регистрация / вход

Методология тематического культурологического анализа

Элементарный теоретический объект тематического культурологического анализа. Фундаментальная тематическая структура. Проблема “смерти” культуры.

Методология тематическогокультурологического анализа

Элементарный теоретический объект тематического культурологического анализа

Основу тематического культурологического анализа составляет задача выделения списка тем, уяснения их содержания, субординации и связей между ними. Темы рассматриваются как надличностные, относительно обособленные, целостные, ценностно-мыслительные образования в большей или меньшей степени определяющие цели, идеалы, ориентации людей. Как мыслительно-образные явления, темы имеют рационально-иррациональный характер, несводимый как к рациональным понятийным схемам, так и к чувственным образам. Множество тем образует тематическое пространство культуры, которое обладает сложной структурой. Таким образом в тематическом культурологическом анализе темы выступают в качестве элементарных теоретических объектов.

Эффективность тематического культурологического анализа в деле реконструкции ментального пространства изучаемой культуры определяется тем, что теоретическое осмысление преимущественно задаётся культурно-историческим материалом (совокупностью письменных источников), а не теоретическими установками исследователя. Текст навязывает свою волю культурологу, вынуждает его мыслить в языке множества письменных источников культуры, в терминах (темах) изучаемой культурной эпохи. Уяснение смыслового содержания тем и связей между ними по существу означает погружение исследователя в ценностно-мыслительное пространство культуры, которое будет ему задавать правила движения в нём. М.Блок обращает внимание на необходимость усвоения словаря изучаемой эпохи с целью более адекватной её реконструкции. “Документы стремятся навязать нам свою терминологию, – пишет М.Блок, – если историк к ним прислушивается, он пишет всякий раз под диктовку другой эпохи. Но сам-то он естественно, мыслит категориями своего времени, а значит, и словами этого времени” [16; 90]. Язык эпохи задаёт смысловую сеть мыслительного бытия эпохи. Примечательно, что при изучении текстов культуры (в том числе и наиболее теоретически нагруженных авторскими позициями философских, литературных и др. памятников) просматривается единообразие, инвариантность тематических структур, что также свидетельствует об объективном, надличностном характере ментального пространства культуры. Степень успеха в исследовании определяется степенью корректности семантической работы культуролога. Безусловно, элиминировать ценностно-мыслительные приоритеты исследователя никогда не удастся. Однако в тематическом анализе по крайней мере формируется фундаментальная методологическая установка, согласно которой логика материала должна детерминировать логику исследователя, разрушать его культуро-центристскую установку.

При желании можно уйти в бесконечность по пути выявления тем некоторой культуры. Однако в процессе анализа какой-либо культуры всегда можно выделить конечное множество тем, раскрывающих с достаточной полнотой её тематическое пространство.

Тематический подход формирует достаточно продуктивную исследовательскую программу, реализация которой открывает возможность систематического анализа ментальных пространств отдельных культур, культурных регионов, культурно-исторического процесса в целом и, таким образом, позволяет глубже понять единство и своеобразие отдельных культур, хода мирового культурно-исторического развития. Что различает, например, культуры западноевропейского региона (немецкую, французскую, шведскую и др.), и что даёт основание для их объединения (как и культуры Канады и США) в единое целое – культуры Запада? Единство этих культур обеспечивает общая фундаментальная тематическая структура их ментальных пространств, которая образует единый ценностно-мыслительный базис культур Запада. Различия же между ними в тематическом содержании тематических структур локального порядка формируют пёструю картину множества культур. Открытый характер этих культур, многовековые связи между ними привели к любопытной диалектике процессов интеграции и дифференциации. С одной стороны, регулярно возникающие “волны” культурных движений распространяющиеся по ментальным пространствам культур (Возрождение, Барокко, Классицизм, Просвещение и т.д.), очагами которых являлись английская, итальянская, немецкая, французская и др. культуры, приводили к взаимному наложению тематических структур, способствовали формированию общего духа (метакультурного слоя) этих культур. С другой стороны, тематические структуры этих движений трансформировались, преломлялись в тематическом пространстве заимствующей культуры и наряду с протекающими собственными культурологическими процессами приводили к формированию своеобразной пространственной конфигурации культуры (австрийской, венгерской, испанской и др.). Систематические исследования в этом направлении позволили бы существенно продвинуться также в осмыслении африканского, исламского, латиноамериканского и других культурных регионов.

Фундаментальная тематическая структура

Согласно разрабатываемому нами тематическому подходу во всякой культуре, на любом этапе её развития можно выделить некоторое множество тем, выступающих в функции аксиом. Их аксиоматический характер выражается в том, что представители этой культуры эти темы-ценности принимают без доказательств, как нечто само собой разумеющееся, не требующее обоснования. Подобного рода темы называются нами доминирующими. В “жизненном мире” они выступают в качестве фундаментальных принципов.

В ценностной системе культуры они выражают как абсолютные ценности, бессознательно принимаемые большинством представителей этой культуры. Их доминирующий, основополагающий характер проявляется при обращении к культурно-историческому материалу (историческим, литературным и др. источникам) исследуемой культуры, которые выступают в функции исходных посылок, фундаментальных утверждений. Так, в культуре Древней Греции абсолютными являются темы “свободы”, ”закона”, ”справедливости”, ”разума”, ”добродетели” “прекрасного”; в культуре Древнего Рима (особенно в республиканский период) – темы “свободы”, “доблести”, “закона”, ”славы”; в русской культуре – темы “царя”, “России”; в украинской (в период её становления в ХVI в.) – темы “земли” и ”воли”. Не претендуя на полноту списка доминирующих тем упомянутых культур, отметим, что в исторических и литературных произведениях, выражающих дух этих культур, эти темы звучат на каждой странице, особенно при описании критических ситуаций (в речах перед битвой, в клятвах и т.д.). Следует предостеречь от упрощённого их истолкования. Как чрезвычайно широко транслируемые феномены культуры, эти темы обрастают множеством смыслов, своеобразным защитным поясом вокруг ядра. Поэтому вычленение содержания этих тем представляет достаточно сложную задачу. Однако можно с уверенностью утверждать, что разрушение этих тем – ценностей в системе культуры означает разрушение его ментального пространства, конец, “потерю лица”. Следовательно, для уяснения специфики анализируемой культуры одной из главных становится задача по выявлению списка, содержания доминирующих тем и их отношений.

Доминирующие темы образуют устойчивые системы, которые мы называем фундаментальными тематическими структурами (ФТС). ФТС составляет ядро, сердцевину, генератор ценностно-мыслительного пространства культуры в том смысле, что совокупность доминирующих тем образует систему универсалий, которые определяют содержание всех тем-ценностей и таким образом задают общую структуру ментального пространства культуры. Так, среди множества культур доклассовых обществ прошлого и настоящего можно выделить общую ФТС, состоящую из системы доминирующих тем “бога”, “силы”, “натуры”, “рода” и “эроса”. Очевидно также, что смысловое наполнение этих тем будет различаться в архаических культурах доклассовых обществ, в которых господствовало мифологическое сознание. В то же время будет сохраняться их инвариантное содержание. ФТС подобного типа культур можно представить в виде единого монолитного кристалла с пятью гранями, каждая из которых являет собой одну из доминирующих тем. В своей совокупности они задают пять ценностно-мыслительных измерений тематического пространства культуры. Это означает, что каждая тема, каждый элемент ментального пространства культуры имеет нуминозно-родо-натуралистически-эротически-силовой характер. Поэтому при изучении каждого ментального образования следует выявить религиозную, натуралистическую, родовую, эротическую и силовую составляющие.

Важно, что единая ФТС генерирует монолитное тематическое пространство культуры, неоднородность которого выражается в многообразии наполнения тем натуралистическими, силовыми, эротическими и т.д. смыслами. В последующий период цивилизованного развития рабовладельческого, феодального и т.д. обществ тематические пространства культуры существенно усложняются, могут формироваться двумя и более ФТС. Это обстоятельство приводит к образованию субпространств, генерируемых каждой ФТС. Когда ценностно-тематические структуры различных ФТС существенно отличаются, возникают разрывы в ментальном пространстве культуры, и, как следствие, – порождаются социально-политические, экономические, нравственные напряжения. Напротив, совместимость ФТС приводит к наложению субпростанственных конфигураций, стабилизации ценностно-мыслительного пространства культуры.

Проблема “смерти” культуры

ФТС осуществляет синтез всего ценностно-мыслительного пространства культуры, как уже отмечалось, составляет его ядро. Будучи наиболее консервативной системой, ФТС в ходе культурно-исторического развития претерпевает изменения (обновляется содержание доминирующих тем, их отношения). Модернизация ФТС приводит к обновлению тематического пространства культуры. Когда энергетический, интегрирующий потенциал доминирующих тем и ФТС в целом падает, культура вступает в полосу кризиса, сопровождающегося разложением ментального пространства, увеличением числа его разрывов. На языке тематического анализа разрушение ФТС влечёт за собой распад ценностно-мыслительного пространства культуры, что означает обвал фундаментальных ценностей и конец, “смерть” культуры.

В современной культурологии, исторической науке достаточно полно изучены экономические, социально-политические факторы, предопределяющие кризис. А.Тойнби обстоятельно показал анатомию распада цивилизации. Однако ментальная сторона этого процесса ещё недостаточно изучена. С точки зрения тематического анализа понятие “смерти” культуры означает лишь окончательный распад духовной культуры как целостного образования, но отнюдь не её полное уничтожение в результате внутреннего разложения или внешних вторжений. Распад государственности приводит к полной дезинтеграции хозяйственной, социально-политической и духовной жизни, но люди, носители ментальности прежней культуры остаются. После крушения Западной Римской империи их было большинство. Поэтому можно утверждать, что в строгом смысле гибели культуры не существует, а в культурно-историческом процессе – перерывов постепенности. Осколки духовной жизни распавшейся культуры вливаются, трансформируются в ментальном пространстве становящейся культуры, оказывая на неё тем большее влияние, чем более развита была распавшаяся культура.

Таким образом, “смерть” культуры носит не абсолютный, а относительный характер. Она означает разрушение, завершение существования некоторой ментальной целостности, тематического пространства культуры. Культурно-исторический процесс обладает двумя неотъемлемыми свойствами: непрерывной изменчивостью, текучестью и инерционностью. Можно утверждать, что всякая культура, как и амеба, “бессмертна”. И в том, и в другом случае мы не обнаруживаем “трупа”. Амеба в процессе размножения делится без остатка на число дочерних клеток. Так и ментальное пространство культуры в момент “гибели” рассыпается на множество “осколков”, которые по инерции продолжают “жить” и вместе с тем претерпевают трансформации, потому что множество людей, народ или народы остаются. Они же являются современниками, участниками, жертвами, а главное, – носителями изменчиво-инерционного культурно-исторического процесса. Известие из Беловежской пущи о распаде СССР для большинства населения Советского Союза не означало разрушение старой ментальной реальности и возникновения новой. Становление последней происходило в течении нескольких лет по мере усиления непроницаемости государственных границ и комплексного нарастания дифференциационных процессов. До наших дней дошли и продолжают “жить” некоторые тематические структуры от подвергшихся в далёком прошлом тотальному разрушению культур инков и ацтеков испанскими завоевателями, что сопровождалось массовым уничтожением коренного населения. Возможно возражение, что в качестве “трупов” умерших культур остаются памятники архитектуры, искусства, письменные источники, некоторые из которых приходится даже расшифровывать (так называемые “мёртвые языки”). Однако таковые “отложения” есть естественный результат культуро-творческой деятельности. Отошедшие в прошлое эпохи, существенно отличающиеся тематическим пространством от современного, также воспринимаются как “мёртвые”, чуждые, требующие специальных усилий по их реконструкции. Греки конца V – первой половины IV вв. до н.э. с трудом могли судить о событиях своей истории, философах, поэтах столетней давности.

Каковы перспективы исследования “смерти” культуры, а точнее– перехода от одной целостной тематической системы к другой при разрушении предыдущей с точки зрения тематического подхода? Прежде всего, следует обратиться к анализу ФТС, трансформации которых предопределяют характер разрушения старого ментального пространства и траектории формирования нового. Так, переход от поздней античности к раннему средневековью после крушения Западной Римской империи можно представить как последовательность сложных преобразований трёх взаимодействующих ФТС (античной, христианской и языческой варварских племён), генерирующих три субпространственные конфигурации. Анализ перестроек на уровне ФТС позволяет выявить и проследить базовые, определяющие процессы ценностно-мыслительных преобразований.

Выявление ФТС, а затем конструирование тематического пространства культуры открывает возможность для осуществления более глубокого систематического теоретического анализа изучаемой культуры. В работах философов, культурологов понятия “дух народа”, “душа культуры” занимает важное, основополагающее значение, смысл которых, однако, большей частью носит метафорический характер, не подвергается дальнейшему теоретическому анализу. Тематический анализ, на наш взгляд, позволяет продвинуться в осмыслении как духовной культуры в целом, так и выявить конкретные смысловые тематические структуры “духа” или “души” народа (ФТС ментального пространства культуры).

Достоинством предлагаемого тематического подхода является отсутствие наперёд заданной, навязываемой теоретической схемы, определяющей смысл и направление развития культуры и мирового культурно-исторического процесса. Как известно, мы не можем утверждать существование конечной цели, пункта “Омега”, универсальной закономерности, предопределяющей ход и развитие отдельной культуры и мировой цивилизации. Повороты в истории отдельной или мировой культуры в целом могут быть самые неожиданные. Поэтому культурологическое исследование должно опираться исключительно на культурно-исторический материал изучаемой культуры, а не на “априорно” заданные теоретические схемы, тенденциозно его препарирующие в угоду субъективным интересам автора.

При подготовке этой работы были использованы материалы с сайта www.studentu.ru

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий