Богема

В средние века цыгане, народ бродячий, народ-изгой, считались выходцами из Богемии (Чехии). Б. — литературная цыганщина в смысле социальной деклассированности и материальной необеспеченности.

В. Фриче

Богема — социальная группа, играющая и до сих пор значительную роль в истории литературы. В средние века цыгане, народ бродячий, народ-изгой, считались выходцами из Богемии (Чехии). Б. — литературная цыганщина в смысле социальной деклассированности и материальной необеспеченности.

Слово Б. получило свое начало во Франции, в эпоху романтизма, когда оно было в большом ходу («Галантная богема» Жерара де Нерваля ; известное стихотворение Т. Готье «Aux vents capricieux qui soufflent de la Bohème» и т. д.; выражение это встречается неоднократно и у Ж. Занд ) и окончательно упрочилось после выхода в свет книги Мюрже «Сцены из жизни богемы» (послужившей впоследствии либретто для оперы Пуччини «Б.»).

По социальной своей природе Б. — интеллигентный пролетариат и потому, как широкое социальное явление, связана собственно с XIX и XX вв., когда развертывавшийся капитализм пролетаризовал (вернее пауперизировал) значительные части мелкой буржуазии как деревенской, так и городской и в частности провинциально-городской, выходцы из которой сосредоточивались в большом количестве в столицах, устремляясь в университеты, в редакции журналов и газет, в издательства, временно или перманентно нищенствуя, собираясь в кабачках, находясь в более или менее резкой оппозиции к буржуазии; писательская и художническая часть интеллигентного пролетариата и составляет Б.

Связанная как широкое социальное явление с XIX и XX вв., Б. однако существовала и раньше. Впервые она появляется, повидимому, в Англии в конце XVI и начале XVII вв., когда страна уже поворачивала на путь капитализма. Значительная часть драматургов «шекспировской» эпохи были типичными богемцами (Марло , Грин, Лодж, Пиль), завсегдатаями кабачков («Белый конь», «Сирена»), где острословили, любезничали с проститутками, устраивали скандалы, кончавшиеся порой убийствами (Марло был убит в таверне во время драки из-за проститутки). Грин, дошедший до последних пределов падения, в специальном памфлете («На грош мудрости, купленной ценою миллиона страданий») предостерегал своих коллег от подобной же участи. Богемцы лондонских кабачков быть может послужили оригиналами для Шекспировских образов: для Фальстафа, Пистоля, Бардольфа, Нима (в «Генрихе IV»).

Приблизительно в ту же эпоху тип писателя-богемца встречается и во Франции в лице Теофиля де Вио и особенно Франсуа де Вийона , образы которых поспешил возродить богемец XIX в. Т. Готье (в своих «Гротесках»). Встречается этот тип писателя и в XVIII в., как бунтарь против аристократического общества, как певец вакхических оргий, в лице шведского поэта Бельмана или немецкого поэта Гюнтера . Однако лишь в XIX и XX вв. Б. становится более значительным социально-литературным явлением. Ни в Англии, ни в Америке впрочем Б. не смогла сложиться в более или менее массовое явление, так как здесь не было и значительных кадров интеллигентного пролетариата, ввиду малого значения мелкой буржуазии и более мощного развития капитализма. Классической страной Б. долгое время была Франция. Здесь уже в первой половине XIX в. Б. кладет яркий отпечаток на художественную литературу. Хотя В. Гюго и был поэтом гл. обр. мелкой буржуазии, однако в подборе своих центральных персонажей он часто ориентировался именно на артистическую богему, противополагая ее господствующим классам («Собор парижской богоматери», «Человек, который смеется»). Присяжными поэтами Б. в эпоху романтизма были Т. Готье, Жерар де Нерваль, О’Недди , Борель . Б. имела свое правое, буржуазное (Готье) и левое, радикальное крыло (Нерваль, особенно Недди и Борель). Правое — было аполитично, фрондируя впрочем против социализма; левое — воспевало республику. От буржуазной действительности Б. уходила или в «чистое искусство» (Готье), или в мир ирреальной мечты (Нерваль).

В последние десятилетия XIX в. Б. снова заняла видное место в литературе Франции. «Песни нищих» (Chants des gueux) Ришпэна , прославлявшие бродячих рыцарей-поэтов, отрекшихся от мещанского общества, были одним из манифестов, возвещавших новое выступление Б. В ее среде в 80-х гг. зародился «символизм». Его родиной был кабачок «Франциск I» на бульваре Сен-Мишель, где собирались первые глашатаи символизма (Ролина, Гарокур, Ж. Мореас , Ш. Морис, Лоран Тальяд и др). «Искусство для искусства», установка на подсознательное, на «нервы», отрицание культуры, устремление к средним векам, мистицизм и пессимизм — таковы были основы их программы. Крупнейший поэт символизма — П. Верлен , типичный богемец, в своих «Гротесках» (Grotesques) воспевший свою группу как подлинный тип человека и поэта. В своей книге «Символисты и декаденты» Г. Кан свидетельствует, что символисты вообще ориентировались как на потребителя — на «интеллигентный пролетариат» (prolétaires intellectuels).

В 80-х годах по мере быстрого развития капитализма образовались значительные кадры интеллигентного пролетариата и в Германии, активно обнаруживаясь в литературе (А. Гольц , Шляф , Конради и др.). Идеологически они колебались между буржуазией и пролетариатом, переходили от социализма к индивидуализму (Шляф, «Das dritte Reich»), или к социал-аристократизму (Гольц, «Sozialaristocraten»), или к ницшеанству (Конради, «Phrasen»). Стилистически они были застрельщиками натурализма и в особенности импрессионизма (Гольц, Шляф). Порой у них сказывалась определенная установка на Б. (Шляф, «Die Suchenden»), и сами они порой ударялись в чистую Б. (Бирбаум, в особенности П. Хилле). Если поколение немецких восьмидесятников скорее интеллигентный пролетариат («Proletarier des Geistes», как выразился Конради), то в начале XX в. и в Германии можно говорить о Б. Как типичная Б. выступал в своих ранних стихах Бехер , после войны ставший в ряды компартии, как и ряд других зачинателей экспрессионизма.

Из рядов Б. вышло и то общественно-литературное движение, которое накануне войны 1914–1918 и в годы германской революции прокламировало «революцию духа» и которое известно под названием активизма . Аналогичные явления повторяются в начале XX в. и в других европейских странах, напр. в Польше, где выразителем в литературе настроений и чаяний, скорее впрочем интеллигентного пролетариата, нежели Б., выступал С. Пшибышевский , автор романов «Сыны земли» и «Дети сатаны». С Б. связано и такое характерное для городской капиталистической культуры XX в. явление, как кабаре . У нас Б. появляется как социально-литературная группировка лишь в начале XX в. Первые футуристы (В. Маяковский , Бурлюк и др.) выступали как выразители именно этой группы, повторяя некоторые характерные ее черты, как то: стремление «эпатировать» буржуа (желтые кофты, имитирующие красные жилеты Т. Готье), крайний индивидуализм, установка на искусство для искусства.

После Октябрьской революции, примкнув к пролетариату, который ранее лежал вне их поля зрения, футуристы (В. Маяковский) сумели изжить некоторые свои былые Б. черты, оставив своими наследниками в этом отношении имажинистов — Шершеневича , Мариенгофа и примкнувшего к ним автора «Москвы кабацкой» Есенина . Если в условиях буржуазного общества Б., находившаяся к нему в оппозиции, не становясь однако на точку зрения пролетариата и социализма, представляла все же явление до известной степени положительное, то в рамках пролетарской и советской общественности Б. становилась явлением глубоко вредным и реакционным, разлагая лит-ую среду своим индивидуализмом, своей социальной и моральной недисциплинированностью, своим непониманием общественно-организующей функции искусства в условиях развертывающейся социалистической революции. Такие явления, как срыв в Б. некоторых пролетарских и комсомольских поэтов, имевший порой своим последствием добровольный уход из жизни, как заражение известных общественных и литературных кругов «есенинщиной», как воцарение нравов богемы со всеми их отрицательными последствиями в среде слушателей литературного техникума в Москве и т. п., вызвали резкий протест со стороны советских общественных и литературных кругов, выразившийся в организации митингов, диспутов, посвященных этой злободневной теме и в ряде литературных документов. История литературной Б. еще не написана, равно как вопрос о «стиле» этой социальной группы не разработан. Существуют только кое-какие материалы, могущие пригодиться будущему историку и литературоведу.

Список литературы

Для французских богемцев XVI-XVII вв.: Gautier Th., Grotesques, P., 1844. Для Б. эпохи французского романтизма: Брандес Г., Романтизм во Франции, «Собр. сочин.», изд. «Просвещение», тт. IX, X, СПБ., 1906–1914

Фриче В., Очерк развития западных литератур, Харьков, 1927

Estève E., Byron et le romantisme français, P., 1907. Для французского символизма: Нордау М., Вырождение, СПБ., 1896. Для явлений на грани между интеллигентным пролетариатом и Б. в конце XIX и в начале XX вв.: Фриче В., Очерки истории зап.-европейской литературы, 1-е изд., М., 1908

Kahn G., Symbolistes et décadents, P., 1902. Для нашей Б.: Троцкий Л., Литература и революция (о футуристах), М., 1924

Рейснер М., Б. и культурная революция, «Печать и револ.», № 5, М., 1928. Для английской Б. XVI-XVII вв: Sarrazin, Aus Schakespeares Meisterwerkstatt, Berlin, 1906.