регистрация / вход

Богоматерь Белозерская (Умиление)

История создания и ее бытования в древний период неизвестна. Северный Белозерский край некогда находился на самой окраине Киевского государства. У него всегда были прочные связи с Новгородом Великим.

Икона. Первая половина XIII в. ГРМ

Дерево, паволока, левкас, темпера. 155,5 х 106,3 х 3

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. Инв. № ДЖ-2116

Место создания Белозерск (?), Россия

Происходит из Спасо-Преображенского собора в Белозерске, ранее находилась в церкви во имя Василия Великого тоже в Белозерске. Отсюда именование иконы.

История создания и ее бытования в древний период неизвестна. Северный Белозерский край некогда находился на самой окраине Киевского государства. У него всегда были прочные связи с Новгородом Великим, а с другой стороны, Белозерск поддерживал также тесные отношения и с Ростово-Суздальскими землями. Но утверждение о принадлежности иконы новгородскому или владимиро-суздальскому письму не имеет под собой оснований. Здесь уже в XIII столетии образовалось самостоятельное княжество, раскинувшееся вокруг Белого озера и по берегам Шексны. Однако своей иконописной школы в это время здесь, разумеется, не сложилось. Вместе с тем весьма совершенная по технике исполнения икона Богоматери очень многим отвечает принципам византийского монументального стиля эпохи Комнинов. Вернее всего предположить, что ее писал приезжий греческий иконописец или некий русский ученик, прошедший основательную выучку у византийского мастера. Возможно, Богородичную икону писали и не в Белозерском княжестве, в каких-то близлежащих землях: большую по размерам икону навряд ли везли издалека.

«Богоматерь Белозерская» относится к канону гликофилуса. Иконографическими признаками иконы являются обнаженные и согнутые ноги Христа. Открытые ноги и руки Спасителя можно понимать как указание на Его евхаристическую жертву, как символический образ жертвенного агнца. Правой рукой Пречистая Дева поддерживает Своего Сына, а левой указует на Него. Положение ликов и рук полностью совпадают с «Богоматерью Владимирской». В.И. Антонова полагала, что «Богоматерь Белозерская» – список с «Владимирской» до того, как после многочисленных поновлений ноги Младенца были переписаны, и в результате левая нога Эммануила оказалась с вывернутой ступней (Антонова В.И. К вопросу о первоначальной композиции иконы Владимирской Богоматери // Византийский временник. Т. XVIII.- М., 1961. С. 204.). Если это так, то «Богоматери Белозерской» донесла до нас первоначальный облик прославленной владимирской иконы.

Икона из Белозерска содержит несколько характерных индивидуальных особенностей, которые выделяют ее из общего ряда ранних Богородичных образов. Икона белофонная – редчайшее явление в начальном периоде древнерусской иконописи. На белом фоне средника выделяется фигура Богоматери и Спаса Эммануила, облаченного в хитон и гиматий охряных цветов. Его изображение чрезвычайно укрупнено по сравнению с Богоматерью. Он показан скорее не младенцем Спас Эммануилом, а отроком, поучавшим первосвященников в Иерусалимском храме.

В среднике по сторонам от Богородицы даны медальерные изображения архангелов Михаила и Гавриила. На верхнем темно-синем поле иконы в медальонах слева направо представлены: Моисей, Аарон (?), Иоанн Предтеча, Захария. На боковых полях парами выписаны Исайя и Иеремия, Давид и Соломон, Авраам и Мельхиседек, Иезекииль и Нафан, Илия и Елисей, Аввакум и, очевидно, Даниил (его изображение не сохранилось). На нижнем поле – три святые жены, чьи лики не поддаются конкретизации. Все эти ветхозаветные святые и праведники, предрекавшие приход с мир Мессии, составили основание христианской Церкви. Медальоны, в которые заключены пророки – ранний пример лицевых изображений на иконных полях, в дальнейшем эта тенденция разовьется в клейменные богородичные иконы.

Татьяна Вилинбахова усматривает в композиции иконы прообразную идею Христовой церкви как Дома Богоматери: «Ее [Богородицы] лаконичный, графически четкий силуэт подобен силуэту храма; очертания головы Богоматери, покрытой темно-вишневым мафорием, напоминает купол. Изображение Христа Эммануила вписано внутрь контура полуфигуры Богоматери; их нимбы слились. Они едины и нераздельны. Младенец сидит на правой руке Богородицы. Ее кисть изображена подчеркнуто плоскостно, не поддерживающей младенца, а как бы бережно прикасающейся к его телу “Слову, ставшему плотью” (Ин 1: 14). Это образ Богоматери-Церкви, вместившей Логос. Движения рук Богоматери образуют крест. Крестообразная ритмика свойственна также и жестам и движениям младенца» («Пречистому образу Твоему поклоняемся…» Образ Богоматери в произведениях из собрания Русского музея. – СПб., 1995. С.167.).

Большую роль в раскрытии содержания иконы играет символика цвета. Белый фон на языке иконописи трактуется как символ чистоты и девства, и как символ Рая, Царства Божия, Небесного Иерусалима. Ярко-красный, киноварный цвет сдвоенных нимбов Богоматери и Христа — цвет жертвенности и мученичества. На Богоматери пурпурный мафорий: указание на то, что она представлена как Царица Небесная.

Обобщенный смысл «Богоматери Белозерской воспринимается как образ Богородицы-Церкви, воплотившейся в земной Церкви на основе евхаристической жертвы и соединения Ветхого и Нового Завета.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий