИ строится пишущим путем апелляции к пресуппозиции читающего. К пресуппозициям лингвистической или экзистенциальной и одновременно к логической, или операциональной.

В терминах когнитивной лингвистики, апелляция к лингвистической и экзистенциальной пресуппозициям читающего - это апелляция к статичным, декларативным знаниям, или фреймам, а апелляция к логической (оперциональной) пресуппозиции, то есть подведение читающего к необходимости установления логических, причинных, связей - это апелляция к динамичным, процедурным знаниям, или скриптам (сценариям).

Совокупность пресуппозиций, декларативных и процедурных знаний, апелляция к которым при производстве речи обусловливает как факт ЯИ, так и понимание перифразы - экспрессемы, составляет эпистемологический фон речевого общения пишущего и читающего (говорящего и слушающего).

Апелляция к лингвистической пресуппозиции (лингвистическим фреймам) - это обращение пишущего к собственно языковым знаниям читающего - знаниям особенностей языковых единиц, их "вовлеченности" в парадигматические и синтагматические отношения, знание их стилистической принадлежности и т. д.

Апелляция к экзистенциальной пресуппозиции (экзистенциальным фреймам) - это расчет пишущего на использование читающим его экстралингвистических знаний : социальных, исторических, медицинских, культурологических, филологических ("литературные знания"), прагматических ("знания особенностей языковой личности") и др.

Апелляция к логической (или операциональной) пресуппозиции - это побуждение пишущего, направленное в адрес языкового сознания читающего, к установлению умозаключения как обязательного условия восприятия смысла текста [Ришар, 1998, 124-125].

ЯИ приводит к созданию перифразы-экспрессемы в том случае, если актуализирует в сознании реципиента апелляцию к фреймам - определенным квантам статичных знаний (к неоперациональным пресуппозициям [Лисоченко,1992] и апелляцию к скриптам - к необходимости установления тех или иных видов логических отношений, сопровождающего восприятие текста (к операциональным пресуппозициям [Там же]). Только в том случае коммуникативная цель пишущего, состоящая в том, чтобы читающий созданное им высказывание воспринял как перифразу-экспрессему, будет достигнута.

В семиозе перифразы-экспрессемы всегда присутствуют презумптивные статичные знания - фреймы, вовлекаемые в скрипт - умозаключение, приводящее к пониманию перифразы.

Презумптивные статичные знания (экзистенциальные, прагматические, ситуативные и т.д.) - фреймы - наиболее "очевидны", когда обусловливают понимание разного смысла одной и той же фразы. Ср.:

Президент США Картер, чтобы проверить преданность своего охранника, предложил ему прыгнуть из окна 20-го этажа небоскреба. Тот слезу пустил : "Как же так, господин президент, у меня же дома жена, дети!" Картер тоже всплакнул и извинился перед охранником за то, что подверг верность последнего такому испытанию. Когда же в окно по предложению Брежнева собрался сигануть его охранник, Картер в самый последний момент остановил его : "Ты что, с ума сошел?" А охранник вырывается и кричит : "Пусти, сволочь, у меня дома жена, дети!" (АиФ)

Скрипты-умозаключения реализуются обычно в виде энтимем:

энтимема с опущенной большей посылкой:

Более того, если не научиться принимать временность бытия, то вообще бессмысленно жить (АИФ). А что касается времени: Если ты способен существовать в нем нормально, значит, это твое время (АИФ);

энтимема с опущенным заключением:

На банке с рыбными консервами изображена рыба, на банке с говядиной - корова. На банке с консервами "Анкл Бенс" - негр. Как это понимать? (АИФ); Трое живых были доставлены в одну больницу. У взрослых - сотрясение, малышка отравилась взрывными газами. Вчера несчастный отец забрал детей и сбежал. На похороны жены: (КП).

Далее в примерах иллюстрируем отдельные виды фреймов, подразумевая обязательное присутствие скрипта.

Поскольку на этапе семиозиса перифразы-экспрессемы являются результатом вовлечения в процесс производства и восприятия речи фреймов и скриптов, постольку они могут быть типизированы в зависимости от видов последних.

Далее виды статичных фреймов обозначаем: лингвистические фреймы ЛФ, экзистенциальные фреймы - ЭФ, к которым помимо прочих видов знаний могут быть отнесены: филологические фреймы - ФФ, культурологические фреймы - КФ, ассоциативные фреймы - АФ, прагматические фреймы ПФ и другие; динамичные фреймы - скрипты - С.

Перифразы-экспрессемы - результат использования ЭФ

Экзистенциальные фреймы могут быть типизированы как следующие виды экстралингвистических знаний:

социальные знания:

До чертиков надоело работать. Подскажите, как можно побыстрее стать депутатом Верховного Совета (АИФ); - Самое удивительное то, что, когда отворачиваешь кран горячей воды, течет горячая вода, а когда холодной - течет холодная (КП); Можно дать у вас такое объявление: "Угонщиков самолетов за границу прошу явиться на рейс, которым я лечу"? (АИФ);

социально-политические знания:

Что будет с пиком Коммунизма, самой высокой вершиной бывшего Советского Союза? Будут менять название или тоже попытаются снести? (АИФ); Прошу Руцкого, Ельцина и Грачева защитить меня от моих украиноязычных жены и тещи (АИФ);

социально-экономические знания:

Верно ли, что метеорологов, пугающих нас лютой зимой, спонсируют фирмы, затоварившиеся дубленками? (АИФ);

социально-исторические знания:

Президент стучит ботинком. Что дальше? (АИФ); Мне кажется, что экономика сейчас начала медленно, осторожно идти в плюс. Так что небо над нами светлеет, проблеск появился, но он не красного, и даже не розового оттенка (АИФ);

знания событий:

Дарить коробки из-под ксероксов в Думе считается дурным тоном (АИФ);

знание событий и лиц, в них участвовавших:

При этом почему-то принято сравнивать президента нашего с американским: Вот, мол, какие они, подтянутые, белозубые, и на коне скачут, и на саксофоне могут, да и по девушкам: (АИФ);

психологические знания:

Не иначе как враги разбрасывали листовки за кандидата в депутаты Алексея Александровича (руководителя крупного похоронного агентства - Л.Л.), озаглавленные "Успокоиться с миром". "Мы похоронили Юрия Никулина, Альфреда Шнитке, Раису Горбачеву и многих других. Мы похороним и вас!" - обещает кандидат: избирателям (КП);

медицинские знания:

Часты ли у думцев критические дни? (АИФ).

Содержание ЭФ, как и других видов фреймов, заключено в так называемом семантически емком компоненте [Панина,1979] экспрессивного высказывания - результата ЯИ. Собственно перифрастичным в нем является как раз семантически емкий компонент. К высказываниям с семантически емким компонентом может быть поставлен вопрос Почему?

Перифраза-экспрессема - результат использования ПФ

Прагматическим фреймами могут выступать актуальные в момент восприятия речи знания персональных особенностей языковой личности, а также индивидуальных особенностей или содержания ее речи:

Мнения экспертов "Рейтинга" разделились: то ли президент оговорился: то ли подтвердил год от года крепнущее желание лечь на рельсы (КП); Президент, который нас, понимаешь:(КП); Рубль упал, но отжался (КП).

При этом чем более известен адресат и чем больше он в индивидуальной особенности речи отступает от нормы, тем большей экспрессией в восприятии носителей языка обладает перифраза. Стоили В.В. Путину произнести: "Мы будем преследовать террористов повсюду. Если в туалете поймаем, то и в сортире замочим" (КП), - как в газетах замелькало: Путин Владимир, по донесению источников, периодически "мочит" в сортирах животных каких-то (КП); Любому премьеру у нас нелегко. Путину - в особенности. Хотя внешне все выглядит удачно. Бандитов в Чечне "мочат", фракцию в Думе : он получил, рубль относительно стабилен (АИФ); Будем мочить в сортире (Таганрогский курьер); В Гехи ополченцы из гранатомета замочили четырех "вахов", прячущихся в сортире ("КП" в Ростове); Кандидаты в президенты, которых "недомочили" (КП); Капелькой этой кислоты, убивающей все живое, она и "замочила" нерв-мучитель (КП).

Перифраза-экспрессема - результат использования АФ.

Ассоциативные фреймы - это знания эстетических вкусов носителей языка, удовлетворение которых производит благоприятное впечатление. Примером ЯИ, использующей АФ, являются рифмованные газетные заголовки, так как рифмованная речь удовлетворяет эстетическое чувство читателя:

Каждому по елке - подарок "Комсомолки" (КП); Вкус Мондоро забудешь не скоро (АИФ); Пока живут на свете дураки, обманывать нас, стало быть, с руки (КП); Вы зачем лакали пузырьки в бокале? (КП); Чтоб сосульки не висели, вы бы крышу подогрели (КП); С бодуна зимой арбуз восхитителен на вкус (КП); На сцене был смог - никто девчонок разглядеть не мог (КП); Чтобы шли к вам почтальоны дружными колоннами, вы на почту поспешите с нашими талонами (КП); подпись под рисунком: Сильно бьешь ты по мячу, тебя я видеть не хочу (КП); Чудо творит не только Копперфилд (АИФ); аллитерация: Тело пустилось в дело (АИФ); лексический повтор в названии рубрики: На Дону, на Доне (КП).

С позиций эстетических языковых вкусов читающего оценивается как стремление пишущего к "благозвучию" рифмованных газетных текстов, так и его желание вызвать звуковой или интонационной организацией эмоциональную реакцию читающего:

И так во всем - бесконечный имиджбилдинг (АИФ); Собирайтесь, волки, в стаи, кандидаты - в блоки! (КП); Девочка комплекс ракетный нашла...(КП).

ЯИ: нарочитое, преднамеренное использование нормативных языковых средств.

Перифразы-экспрессемы - результат использования ЛФ.

Лингвистические фреймы - это, как сказано выше, собственно языковые знания коммуникантов. Учет языковых знаний позволяет играть в языковую игру. Наличие ЛФ в тезаурусе коммуникантов, как и наличие других видов статичных фреймов, - это условие ЯИ. С использованием ЛФ связано понятие о ЯИ как о преднамеренном использовании языковых средств разных уровней. "Игра может затрагивать практически все уровни структуры языка" [Горелов, Седов, 1997, 139]; "экспрессемой... может служить явление самой различной природы и различного уровня" [Костомаров, 1971, 160].

ЛФ - учет лексического значения слова, скрипт - идентификация значений вследствие установления внутритекстовых связей:

...В Магаданской области, выражаясь милицейским языком, была пресечена деятельность преступной группы из числа сотрудников межрегионального отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД области. Возглавил "деятельность", как положено, сам начальник отдела(АИФ).

ЛФ - учет многозначности слова, скрипт - установление контрарных отношений между актуализованными в результате ЯИ двумя значениями многозначного слова:

Зимой семья лучше сохраняется (КП); Доллар полетит, но низко-низко (КП); Голая зарплата - это эротика или порнография (АИФ); Как здорово, что в мире, где скачет все - рубль, прокурор ... давление футбольных болельщиков, - существует островок стабильности и покоя (КП); В Приморье отмывали слезы солдатских матерей?; Покажите язык (АИФ).

ЛФ - учет значений омонимов, скрипт - установление контрарных отношений между актуализованными в результате ЯИ значений омонимов:

Внутренняя болезнь органов внутренних дел (АИФ); Премьера для жены премьера (АИФ); Таким образом мы пытаемся свести народ с властью - чтобы на ваши вопросы ответили те, кто за них и отвечает (АИФ); Смена политики или смена продажного "политика" (КП); По прогнозу экспертов-демографов "Рейтинга", многие россияне тоже могут передохнуть от президента. Так ведь Россия велика - все не передохнем (КП); Увидеть "Рай" и... вернуться, Житель Рая - баба Рая (АИФ); Все вакансии впадают в "Дон"; ср. корневая омонимия: Заявитель Явлинский и тяжеловес Тяжлов (АИФ); Поистине делать искусственные елки - большое искусство (АИФ).

ЛФ - учет семантических или стилистических сем, различающих значения синонимов:

Авария отодвигает ответ и на извечный вопрос "Есть ли жизнь на Марсе?" и может породить версию о возможном вмешательстве в полет аппарата обитателей "красной планеты" (КП); Триумф "младших братьев" брюк - джинсов - настал несколько позже, в 60-е годы... Хиппи превратили джинсы в фетиш, сделав их культовой одеждой... В России же пара штанов из синей ткани превратилась в пропуск в мир "золотой молодежи" (АИФ); "Верны ли слухи, что из-за новых пошлин подорожают куриные окорочка?" Пресс-служба была возмущена: куда мы с такими вопросами к самому генерал-полковнику? Его уровень - это таможенная политика, а не какие-то там куриные ноги (АИФ); Денег на периодику Москва не дает. Печатное слово несут в зону то подполковник Самарин, то родители осужденных (КП); Нудисты набили Газманову морду лица (Экспресс-газета).

ЛФ - знание и учет значений антонимов:

Денег много, идей мало (АИФ); Талант не купишь и вряд ли продашь (АИФ); Малый юбилей большого лидера (КП); У этого минуса масса плюсов (КП).

ЛФ - знание норм лексической сочетаемости, скрипт - сравнение нормы и узуса:

Заклятые друзья по партии (АИФ); России "грозят" светлым будущим (АИФ); Нежная гадина биолога Парахина (Экспресс-газета); В Красноярске за колючку посадили ... елки! (КП); За границей БАБ оказался впервые после его турне Киев - Париж, откуда тогдашний исполнительный секретарь СНГ вернулся рядовым олигархом (КП); Дед Мороз растаял от ... пьянства (АИФ); "Подписку подарила корова" (АИФ); Вырвало ... дойчмарками (АИФ); Укротитель диабета (КП).

ЛФ - знание норм лексической и синтаксической сочетаемости, скрипт - тот же, сравнение нормы и узуса:

Против кого дружим (АИФ); В России живут бурно, но не долго (КП).

ЯИ: сознательное отступление от языковой нормы.

Перифразы-экспрессемы - результат использования ЛФ.

Одним из распространенных приемов ЯИ в языке современных газет является создание перифразы-экспрессемы путем апелляции к ЛФ - знанию стилистической принадлежности и коннотативной окраски слов, когда скриптом выступает осознание преднамеренного использования в газетном тексте семантически, стилистически или коннотативно маркированного "семантически емкого компонента" в несвойственном ему окружении. По характеру маркированности этот компонент не является принадлежностью публицистического стиля, а поэтому оценивается читающим как семантически, стилистически или коннотативно инородное включение в газетный текст. В этом случае ЯИ заключается в использовании приема "стилевого контраста" [Горелов, Седов, 1997, 145] пишущим с целью привлечения внимания читающего:

Дума - не воровской сходняк (КП); За Новый год в Новом Орлеане все будут пить на халяву (КП); Ясно же, что Б.Н. сбросил отлуп на пейджер Билла, а то по-русски ни бум-бум (КП); Отчего девчонки так балдеют? (КП); От слов Михалкова "слегка обалдели" в Белом доме (КП); В СССР секса не было, зато в России - навалом (АИФ); Фраза типа "пошли вы все на фиг, если я вам не нравлюсь" звучит круто, кто бы ее не произносил (АИФ); Напишите нам, на чем и как вы прокололись,пытались ли качать права и чем это для вас кончилось (КП); Всех лупят - премьер крепчает (АИФ); Новогодние приколы (АИФ); Ельцин клеился к лыжнице, Задорнов закадрил училку (Экспресс-газета); Клевый Пятница выбирает питомца (КП); У доллара едет "крыша"? (АИФ); В Батайске нет воровской "крыши" (АИФ-на-Дону); В Москве существует фирма, которая готовит "отмазки" для неверных супругов (КП).

В приведенных примерах узнаем проблему выбора слова, за решением которой может стоять не только цель привлечения внимания читающего, но и выражение авторского отношения к предмету речи. Ср. примеры:

У пассажиров к концу поездки перед глазами все плыло, как у Ассоль после пристальной десятилетней слежки за линией горизонта (АИФ); Впрочем, главное усатые туркофобы получили: кайф от составления ультиматума (о запорожцах, пишущих письмо турецкому султану - Л.Л.) (КП); Стремясь реабилитироваться, хлопцы из МВД засучивают рукава и проводят ряд громких операций (АИФ); Наверное, пресс-служба состряпала ответ, который соответствовал взглядам шефа не в полной мере (АИФ).

Употребление слова в языке газеты, противоречащее его семантической, стилистической и коннотативной маркированности, отступление от норм лексической и синтаксической сочетаемости приводит к языковой игре, заключающейся в сознательном нарушении языковой нормы, "отступления от стереотипов".

ЯИ: обращение к прецедентным текстам - апелляция к литературным и культурологическим знаниям.

Перифраза-экспрессема - результат использования культурологических и филологических фреймов (КФ и ФФ).

Распространение в языке газет текстовых реминисценций, являющихся следствием использования прецедентных текстов, объясняется той "спецификой газетного содержания", в соответствии с которой "достаточно не скрупулезно обозначать расчлененные предметы и понятия, но лишь намекать на них, называть целые сферы, явления и акции" [Костомаров, 1971, 149]. "Намекать на целые сферы, явления и акции" путем обращения к известным читателям, то есть прецедентным, текстам - один из излюбленных приемов ЯИ в создании газетных заголовков, подзаголовков, названий рубрик и др.:

Молилась ли ты на ночь, Дездемона? (КП); "Я не люблю, когда стреляют в спину ..." (АИФ); А я играю на гармошке (КП); Наша служба и опасна, и трудна (КП); А ты - не летчик (АИФ); Что в имени тебе моем? (КП); "Что в имени тебе моем?" (Таганрогский курьер); Взять и поделить (АИФ); Мы их душили-душили (КП).

Использование текстовых реминисценций [о текстовых реминисценциях, например, в названиях телевизионных передач см.: Бертякова, 1999, 101-106] основано на апелляции к культурологическим, в основном филологическим, знаниям, или фреймам. Под культурологическими фреймами (КФ) понимаются знания отдельных феноменов культуры. Создание экспрессем является следствием включения КФ в тот или иной скрипт.

Разновидностью культурологических знаний являются филологические ("литературные") знания - филологические фреймы (ФФ). Филологические фреймы - это знания прецедентных текстов, послуживших созданию текстовых реминисценций [Супрун, 1995, 17-29; Горелов, Седов, 1997, 139-150]. Текстовые реминисценции могут быть типизированы в зависимости от видов культурологических и филологических знаний, обусловливающих механизм порождения и понимания перифразы-экспрессемы. Экспрессемы, представляющие собой результат включения в речь прецедентных текстов, могут далее изучаться с точки зрения выявления источников текстовых реминисценций [Супрун, 1995; Фрэзер, 1987], способов включения прецедентных текстов в создаваемый текст, степени трансформации прецедентного текста, его соотношения с создаваемым текстом в информативном и коннотативном планах и т.д.

В заключение отмечаем, что получившее широкое распространение в языке газет выражение с помощью ЯИ некоего добавочного денотативного или коннотативного смысла и его понимание имеет пресуппозиционную обусловленность. В частности, при преднамеренном использовании языковых средств без нарушения нормы эта обусловленность зависит от знания возможностей языковой системы (лингвистическая пресуппозиция), при сознательном нарушении нормы - от знания языковой нормы и узуса (ортологическая пресуппозиция), при апелляции к прецедентным текстам и создании аллюзии возможность выражения и восприятия смысла с помощью ЯИ обусловлена такими экзистенциальными знаниями коммуникантов, как литературные, исторические, мифологические и др. под. знания (культурологическая пресуппозиция).

Когнитивная и прагматическая сущность ЯИ воплощается в единицах плана содержания, организуемых правилами, или условиями, ЯИ, которые заключаются в том, что ЯИ представляет собой оперирование декларативными и процедурными знаниями - фреймами и скриптами - языковой личности, под которыми нами понимаются неоперациональные (экзистенциальная, прагматическая, культурологическая, филологическая, а также лингвистическая) и операциональные (логические) пресуппозиции. Оперирование знаниями сопровождается апелляцией к декларативным (экстралингвистическим и языковым) знаниям (статичным фреймам), содержащимся в "индивидуальной когнитивной системе" адресата, и в вовлечении адресатом в процесс понимания речи - вывода нового знания - процедурных знаний (динамичных фреймов, скриптов), связывающих тем или иным видом логических отношений "видимый и слышимый текст с невидимым и неслышимым подтекстом" (Звегинцев).

Сказанное имеет также отношение к характеристике языковой личности читателя, к его способности строить умозаключения при восприятии смысла текста [Ришар, 1998, 124-130], включая в ментальную деятельность содержание названных пресуппозиций, другими словами, эпистемологического, или когнитивного, фона.

Особенности языка современных газет свидетельствуют о том, что в нем в связи с происшедшими в русском социуме в конце ХХ века общественно-политическими изменениями широкое распространение получила ЯИ в виде преднамеренного, нарочитого использования нормативных языковых средств и ЯИ в виде апелляции к прецедентным текстам (текстовые реминисценции), используется также и ЯИ как сознательное отступление пишущего от языковой нормы.

Л.В. Лисоченко, О.В. Лисоченко.

Список литературы

Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1996.

Баранов А.Г. Когниотипичность текста. К проблеме уровней абстракции текстовой деятельности // Жанры речи. Саратов : Изд-во ГосУНЦ "Колледж", 1997.

Бертякова А.Н. Семантика и структура заголовков - текстовых реминисценций на функционально-коммуникативном и синтасическом уровнях // Язык писателя. Текст. Смысл : Сб. науч. тр. / Таганрогский гос. пед. ин-т. Таганрог, 1999.

Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М.,1982.

Горелов И.Н., Седов К.Ф. Основы психолингвистики. М.: Лабиринт,1997.

Гридина Т.А. Принципы языковой игры и ассоциативный контекст слова в художественном тексте // Семантика языковых единиц : Докл. VI

Междунар. конф. Т. М., 1998 ; Она же. Языковая игра : стереотип и творчество. Екатеринбург, 1996.

Залевская А.А. Введение в психолингвистику..М.,1999.

Земская Е.А. Языковая игра // Русская разговорная речь. Фонетика. Морфология. Лексика.Жест. М., 1983.

Каменская О.Л. Текст и коммуникация. М.: Высшая школа,1990.

Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987 ; Он же. Текстовые преобразования в ассоциативных экспериментах // Языковая система и ее функционирование. М., 1998.

Костомаров Е.Г. Русский язык на газетной полосе. Изд-во Московского ун-та,1971.

Кривоносов А.Т. Язык. Логика. Мышление : Умозаключение в естественном языке. Москва - Нью-Йорк,1996.

Лисоченко Л.В. Высказывания с имплицитной семантикой. Ростов-на Дону : Изд-во Ростовского ун-та,1992.

Минский М. Структура для представления знаний // Психология машинного зрения. М.,1978.

Моль А. Искусство и ЭВМ. М., 1975 ; Он же. Социодинамика культуры. М.,1973.

Панина Н.А. Имплицитность языкового выражения и ее типы // Значение и смысл речевых образований. Калинин, 1979.

Ришар Ж.Ф. Ментальная активность. Понимание, рассуждение, нахождение решений. М.: Изд-во "Ин-т психологии РАН",1998.

Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. М.: Языки русской культуры,1999.

Солсо Р.Л. Когнитивная психология. М.,1996.

Супрун А.Е. Текстовые реминисценции как языковое явление // Вопросы языкознания,1995, № 6.

Федосюк М.Ю. В каком направлении развивались стили русской речи ХХ века // Филология и журналистика в контексте культуры (Лиманчик - 98): Материалы Всерос. науч. конф. Вып. 4. Ростов-на Дону,1998.

Фрэзер Дж. Фольклор в Ветхом Завете. М.,1987.

ХейзингаЙ. Homo ludens. Человек играющий. Перев. c нидерл. М.,1992.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий