регистрация / вход

Казань - культурный центр России

Казань музыкальная. Жиганов Н. Г. Шаляпин Ф. И.

Казань - столица Республики Татарстан. Крупнейший промышленный, научный и культурный центр России. Город имеет стратегическое транспортное значение, он находится на пересечении воздушных, железнодорожных, водных и автомобильных путей сообщения.

Казань расположена на левом берегу крупнейшей реки Европы Волги, примерно в середине ее течения (от устья 1930км: от истока – 1770 км). Город делится рекой Казанкой и озером Кабан на три части.

Казань занимает площадь в 291,6 кв. км. (29160 га). В городе 1540 улиц и переулков, их общая протяженность 987 км. В нашем городе проживает свыше 1 млн. 200 тыс. человек.

Казань располагается к востоку от Москвы: по прямой линии – 720 км; по железной дороге – 794 км; по шоссе (через Чебоксары, Нижний Новгород, Владимир) – 830 км; самолетом – 750 км.

В начале XX века Казань была крупным губернским городом, важным административным, промышленным, культурным и научным центром Российской империи. К тому же город являлся официальным центром не только Казанской губернии, но и военного, судебного, учебного, почтово-телеграфного округов и округа водных путей сообщения, которые охватывали значительную часть территории Поволжья и Приуралья. Из Казани осуществлялось административное руководство многими важными сторонами жизни обширнейшей территории 5на границе Европы и Азии, что, конечно же, придавало городу особую значимость.

В XIX веке Казань называли “Поволжскими Афинами”. Здесь был один из крупнейших в России театров на 1200 мест, была развита концертная жизнь, сосредоточенная в основном в зале Дворянского собрания, функционировали различные музыкальные и околомузыкальные общества, появились первые музыкальные школы, курсы, кружки.

В XX веке Казань не только упрочила былую славу, но и стала одним из крупнейших музыкальных центров России, где сегодня есть три музыкальных вуза, несколько средних музыкальных учебных заведений, десятки музыкальных школ, а также консерватория, филармония, лучший в России концертный зал, театр оперы и балета, Союз композиторов, фольклорные кабинеты и дома творчества, Татарский ансамбль песни и танца, симфонические и джазовые оркестры, музыкальные магазины и, конечно, публика, заполняющая ежевечерне залы, клубы, театры и музыкальные музеи. В городе активно развиваются молодежные музыкальные направления.

В 1803 году помещик П. П. Есипов построил первый городской театр. Труппа, состоявшая из помещичьих крепостных и вольнонаемных артистов, ставила драмы, оперы, водевили и даже балеты. Театр был деревянный, 100 метров в длину, 50 в ширину, имел два яруса лож. Руководил музыкальной частью капельмейстер и композитор Андрей Васильевич Новиков, впоследствии преподававший музыку в Казанском Императорском университете. Публика посещала театр охотно. В театре шли преимущественно русские оперы, например “Мельник-колдун, обманщик и сват” Аблесимова и Соколовского, ставились также и зарубежные произведения.

В1851 году на Театральной площади появилось внушительное и красивое здание нового театра, деньги на строительство которого были отпущены казной. Известный писатель П. Боборыкин вспоминал, что казанский театр был красивее московского Малого. В театре было 30 лож, удобный партер, обширная сцена с необходимыми механизмами.

Театр открылся зимой того же года гастролями итальянской оперной труппы из Петербурга. Были даны популярные тогда оперы “Лючия” и “Любовный напиток” Доницетти, “Сомнамбула” Беллини, “Севильский цирюльник” Россини. Театр был городской собственностью и управлялся дирекцией.

Расцвет Казанского оперного театра начинается с 1874 года, когда театральное дело возглавил талантливый антрепренер, режиссер, подлинный собиратель русской сцены Петр Михайлович Медведев. Он работал в Казани 20 лет, получив прозвище “Медведев-Казанский”, написал здесь интересные мемуары. Это была высокохудожественная натура, прошедшая через многие испытания и соблазны театрального дела. В этом отношении его имя должно стоять рядом с С. Мамонтовым, П. Третьяковым, А. Бахрушиным.

До конца 80-х годов Медведев поставил около 30 зарубежных и почти все русские оперы, среди них “Жизнь за царя” и “Руслан и Людмила” Глинки, “Русалка” Даргомыжского, “Опричник” и “Евгений Онегин” Чайковского, “Демон” Рубинштейна.

Медведева сменил другой организаторский талант – М. М. Бородай, своеобразный “менеджер” театрального дела. При Медведеве и Бородае сложилась гибкая система театральных сезонов, так называемая “Казанско-Саратовская ось”.

Оперный репертуар расширился стремительно, в сезон было до 10 премьер, певцы работали с предельной нагрузкой. В целом такая система просуществовала до октябрьских событий 1917 года. Число поставленных на казанской сцене опер составило внушительную цифру – 138. Это был рекордный результат: шло 4 оперы Беллини, 8 (!) опер Верди, в том числе “Аида”, “Травиата”, “Риголетто”, “Дон Карлос” (впервые в России); 6 опер Доницетти, главные оперы Пуччини (“Богема”, “Тоска”, “Чио-Чио-Сан”), все 8 опер Чайковского.

В 1917 году театр сгорел. В огне были уничтожены громадная нотная библиотека, сотни костюмов, реквизит – труппа распалась. Долгие годы руины здания высились на площади Свободы. Наконец в конце 20-х годов площадь была очищена, там разбили сквер. Оперная жизнь продолжалась главным образом за счет приезжих трупп из Москвы, Самары, Перми, и то в летнее время.

В 1939 году открылся Татарский академический театр оперы и балеты. Новый театр продолжил славные художественные традиции, но стал принципиально новым музыкально-театральным организмом, деятельность которого была направлена на создание национального татарского репертуара, на подготовку и совершенствования татарского оперного исполнительства. Впервые в Казани стала функционировать татарская балетная труппа. В первые 16 лет спектакли шли в здании театра им. Качалова и в нынешнем театре им. Тинчурина на ул. Горького, причем в последнем помещалось сразу 3 труппы. Обычно распорядок был такой: день – опера, день – балет, день – спектакль татарского театра им. Камала. Жили дружно, театр был всегда полон.

В 1956 году было построено новое (современное) здание театра и ему была присвоено имя Мусы Джалиля – национального героя татарского народа, поэта, драматурга, либреттиста, в первые годы руководившего литературной частью театра.

В целом театр оправдал свою творческую миссию. На его сцене было поставлено 17 опер и 11 балетов на музыку композиторов Татарстан, театр не просто являлся постановщиком, его режиссеры, дирижеры, артисты являлись фактически соучастниками творческого процесса композитора либреттиста, театр стимулировал и направлял их работу.

Первый состав труппы составили выпускники татарской оперной студии, организованной в 1934 году в Московской консерватории. Это были в основном выходцы из Камаловского театра. Среди них – Г. Кайбицкая, С. Садыкова, М. Булатова, М. Рахманкулова, Ф. Насретдинов, Н. Даутов, У. Альмеев. Они создали ставшие классическими образы татарских оперных героев.

Наращивание национального репертуара шло быстрыми темпами, в первое двадцатилетие было поставлено 11 татарских опер и 5 национальных балетов.

С первых же лет татарский оперный театр начинает полноценную пропаганду зарубежной и русской классики. К 50-м годам окрепло первое поколение оперных певцов: М. Булатова – выразительная Графиня (“Пиковая дама”) и обаятельная Кармен; М. Рахманкулова – величественная Тугзак (“Алтынчеч”); Г. Кайбицкая, особенно ярко проявившая себя в национальном репертуаре (Алтынчеч, Райхан в “Качкын”); Т.Утропина – ведущая исполнительница лирико-колоратурных партий (Марфа, Розина, Джильда, Маргарита). Партию Виолетты эта певица исполнила 100 раз.

Из мужчин назовем любимого зрителями Ф. Насретдинова с его изумительно красивым “серебряным” тембром (Джик, Альмавива, Синодал, Герцог), а также У.Альмеева – певца с большим диапазоном ролей, от коварного хана Урмая (“Алтынчеч”) до лирических партий классического плана. Невозможно не назвать и Л. Маева – несменяемого Хозе в “Кармен” и Князя в “Русалке”.

В 50 – 70-е годы сложилась сильная группа сопрано. Это Э. Хисматуллина, создавшая яркие образы Чио-Чио-Сан, Марии (“Мазепа”), Аиды. Она была первой исполнительницей ведущих партий в операх Х. Валиуллина “Самат” и “На берегу Демы”, незабываемой Катерины Измайловой. Г. Сафиуллина тяготела к психологически насыщенным партиям, трагическим образам. Надолго осталась в памяти и Р. Билялова с ее изумительно красивым голосом. Она была подлинным соловьем татарской сцены. Пожалуй, самая выдающаяся ее роль – Алтынчеч.

С 1982 года театр начал проводить знаменитые Шаляпинские оперные фестивали, ставшие вскоре международными. Участие в фестивалях лучших певцов России и СССР вызывало колоссальный интерес публики. В 90-е годы наш театр получил возможность организации зарубежных гастролей. Дважды в год и чаще оперная и балетная труппы выезжают на длительные гастроли за рубеж (Голландия, Бельгия, Франция, Испания, Германия). Традиционно дважды в год в Казани проходят международные фестивали (в феврале – Шаляпинский оперный, в мае – Нуриевский балетный).

За 30 лет сложилась выдающаяся балетная труппа, постоянно пополняемая выпускниками хореографических училищ, в том числе и Казанского. У ее истоков стоял выдающийся хореограф Г. Тагиров. Балетная труппа открылась спектаклем “Тщетная предосторожность” П. Гертеля 9 сентября 1939 года. Первым татарским балетом стал “Шурале” Ф. Яруллина. Его постановка, планировавшаяся на 1941 год, смогла состояться лишь в конце войны, 8 марта 1945 года, уже после гибели композитора.

С самого начала балетная труппа стремилась наращивать классический репертуар. Уже в постановках 40-х годов мы находим “Жизель” Адана, “Видение Розы” на музыку Вебера, “Вальпургиеву ночь” Гуно, “Коппелию” Делиба. Главные балетмейстеры Л. Жуков, С. Тулубьева, Н. Юлтыева, Д. Арипова, В. Шумейкин планомерно осваивали балетную классику, число балетных постановок превысило цифру 60.

Своеобразна и поучительна история профессионального музыкального образования в Казани. С начала XIX века и по 60-е годы при Казанском Императорском университете была постоянная должность учителя музыки, который создавал оркестры, ансамбли, обучал игре на скрипке и фортепьяно. Университет, среди профессоров которого было немало хороших музыкантов, играл видную роль как инициатор прочных традиций музицирования. Хорошую музыкальную подготовку давал и открытый в 1843 году Родионовский институт благородных девиц. Оттуда выходили образованные гувернантки. В институте был приличный хор, совестно с приглашенными музыкантами ставились даже оперы.

С 70-х годов в Казани действовали различные частные музыкальные школы, студии, классы, а в 1904 году открылось Казанское музыкальное училище, подготовившее тысячи профессиональных музыкантов. Среди его руководителей следует назвать первого директора Р. Н. Гуммерта, выпускника Санкт-Петербургской консерватории. С середины 30-х годов училище более 30 лет возглавлял И. В. Аухадеев – скрипач, дирижер, выдающийся организатор музыкальной жизни в Казани и в Татарии. Последние годы училище переживает новый подъем, построен новый учебный корпус, работает высококвалифицированный преподавательский коллектив, возглавляемый Н. Г. Сабитовской.

Главным музыкальным учебным заведением в течение вот уже полувека является Казанская государственная консерватория, открытая в 1945 году. Ее организатором и бессменным ректором в течение 42 лет был выдающийся композитор Н. Г. Жиганов. Консерватория выпустила несколько тысяч музыкантов всех специальностей. Все музыкальные учебные заведения, казанские оркестры, театры укомплектованы в подавляющем большинстве ее выпускниками.

Консерваторский дух живо ощущается в Казани. Высокий исполнительский уровень больших и малых коллективов, различные музыкальные объединения, небольшие ансамбли и оркестры в ногочисленных казанских театрах – все это отзвуки высшего консерваторского образования. Долгие годы в консерватории работали талантливые педагоги, приехавшие из Москвы, Ленинграда. Они принесли с собой традиции лучших российских консерваторий, создали атмосферы высокой требовательности к своей профессии, сами создали высокую планку в исполнительстве, музыкальной науке, композиции. Долгие годы здесь работал профессор А. С. Леман, фактически создавший казанскую композиторскую школу. Отметим также профессоров – В. Г. Апресова, Г. М. Когана, И. С. Дубинину, Н. А. Фомину, В. А. Столова, Э. А. Монасзона и других основоположников фортепьянной школы в Казани; В. А. Брауде, Г. Х. Ходжаева, В. А. Афанасьева, А. Н. Хайрутдинова – профессоров-струнников; вокалистов Е. Г. Ковелькову, К. Е. Цветова, В. А. Воронова, З. Г. Хисматуллину, С. Н. Жиганову, чьи ученики составили мощную группу солистов казанского и других оперных театров.

Жиганов Назиб Гаязович – был необычайно умным человеком, личностью, человеком редчайшей деятельной энергии, стратегом, политиком, строителем, дальновидным созидателем культуры, искусства, образования, крупнейшим современным композитором, автором превосходных, самобытных музыкальных произведений, отмеченных неповторимым татарским (национальным) своеобразием, богатейшими художественными свойствами собственной творческой индивидуальности. Назиб Жиганов – художник большого таланта, относящегося к творчеству самозабвенно, влюблено, неотрекаемо, находящегося в постоянном движении к новому, к совершенству, преданного большому сердцу своего народа, - народа, который он безмерно любил и которому всеми силами ума, сердца, таланта служил.

Назиб Жиганов автор опер: “Качкын” (либретто Ахмеда Файзи), которую он написал, еще будучи студентом Московской консерватории; “Алтынчеч” (либретто Мусы Джалиля), “Туляк и Су-Слу” (либретто Наки Исанбера) и “Джалиль” (либретто Ахмеда Файзи). Не отвергая достоинств других его опер, именно эти превосходные оперы останутся репертуарными.

“Качкын” – своеобразная экспозиция сценического творчества композитора, в которой уже заложены лучшие, самобытные художественные намерения автора. Это первая опера композитора и практически первая татарская опера (не отрицается ценность попыток создания татарской оперы В. Виноградовым, С. Габяши и Г. Альмухаметовым). В ней Жиганов выразил важнейшую идею – народ должен быть свободным. Эта идея пронизывает и “Алтынчеч”. В “Джалиле” композитор хочет видеть свободным от зла и мракобесия все человечество, за что отдает свою жизнь его герой – великий Муса Джалиль.

Не случайно именно эти произведения, составляющие уже много лет основу национального репертуара Татарского театра оперы и балета, выдвинули целую плеяду выдающихся национальных певцов, выросших на исполнении партий главных героев и героинь. В операх Жиганова есть что петь, кого петь, что играть и кого играть. Композитор умеет “вылепить” яркий, навсегда запоминающийся сценический образ, насыщенный всей полнотой живого человеческого чувства и драматургической действенностью, воплощенный в превосходной музыке.

“Алтынчеч” – начало татарской оперной классики, в которой все “в лад”, в стройность, в действенность, в красоту, в которой живут дорогие национальному сердцу образы, образы обобщенные, несущие вечные эстетические, нравственные мотивы бытия, где царствует само совершенство.

“Джалиль” – опера, увидевшая свет рампы не только родного Татарского театра оперы и балета, но и самых прославленных сцен мира: Пражской национальной оперы, Московского Большого театра. Спектакль шел в великолепном исполнении, при громадном сценическом успехе. Именно оперой “Джалиль” Жиганов впервые вывел татарскую музыку на мировую сцену.

Не достаточно ли всего этого для одного человека, чтобы воздать ему высочайшую народную благодарность.

Важно и то, что оперное творчество Назиба Жиганова явилось примером для других поколений композиторов, потянувшихся к сценической музыке. Это Хуснулла Валиуллин, Бату Мулюков, Рашид Калимуллин. Конечно, после классического балета Фарида Яруллина “Шурале” трудно было написать балет такого же уровня. Но и здесь Жиганов выступил удачно, создав два прекрасных балета: “Зюгра” (либретто Дины Ариповой) и “Нжери” (либретто Нины Жигановой).

Следует особо отметить замечательные творения Назиба Жиганова в симфонической музыке. В этой области Жиганов творил неистово всю свою творческую жизнь. Его превосходные партитуры: “Сюита на татарские народные темы” с гениальной частью “Кара урман”; чудесная симфоническая картина “Кырлай” (по сказке Габдуллы Тукая), “Симфонические песни” – пример умения создать художественные контрасты, яркие перемещения образов; блестящая партитура “Сабантуй” – своеобразный концерт для оркестра с ярчайшими сценами из национальной народной жизни. Здесь и вырвавшаяся с подмостков оперной сцены увертюра “Нафиса” – сочное, эмоциональное, впечатляющее сочинение, самостоятельно живущее в мире симфонизма. И, наконец – большое число собственно симфоний.

Композитор как бы создал собственную традицию – ежегодно начинать сезон симфонических концертов новой симфонией. Таким образом, число симфоний росло, подобно годовым кольцам дерева. Есть симфонии подлинно концепционные, есть образно-характерные, есть и симфонии сюитного типа. Истинная судьба симфоний определится намного позже, когда они все чаще будут звучать в симфонических концертах, когда будут изданы все их партитуры.

Назиб Жиганов был очень хорош не только в оперных, балетных и симфонических сочинениях, но и в целом ряде других жанров и форм: фортепианных, хоровых, вокальных, инструментальных произведениях. И здесь был он во весь рост.

Назиб Жиганов был организатором и многие годы бессменным руководителем Союза композиторов ТАССР. Руководство Союзом композиторов принадлежало ему по праву. Он был истинным лидером творческой организации, самым известным создателем новой музыки. Жиганов был не только талантливой личностью, но еще и человеком, которому во многих фазах жизни везло. Везло и в Союзе композиторов. Рядом с ним были истинно талантливые композиторы (каждый со своей творческой индивидуальностью), которые вместе составили творчески интересный союз. Назиб Жиганов руководил Союзом энергично, выступая с множеством ярких инициатив. Регулярно проводились творческие собрания, организовывались пленумы (часто творческие), серии смотров-концертов, выездные концерты, съезды. Союз композиторов Татарстана постепенно становился одной из крупнейших творческих организаций в стране, подлинным музыкальным центром Поволжья. Назиб Жиганов постоянно избирался в центральные органы творческих союзов страны, и был превосходным руководителем Татарского Союза композиторов до той поры, пока физические и моральные силы позволяли выносить сверх нагрузки – композитора, ректора, профессора, председателя Союза…

Назибу Жиганову принадлежит идея создания Казанской консерватории, важнейшего центра музыкального образования. Осуществить ее удалось в 1945 году в Казани, когда другие города были еще в руинах.

Роль в значение консерватории теперь для всех очевидна. Возникла крупнейшая в стране композиторская школа, новая по своим принципам, необыкновенно результативная. Подготовлено большое количество ярких профессиональных композиторов, творчески работающих во многих музыкальных центрах страны. В Казани выросла музыкальная наука.

Казанская консерватория за пятьдесят лет своего существования подготовила много первоклассных исполнителей: певцов, пианистов, дирижеров хора, оркестра, специалистов оркестровой игры (струнников, ударников, духовников), успешно работающих в оперных театрах, филармониях, музыкальных учебных заведений страны.

Важно и то, что Назиб Жиганов вовремя позаботился и о базовой начальной подготовке музыкантов. Были открыты Средняя специальная музыкальная школа при консерватории, несколько музыкальных училищ, множество музыкальных школ, питающих всю систему музыкального образования.

Назиб Жиганов заслуживает вечного памятника, его имя должна носить созданная его талантом, умом, энергией Казанская государственная консерватория.

Сейчас в консерватории функционируют симфонический, камерный, духовой оркестры, оркестр народных инструментов, оркестр татарской народной музыки, оперная студия, хоровая капелла. По исполнительскому уровню Казанская консерватория одна из лучших в России. С 1988 года вуз возглавляет профессор Р. К. Абдуллин – первый органист Казани, под его руководством была открыта кафедра органа, где обучаются студенты и аспиранты из разных стран.

Концертно-исполнительская деятельность долгие годы формировалась в главных концертных залах города – это зал Дворянского собрания (там долгое время размещался казанский Дом офицеров), клуб им. Менжинского (Культурный центр МВД) и, конечно, в концертном зале консерватории, построенном в 1968 году (в 1996 году здесь был фактически заново выстроен один из лучших в России и Европе Большой концертный зал Республики Татарстан).

В 1972 году в Казани появился большой концертный орган чешской фирмы “Ригер Клосс”. До этого Казань знала органную музыку только в немецкой кирхе на ул. К. Маркса и в польском костеле на ул. Горького (ныне учебный корпус Казанского технического университета). С 1996 года в новом концертном зале стоит современный превосходный орган голландской фирмы “Флентроп”.

До 1917 года в Казани уже функционировал небольшой симфонический оркестр, существовали симфонические абонементные концерты, проводившиеся под эгидой Русского музыкального общества (РМО). В XIX – начале XX веков Казань слышала знаменитых пианистов С. Рахманинова, И. Гофмана, А. Гольденвейзера, скрипача Я. Кубелико, композитора и пианиста А. Скрябина, дирижера С. Кусевицкого. В Дворянском собрании в 1909 году давал концерты наш знаменитый земляк Ф. И. Шаляпин (в 1999 году на ул. Баумана был установлен единственный в мире памятник великому певцу).

ШАЛЯПИН Фёдор Иванович (1873 – 1938) – русский певец (высокий бас), народный артист Республики (1918).

С юношеских лет у Шаляпина проявилась неудержимая тяга к театру. Он увлекался оперными спектаклями, участвовал в массовых сценах в качестве статиста. В 1890 Шаляпин поступил в Уфе хористом в оперную труппу. Здесь, заменяя заболевшего артиста, он исполнил партию Стольника в опере “Галька” С. Монюшко. После того как весной 1891 оперная антреприза в Уфе распалась, Шаляпин разъезжал с украинской передвижной труппой. В Тифлисе им заинтересовался вокальный педагог Д. А. Усатов, взявший безвозмездно обучать его пению. Шаляпин занимался с Усатовым постановкой голоса, разучил с ним ряд оперных партий. Деятельность профессионального оперного певца Шаляпин начал в Тифлисе (сезон 1894-94) в труппе, руководимой дирижером Труффи. В 1894 Шаляпин уехал в Москву, где встретился с известным антрепренером М. В. Лентовским, пригласивший его на летний сезон в Петербург, в оперную труппу, выступавшую в саду “Аркадия”. На дарование молодого певца обратили внимание известный актер М. В. Дальский, пропагандист русских народных инструментов В. В. Андреев, знаток русской песни Т. И. Филиппов. Вскоре Шаляпин был принят в оперную труппу Мариинского театра. Влияние исполнительного искусства выдающихся певцов, традиций русской оперной культуры способствовало художественному росту Шаляпина. Однако дирекция императорского театра проявляла мало интереса к таланту молодого певца, ему не поручали ведущих партий. В 1896 С. И. Мамонтов, известный меценат и деятель русского искусства, пригласил Шаляпина в оперную труппу для гастрольных спектаклей на Нижегородской ярмарке. После успешных выступлений в Нижнем Новгороде Шаляпин поступил в руководимую Мамонтовым Московскую частную русскую оперу. В этом театре раскрылось его дарование.

С каждым новым спектаклем росло артистическое мастерство Шаляпина. В Период 1896-99 он создал почти все свои основные партии: Сусанин (“Иван Сусанин” М. И. Глинки), Мельник (“Русалка” А. С. Даргомыжского), Борис, Варлаам, Досифей (“Борис Годунов”, “Хованщина” М. П. Мусорского), Владимир Галицкий (“Князь Игорь” А. П. Бородина), Иван Грозный, Сальери («Псковитянка», “Моцарт и Сальери” Н. А. Римского-Корсакова), Олоферн (“Юдифь” А. Н. Серова), Нилоканта (“Лакме” Л. Делиба), Мефистофель («Фауст» Ш. Гуно).

Огромный успех Шаляпин имел во время гастролей Московской частной оперы в Петербурге в 1898. С этого времени пропагандистом творчества Шаляпина стал В. В. Стасов, выступавший в печати со статьями, посвященных его творчеству. В 1899 Шаляпин перешел в Московский Большой театр. В годы работы в этом театре он отделывает ранее исполненные им партии, создает ряд новых вокальных сценических образов: Фарлаф (“Руслан и Людмила ” М. И. Глинки), Алеко (“Алеко” С. В. Рахманинова), Пимен (“Борис Годунов” М. П. Мусорского), Ерёмка (“Вражья сила” А. Н. Серова), Демон (“Демон” Рубинштейна), Дон Базилио («Севильский цирюльник» Дж. Россини), Мефистофель («Мефистофель» А. Бойто).

С 1901 начались триумфальные гастроли Шаляпина за границей. Выступление в Италии (Миланский Театр “Ла Скала”, 1901) принесло ему мировую славу. С этого времени Шаляпин постоянно гастролировал в крупнейших городах Европы и Америки. Особое значение имели гастроли Шаляпина в 1907-09 и в 1913 в Париже, во время так называемых русских сезонов, организованных С. П. Дягилевым. Шаляпин выступил пропагандистом русского оперного искусства, способствовал популяризации за рубежом творчества М. П. Мусорского и Н. А. Римского-Корсакова.

Огромную роль в формировании Шаляпина как личности сыграла дружба с М. Горьким. В эти годы Шаляпин достиг вершин своего мастерства.

После революции 1917 Советское правительство привлекло Шаляпина к строительству советской театральной культуры (Шаляпину было поручено художественное руководство Мариинским театром, он создавал вместе А. М. Горьким Большой драматический театр в Петрограде), одному из первых присвоило ему звание народного артиста Республики. Несмотря на это, Шаляпин покинул в 1922 родину, уехал за границу на гастроли и более не вернулся в СССР. Оторванный от родины, Шаляпин испытывал воздействие эмиграционного окружения. Он не создал за границей новых сценических образов, исполняя ранее подготовленные партии. Но в своем искусстве Шаляпин сохранил лучшие традиции русской оперной школы, до конца жизни он оставался русским артистом. Умер после тяжелой и продолжительной болезни в Париже 12 апреля 1938 (в 1984 прах Шаляпина перенесён на Новодевичье кладбище в Москве).

Шаляпин был гениальным певцом, одним из величайших представителей русского реалистического искусства. Он поднял на громадную высоту музыкально-драматическое мастерство оперного артиста. Глубоко национальный художник, Шаляпин представлял собой редкий тип певца, в котором органически были слиты музыкант и драматический актер. Создаваемые им образы всегда отличались единством вокального и сценического рисунка. Шаляпин обладал богатым от природы голосом, исключительным по красоте и мягкости тембра, разнообразию красок, по способности передавать душевные тончайшие движения - от глубокой нежности, задушевности, до трагического пафоса и уничтожающего, разящего сарказма. Исключительная способность менять тембровую окраску голоса позволяло ему выступать в баритоновых партиях (Демон, Евгений Онегин). Искусство Шаляпина основывалось на гармоничном сочетании живого, непосредственного чувства с аналитически точной разработкой всех деталей сценического образа. При помощи тончайшей фразировки, глубоко продуманной нюансировки, своеобразного применения контрастов тембра голоса Шаляпин добивался выражения самых глубоких психологических оттенков музыки и слова. Он непрестанно работал над отделкой своих партий, достигал характерности и исторической верности, мастерски используя грим, костюм, выразительные мизансцены. В оперном искусстве его более всего привлекали задача раскрытия характера, психологии героя, показ всех сторон его внутреннего мира во всей сложности и противоречивости. Особенно близки были ему партии, предоставлявшие возможность обрисовать многогранный облик героя. Обладая редким даром перевоплощения, Шаляпин создал потрясающие по жизненной правде и силе сценического воплощения образы. Широта диапазона таланта позволяла ему с одинаковым художественным совершенством и яркостью исполнять партии самого различного характера: героико-эпические (Сусанин), трагедийные (Борис Годунов), бытовые (Еремка), романтические (Демон, Мефистофель, Дон Кихот), сатирические (Дон Базилио).

Не менее велик Шаляпин как камерный певец. Он был глубоким истолкователем романсов М. И. Глинки, А. С. Даргомыжского, М. П. Мусоргского, Н. А. Римского-Корсакова, П. И. Чайковского, А. Г. Рубинштейна, Р. Шумана, Ф. Шуберта, проникновенным исполнителем русской народной песни, которую передавал с неподражаемой тонкостью и пониманием духа русской песенности. Шаляпин выступал также как оперный режиссер киноактер (звуковой фильм Дон Кихот и др.). Многогранная художественная одаренность влекла его к живописи и скульптуре. Талантливый рисовальщик, он сам создавал гримы для своих ролей. Самобытный литературный талант Шаляпина ярко проявился в опубликованных им воспоминаниях, в его письмах. Творчество Шаляпина оказало большое влияние на мировое оперное искусство.

Громадный стимул развитию симфонической культуры дал приезд в Казань крупнейшего дирижера Н. Рахлина и создание им симфонического оркестра. Государственный симфонический оркестр РТ уже в 70-е годы стал ведущим в России, завоевав звание лауреата Всероссийского и Всесоюзного конкурсов. Оркестр стал стимулом для фактического расцвета татарской симфонической музыки. После смерти Н. Рахлина в 1979 году оркестр возглавляли Р. Солаватов, Ф. Монсуров.

Пышно расцвела татарская композиторская школа. Союз композиторов, основанный в 1939 году, - ныне третий в России по числу членов и один из самых авторитетных по разнообразию своей деятельности. Союз возглавляли Н. Жиганов (до 1977 года), М. Яруллин. Уже несколько во главе Союза стоит Р. Калимуллин, композитор с европейской известностью, чьи произведения были удостоены европейских и международных наград и дипломов. Союз композиторов регулярно проводил фестивали музыки народов Поволжья, в 90-е годы стал успешно организовывать международные фестивали “Европа-Азия”, где творчество казанцев представлено весьма достойно.

Остановимся у казанских афиш. Да, в Казани есть куда пойти вечером. В Большом концертном зале – органный концерт, в концертном зале “УНИКСа” играет камерный оркестр “LaPrimavera” под управлением Р. Абязова, в Культурном центре МВД – один из лучших в России биг-бэндов под управлением В. Деринга, в уютном, чудесном по акустике зале музыкального училища – сольный концерт скрипача или виолончелиста, в малом и камерных залах консерватории – также ежевечерне концерт. А зал Казанской академии культуры и искусства или музыкально-педагогического факультета Казанского педагогического университета? Выбор на любой вкус, и это главное. Только так город высокой культуры оправдывает свое звание. Казань это подтверждает уже много лет.

Казань продолжает неуклонно расширятся. 1 ноября 1998 года к ее территории были отнесены пригородные районы общей площадью 3627 гектаров, на которых располагаются 14 населенных пунктов: деревни Вознесенское, Малые Дербышки, Щербаково, села Акса, Борисоглебское, Большие Дербышки, Большие Клыки, Кадышево, Киндери, Кульсеитово, Малые Клыки, поселки Голубое Озеро, Новая Сосновка и Петровский. К настоящему времени численность населения города достигла почти одного миллиона двухсот тысяч человек. Таким образом, в XXI век Казань входит как крупный густонаселенный мегаполис с колоссальным потенциалом развития.

Список литературы

Иллюст. общ-полит. истор-публиц. литер-худож. журнал “Казань” №1 2001 гл. редактор Ю.Балашов.

Бол. совет. энцикл. №47

“1000 лет Казани. Казань, времен связующая нить”. Автор. коллект.: Л.И.Девятых, А.В.Белоглазов, И.И.Ильялова, И.И.Саитова, В.Г.Марфин.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий