регистрация /  вход

Искусство Индии, III тыс. до н. э. — XVIII в. (стр. 2 из 5)

Стамбха, достигающая в высоту свыше 10 метров, представляет собой хорошо отполированный каменный столб. Венчает стамбху капитель со скульптурными изображениями животных, что означает царские подношения Будде. Самая знаменитая из них — Львиная капитель из Сарнатха (сер. III в. до н. э.). Согласно преданию, столб, несший эту капитель, был установлен в том месте, где Будда произнес свою первую проповедь. Капители Ашоки привели к возникновению самой ранней буддийской скульптуры.

Во время правления царя Ашоки в архитектуре получили распространение буддийские мемориальные и погребальные сооружения — ступы. В отличие от других буддийских построек, имевших внутренние помещения и вход, ступа была монолитной и цельной. Ее архитектура восходит к индуистским погребальным курганам. Ранние ступы служили местом захоронения реликвий самого Будды. Существует легенда о том, что Будду спросили, какой должна быть его гробница. Учитель расстелил на земле свой плащ и перевернул на него круглую чашу для сбора подаяний. Так ступа приобрела свою полусферическую форму. Полусфера, символ Неба и бесконечности, в буддизме означает паринирвану Будды (т.е. его окончательное освобождение от мира), а также самого Будду.

Одна из самых древних сохранившихся ступ была сооружена в Санчи при Маурьях (ок. 250 г. до н. э.). Позднее она была перестроена и несколько увеличена в размерах. Полусферический купол ступы покоится на круглом основании с идущей по всему периметру террасой. Терраса предназначалась для ритуального обряда поклонения, который состоял в том, что молящиеся обходили ступу кругом, по часовой стрелке. С южной стороны к террасе ведут две симметричные лестницы. На вершине купола установлена колонна, как бы выходящая из сердцевины ступы. В этом исследователи усматривают продолжение культа колонн Ашоки. Центральный столб, символизирующий ось Вселенной, увенчан круглыми дисками и окружен оградой из квадратных столбов. Зонты, олицетворяют небесные уровни или ступени восхождения к нирване. Три зонтика символизируют три драгоценности: Будду, Закон и монашескую общину. По традиции ограда вокруг центрального шеста должна была скрывать его от молящихся во время ритуального обхода. Сама ступа также окружена массивной оградой. Четыре пары ворот (тораны) указывают четыре стороны света и своими покрытыми глубокой резьбой балками и колоннами представляют главные стороны учения; они завораживают зрителя своими историями и картинами.

Ранняя ступа была возведена также в Бхархуте, при царе Ашоке. Однако собственно ступа до нас не дошла, сохранилась лишь ограда с воротами. Значение этих ранних ступ — в богатстве представленных на них образов: жанровые сцены, джатаки (эпизоды из предшествующих жизней исторического Будды) и самостоятельные фигуры могут служить наглядной энциклопедией искусства раннего периода. На столбах ворот высечены рельефы с изображением древнейших ведийских божеств. Это якши и якшини, духи подземных недр и сил природы, тесно связанные с культом плодородия. Якши и якшини изображались в виде людей. Якшини, происходившие от богинь растительного царства, иногда играли роль духов деревьев. В буддизме якши и якшини считались низшими божествами, однако их роль значительна: в широком смысле они были охранителями учения, а в узком — охраняли буддийский храм от злых духов, в силу этого их часто изображали попарно на воротах и оградах ступ и других культовых построек. Рельефы в Бхархуте исполнены тонко и умело, в разнообразной технике и с многочисленными вариациями в манере повествования, что опровергает представления о наивном и неразвитом стиле.

Эта искусная манера хорошо видна на примере знаменитой Оленьей джатаки, или «Притчи о благородном олене». В одном медальоне соединены четыре отдельные сцены, которые составляют эпизод из прошлой жизни Будды. В центре изображен олень — реинкарнация Будды. Олень повернулся к человеку, благоговейно сложившему на груди руки, в то время как другой человек готовится выстрелить в оленя из лука. Ниже, в реке, человек, которому олень помогает добраться до берега. Здесь наблюдается так называемое совпадение повествований: олень, изображенный один раз, участвует сразу в трех сценах. Согласно истории, после спасения из реки неблагодарный охотник направил царских лучников за трофеем. Однако олень обращает в веру царя и его свиту, они-то и показаны в благоговейных позах.

В отличие от Бхархута рельефная резьба в Санчи ограничена колоннами и балками четырех ворот (Большая ступа в Санчи. Восточные ворота). Каждые ворота разделены на три части. В верхней секции, состоящей из трех архитравов, разворачивается повествование, которое оканчивается в волютах — словно каменные страницы иллюстрированных рукописей, некогда переносимых из деревни в деревню странствующими рассказчиками. Несмотря на тесно расположенные сюжеты, глубокая резьба выполнена настолько искусно, что истории можно рассмотреть даже снизу, с земли. Пространство заполнено человеческими фигурами, фигурками животных (реальных и фантастических) и буддийскими символами, такими как ступа, лотос и дерево. Капители, которые соединены с балками и квадратными колоннами, окружены львами, слонами и карликами (Большая ступа в Санчи. Западные ворота) — их фигуры нарушают плоскостность ограды и создают динамический переход от вертикальных колонн к горизонтальным балкам. Визуальная связь с балками создается также с помощью кронштейнов в виде женских фигур. Это один из лучших примеров образа якшини в индийском искусстве. Обнаженный стан древесной богини изящно изгибается, руки тянутся к стволу мангового дерева и его пышной кроне. Движения женщины легки и грациозны, поза свободна и естественна. Эталоном красоты женщины и богини плодородия являются подчеркнуто округлые бедра и бюст. В целом форма и декоративная проработка фигур заимствованы из движений и позиций танца, который всегда был источником вдохновения для индийских художников. Квадратная нижняя часть ворот представляет собой колонны, обильно покрытые резьбой: сюжеты из джатак, фигуры воинов, элементы современной светской архитектуры. Наиболее часто встречающийся мотив — ограда ступы, такая же, как реальная каменная ограда, окружающая всю ступу, а также шпиль и зонтики на вершине купола. Такая «изгородь» ограничивает архитрав, проходит вдоль капителей, а также отделяет сцены друг от друга.

Среди наиболее выдающихся изображений в Бхархуте и Санчи — стоящие мужские и женские фигуры: якши и якшини, защитники, воины, нагараджи (цари змей). Некоторые из них изображены в позе поклонения — с руками, прижатыми к груди, в то время как другие несут различные предметы, а откровенно чувственные женские фигуры обхватывают ствол или ветви дерева. Все женские фигуры олицетворяют плодородие, а якши — силу и изобилие. Хотя якши появляются обычно как второстепенные фигуры, тем не менее они послужили моделью для изображения таких божеств, как охранители сторон света или стражники, а также бодхисаттв (люди, которые после многочисленных перерождений достигли состояния Будды, но отказались от конечного шага ради спасения других) и самого Будды. Яркий пример тому — фигуры якш из свиты с колонн Большой ступы в Санчи с их массивными формами, проработанными деталями, содержащими аллюзии на изобилие природы.

В религии буддизма и индуизма огромное значение придается царству животных. В представлении индийца люди, животные, растения и даже высшие божества всегда связаны между собой неразрывными узами. В многофигурных сценах поражает ощущение всепроникающей жизни, энергии, одушевляющей все формы. Любовь к природе, преклонение перед ее мощью и изобилием, жизнь, торжествующая во всех ее проявлениях, — вот основная тема индийского искусства, и, в частности, архитектурно-пластического ансамбля в Санчи.

Другой стиль буддийского искусства, оказавший существенное влияние на развитие Юго-Восточной Азии, зародился на Восточном побережье, вдоль реки Кришны. Начиная со времени Ашоки, этот регион был приютом для известных монашеских центров и великих учителей буддизма. Кроме того, это был район энергичной экономической деятельности, способствовавшей распространению буддийской религии, особенно вдоль морского пути на восток. Хотя ни один из ранних памятников не сохранился полностью, судя по рельефам на мраморных плитах в Амаравати и Нагарджунаконда, это были ступы грандиозных размеров, по богатству убранства превосходившие северные памятники. Реконструкция ступы в Амаравати, основанная на этих рельефах, свидетельствует не только о сложной композиции резных ворот, но также о наличии рельефов на самом теле ступы, что создает самую сложную декорацию ступы из известных нам. На ранних рельефах ступы в Амаравати повторяются многие из сюжетов, знакомые по Бхархуту и Санчи, — пустой трон, дерево Бо и толпы молящихся — и все еще нет изображений Будды. Однако по стилю они заметно отличаются. По сравнению с северными их фигуры более утонченные и чувственные, украшены более пышно. Пустое пространство недопустимо, поэтому вся плоскость покрыта движущимися фигурами, единственная передышка в этих переполненных сценах создается за счет поперечных балок — точно так же, как в Санчи. Однако при сравнении с этими рельефами северные сцены кажутся почти застывшими: фигуры расположены равномерно, часто выстроены в ряд, в то время как в Амаравати фигуры изгибаются и двигаются, сгруппированы на ограниченном пространстве и временами выходят за границы сцены, что сближает эти композиции скорее с настенными росписями в Аджанте, чем со скульптурой в Бхархуте или Санчи. Более поздние рельефы II—III вв., на которых уже есть изображения Будды, мало отличаются по стилю. Мраморные рельефы Амаравати остались исключительным примером регионального стиля, одного из самых ярких в раннем искусстве Индии, оказавшего непосредственное воздействие на искусство Шри-Ланки и Юго-Восточной Азии.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.