регистрация / вход

Архив

Архивом называют, во-первых, учреждение, на обязанности которого лежит хранение документальных источников, во-вторых — помещение, в котором хранятся документы, и в-третьих — самые собрания источников (собрания архивных материалов).

Н. Бельчиков

Архивом называют, во-первых, учреждение, на обязанности которого лежит хранение документальных источников, во-вторых — помещение, в котором хранятся документы, и в-третьих — самые собрания источников (собрания архивных материалов). Последние принято называть в современной археографии А. фондами. Литературные произведения имеют свое документальное выражение, так наз. историко-литературную документацию. Историко-литературный документ зародился в XIX в. в составе частных (усадебно-вотчинных, семейных и личных) А. Типы частных А. фондов различны в своем составе. Всякий частный фонд есть прямое отражение социального положения и деятельности своего фондообразователя. Есть фонды писателей-помещиков, писателей-разночинцев, писателей-купцов. Основной пласт документов в фонде помещика вообще (и помещика-писателя в частности) составляют бумаги, касающиеся прямого объекта его хозяйственного владения и в то же время источника его обеспеченного бытия. Купчие, закладные, подушные, приходо-расходные росписи имущества и крестьян в имениях (количество земли, скота, инвентаря, крестьян и т. п.), хозяйственно-денежные отчеты по имениям (расходы на содержание господ и дворни, состав дворни, учет скота, расходы мяса, каков урожай, умолот, и т. п.), списки предметов домашнего обихода (платье, шубы, белье, посуда и т. под.), приказы по управлению вотчинами — вот что непременно встречает исследователь в фонде помещика. И в фонде Пушкина и в фонде Тургенева этот вид документов налицо. Так, в фонде Пушкина сохранились приходо-расходные записи с июня 1835, веденные самим поэтом, сбереглись документы по Болдинской его вотчине, Новгородской губ. (хранятся в Пушкинском доме). Также до сих пор целы хозяйственно-денежные бумаги по имениям И. С. Тургенева, из коих видно, какие доходы (свыше 100 тысяч) имел он с родовых имений, как он закладывал и распродавал именья и т. п., отчеты управляющих его имениями, бумаги по наследству Тургенева, оставшемуся после брата, и т. д. Разумеется, в зависимости от исторических условий жизни помещичьего хозяйства документы, рисующие объекты хозяйственного помещичьего бытия, изменялись по характеру; в основном же они — неизбежная составная часть фонда всякой помещичьей усадьбы.

Названные помещики были писателями, и следы этой деятельности также нашли отражение в документальных памятниках. Творческие рукописи (т. е. автографы художественных произведений, черновики, копии), письма, дневники, записи событий, наброски мыслей и пр. — также составляют неотъемлемую часть фонда помещика-писателя.

Фонд писателя-разночинца разумеется не будет похож по своему составу на фонд писателя-помещика. Разночинец не был связан подобно помещику с объектами хозяйственного владения. В большинстве своем разночинец был «умственным пролетарием», трудящимся в одиночку и занятым интеллектуальным трудом, чаще писательством, литературой, журналистикой. Поэтому историко-литературный документ скоплялся в фондах разночинцев по преимуществу. Писатель-разночинец не был так склонен к собирательству, как писатель-помещик, усадебник. Если усадьба, поместно-крепостной уклад, в силу неподвижности и консерватизма быта, прививали и усиливали в своих питомцах склонность к собирательству, то быт разночинца, полный борьбы и лишенный прочного уюта, неподвижности и обеспеченности, мало давал удобств для скапливания бумаг; А. для разночинца часто был тяготой, обузой. Поэтому не сохранилось личных А. Помяловского, Решетникова, Кокорева в целом; уцелели лишь жалкие отрывки, отдельные листки черновых тетрадей, письма к ним. Разночинцы сберегали «свои бумаги» (выражение Н. Г. Чернышевского), если они могли понадобиться для редакционной работы. Так А. Н. Добролюбов сберегал свои бумаги, когда редактировал «Современник» (см. сообщение об этом Н. Г. Чернышевского — «Временник Пушкинского дома», 1913, стр. 41).

Есть и сходные группы материалов в фондах писателей дворян и разночинцев. Это будут записи авторского гонорара, расходы его, списки книг личной библиотеки, сведения об изданиях сочинений и т. п.; также переписка, дневники, документы об оффициальном (служебном или личном) положении писателя. Словом, целостный, естественно сложившийся фонд писателя является не случайным, механическим подбором отдельных документов, а социально обусловленным и внутренне спаянным организмом. В целом писательский А. — прямое отражение социального бытия писателя и его литературно-общественной деятельности. Все многообразие жизни писателя в экономическом, социально-политическом и культурно-бытовом отношении получает соответствующее выражение в документации фонда писателя.

Понятно, как важно в научном отношении иметь писательские А. в их полном, неразрозненном виде. В действительности этого почти нет. А. многих писателей поступали в библиотеки и музеи по частям и в разное время. Большая часть писательских А. существует в разрозненном виде, раздробясь на несколько частей, так наз. собраний. Так, рукописный фонд Пушкина распался на ряд собраний: Румянцевского музея (ныне Библиотека им. Ленина) — здесь основное ядро А.; Майковское собрание (это бумаги, отделенные непосредственно от основного ядра пушкинистом П. В. Анненковым и попавшие позднее в руки акад. Л. Н. Майкова); Пушкинского дома (здесь собрание автографов самого Пушкинского дома и собрание бумаг Пушкина, составленное президентом Академии наук К. Р., вотчинный архив Болдина и др.); Публичной библиотеки [здесь много автографов, в числе их законченные редакции «Евгения Онегина», хозяйственно-деловые бумаги (Онегинское собрание), свыше 70 автографов поступило недавно в Пушкинский дом]. А. Достоевского рассеян также по нескольким хранилищам Москвы и Ленинграда: части его в мемориальном музее писателя в Московском историческом музее, в Пушкинском доме, Центроархиве и др. Рукописи Л. Н. Толстого хранятся в девяти хранилищах Москвы и Ленинграда; в Москве их хранят: Библиотека им. Ленина, Центроархив, Толстовский музей и Исторический музей; в Ленинграде — Рукописное отделение Академии наук, Толстовский музей, Публичная библиотека, Пушкинский дом и Ленинградский исторический архив. После революции писательские А. и материалы из них в большом количестве стали поступать в хранилища. За революционные годы создан ряд мемориальных А., где рукописные материалы составляют нередко значительную коллекцию в ряду музейных экспонатов. Таковы музеи, созданные за последние годы: А. П. Чехова, Л. Н. Толстого (в Москве), И. С. Тургенева (в Орле), М. Горького и др.

Помимо естественно слагающихся, целостных частных фондов, создаваемых самими писателями, историко-литературный документ сберегся также в фонде некоторых правительственных учреждений, поскольку такие учреждения, как цензурные учреждения, III Отделение собств. его имп. величества канцелярии, секретные отделения канцелярий местных ген.-губернаторов, А. дворянских собраний, — имели тесное соприкосновение с русской литературой и ее живыми представителями. Так напр. цензура, в силу контрольных своих функций, часто задерживала представленные на просмотр художественные произведения, подвергая их частичным изменениям или полному запрещению. В подобных случаях в недрах цензурных А. оставались как автографы писателей (так наз. «цензурованные» экземпляры; в таковых представлены: «Маскарад» Лермонтова, «Пятидесятилетний дядюшка» Белинского и др.), так и набранные гранки (напр. статьи Ап. Григорьева «О комедиях Островского» и др.) и т. п. Кроме того имеются цензурные отзывы о произведениях, проходивших цензуру, постановления Комитета, целые дела о журналах и сотрудниках, особенно, если журнал с самого начала привлекал к себе внимание цензурного ведомства. В делах III Отделения также застревали рукописи писателей, попадая туда как вещественные доказательства при обыске и т. п. В III Отделении составлялись специальные дела о писателях и отзывы о лит-ой жизни, журналистике и писателях из года в год. Все это — источники, могущие послужить материалом для историко-литературного исследования.

Помимо этого историко-литературный документ сохранился еще в так наз. коллекциях автографов, являющихся искусственным подбором документов, интересующих собирателя. Так имеется огромная коллекция автографов видных писателей 40–70-х гг. прошлого столетия, составленная А. И. Лобановым-Ростовским, альбомы автографов огромного числа писателей русских и европейских конца XVIII и до первой половины XIX в. в Остафьевском А. кн. П. А. Вяземского. Любители-коллекционеры сберегли не один ценный документ из прошлого нашей литературы, и знание состава таких коллекций небесполезно для исследователя.

С 60-х гг. прошлого столетия, когда в силу крушения поместно-дворянского крепостного владения из разрушенных дворянских гнезд стали поступать литературные документы в общественные хранилища, роль последних взяли на себя Публичные библиотеки и музеи, образовав в своем составе Рукописные отделения. В целях информирования широких кругов исследователей, эти учреждения с 50-х гг. стали печатать сведения о рукописях и А. писателей, принятых ими на хранение. Такие краткие сведения помещались обычно в ежегодных отчетах Петербургской публичной библиотеки, Московского румянцевского музея (ныне Библ. им. Ленина), отчетах Академии наук (в ее Рукописном собрании); также выпускались отдельно описания целых собраний рукописей писателей XIX века.

Список литературы

Архив А. С. Пушкина: Отчеты Публичной библиотеки за 1873, 1875–1881 и др. (сведения об автографах «Евг. Онегина», «Кавк. пленника»)

Якушкин В. Е., Рукописи А. С. Пушкина, хранящиеся в Румянцевском музее в Москве, «Русская старина», февраль — декабрь, 1884

Срезневский В. И., Автографы Пушкина, поступившие в Библиотеку Академии наук в 1903, Пушкин и его современники, вып. II, СПБ., 1908

Его же, Пушкинская коллекция, принесенная в дар Библиотеке Академии наук А. А. Майковым, Пушкин и его современники, вып. IV, СПБ., 1908

Модзалевский Б. Л., Описание рукописей Пушкина, находящихся в музее А. Ф. Онегина в Париже, Пушкин и его современники, вып. XII, СПБ., 1910

В сокращенном и переработанном виде часть этого описания перепечатана в книге «Неизданный Пушкин», П., 1922

Его же, Список рукописей, принадлежащих Пушкинскому дому, «Известия Академии наук», СПБ., 1911

Модзалевский Б. Л. и Казанович Е. П., Описание рукописей, принадлежащих Пушкинскому дому, отд. I, Пушкин, «Временник Пушкинского дома», СПБ., 1914

Бельчиков Н. Ф., Архив А. С. Пушкина, «Архивное дело» вып. XIII, 1927

Щеголев, Пушкин и мужики, 1928.

Архив Ф. М. Достоевского: Достоевская А. Г., Библиографический указатель сочинений и произведений искусства, относящихся к жизни и деятельности Ф. М. Достоевского, собранных в музее памяти Ф. М. Достоевского в Московском историческом музее [1846–1903], СПБ., 1906

Чешихин-Ветринский В. Е., Архив Достоевского (о новых поступлениях), «Утренники», кн. I, 1922

Бельчиков Н. Ф., Архив Ф. М. Достоевского, «Архивное дело», вып. II, 1925.

Архив М. Ю. Лермонтова: Абрамович Д. И., Рукописи Лермонтова в Лермонтовском музее, а теперь в Пушкинском доме, Публ. библиотеке, Московском историческом музее, Библиотеке Академии наук, Румянцевском музее и частных собраниях, см. в V т. академ. изд. полного собрания сочинений М. Ю. Лермонтова, СПБ., 1910–1913.

Архив А. П. Чехова: Чеховский музей при Библиотеке Румянцевского музея, см. Отчет Румянцевского музея за 1912 (рукописи «Вишневого сада», «Злоумышленники» и др.)

Лейтнекер Е., Музей имени Чехова в Москве, «Вестник просвещения», кн. 1, 1922

Соболев Ю., Чеховский музей в Москве, «Московский понедельник», № 10, 1922

Балухатый С., Неизданные материалы чеховской комнаты в Таганроге, «Лит-ая мысль», кн. 2, 1923

Архивный фонд А. П. Чехова в Центроархиве, «Архивное дело», в. III-IV, 1925.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий