регистрация / вход

Шишкин И.И.

Русский живописец и график, передвижник. В эпических образах раскрыл красоту, мощь и богатство русской природы. Мастер литографии и офорта.

Шишкин Иван Иванович (1832-1898)

Русский живописец и график, передвижник. В эпических образах раскрыл красоту, мощь и богатство русской природы. Мастер литографии и офорта.

И. И. Шишкин - не только один из крупнейших, но и едва ли не самый популярный среди русских пейзажистов. В этом с ним может соперничать лишь И. К. Айвазовский. Шишкин знал русскую природу "ученым образом" (И. Н. Крамской) и любил ее со всей силой своей могучей натуры. Из этого знания и этой любви родились образы, которые давно стали своеобразными символами России.

Уже сама фигура Шишкина олицетворяла для современников русскую природу. Его называли "лесной богатырь-художник", "царь леса", "старик-лесовик", его могли сравнивать со "старой крепкой сосной, мохом поросшей", но, скорее, он подобен одинокому дубу со своей знаменитой картины, несмотря на множество поклонников, учеников и подражателей.

У Шишкина была нелегкая личная судьба. Дважды он женился по любви, и дважды смерть уносила любимых им женщин. У него умирали сыновья. Но никогда Шишкин не позволял себе переносить собственное тяжелое состояние на природу. Он был в полном смысле слова эпическим поэтом.

Шишкин родился в семье небогатого купца. Отец - человек широких интересов - единственный из близких поддержал (после долгих колебаний) желание сына стать художником.

В 1852-56 гг. Шишкин учится в МУЖВ под руководством А. Н. Мокрицкого (бывшего ученика А. Г. Венецианова). В 1856-60 гг. продолжает свое обучение в Петербургской АХ у пейзажиста С. М. Воробьева. За свои успехи Шишкин получает все возможные награды. Твердость его руки вызывает изумление: многим его тщательно сделанные, сложные пейзажные рисунки пером и тушью кажутся гравюрами. Техниками печати он тоже занимается, в литографии даже экспериментирует, выскребая ножом светлые места на закрашенном литографском камне. Присматривается к офорту, не очень в те времена распространенному в России.

Получив большую золотую медаль за две картины одного названия "Вид на острове Валааме. Местность Кукко" (1860), Шишкин три года (1862-65) проводит за границей как пенсионер АХ. Он работает главным образом в Германии и Швейцарии. Посещает Чехию, Францию (Париж), Бельгию и Голландию.. Он разочаровывается как в своих нынешних наставниках (швейцарце Р. Коллере), так и в былых авторитетах (швейцарском пейзажисте А. Каламе). Теперь он чувствует себя совершенно свободно и уверенно. Ему есть что сказать. Шишкин рвется домой. Перед отъездом из Дюссельдорфа он устраивает выставку своих рисунков пером. Выставка вызывает бурю восторга, и долго потом еще здесь сохраняются легенды о невероятном русском мастере, а торговцы хранят у себя его рисунки, как святыни.

В 1865 г. Шишкин обосновывается в Петербурге, сближается с Артелью художников, потом всю жизнь будет связан с ТПХВ. Теперь он с наслаждением пишет "русское раздолье с золотой рожью, реками, рощами и русской далью", которые снились ему в Европе. Один из первых его шедевров можно назвать песней радости - "Полдень. В окрестностях Москвы" (1869). Он и дальше предпочитает ясность, полдень, яркий солнечный свет, лето, полноту жизни - "Сосновый бор. Мачтовый лес в Вятской губернии" (1872), "Рожь" (1878), "Среди долины ровныя" (1883), "Лесные дали" (1884) и др.

Однако есть у Шишкина и лесная темная чаща, вызывающая у зрителя некоторый трепет, как если бы он оказался на самом деле один в этом жутковатом для человека месте, - "Лесная глушь" (1872). И как настоящий лес, этот пейзаж открывается зрителю не сразу. Полный деталей, он рассчитан на долгое рассматривание: вдруг неожиданно замечаешь лисицу и улетающую от нее утку.

Картины Шишкина при всей их детализации всегда дают целостный образ. И это образ мира, который Шишкин не может "смазать" произвольными движениями собственной души. В этом смысле он далек от нарождавшегося в 1880-х гг. в русской живописи "пейзажа настроения". Его индивидуальный облик не менее важен, чем изображение целого леса или поля ("Травки", 1892; "Сныть-трава. Парголово", 1884 или 1885). Вот почему малое никогда не теряется в его программных картинах. Оно выходит на первый план, как будто нам под ноги, каждой травинкой, цветком, бабочкой. Потом мы переводим взгляд дальше, и он теряется среди безбрежных просторов, вобравших в себя все.

Во второй половине 1880-х гг. живопись Шишкина несколько меняется: больше внимания уделяется общему атмосферному состоянию, но, в противоположность тенденциям эпохи, сохраняется ясность и цельность видения предметной формы: "Сосны, освещенные солнцем" (1886), "Дубы" (1887), "Мордвиновские дубы" (1891), "Осень" (1892) и др. "Дождь в дубовом лесу" (1891) - это и великолепный по красоте и верности в передаче атмосферного состояния образ природы, и наглядная иллюстрация такого равновесия между предметом и средой, между общим и индивидуальным.

В 1891 г. в АХ состоялась персональная выставка Шишкина (более 600 этюдов, рисунков и гравюр). В 1894 г. вышел альбом "60 офортов И. И. Шишкина. 1870-1892". В этой технике он тогда не знал себе равных и тоже экспериментировал в ней. Какой-то период он преподавал в АХ. В процессе обучения, как и в своей работе, для лучшего изучения природных форм он использовал фотографию.

Последнее произведение художника - "Корабельная роща" (1898). Вскоре Шишкин скончался, во время работы над новой картиной. Смерть его была мгновенна, как он сам себе и желал.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий