регистрация / вход

Готическая мода

Взаимодействие одежды и архитектуры еще мало изучено, но многие явления в моде, на первый взгляд, необъяснимые, связаны именно с основными художественными стилями.

Если в раннем Средневековье женщина учила мужчину хорошим манерам, то в готический период тон уже задавали мужчины, и они определяли нормы поведения. Ироническое и презрительное отношение мужчин к витающим в облаках мечтательным красавицам из предшествующих столетий заставило женщин времен готики прочно встать на землю. Такое положение дел, конечно, отразилось и в моде.

Взаимодействие одежды и архитектуры еще мало изучено, но многие явления в моде, на первый взгляд, необъяснимые, связаны именно с основными художественными стилями. Сегодня готическая одежда выглядит для нас гротескно, но она была созвучна с остроконечными крышами домов и с богатым орнаментом зданий той эпохи. Модная линия была удлиненная и величественная, как и готическая архитектура. Все в женской одежде было словно устремлено вверх, завершаясь высокой остроконечной шляпой. Острый нос обуви подчеркивал безупречность стиля. Для того, чтобы удерживать шляпу на голове, необходимо было сохранять равновесие, равномерно и спокойно двигаться. Подчеркнутая умеренность, сохранение достоинства в любом положении помогали женщине вернуть свой престиж. И во многих случаях ей это удавалось.

Каждый из народов Европы внес что-то свое в готическую одежду. Родина готической моды – Нидерланды. Отсюда она распространилась в Германию, Италию и Францию, где большой блеск ей придал Бургундский двор. Каждый оформлял модные линии согласно своим взглядам и вкусам, но смелее всего, изящнее и искуснее всего это делали во Франции. Легким движением ножниц многовековая туника была превращена в корсаж и юбку, и обе части имели характерные украшения. Оформлялась линия талии, а с подъемом ее вверх достигалась стройность и скрывался объем бедер.

Своеобразным «криком моды» были так называемые «дьявольские окошки»: поверх сильно приталенного платья надевали другое, широкое, без рукавов и с огромным декольте. Через него выступала наружу грудь, сильно подчеркнутая первым платьем. Такой туалет, естественно, не нравился духовенству, которое предпочитало застегнутые доверху платья и плотные рукава.

Рукава были важным декоративным элементом, покрой их часто менялся. Иногда они спускались до пола, иногда соединялись спереди в виде муфты. Искусство изготовлять красивые рукава достигло своего апогея в Англии.

Существенной частью элегантного платья был шлейф. В XIV-XV веках он достиг рекордной длины. Чем больше разгорались споры и проповеди, тем больше он удлинялся. Шлейф на церемониальной мантии достигал 5 метров. На рыночной площади в городе Модене (Италия) был даже установлен специальный камень для измерения длины его в локтях. Возле него стоял страж с мечом, чтобы отсекать лишнюю часть шлейфа у самых ярых модниц города. Но дневной улов его был небольшой, ибо женщины умудрялись обходить площадь.

Позднее Средневековье внесло в историю костюма оригинальные, но очень неудобные шляпы. Это были одноконечные и двухконечные шляпы, к которым иногда добавляли вуаль. Церковь, естественно, раздражалась по этому поводу, заявляя, что нет более удобного жилища для злых духов, чем эти шляпы, и что женщины, которые их носят, сами рискуют превратиться в рогатых дьяволов, и что такие вещи уже случались. Монахи подстрекали парней, чтобы те бросали камни по шляпам женщин. В конечном счете они одержали частичную победу: высота остроконечной шляпы была ограничена до 50-60 см для обыкновенной женщины и до одного метра для знатной женщины.

Чем тоньше становилась талия, тем ниже опускалось декольте. И в этом случае церкви было за что гневаться. Декольте быстро достигло самого низкого предела, а случалось, было и ниже его. Так, например, Элеонора, фаворитка французского короля Шарля VIII, явилась на один из банкетов в честь его Величества просто-напросто с обнаженной грудью. Пример был заразителен и сразу же повлек за собой появление последовательниц Элеоноры, несмотря на то, что церковь грозила отлучить от себя бесстыдниц. При такой явной демонстрации бюст, естественно, нуждался в особенной заботе. С этой целью появилось множество косметических рецептов.

С точки зрения моралистов производство прозрачных тканей было, несомненно, преступлением. Что касается шлейфа, то один епископ сказал: «Если бы женщине нужен был хвост, господь создал бы ее с хвостом». Даже Боккаччо, автор «Декамерона», которого трудно назват моралистом, возмущался новой модой. По поводу остроконечной обуви он говорил, что это дьявольские когти для ловли запретных наслаждений. Какие именно соблазны скрывались в этой обуви для противоположного пола, мы, увы, никогда не узнаем. Зато можем с уверенностью сказать, что ходить в них было мучительно.

Впрочем, наличие множества шлиц и отверстий в платьях тоже было коварно. Их закрывали обычно завязками, но очень часто и булавками, и безопасными иглами, в силу чего кавалеры жаловались, что к даме сердца подступиться труднее, чем к дикой розе.

Вероятно, запреты, связанные с экстравагантностью моды, были вызваны не столько моральными соображениями, сколько желанием сохранить свои сословные признаки, ибо деньги часто затушевывали знатность происхождения. Так, если герцог мог позволить своей супруге иметь два парадных туалета, то жена антверпенского купца имела их целую дюжину. Свидетельство тому – визит супруги французского короля Филиппа Прекрасного в Нидерланды. После первого торжественного приема мадам воскликнула: «Я считала себя королевой, но вижу, что здесь собралось не меньше ста королев!»

Во всех странах запреты сыпались, как из рога изобилия. Стоило только, например, определить длину шлейфа согласно сословной принадлежности – и неукротимые модницы сразу же придумали нечто новое, такое, что даже не могло присниться почтенным отцам и правителям. Модные новинки распространялись с неимоверной быстротой. И если обыкновенная женщина не имела возможности обеспечить себя сукном, шелком или бархатом, то она придавала новую линию своему платью из домотканного полотна.

В готический период отличные ткани составляли главное достоинство одежды. Самые лучшие шерстяные ткани производились в Нидерландах. Во Фландрии изготовляли очень тонкое и очень легкое сукно, которое украшалось пурпуром и служило для королевских мантий. Из Италии вывозили шелк, бархат, парчу. Наивысшим достижением мастеров, работающих со льном, были фламандские кружева, такие воздушные и легкие, что что выглядели почти невесомыми. Позже с ними начали конкурировать венецианские кружева. Но готической женщине, жаждущей все более пышных нарядов, уже не хватало кружев и декоративных тканей. Она украшала платья золотым и серебряным бордюром, вышивала серебряными и золотыми нитками, нанизывала до 20 перстней на пальцы рук своих, а шею ее украшали тяжелые ожерелья из драгоценных камней.

Модным дополнением стал носовой платок, но не в сегодняшней своей функции. Его не засовывали в карман, а держали в руке, чтобы отгонять мух. Кончик носового платка обычно был украшен золотым сердечком. На поясе у модной женщины обычно висели гребешок, зеркальце и амулет. Висел также и позолоченный коготь сокола, который служил зубочисткой...

Несмотря на то, что женщина в любом платье оставалась прежде всего домохозяйкой, было бы ошибкой считать, что в готическом Средневековье не было выдающихся женщин, проявивших себя в области литературы, науки и искусства. Можно перечислить имена женщин, которые по своему образованию не уступали мужчинам, но это уже тема другого рассказа...

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий