регистрация / вход

Пирамиды Египта

В работе автор рассказывает о различных пирамидах и гробницах Египта.

МОСКОВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ПСИХОЛОГО-ДЕФЕКТОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

РЕФЕРАТ

ПО КУЛЬТУРОЛОГИИ.

ТЕМА:

“ПИРАМИДЫ ЕГИПТА”

ПОДГОТОВИЛА СТУДЕНТКА

Кожинская Мария

МОСКВА ,1998г.

Пирамиды и Сфинкс, который впрочем также входит в состав погребального комплекса пирамиды Хефрена, принадлежат к наиболее характерным монументальным памятникам древнего Египта. Пирамиды были классическим типом царской усыпальницы в эпоху Древнего царства, а в менее монументальном виде, сохраняя свою внешнюю форму, возводились также для фараонов Среднего царства. Древнейшим видом гробниц царей Египта, возникшим до пирамид, были мастабы. Слово “мастаба” относится уже к арабскому времени и связано с тем, что форма этих трапециевидных в разрезе гробниц напоминала арабам большие скамьи, называвшиеся “мастаба”. Общего названия пирамид в нынешнем значении этого слова у египтян не было. Отдельные пирамиды носили названия, связанные с именами фараонов, которым они принадлежали и в написании оканчивались знаком , . Пирамида Хеопса называлась, например, “Гор обитает на горизонте”, Хефрена — “Велик Хефрен”, а Микерина — “Божественен Микерин”. Возможно, что греческое слово “пирамида” происходит от египетского выражения per - em - us т.е. от термина, означавшего высоту пирамиды. Выдающийся русский египтолог В. Струве полагал, что греческое puram…j происходит от древнеегипетского p '- mr .

Древнейшие царские гробницы, относящиеся ко времени 1 династии, имели форму мастаб и сооружались из кирпича-сырца. Они строились в Нагада и Абидосе в Верхнем Египте, а также в Саккаре, где находился главный некрополь Мемфиса, столицы правителей первых династий. В наземной части этих построек находились молельни и помещения с погребальным инвентарем, в подземной — погребальные камеры. Особого внимания заслуживают остатки двух царских мастаб в Нагада и Саккаре с архитектурной обработкой фасадов. Первая из них, относящаяся ко времени 1 династии, открытая французским ученым Жаком де Морганом, имеет фасад, расчлененный выступами, напоминающими фасад царского дворца. Вторая — мастаба Анджиба в Саккаре, называемая также мастабой Небетки, сооруженная также в период 1 династии, первоначально имела с трех сторон ступенчатую форму, а с четвертой — вид вертикальной стены. В позднейший период мастаба Небетки была значительно расширена, а ее наружная стена была украшена выступами, напоминающими обработку фасада мастабы из Нагада. Ныне считается, что мастабы типа гробницы Небетки послужили образцом для Имхотепа, строителя знаменитой ступенчатой пирамиды Джо-сера, второго правителя III династии. Деятельность Имхотепа, который был верховным сановником и начальником всех строительных работ Джосера, ценились уже в древнем Египте. В позднейшее же время Им-хотепа считали прорицателем, покровителем науки и медицины, а греки отождествляли его с Асклепием.

Комплекс наилучшим образом сохранившихся мастаб тинитских династий, а также пирамид эпохи Древнего царства, находится на территории крупнейших царских некрополей на западном берегу Нила, в пустыне, в районе древней столицы Египта — Мемфиса. Эти некрополи ныне носят названия расположенных здесь арабских селений, таких как Абу-Роаш, Гизэ, Саккара, Дашур, Медум. Они тянутся начиная от Дельты Нила вдоль его западного берега в сторону Фаюмского оазиса — района, где позже сооружались пирамиды фараонов Среднего царства, расширившие территорию царских некрополей в южном направлении. В процессе археологических изысканий, проводимых в 1932—1956 годах английскими учеными С. Фэрсом и У. Эмери, в Саккаре было открыто четырнадцать больших мастаб. По мнению Эмери, это были гробницы правителей 1 династии, таких как Гор-Аха, Джер, Уаджи и царь Ден.

Трудность определения, были ли эти гробницы действительным местом погребения царей, заключается в том, что их же гробницы, меньшие по размерам, но похожие по конструкции, находились также и в Абидосе, где при некоторых из них были обнаружены царские стелы. Факт, что каждый фараон имел две гробницы — одну в Нижнем, другую в Верхнем Египте, кажется нам вполне понятным, поскольку непосредственно после объединения страны двуединый характер египетского государства по-прежнему отражался в титулатуре фараонов, в знаках их власти, а также в организации государственных учреждений. Нельзя, однако, утверждать с полной уверенностью, что гробницы в Абидосе имели характер кенотафов. Точное определение места погребения фараона затрудняет также факт существования на территории самой Саккары двух или даже трех мастаб, приписываемых одному и тому же фараону. Тем не менее, если даже открытые Эмери мастабы не были царскими усыпальницами, значение его открытия заключается в том, что найденные в них печати, а также надписи на предметах погребального инвентаря, позволяют установить точную датировку этих построек. При III династии некрополь в Саккаре обогатился новым, доминирующим архитектурным комплексом, каким стала знаменитая ступенчатая пирамида Джосера вместе с ее погребальным ансамблем. Археологические изыскания велись здесь уже с начала XIX века. Новейшие исследования позволяют предположить, что Имхотеп возвел эту постройку на более ранней мастабе, выстроенной в этом месте для предшественника Джосера, его старшего брата фараона Санахта, которого Манефон считает основателем III династии. Не исключено, что сохранившаяся до сих пор пирамида Джосера, имеющая шесть уступов, некогда облицованных блоками известняка (сохранились их остатки), является лишь сердцевиной огромного первоначального сооружения. Ибо мы не знаем, была ли эта облицовка окончательной наружной отделкой постройки или же, как позже в Медуме, ее внутренней частью, поскольку проект придания этой гробнице так называемой классической формы не был по-видимому осуществлен. Пирамида в процессе строительства неоднократно расширялась — окончательная площадь, которую она занимает, имеет размеры 140 х 118м; высота пирамиды достигала около 60 м.

Первоначально вход в пирамиду с ее северной стороны вел по лестнице вниз. Второй вход находился в полу заупокойного храма, примыкающего к пирамиде также с северной стороны. У ее восточной стены находился сердаб, выстроенный из блоков известника, близких по размерам к блокам, которым была облицована пирамида. В сердабе была найдена статуя сидящего фараона, находящаяся ныне в собрании Египетского музея в Каире. Погребальная камера помещалась под первоночальной мастабой, примерно по середине и, таким образом, к югу от центра позднейшей пирамиды. Возможно, что внутри этой камеры, выложенной красным ганитом, находился деревянный саркофаг. К востоку от склепа были открыты два помещения, облицованные великолепными голубыми фаянсовыми плитками, часть которых ныне хранится в каирском музее. Под пирамидой были обнаружены также подземные галерии с двумя алебастровыми саркофагами, кроме этого, там было найдено 30 000 каменных сосудов, многие из которых были разбиты камнями обрушевшегося потолка коридора.

Целый погребальный комплекс пирамиды Джосера занимал площадь в 500 х 280м и был окружен расчленненой выступами стеной, напоминавшей стены крепостных сооружений. Коме одного настоящего входа, эта ограда имела ьринадцать ложных дверей. К югу от пирамиды Джосера была обнаружена с такой же планировкой погребальных камер; возиожно, что она была сразу же задумана как сооружение, непосредственно связанное с главной пирамидой т.е. как так называемый пирамида-саттелит. Ее наружные стены венчал фриз с изображением кобр.

В пределах территории погребального ансабля находился также комплекс молелен, посвященных царскому юбилею, называвщемуся “хебсед”. Они были накрыты характерными выпуклыми крышами, подерживаемыми каннелированными полуколоннами. Стволы этих колонн не имели капителей, они были украшены спускающимися с двух сторон рельефными листьями.

Имхотеп сумел гениально петворить в камне некторые формы, свойственные прежней архитектуре, главным строительным материалом которой был кирпич-сырец и тросник. Колонны, вкопонованные в столбы главного коридора, который вел в святилище, имеют каннелюры, нопоминающие на первый взгляд ионические колонны. В действительности же они являются монументальным повторением в камне формы пучков тростника. Иные полуколонны, украшающие стены, увенчаны капителями в виде раскрытых цветков лотоса. Самая кладка стен из тщательно обтесанных продолговатых блоков известняка напоминает технику кирпичной кладки. Архитектура Имхотепа, имевшая значительные новаторские, творческие достижения, не лишена была, однако, и недостатков. Применение в каменном зодчестве элементов, характерных для сооружений из кирпича, тросника и дерева, не всегда было удачным, поскольку архитектурные возможности нового материала т.е. камня не были еще в то время полностью осознаны.

Уже более тридцати лет на территории возведенного Имхотепом монументального комплекса ведутся работы по реставрации и частичной реконструкции этого ансамбля. По поручению египетского Археологического управления этими работами руководит французский архитектор Жан-Филипп Лауэр.

Наиболее знаменитый комплекс царских пирамид времени IV династии находится подле нынешнего селения Гизэ. Этот некрополь египтяне называли— “на склоне высоты”. Три знаменитые пирамиды — усыпальницы Хеопса, Хефрена и Микерина являются классическими примерами такого рода сооружений. Их строители вполне овладели техническими и декоративными возможностями камня — нового материала, введенного в монументальное строительство. Форма этих пирамид берет свое начало в архитектуре Имхотепа, а одним из этапов ее формирования была находящаяся в Медуме многократно перестраивавшаяся пирамида Снофру, первого фараона IV династии (или его отца Хуни). Грандиозную пирамиду Хеопса греки считали позже одним из семи чудес света.

Фараон Снофру имел еще две пирамиды вблизи нынешней деревни Да-шур, расположенной к югу от Саккары. Об этом свидетельствуют надписи, сохранившиеся на обеих постройках. Мы не знаем, однако, почему этот правитель приказал выстроить себе если не три, то по крайней мере две пирамиды. Интересно, что при нем сложилась окончательная, геометрическая форма пирамиды, ибо так называемая ромбоидальная пирамида Снофру является своего рода звеном между увенчанной пирамидой мастабой и формой собственно пирамиды, какую имеет так называемая северная гробница этого фараона. Наклон ее стен (43°36'11") еще довольно пологий по сравнению с “классическим” типом пирамиды: угол наклона пирамиды Хеопса равен 51°52', Хефрена — 52°20', Микерина — 51°. При этом стоит обратить внимание на факт, что начиная с северной гробницы в Дашуре пирамиды приобретают все более стройные, вытянутые пропорции — угол подъема стен усыпальниц VI династии в Саккаре составляет 65° (пирамиды Тети и Пепи II), а в мероитскую эпоху гробницы имеют уже форму высокой удлиненной вверх пирамиды. Когда речь заходит о пирамидах, читатель или турист вспоминает обычно пирамиду Хеопса. Действительно, эта пирамида наиболее грандиозна и монументальна, а совершенство ее пропорций является результатом сложных математических рассчетов. Ее высота достигала 146,59 м, длина каждой из четырех сторон основания — 230,35 м. На сооружение пирамиды понадобилось 2 590 000 м^ глыб камня, нагроможденных на поверхности величиной около 54 000 м^ Облицовка ее наружных стен была по-видимому покрыта плотным слоем штукатурки и именно с этим связано арабское название “раскрашенная пирамида”. Пирамиде Хеопса посвящена огромная литература, которую часто трудно назвать научной. Авторы многих книг и трудов старались открыть в цифрах, определяющих пропорции этой постройки, мистический смысл. Иные считали ее творением цивилизации, прибывшей из Атлантиды, превращенным позже в гробницу Хеопса. Множество недоразумений возникло в связи с планировкой ее внутренних коридоров и так называемой главной царской камеры с пустым саркофагом. Как известно, от этого помещения наружу ведет под углом узкий проход — вентиляционный канал, а над камерой находится несколько пустых разгрузочных помещений, сооруженных для того, чтобы уменьшить огромное давление каменной массы. Основание пирамиды, расположенное на 30-й параллели, было ориентировано на четыре стороны света, но в связи с перемещением в течение веков точек весеннего и летнего равноденствия эта ориентировка уже не так точна, как прежде. Казалось бы, что о столь известном памятнике, бывшем предметом самых разнообразных исследований и толкований, трудно сказать какое-либо новое слово, а еще труднее объяснить ряд замеченных уже ранее моментов, давших почву для произвольных, часто эзотерических теорий. Выяснением этих “таинственных” элементов Большой пирамиды занимался в последнее время польский архитектор и геолог, доцент Веслав Козиньский, который долгое время принимал участие в польских раскопках в долине Нила. Анализируя организацию работ при строительстве пирамид, он исходил из чисто современного принципа, что такой сложный в техническом и организационном отношении вопрос требовал заранее обдуманного точного графика работ.

Выполнение этой задачи могло быть поручено только — прибегая к нынешней терминологии — специализированному “государственному предприятию”. Козиньский предполагает, что такое “предприятие” должно было быть создано уже в период III династии, возможно в связи со строительством пирамиды Джосера и что именно оно, перед сооружением пирамиды Хеопса, осуществило строительство пирамид Снофру в Дашуре и Медуме.

Геродот (История, II, 124) рассказывает, что сооружение Большой пирамиды длилось 30 лет, из которых 10 лет заняло строительство дороги для подъема каменных блоков, 20 же лет велось строительство самой пирамиды. При постройке гробницы Хеопса в течение каждого трехмесячного строительного цикла непрерывно работало по 100 тысяч человек. Точные подсчеты количества использованных строительных блоков и облицовки, размещения бригад рабочих и т.п. подтверждают правильность сведений Геродота, более того — если бы мы разрабатывали план осуществления такого сооружения, прибегая к помощи кибернетики, мы пришли бы к именно таким оптимальным данным. Возведение пирамиды, требовавшее большой концентрации рабочей силы, являвшееся при этом чрезвычайно длительным процессом (20—30 лет), не могло обойтись без некоторых переделок и отклонений от первоначального проекта, вводившихся в процессе строительных работ. Следует не забывать о том, что пирамида Хеопса является первой целиком законченной пирамидой, угол наклона стен которой является наиболее правильным решением для конструкций такого типа. Веслав Козиньский предполагал, что осуществление такой постройки могло вестись только по планам и рисункам и что в процессе работ строители пользовались также макетом, наподобие того, как это часто делается ныне при строительстве крупных сооружений. Он решился выдвинуть даже гипотезу, которая сначала может вызвать сомнение у каждого египтолога, согласно которой три, так называемые малые пирамиды, расположенные с восточной стороны Большой пирамиды, были макетами—моделями (в масштабе примерно 1 : 5), отражающими три этапа изменений проекта Большой пирамиды.

Козиньский выдвинул также свою гипотезу относительно причины отклонения царской погребальной камеры от главной оси пирамиды, что неоднократно вызывало совершенно фантастические теории. Авторы этих теорий исходили из якобы загадочных цифр, таящихся в пропорциях этого сооружения. Козиньский же считал, что во время строительства пирамиды произошел некоторый перерыв в доставке гранита, и во избежание простоя большую галерею протянули выше, чем предполагалось ранее, что в свою очередь вызвало отклонение погребальной камеры от главной оси пирамиды. Возможно, что с целью передать давление огромной тяжести кладки при новом расположении склепа, над его перекрытием была сооружена разгрузочная конструкция/состоящая из пяти рядов гранитных блоковые пустотами между ними, задачей которой было обеспечить возможно большую прочность гранитного потолка склепа. После окончания постройки оказалось, однако, что сооружение этой конструкции было недостаточной^ мерой для предохранения погребальной камеры. Давление огромной каменной массы на неправильно расположенный склеп было настолько велико, что его перекрытие треснуло. Трудно себе представить, чтобы фараона могли похоронить в поврежденной погребальной камере. Вот почему в ней так и не было обнаружено остатков царского саркофага.

Хотя исследователи давно уже обратили внимание на изменения в первоначальном плане Большой пирамиды, возникшие в процессе ее строительства, в наблюдениях и выводах Козиньского мы впервые находим не только оригинальную и при том чисто практическую попытку истолкования “таинственных” элементов, присущих усыпальнице Хеопса, но и новый взгляд на организацию строительства такого рода мест вечного покоя.

Сама пирамида представляет собой лишь часть, а вернее главный элемент целого ряда построек, образующих единый погребальный ансамбль, расположение которых было тесно связано с царским погребальным ритуалом. Похоронная процессия с останками фараона, покинув дворец, направлялась к Нилу и на ладьях преправлялась на западный берег реки. Вблизи некрополя по узкому каналу процессия подплывала к пристани, где начиналась первая часть церемонии, происходившая в так называемом нижнем заупокойном храме. От него вел крытый коридор либо открытый пандус, по которому участники церемонии проходили в верхний храм, состоящий из главного коридора, центрального двора и — со времени Микерина — пяти ниш, где устанавливали статуи пяти фараонов. В глубине помещалась молельня с ложными воротами и жертвенником. Рядом с верхним заупокойным храмом, с его западной стороны, находилась собственно пирамида, вход в которую в период Древнего царства располагался в северной стене; после помещения тела фараона в подземной погребальной камере он старательно замуровывался. С четырех сторон пирамиды в углублениях скалы помещались четыре деревянные ладьи предназначенные для путешествий фараона — живого Гора — по потустороннему миру. Недавно открытая ладья, находившаяся у пирамиды Хеопса, имеет 40 м длины. Вблизи каждой пирамиды находился огромный могильник с мастабами, служившими усыпальницами для египетской знати.

Архитектурный ансамбль, окружавший пирамиду, будучи тесно связан с давно уже сложившимся царским погребальным ритуалом, отражает одновременно господствовавшие тогда в Египте общественные отношения. В этом городе мертвых, как и в городе живых, наивысшее место занимал фараон, прославление и обожествление которого было по существу главной идеей пирамиды.

У подножия усыпальницы фараона хоронились царские приближенные, влиятельные сановники и высокие должностные лица, с которыми царь сталкивался в своей земной жизни и близость которых могла быть ему приятна в загробном мире. Для важных государственных сановников, являвшихся исполнителями царской власти, возможность сооружения себе гробницы рядом с пирамидой фараона была несомненно наивысшей честью. Ибо таким образом и по смерти они находились вблизи бога, каким считался фараон при жизни и после смерти. Когда наклонную плоскость, сооруженную строителями пирамиды Хеопса для подъема камня, переделывали в пандус, ведущий из нижнего храма Хефрена в верхний, в ее самом начале была оставлена грандиозная глыба известняка, напоминающая силуэт лежащего льва. Эта скала была остатком каменоломни, откуда доставлялся строительный материал при сооружении Большой пирамиды. Именно таково, по мнению египтологов, происхождение Большого сфинкса. Естественной скале был придан вид львиной фигуры, имеющей 57 м длины и 20 м высоты, с портретной головой Хефрена в традиционном головном уборе — царском платке.

Таким образом возник символ стража храма, о распространении культа которого свидетельствуют некоторые вотивные стелы, найденные в Гизэ. Таинственный образ сфинкса, обращенного лицом к восходящему солнцу, на протяжении столетий возбуждал беспокойные умы и был предметом самых разнообразных фантастических толкований. Сфинкс стал синонимом загадочности и таинственности, а некоторые утверждают, хотя это и сомнительно, что первоначально облицованный гипсом Сфинкс имел женскую грудь. Археологу приходится опровергать эти занимательные и романтические толкования, а поэтому и Сфинкс разделил участь Большой пирамиды, становясь для нас конкретным археологическим памятником, документом определенного этапа египетской цивилизации — времени царствования фараона Хефрена.

Пески пустыни уже в древности засыпали Сфинкса и со временем на поверхности виднелась только одна голова. По всей вероятности он давно выглядел таким, каким увидели его солдаты армии Бонапарта и каким запечатлел его Денон. Сфинкс расчищался от песка при Тутмосе IV, который создал между его лапами нечто вроде молельни, посвященной памяти своих покойных предков. Этот же фараон приказал построить вокруг Сфинкса стену из кирпича-сырца. Песчаные бури, однако, по-прежнему засыпали каменную статую, которую неоднократно приходилось расчищать и позже. Популярность культа сфинкса выразилась в эпоху Нового царства в широком распространении его скульптурных повторений. В частности, сооружались целые аллеи сфинксов, ведущие к храмам.

Приемники Хеопса Хефрен и Микерин тоже выстроили себе великолепные пирамиды, хотя уже меньшие по размерам.

С восточной стороны пирамиды Хефрена, на продолжении ее оси, находится верхний заупокойный храм, имеющий в плане форму вытянутого прямоугольника, занимающий площадь 112 х 50м. Его задняя стена примыкает к стене, окружающей пирамиду. Мы имеем здесь дело со сложившимся типом заупокойного храма эпохи Древнего царства, состоящего из двух основных частей — первое, доступной для верующих и второй, куда допускались лишь избранные.

Пандус, соединявший верхний храм с нижним, при разнице уровней, составлявшей более 45м, имел длину 494м, а ширину 4,5м. Частично высеченный в скале он был выложен внутри плитами известняка, а снаружи гранитом. Первоначально это был по-видимому крытый коридор, освещавшийся через отверстия в потолке. Не исключено также, что его внутренние стены были некогда украшены рельефами.

Одним из наиболее великолепных и хорошо сохранившихся монументальных сооружений Древнего царства является нижний храм Хефрена. Этот храм, имеющий в плане форму квадрата со стороной 4,5м, построен из больших блоков гранита. Его стены имеют легкий наклон и в связи с этим он производит впечатление огромной мастабы, в особенности со стороны фасада. Перед храмом находилась пристань, куда присаливали ладьи, плывущие по каналу со стороны Нила. Два входа в храм стерегли, по-видимому, четыре сфинкса, высеченные из гранита. Посередине храма помещалось нечто вроде наоса, где возможно находилась статуя фараона. От обоих входов отходили узкие коридоры, которые вели в гипость с шестнадцатью монолитными столбами из гранита. В этом зале, имеющем форму перевернутой буквы Т, стояли двадцать три статуи сидящего фараона, выполненные из алебастра, сланца и диорита. Стоит обратить внимание на цветовую игру полированного красного гранита, контрастирующего с алебастровыми плитами пола, а также на эффекты светотени в гипостиле. Этот зал, ныне лишенный перекрытия, освещался первоначально с помощью небольших отверстий в потолке, через которые проходил свет, падающий отдельно на каждую статую. Третьим монументальным сооружением комплекса в Гизэ является пирамида Микерина. Как и предыдущие пирамиды, она имеет в плане квадратное основание, каждая сторона которого равна 108,4 м. Первоначально пирамида достигала в высоту 66,5м, а угол наклона ее стен составлял 51°. Интересно, что для строительства этой наименьшей из трех пирамид были употреблены наиболее крупные по величине блоки. Нижняя часть гробницы была облицована гранитом, в большинстве своем не полированным, а ее верх — белым известняком из Туры. В 1837 году английские исследователи Перринг и Визе обнаружили в погребальной камере этой пирамиды великолепный царский саркофаг из базальта, наружные стенки которого были обработаны наподобие фасада дворца. Как известно, этот саркофаг потонул во время его перевозки в Англию; сохранился, однако, его рисунок. Микерин имел не только наименьшую пирамиду, но также и наименее монументальный погребальный комплекс по сравнению с ансамблями его предшественников. Не подлежит сомнению, что при жизни этого фараона его постройки не были еще окончены. Их завершил преемник Микерина Шепсескаф, употребляя при этом уже худший по качеству строительный материал. Стены, возведенные из известняковых блоков, были облицованы кирпичем-сырцом и покрыты белым раствором. К югу от третьей пирамиды находятся три связанные с нею небольшие пирамиды, окруженные общей стеной. Площадь основания каждой из них по величине равна 1/3 площади основания пирамиды Микерина. Принято считать, что в этих пирамидах были похоронены жены фараона. В одном из помещений, связанных с пирамидой Микерина, американский археолог Райзнер открыл во время раскопок четыре скульптурные группы из сланца, называемые ныне триадами Микерина. Три из них находятся ныне в Каире, одна в Бостоне.

Прошли тысячелетия, а Монументальный царский некрополь в Гизэ устоял наперекор пескам пустыни и разрушительной деятельности человека. До настоящего дня он является наиболее грандиозным археологическим комплексом Египта, свидетельствующим не только о могуществе правителей Древнего царства, но одновременно о смелой мысли тогдашних архитекторов, а также о неповторимом мастерстве каменщиков и рабочих.

Стоит упомянуть еще об одной пирамиде времени IV династии — гробнице фараона Реджедефа, расположенной неподалеку от Гизэ, около селения Абу-Роаш. Реджедеф был по-видимому сыном Хеопса и его жены ливийки. Он убил своего старшего брата Каваба, матерью которого была египтянка. Реджедеф правил всего лишь восемь лет, а после его смерти власть перешла к его младшему брату — Хефрену. Пирамида Реджедефа является наиболее выдвинутой к северу царской гробницей. Эта постройка, по-видимому никогда не завершенная, была задумана в монументальном стиле как сооружение, достойное преемника Хеопса. Стены ведущих вниз коридоров, также как и стены погребальной камеры, были выложены большими блоками известняка и гранита толщиной около двух метров. Сохранившиеся следы облицовки нижних частей наружных стен пирамиды свидетельствуют, что они были также отделаны гранитом.Над погребальной камерой пирамиды находилась по всей вероятности разгрузочная конструкция — также как и в пирамиде Хеопса. Еще в 1842 году, судя по сведениям немецкого египтолога Лепсиуса, высота развалин достигала 17 м. В восьмидесятых же годах прошлого столетия эти развалины превратились в каменоломню, откуда ежедневно триста верблюдов вывозило строительный материал для новых построек в Каире. В Саккаре сохранились три пирамиды эпохи V династии. Одна из них принадлежала первому фараону этой династии, остальные — двум последним. Кроме этого, до нас дошло много мастаб вельмож этого периода, славившихся своим скульптурным и рельефным декором. Усеркаф возвел свою пирамиду рядом с погребальным комплексом Джо-сера, с его восточной стороны. Она была выстроена из огромных блоков грубо отесанного известняка и имела облицовку, следы которой ныне не сохранились.

Пирамида, находящаяся в южной части Саккары, примыкающая к возделываемым полям, известна под названием Харам эшь-Шауаф. В 1945 году американский археолог А. Варилль доказал, что эта усыпальница принадлежала фараону Джедкара-Асеси. Она имеет в плане форму квадрата, каждая сторона основания которого равна 80 м; высота пирамиды достигала 24 м. Пирамида была возведена из грубо отесанного известняка, ее облицовка не сохранилась. Пирамида Унаса была выстроена к юго-западу от пирамиды Джосера.

Ныне она представляет собой почти совершенную руину. Высота сохранившейся сердцевины пирамиды достигает сейчас только 19 м, первоначально же она имела в высоту 44 м. Сторона ее квадратного в плане основания равна 67 м. До сегодняшнего дня сохранились следы старательно обработанной облицовки из белого известняка. Вход в пирамиду был расположен снаружи, с северной стороны. План подземных помещений пирамиды Унаса повторяется в иных пирамидах, принадлежавших фараонам VI династии — Тети, Пепи 1, Меренра и Пепи II. В преддверии, находящемся перед погребальной камерой, были открыты знаменитые “Тексты пирамид” — заклинания, где говорится о погребальном ритуале и жизни фараона в загробном мире. Эти тексты, написанные в виде вертикальных столбцов голубовато-зеленой краской, являются наиболее ранним примером такого рода надписей. В период VI династии некрополь в Саккаре обогатился несколькими царскими гробницами и довольно большим количеством мастаб вельмож. Первый правитель этой династии, фараон Тети выстроил себе гробницу к северо-востоку от пирамиды Усеркафа по прямой линии от усыпальницы Джосера и упомянутой выше гробницы царя V династии. Название этой пирамиды — “Джед-сут” восходит вероятно к названию столицы нома — Мемфиса, употреблявшемуся в гераклеопольский период и в начале Среднего царства. Ныне эта постройка представляет собой руину. Целиком разрушена также пирамида фараона Пепи 1, выстроенная на центральном плоскогорье Саккары. С этой пирамидой связано одно из наиболее драматических открытий в области египтологии. Французский ученый О. Мариэтт, положивший огромные заслуги для археологии Египта, открытия которого принадлежат к крупнейшим достижениям в области археологических изысканий, был убежден, в отличие от своего сотрудника Г. Масперо, что пирамиды не имели надписей. В конце своей жизни т.е. в начале 1880 года этот ученый получил от французского правительства большую дотацию, предназначенную на вскрытие одной из гробниц в Саккаре. В мае 1880 года Мариэтт обследовал пирамиду Пепи 1, думая, однако, что это мастаба. Эстампажи надписей, которыми были покрыты стены погребальных камер, он переслал в Париж Мас-перо, не сказав при этом, откуда они происходят. Масперо сразу же определил, что тексты касаются пирамиды Пепи 1, но все же это не убедило Мариэтта и он продолжал придерживаться теории о “немых” пирамидах. И только будучи уже при смерти, в конце декабря 1880 года в Каире, когда немецкий египтолог Г. Бругш сообщил ему об открытии подобных надписей в погребальных камерах пирамиды Меренра, Мариэтт признал правильность утверждений Масперо. Выше мы уже говорили о мастабах, как о старейших гробницах царей первых династий; классический тип этих построек сложился именно в период Древнего царства. Происхождение мастабы очень просто — мастаба это монументализированный холм, который возникает из земли или песка, когда роют могилу ибо земля над гробом по законам статики всегда будет принимать форму прямоугольной насыпи с наклоненными стенками.

Мастаба — гробница знати включала в себе три части: подземную погребальную камеру, отходящий от нее вертикальный колодец, ведущий в надземную часть, а также прямоугольную в плане постройку, воздвигавшуюся из кирпича-сырца или камня; в разрезе эта постройка имела форму трапеции.

Наземная часть мастабы имела следующие элементы: высеченную из камня ложную дверь, через которую двойник покойного мог выходить и возвращаться обратно, каменную плиту, так называемую стелу, помещаемую над ложной дверью, покрытую надписями с жертвенными заклинаниями и рельефами, изображающими умершего, иногда с женой и детьми, приносящими ему жертву и, наконец, каменный жертвенник, устанавливаемый перед ложной дверью. После погребения колодец, ведущий в погребальную камеру, закладывался камнями. В зависимости от знатности умершего мастаба имела еще дополнительные элементы, прежде всего уже упомянутый выше сердаб, в котором помещались стелы, а иногда и скульптурный портрет умершего. Кроме этого, в надземной части мастабы могли находиться молельни либо — как мы убедились во время наших довоенных раскопок в Эдфу — верхние камеры, в которых хоронились члены семьи умершего. Кроме главной ниши с ложными воротами, фасад мастабы имел еще меньшие ниши, которые по всей вероятности символизировали ложные ворота, предназначенные для двойников похороненных членов семьи умершего. Обширные комплексы мастаб в некрополях Гизэ и Саккары сосредоточены вблизи царских гробниц. Они не являются частью ансамблей пирамид, тем не менее помещение гробниц знати рядом с усыпальницей их господина свидетельствует о стремлении прославить фараона и после его смерти, что отражает в известной степени характер отношений, господствовавших в египетском обществе того времени. В монументальных царских некрополях не было места для трудящегося человека. О нем не забывали, но здесь он не был нужен. Ценился только его труд на земле, в загробном же мире он не имел значения. Для вельмож здесь будут трудиться земледельцы, пастухи и ремесленники, многочисленные изображения которых мы видим на рельефах, покрывающих внутренние стены мастаб. Настоящие улицы мастаб высокопоставленных сановников IV, V и VI династий имеют планировку, напоминающую городские улицы. В этих гробницах сохранились скульптуры, рельефы и росписи, принадлежащие к шедеврам искусства эпохи Древнего царства. Достаточно упомянуть портретные скульптуры царевича Рахотепа и его жены Нофрет, членов семьи фараона Снофру, обнаруженные в их мастабе в Медуме. Также в Медуме в гробнице Итет, супруги сановника, носившего имя Нефер-маат, была открыта знаменитая роспись с изображением гусей, принадлежащая к числу наиболее ценных памятников живописи рассматриваемого периода.

Наибольшее количество памятников наряду с некрополем в Гизэ принесли раскопки мастаб в северной части Саккары. К ценнейшим произведениям искусства принадлежат рельефы на дереве, обнаруженные в гробнице писца Хесира, относящейся к эпохе III династии. Его портрет является одним из наиболее ранних классических примеров канона в изображении человеческой фигуры в барельефе. Среди других памятников, датируемых временем IV династии, обращает внимание скульптурная группа, изображающая Неферхотепа и его жену. К известнейшим произведениям египетского искусства принадлежит скульптура сидящего писца со свитком папируса на коленях (V династия), а также серия статуэток из известняка, изображающих людей, занятых физическим трудом — например, фигурка женщины, растирающей зерно. В гробнице вельможи Каапера была найдена известная реалистическая скульптура из дерева, получившая название “сельский староста” (по-арабски Шейх-эль-Белед). В мастабе Ти, стражника пирамид и надгробного храма фараона Сахура, были обнаружены прекраснейшие рельефы, изображающие сцены из жизни Ти, а также различные хозяйственные работы, выполняемые в его владениях. К наиболее известным сценам относятся: Ти, охотящийся с лодки, кормление гусей, перевозка и полировка статуй, повара и пекари за работой, жатва и молотьба, строительство лодки, мясники, ловля рыб сетью, охота на гиппопотама и доение коров. В северной части некрополя заслуживают внимания также мастабы времени V династии: Птаххотепа, крупного чиновника времени Асеси, Птах-хотепа II, инспектора жрецов, Ахутхотепа, стражника Города пирамид, а также открытая в 1966 году мастаба сановника по имени Нефер и его жены Хонсу с прекрасно сохранившимися раскрашенными рельефами. Мастабы вблизи пирамиды Тети имеют целую систему молелен и коридоров в надземной части гробницы. Среди наиболее крупных выделяется мастаба визиря Мерерука, являющаяся местом погребения визиря, его жены и сына Мери-Тети.

В царском некрополе в Гизэ также были обнаружены великолепные памятники скульптуры, изображающие как фараонов — например, статуя Хефрена из диорита или упомянутые выше триады Микерина, так и простых людей, занимающихся различными занятиями; из числа последних стоит отметить хотя бы известную статуэтку пивовара. В исследование мастаб внесли свой вклад и участники польских археологических экспедиций. Во время трехлетних раскопок в Эдфу, в Верхнем Египте, проводившихся в 1937—1939 годах, польские археологи открыли несколько десятков мастаб VI династии, выстроенных из кирпича-сырца. Эти мастабы имели погребальные камеры и в надземной, и в подземной части. Богатый погребальный инвентарь из этих мастаб находится ныне в Национальном музее в Варшаве. В 1 Переходный период (ок. 2181—2133 гг. до н.э.), во время которого произошло ослабление власти фараонов и распад государства, не было благоприятных условий для строительства столь крупных усыпальниц, какими являются пирамиды. Надписи упоминают только о нескольких постройках этой эпохи. Некоторые из них были идентифицированы, как, например, пирамида царя Иби в Саккаре, относящаяся ко времени VIII династии и пирамида фараона Хеви (IX—Х династии), находящаяся в Даре в Ливийской пустыне.

Ситуация коренным образом изменилась в эпоху Среднего царства, когда фиванским правителям удалось снова воссоединить страну. Они положили начало XI и XII династиям. Первая из них правила в Фивах, при второй главный политический и административный центр находился на севере, недалеко от Фаюмского оазиса, в до сих пор еще не исследованной местности Иттауи. Своим возросшим экономическим потенциалом Египет времени XII династии обязан был во многом богатству Фаюмского оазиса, на территории которого были произведены грандиозные ирригационные работы, в результате которых была сооружена плотина и резервуар, регулирующий уровень воды в Дельте Нила. Цари возрожденного египетского государства во всех своих начинаниях ставили себе за образец достижения архитектуры Древнего царства. По-прежнему строились пирамиды, остававшиеся основным типом царской усыпальницы. Небольшой пирамидой был увенчан заупокойный храм, построенный в Деир-эль-Бахри фараоном XI династии Ментухо-тепом. Ко времени XII династии, при которой царский некрополь расширился от Саккары вдоль Нила, относятся несколько пирамид меньших размеров, расположенных вблизи гробницы Тети. В Дашуре, к востоку от усыпальницы фараона Снофру было выстроено в это время три пирамиды. Наиболее ранняя, расположенная между двумя другими пирамидами, принадлежала Аменхотепу 1, к северу от нее находилась гробница Сену-серта III, а к югу — Аменемхета III. В этот период складывается новый тип конструкции пирамиды, меньшей по размерам по сравнению с пирамидами IV династии. Первоначально возводили расходящиеся в виде лучей либо имеющие форму креста внутренние стены пирамиды, образующие треугольники, которые затем засыпались песком или кирпичом-сырцом. Пирамида облицовывалась после этого известняком. Некоторые пирамиды царей Среднего царства сооружались целиком из кирпича-сырца, укладывавшегося непосредственно на площадке. Иногда ядром пирамиды служила естественная скала. Удивительно, что при этой более “дешевой” системе строительства пирамид (наиболее употребительными строительными материалами были в это время кирпич-сырец и песок) иные элементы убранства гробниц были весьма дорогими в связи с все более широким применением алебастра и кварцита.

К югу от Дашура, в местности Лишт, находятся окруженные мастабами знати руины двух пирамид фараонов XII династии — Аменемхета 1 и Сенусерта 1, а также две связанные с ними большие пирамиды. Во время раскопок на этой территории была найдена деревянная статуя Сенусерта 1, находящаяся ныне в Египетском музее в Каире. Аменемхет III, имевший свою пирамиду в Дашуре, решил возвести себе еще одну — в местности Хавара, где позже он и был похоронен. От пирамиды осталась только сердцевина, ранее же целая эта постройка была облицована тонкими плитками полированного известняка. Ее высота достигала 58 м, а угол подъема — 48°45'. К югу от этой пирамиды сохранились развалины сооружения, которое было одним из наиболее великолепных архитектурных памятников Египта — знаменитого Лабиринта, вызывавшего у греческих путешественников еще больший восторг, чем пирамиды. Ныне от него осталось лишь большое поле, засыпанное известняковым щебнем и фрагменты колонн, ибо начиная с римского времени эта постройка служила огромной каменоломней, откуда брали сырье для известеобжигательных печей. Некоторые исследователи считают эти руины остатками заупокойного храма Аменемхета III, однако, уже самые размеры их площади (300 X 244 м), на которой поместились бы все вместе взятые огромные храмы Карнака и Луксора, исключают правильность этого суждения.

Погребальный комплекс, находящийся на территории нынешнего селения Эль-Лахун и расположенный рядом город, где жили строители, возводившие царскую усыпальницу, относятся ко времени Сенусерта II. При сооружении именно этой гробницы в качестве ядра пирамиды была использована находившаяся здесь скала. Завершая обзор царских усыпальниц эпохи Среднего царства, стоит упомянуть об открытии вблизи пирамиды Аменемхета III в Дашуре гробницы фараона 'Гора, где была найдена знаменитая деревянная статуя царя, находящаяся ныне в Египетском музее в Каире. Некоторые исследователи считают, что Гор правил совместно с Аменемхетом III, иные предполагают, что он был основателем XIII династии. Пирамида была усыпальницей фараонов эпохи Древнего и Среднего царства. В период Нового царства, когда фараоны начали строить себе огромные скальные гробницы в Долине царей в западной части Фив, небольшие пирамиды, не превышавшие в высоту несколько метров, были всего лишь завершением гробниц высокопоставленных начальников строительных работ в Деир-эль-Медине либо скромным украшением надгробий в Абидосе.

Однако, идея пирамиды как царской усыпальницы не была забыта. Гробницы такой формы мы встречаем вблизи IV порога в Напате и VI — в Мероэ, в далекой Нубии, находившейся некогда под властью египетских фараонов. Пианхи (751—716 гг. до н.э.), завоеватель Египта и основатель XXV династии, называемой также эфиопской, на которого пирамиды произвели огромное впечатление, был похоронен в великолепной гробнице недалеко от своей прежней резиденции вблизи святилища в Гебель-Бар-кал, где высятся стройные пирамиды — гробницы царей первого, так называемого напатского периода независимого Мероитского царства (656—295 гг. до н.э.).

Второй комплекс подобных пирамид находится в Мероэ, новой столице Мероитского царства (295 г. до н.э. — 350 г. н.э.). Эти пирамиды имели совершенно иные пропорции по сравнению с египетскими и были гораздо меньше их по размерам. Средняя длина стороны их основания равна около 10 м, высота не превышает 20 м, а угол наклона стен составляет 65—70°. Однако, наиболее характерной чертой мероитских пирамид, отличающей их от египетских, является размещение этих гробниц. Они сгруппированы в комплексы и расположены тесно одна рядом с другой так, что расстояние между ними часто не превышает нескольких десятков сантиметров. Не все эти пирамиды имеют заупокойные храмы в виде молелен. Ребра стен некоторых из них обработаны профилем в виде валика. Эти пирамиды строились из неотесанных блоков камня и облицовывались тщательно пригнанными полированными плитами. Исключение составляет несколько пирамид, принадлежавших последним правителям Мероитского царства, которые были сооружены из кирпича-сырца, а затем оштукатурены.

Искусство древнего Египта в большей степени, чем какого-либо другого периода художественного творчества, является отражением конкретной, реальной действительности на разных этапах ее исторического развития. Это касается не только изобразительного искусства, но и архитектуры. Древние египтяне считали земную жизнь всего лишь кратким эпизодом вечного существования. Именно поэтому для строительства домов, резиденций вельмож и царских дворцов они употребляли не слишком прочные материалы, а прежде всего сырцовый кирпич. Иначе выглядело дело с сооружением жилищ для бессмертной души фараона и знати, которые также как и храмы богов сооружались из камня. О прочности этих построек, устоявших наперекор времени и систематическим разрушениям, свидетельствуют сохранившиеся до нынешнего времени памятники.

К.Михаловский “пирамиды и мастабы” Варшава 1973 г.

ЛИТЕРАТУРА :

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий