Элегантность и шик

Словарь «Робера» определяет элегантность так: «это есть способ поведения и одевания, который с помощью камуфляжа имеет целью сокрытие или даже уничтожение истины»…

Элегантность. Какое красивое и благородное слово! Как нам ее не хватает во времена повседневного и повсеместного падения нравов. И только Париж не устает напоминать всему миру, что он все-таки столица мировой элегантности. Бывают моменты, когда элегантность занимает центральное место в парижском декоре. Создается впечатление, что парижская элегантность и в нашем веке будет простирать над миром свои крылья. А все потому, что элегантность – не слепое следование последнему писку моды, а утонченность духа. Но все-таки, что же это такое?

Многие связывают это слово с латинским глаголом elegare (подбирать, выбирать). Но только ли вопрос в выборе? Если бы это было так, не было бы и проблемы. Словарь «Робера» определяет его так: «элегантность есть способ поведения и одевания, который с помощью камуфляжа имеет целью сокрытие или даже уничтожение истины»... Истинно элегантный человек остается незамеченным («я ничего сам не сделал»). Истинно элегантный человек не описывает свои героические поступки («человек не может сам придвинуть общественное мнение к себе»). Истинно элегантный человек не показывает своих страданий («владеть собой – не значит ничего не чувствовать»). Элегантный человек успевает сказать все без грубости, учтиво, с приглашением прийти в гости. Отвечая по телефону, ничего не забывает, с людьми расстается по-дружески, уходит в тень, когда чувствует себя смущенным. Элегантность – это искусство выбирать, а элегантный человек – это человек с открытой душой, потому что для того, чтобы выбирать, нужно знать вещи. Нужно время для того, чтобы не только увидеть, но и запомнить, и просеять увиденное. Вот так трактуют элегантность французы, и по их мнению, элегантный человек – это человек, умеющий выбирать из всего увиденного и услышанного ту изюминку, которая и делает их элегантными. А теперь посмотрим, как французы применяют это понятие к моде, шоу-бизнесу, некоторым сторонам общественной жизни и к кухне.

Сегодня многие люди хотят увидеть эту элегантность. Некоторые платят сумасшедшие деньги за модную одежду. Для них впору определение «жертвы моды». Но есть и другие, которым трудно покупать одежду, которую они хотели бы иметь. Иногда они совершают невозможное, потому что элегантность является их смыслом жизни – и они успевают быть элегантными или же производят впечатление таковых. Платье или костюм, который они хотят носить, нередко составляет сумму их месячной зарплаты. «Жертвы моды» ненавидят зиму. Некоторые отключают отопление, чтобы сэкономить. Их скромные комнаты украшены портретами их кумиров-манекенщиц, которых они знают по именам и собирают их фотографии, как другие собирают снимки звезд кино. Самое яркое событие для них – возможность поприсутствовать на представлении модных коллекций, приблизиться к творцам моды. Другим обязательным местом для посещения являются ночные заведения. Иногда у «жертв моды» денег хватает только на то, чтобы приехать в ночное заведение последней электричкой и уехать первым утренним поездом. Некоторые не могут заказать себе даже чашки кофе. Это, разумеется, крайние случаи...

Поклонники моды следят не только за модными деталями, но и за модными личностями, и за переменами во нравах. Они уже не говорят никому «ты». Употребление учтивой формы «вы» – часть новой элегантности. Они знают обо всех модных спектаклях и исполнителях. Элегантность есть и в рок-музыке. Дэвид Берн из «Токинг Хедс» присутствует на открытии всех выставок и поддерживает приятельские отношения со многими художниками. Он слушает с одинаковым удовольствием болгарские литургии, ливанские шлягеры и музыку Юга Соединенных Штатов. Свою философию элегантности в рок-музыке объясняет следующим образом: «Мы можем продолжать существовать как состав, только если наша музыка не будет вращаться вокруг одной идеи-фикс. Если мы примем правила шоу-бизнеса, мы погибнем. Нужно внимательно следить за своим внешним видом и имиджем, потому что телевидение может деформировать и снивелировать все в один миг. Элегантность – это жить и ждать своего момента, а не сочинять то, что модно. Перед каждым новым этапом я предпочитаю выждать, чтобы меня охватило чувство пустоты, которое откроет место для воображения и смешения новых впечатлений».

А что такое элегантность на кухне? На этот вопрос отвечает шеф-повар известного ресторана «Люкас Картон» господин Сандеранс. «Кухня развивается вокруг четырех понятий. Первое – это этика красоты: раньше люди ели, чтобы утолить голод, сегодня, во многом благодаря влиянию японской кухни, эстетический вид еды имеет первостепеное значение. Второе – это идея здоровья: прошло то время, когда люди пичкали себя едой до удушья. Третье я бы назвал феминизацией кухни: некогда кухня была местом, где закалялись мужчины, сегодня это скорее место эстетического волнения. И наконец, утонченность, которя ничего общего не имеет с роскошью: это способность, например, выбрать лучший картофель. Если и есть в этом что-либо плохое, так это то, что наши французские предрассудки нас погубят. Я, например, веду курсы французской кухни в Японии, но ни один японский повар не ведет таких курсов во Франции. Поэтому большая кухня XXI века рискует попасть под влияние тихоокеанских стран...»

По вопросу о предрассудках высказался и Филипп Старк, создатель изящного часового механизма, вмонтированного в форму акульего плавника. «Элегантность – это единственный продукт который Франция все еще может продавать. Сегодня элегантность еще задумывается здесь, но уже не производится и не потребляется в Париже. Питаемся иллюзиями, но сколько это будет продолжаться, никто не знает». Действительно, его часы могут быть куплены только в Японии, в Токио.

И наконец, посмотрим, что говорят специалисты Дома мод «Кристиан Диор» – обители наивысшей элегантности: «Мода возвращается к классике, но не к строгому классицизму. Крайности последних двадцати-тридцати лет обогатили ее, придали ей теплоту, которой не хватало традиционному стилю. Но элегантность – это нечто большее, чем одежда в нашем гардеробе, это умение остаться верным своему образу, своим идеям, своему характеру. Быть тем, кто ты есть, независимо от всего, даже от классического стиля». Очень верные, просто изумительные слова, и они мне очень дороги.

А теперь поговорим о «шике».

Французский поэт Бодлер находил это слово странным и даже неприятным. Как утонченный стилист французского языка, он боялся, что оно будет понято, как комическое сокращение слова «шикан», что означает судебное дело или искусствнную процедуру. В сущности, это слово происходит от немецкого слова «шик», которое имеет значение: способность, вид, осанка. Оно само по себе уже – целая литература, оно обозначает одновременно и элегантную одежду, и манеру поведения; тему для дискуссии в высшем учебном заведении или отказ от назначения на работу; способ завязывания шарфа или способ выхода из автомобиля; деликатные жесты, которые скрывают обиду или искреннюю доброту, сердечный порыв или безразличие... Однако верно и то, что слово «шик» связано прежде всего с телом человека, включая его жесты.

Что же касается моды, то в устах модельеров это слово употребляется как магическое восклицание, которое прогоняет уродливость. Как будто в противовес тому, что утверждала Коко Шанель: мода создает красивое, которое вскоре становится уродливым. Однако, по мнению психологов, скорее наоборот: мода создает уродливое, которое на один сезон становится красивым, чтобы потом снова стать уродливым. Глаз сопротивляется новому, но в конце концов отступает и принимает это новое. Через пятнадцать дней экстравагантное, или, точнее, ужасное, становится превосходным.

Модельеры называют шиком высшую точку элегантности, когда все детали костюма подобраны и согласованы между собой с особой тщательностью, когда к созданному образу ничего ни отнять, ни прибавить, полная гармония. Когда человек в этом образе чувствует себя на вершине блаженства, ощущает полное умиротворение. Это достигается, когда модельер одевает свою модель с ног до головы, выступает в роли художника по костюму: платье, обувь прическа, грим и аксессуары. Все эти элементы костюма моделируются очень тщательно, и создается образ цельный и нерасторжимый. Если при этом удается достичь полной гармонии, это и будет «шик».