Реализм в Германии XIX века

Общая характеристика реализма в Германии 19 века. Генрих Гейне. Биография и творчество. Георг Бюхнер. Биография и творчество.

Реферат подготовила Денисова Е. Ю.

Таврический национальный университет им. В.И. Вернадского

г. Симферополь

2006-2007 учебный год

1. Общая характеристика реализма в Германии 19 века.

После смерти Гёте в 1832 классически-романтический период в немецкой литературе подошел к концу. Политическая реальность эпохи не соответствовала возвышенным представлениям писателей предшествующего периода. В философии, которая повернула к материализму, ведущее место принадлежало Л.Фейербаху и К.Марксу; в литературе все больше внимания уделялось социальной действительности. Лишь в 1880-е реализм был потеснен натурализмом с его радикальными программами.

Реализм — это правдивое, объективное отражение действительности. Он возник во Франции и Англии в условиях торжества буржуазных порядков. Социальные антагонизмы и недостатки капиталистического строя определили резко критическое отношение к нему писателей-реалистов. Они обличали стяжательство, вопиющее социальное неравенство, эгоизм, лицемерие. По своей идейной целенаправленности он становится критическим реализмом. Вместе с пронизано идеями гуманизма и социальной справедливости.

Реализм - понятие, характеризующее познавательную функцию искусства: правда жизни, воплощенная специфическими средствами искусства, мера его проникновения в реальность, глубина и полнота её художественного познания. Так, широко понимаемый реализм – основная тенденция исторического развития искусства, присущая различным его видам, стилям, эпохам.

Исторически конкретная форма художественного сознания нового времени, начало которой ведут от Возрождения (“ренессансный реализм”), либо от Просвещения (“просветительский реализм”), либо с 30-х гг. 19 в. (“собственно реализм”). Ведущие принципы реализма 19-20 вв.: объективное отображение существенных сторон жизни в сочетании с высотой и истинностью авторского идеала, воспроизведение типичных характеров, конфликтов, ситуаций при полноте их художественной индивидуализации (т.е. конкретизации как национальных, исторических, социальных примет, так и физических, интеллектуальных и духовных особенностей), предпочтение в способах изображения “форм самой жизни” но наряду с использованием, особенно в 20-м в. условных форм (мифа, символа, притчи, гротеска), преобладающий интерес к проблеме “личность и общество” (особенно - к неизбывному противостоянию социальных закономерностей и нравственного идеала, личностного и массового мифологизированного создания).

Творчество некоторых авторов, родившихся на рубеже столетий, носило переходный характер. Пейзажная лирика Н.Ленау (1802–1850) отражала отчаянные поиски мира и покоя. Ф.Рюккерт (1788–1866), подобно Гёте, обратился к Востоку и виртуозно воссоздал на немецком языке его поэзию; в то же время в стихах (Сонеты в латах, 1814) он поддержал освободительную войну против Наполеона. Борьба Польши за независимость стала темой многих стихов А.фон Платена (1796–1835), который последние годы жизни провел в Италии, воспевая в совершенных по форме стихах свой вечный идеал – Красоту. Э.Мёрике (1804–1875) развивал в своей поэзии богатое литературное наследие минувшего.

Не приемля ухода большинства тогдашних авторов от действительности в мир воображаемый, мнимый, группа либеральных литераторов «Молодая Германия» провозгласила идеалы гражданственности и свободы. Особое место среди них занимает Л.Бёрне (1786–1837), но из великих писателей в это движение, хотя и временно, входил только один – Гейне. С годами горький контраст между грезой и реальностью привнес в творчество поэта иронию и эмоциональный разлад. В поздних повествовательных поэмах Атта Троль (1843) и Германия. Зимняя сказка (1844) Гейне вполне выявил яркое сатирическое дарование.

Растущим осознанием роли среды характеризуется развитие прозы в середине и конце 19 в. Лучшие достижения относятся к жанру новеллы, который успешно культивировался в Германии примерно с 1800. Однако в силу ограниченного объема новелла не могла воплотить судьбоносные общественно-политические перемены в жизни нации. К.Л.Иммерман (1796–1840) в романе Эпигоны (1836) – название, символичное для всего послегётевского периода – попытался изобразить крах старого общественного порядка под натиском меркантильности. Безнравственному обществу Иммерман в Обергофе, одной из частей романа Мюнхгаузен (1838–1839), противопоставил образ «здорового» прямодушного крестьянина. Жизни крестьян посвящены и романы швейцарца И.Готхельфа (псевд.; наст. имя – А.Битциус, 1797–1854).

Появляются первые удачные романы на диалектах, в частности произведения Ф.Ройтера (1810–1974) на нижненемецком Из времен французского нашествия (1859) и его продолжения. Интерес читателей к чужеземной жизни удовлетворяли такие писатели, как Ч.Зилсфилд (наст. имя К.Постль, 1793–1864), чья книга Судовой журнал (1841) во многом способствовала формированию у немцев образа Америки.

Черпая вдохновение в родной Вестфалии, немецкая поэтесса Аннетта фон Дросте-Гюльсгоф (1797–1848) создала собственный лирический язык, вторящий голосу природы. Лишь в 20 в. открылось значение трудов австрийца А.Штифтера (1805–1868), который сосредоточил внимание на первоосновах существования в природе и обществе (Этюды, 1844–1850). Его идиллический роман Бабье лето (1857) отмечен консервативными тенденциями, усилившимися после революции 1848, и верностью гуманистическому идеалу в духе Гёте; герои Штифтера нередко приходят к стоическому смирению. Этот же мотив играет важную роль в творчестве уроженца Северной Германии Т.Шторма (1817–1888). Вслед за ранними лирическими новеллами – среди них особо выделяется Иммензее (1850) – вышли еще более впечатляющие Aquis submersus (лат.; Поглощение водами, 1876) и Всадник на белом коне (1888). В.Раабе (1831–1910), в поисках прибежища от пессимизма, погрузился в диковатый мир одиноких маленьких людей. Начиная с Хроники Воробьиной улицы (1857) он продолжал традицию юмористического романа, которая в Германии восходит к Жану Паулю.

Поэтический реализм, который ряд критиков усматривает во всей художественной прозе этого периода, легко уясняется на примере швейцарского романиста Келлера (1819–1890). Опираясь на философию Фейербаха, он обнаруживал чудо красоты даже под самой невзрачной наружностью. В своем творчестве он достиг гармонии реальности и поэтического вúдения. Соотечественник Келлера К.Ф.Мейер (1825–1898) писал изящные исторические новеллы, в частности из эпохи Возрождения (Женитьба монаха, 1884). Как в прозе, так и в стихах Мейер наделял обстоятельства символическим значением. Совершенство формы характерно и для рассказов плодовитого и в свое время очень популярного П.Гейзе (1830–1914). Т.Фонтане (1819–1898) разделял интерес своих предшественников к истории (баллады и роман Шах фон Вутенов, 1883) и родной провинции (Странствия по марке Бранденбург, 1862–1882). Особенно удался Фонтане анализ столичного общества в романе Эффи Брист (1895).

2. Генрих Гейне. Биография и творчество.

Генрих Гейне (Heinrich Heine) (1797–1856), немецкий поэт и прозаик, критик и публицист, которого ставят в один ряд с И.В.Гёте, Ф.Шиллером и Г.Э.Лессингом. Родился 13 декабря 1797 в Дюссельдорфе в семье обедневшего еврейского купца Самсона Гейне. Первоначальное воспитание Гейне получил в местном католическом лицее, где ему у него проявилась любовь к пышности католического богослужения, не покидавшая его всю жизнь. Во время войны с французами молодой Гейне в течение короткого времени был заражён патриотизмом, который быстро остыл после победы реакции над Наполеоном, когда с приходом пруссаков в Рейнской провинции воцарились опять старые феодально-бюрократические порядки, уничтожившие также и провозглашённое Наполеоном равноправие евреев с другими религиозными группами. Эти политические события оставили яркий след в его духовном развитии и во всём его поэтическом творчестве. Французская оккупация внесла в атмосферу раздробленной Германии прогрессивные идеи, в т.ч. новые принципы гражданского и религиозного равенства, которые на всю жизнь сделали Гейне «либералом» в традициях Французской революции. Полученное им смешанное образование несомненно способствовало формированию его в целом космополитического мировоззрения. После частной еврейской школы он учился в лицее, где уроки велись на французском языке и даже католическими патерами.

Безуспешными оказались попытки Гейне заняться коммерцией, сначала во Франкфурте-на-Майне (1815), затем в Гамбурге (1816–1819). Родители Гейне, мечтавшие видеть сына генералом наполеоновской армии, после поражения Наполеона мечтали о профессии купца для Гейне. Но молодой Гейне не подавал соответствующих надежд ни в местной торговой школе, ни во Франкфурте на Майне; и когда Гейне в июле 1816 г. отправился в Гамбург к дяде-миллионеру, Соломону Гейне, для изучения купеческого дела, он уже сознавал себя поэтом, далёким от торгашеской прозы. Он учился в Бонне (1819), Гёттингене (1820) и Берлине (1821–1823), где испытал сильное влияние Гегеля. В итоге, вернувшись в Гёттинген, в 1825 получил звание доктора права. После того как Пруссия в 1823 отняла у евреев гражданские права, Гейне сделался заклятым врагом прусского режима, хотя, по примеру многих современников, принял лютеранство (1825). Официальная перемена вероисповедания не дала ему никаких преимуществ, ибо его сочинения раздражали власти куда больше, чем его религия. Сложности с объединенной австро-прусской цензурой начались очень скоро и преследовали его всю жизнь.

В сфере интересов Гейне главное место всегда занимала литература. В Бонне он познакомился с А.В.Шлегелем и посещал его лекции; в Берлине уже состоявшимся литератором был вхож в литературный кружок Рахили фон Энзе. Первые свои стихи Гейне опубликовал в 1817; первый сборник, «Стихотворения» (Gedichte), вышел в свет в 1821, а первый стихотворный цикл, «Лирическое интермеццо» (Lyrisches Intermezzo), – в 1823. Попробовал он свои силы и в политической публицистике.

Творчество Гейне прочно связано с романтизмом, хотя себя самого он называл «романтиком-расстригой». В своих произведениях Гейне тоскует по гармоническому идеалу, по идее высокого назначения искусства, но одновременно ему свойственно острое чувство современности. В своих едких и остроумных произведениях он обращался к реальным проблемам общественно-политической жизни, закладывая основы новой эстетики, связанной с реалистическим осмыслением социальной жизни в искусстве.

Гейне – мастер короткого любовного стихотворения, где чувство выражает себя как бы между строк. Глубина душевных переживаний часто воспроизводится через приметы внешнего мира. Как для поэта-романтика. Идеалом для него остается высокая романтическая любовь. Но идеал не совпадает с действительностью. Столкновение мечты и реальности рождает знаменитую гейневскую иронию, которая проверяет романтический идеал реальной жизнью и ставит все под сомнение. Возлюбленная может иметь плохой характер, но ее поцелуй доставляет радость.

После университета Гейне предполагал заняться в Гамбурге юридической практикой, но в конечном счете предпочел литературную деятельность и весьма быстро укрепил свои позиции как в прозе, так и в поэзии. Первый из четырех томов его «Путевых картин» (Reisebilder, 1826), о пешем странствии в горах Гарца («Путешествие по Гарцу» – Die Harzreise), принес ему широкую известность, и впредь он зарабатывал на жизнь литературным трудом. «Путевые картины» ознаменовали также начало его многолетнего сотрудничества с гамбургским издателем Ю. Кампе. В эти годы Гейне много разъезжает, проводит 3–4 месяца в Англии (1827), затем в Италии (1828), где задерживается чуть дольше; эти поездки послужили материалом для следующих томов «Путевых картин» (1829, 1831). Одновременно он перерабатывал свои стихи и составил «Книгу песен» (Buch der Lieder, 1827), снискавшую широкое признание не в последнюю очередь потому, что многие стихи были положены на музыку Ф.Шубертом и Р.Шуманом. В 1829 Иоганн Котта предложил Гейне стать соиздателем своей мюнхенской газеты «Новые всеобщие политические анналы» («Neue Allgemeine Politische Annalen»). Гейне принял предложение, но уже в 1831, возможно, рассчитывая на профессорскую должность (он ее так и не получил), оставил должность редактора.

Отныне Гейне был профессиональным литератором. Июльская революция 1830 дала ему ответ на вопрос, что делать дальше: в мае 1831 он уезжает из Германии и навсегда поселяется в Париже. Париж круто изменил его жизнь, он поднялся на новую ступень как прозаик и публицист. Его репортажи о Франции были посвящены общественной жизни, политике, искусству и театру; репортажи о Германии – литературе и философии. Начал он с серии статей о Париже в коттовском «Утреннем листке» («Morgenblatt»), продолжив эту работу циклом публикаций для «Всеобщей газеты» («Allgemeine Zeitung») того же издателя. Эти последние вызвали недовольство австрийского канцлера К.Меттерниха и полностью были напечатаны только отдельной книгой под названием «Французские дела» (Französische Zustände). Книга эта посвящена режиму Луи Филиппа и содержит знаменитое предисловие с резкой критикой Вильгельма IV Прусского, призывающее его дать народу обещанную конституцию. Статьи Гейне о Германии выходили на двух языках и включают работы «Романтическая школа» (Die romantische Schule, 1833) и «К истории религии и философии в Германии» (Zur Geschichte der Religion und Philosophie in Deutschland, 1834).

В 1834 Гейне познакомился с молоденькой продавщицей Кресанс Эжени Мира, которую увековечит в стихах под именем Матильды. В 1841 они поженились.

В 1835 в Пруссии рейхстаг запретил произведения ряда политически прогрессивных авторов «Молодой Германии» («Das junge Deutschland»). Имя Гейне стояло в списке рядом с именами К.Гуцкова, Г.Лаубе, Т.Мундта и Л.Винбарга. Не сумев снискать благосклонность официальной Пруссии, Гейне не ладил и с немецкими революционерами-реформаторами, которых в Париже объединил вокруг себя Л.Бёрне. Бёрне резко обрушился на Гейне в своих «Письмах из Парижа» (Briefe aus Paris), и Гейне был вынужден ответить. Сделал он это уже после смерти Бёрне в работе «Людвиг Бёрне, книга воспоминаний» (Ludwig Börne, eine Denkschrift, 1840), которую ожидал на родине весьма холодный прием. В том же 1840 Гейне возобновил во «Всеобщей газете» разносторонние публикации о жизни Парижа, в 1854 вышедшие отдельной книгой под названием «Лютеция» (Lutezia). Это были его последние опыты в области журналистики; он начал писать стихи, которые вновь заняли доминирующее положение в его творчестве, о чем свидетельствуют вышедшие одна за другой книги «Атта Тролль» (Atta Troll, 1843), «Новые стихотворения» (Neue Gedichte, 1844) и «Германия, зимняя сказка» (Deutschland, ein Wintermärchen, 1844), итог состоявшейся годом раньше поездки на родину и одно из самых сильных его произведений.

К тому времени здоровье поэта было сильно подорвано; семейные ссоры, последовавшие за смертью дяди в 1844, обострили болезнь, которая в 1848 приковала Гейне к постели. Это несчастье, однако, не положило конец его литературной деятельности. Хотя болезнь превратила его жизнь в сплошное страдание, творческая энергия Гейне неизмеримо возросла, свидетельством чему «Романсеро» (Romanzero, 1851) и «Стихотворения» 1853 и 1854 годов (Gedichte 1853–1854), за которыми последовал еще один сборник, опубликованный посмертно. Умер Гейне в Париже 17 февраля 1856; похоронен на Монмартрском кладбище.

В обширном поэтическом и публицистическом творчестве Гейне сменяются, сочетаются и отталкиваются друг от друга три мировоззрения, боровшиеся в его эпоху: он начал свою поэтическую деятельность как певец лунной сказки и романтической любви. Этой поэзии соответствовали временами и его политические воззрения, когда он высказывался за монархию и заявлял, что не любит республики, что больше ценит подвиги верности, нежели подвиги свободы. Но так как он сам вырос в эпоху эмансипации бюргерства, то эта дворянско-романтическая идеология все больше и больше вытеснялась идеологией революционно-буржуазной.

Обуреваемый этой внутренней борьбой, Гейне то называет любовь к буржуазной свободе своей религией, «первосвященником которой был Христос, а апостолами французы», отвергая дворянство как ненавистное ему привилегированное сословие, то сочувствует ему как, якобы, хранителю цивилизации, отстаивавшему не столько своё классовое господство, сколько все художественные коллекции, которые оно собирало в течение веков. После переезда в Париж Гейне однако может считаться в течение довольно долгого времени провозвестником буржуазных идей — он первый немецкий поэт, гордо воспевший великие идеи 1789. Но познакомившись основательней с развитой буржуазией во Франции, он вследствие неустойчивости своего мировоззрения отходит в царство романтизма.

С другой стороны, Гейне — верный барабанщик революции и прогресса вообще. Разочаровавшись в дворянстве и буржуазии, он благодаря Марксу приближается к идеологии пролетариата, сознаёт его историческую роль, но боится победы коммунизма, ибо, как индивидуалист и интеллигент до мозга костей, с ужасом и трепетом думал о господстве несознательных рабочих, этих, как писал он, «мрачных икоконоборцев», которые «своими грубыми руками беспощадно разобьют все мраморные статуи красоты, столь дорогие моему сердцу; они разрушат все те фантастические игрушки искусства, которые были так милы поэту; они вырубят мои олеандровые рощи и на их месте станут сажать картофель». Его представление о пролетарской революции как о разрушительнице мира искусства и культуры базируется на непосредственных впечатлениях, вынесенных поэтом, а не научным социалистом, от выступлений рабочего класса периода разрушения машин, неорганизованных восстаний и т. д. Гейне не изменил этого своего представления о рабочих даже к концу жизни — об этом свидетельствует его стихотворение «Бродячие крысы» (Wanderratten). Но если он не был целиком ни романтиком, ни революционно настроенным буржуа и ни коммунистом, все же он до конца жизни верил в победу пролетариата. Отражая в своём творчестве идеи трёх борющихся между собою мировоззрений своего времени, он сумел их соединить в известном смысле в одно художественное целое, и этим объясняется его исключительное положение не только в немецкой, но и в мировой литературе. В первой он определил своё место так: «Мною заканчивается старая немецкая лирическая школа и одновременно открывается новая школа, современная немецкая лирика». Вместе с тем Гейне создал целую школу в немецкой журналистике

Поэтическая техника Гейне Характеризуется своеобразной неустойчивостью, постоянными исканиями нового выражения, ведущими к разложению как унаследованных от романтики, так и создаваемых самим поэтом форм. Автопародия постоянно встречается у Гейне - ироническое уничтожение баллады в «Новых стиххотворениях» и «Романсеро» идёт параллельно с её созданием в «Подземном мире» (Unterwelt).

Но в то же время эта раздвоенность, разорванность восприятия, быстрые переломы настроений, постоянная все отрицающая едкая ирония получают в лирическом творчестве Гейне адекватное выражение, мастерство которого почти не имеет себе равного, но формы которого меняются несколько раз

Но вместе с тем появляются новые формы: наряду с лирической народной песней используются мотивы народной и романтической баллады («Lorelei» - «Лорелея», «Die Jungfrau schläft» — «Девушка спит» и т. д.); лаконический параллелизм зачинов и скупая на описания символика природы в духе народной песни «Лирического интермеццо» сменяется в «Возвращении на родину» (Heimkehr) мастерским пейзажем (особенно важны мотивы моря и города, впервые выступающие в лирике Гейне); наблюдается тяготение к большей лирической форме. Это тяготение получает блестящее разрешение, с одной стороны, в многострофных балладах «Harzreise», идеологически уже связанных с позднейшим периодом творчества Гейне, — апология «рыцарей духа», прославление освобождённой плоти, но в стиле и метрике, продолжающих прежние лирические формы Гейне; с другой — в вольных ритмах «Nordsee», представляющих резкий контраст с его предыдущей лирической манерой: мощный подъем лирической эмоции, патетический и местами гиперболический стиль, щедрое использование античной и христианской мифологии, грандиозная символика природы, наконец, ни с чем не сравнимое мастерство ритма — таковы основные особенности этих «дифирамбов морю».

Как лирика Гейне, так и его сатира строятся в значительной степени на разложении романтических форм. Основным приёмом комики у Гейне является словесная игра. Не говоря уже об обычных пуентировках конца, Гейне мастерски владеет пародической цитатой (для сравнения, например, «Schlosslegende» (Дворцовая легенда)] и приёмом антифразы (например, «Bei des Nachtwächters Ankunft in Paris» (На прибытие ночного сторожа в Париж)); охотно прибегает он также к гротескным выводам из известного реального факта («Der neue Alexander» (Новый Александр), «Unsere Marine» (Наш флот)), к комической гиперболе (замечательное предсказание «верноподданнической» немецкой революции в «1649—1793»), к буквальному истолкованию образных выражений и кажущемуся алогизму словосочетаний («Zur Beruhigung» (Для успокоения)]; в области комической фоники особенно интересны составные рифмы Гейне.

Но в лучших образцах своей сатиры Гейне не ограничивается этими приёмами комики, — он даёт их на фоне противоположной эмоции, тем самым заостряя контраст, подчёркивая переломы настроений. Так в «Атта Тролль» сатирическая животная басня (история медведя, вставная история мопса — швабского поэта) чередуется с романтической экзотикой охоты в Пиренеях. Ещё острее дан контраст в «Германии», где сатирическая характеристика немецкой действительности перебивается пафосом лирических отступлений; и здесь Гейне пользуется ещё элементами романтических форм, — то патетически сублимируя их (мотивы двойника, сказочные реминисценции), то иронически персифлируя (беседа с «отцом Рейном», с Барбароссой, с Гаммонией).

То же контрастное строение, те же переломы настроения и стиля, тот же блеск словесной игры и пафос высокого лиризма свойственны и прозе Гейне. Характерно, что попытки Гейне овладеть большой повествовательной формой окончились неудачей, — три сохранившихся главы его недописанного романа «Бахарахский раввин» свидетельствуют о неумении поэта выдержать тон спокойного объективного повествователя. И не менее характерно, что в больших вещах Гейне («Reisebilder») объединение достигается чисто внешне — формой путешествия, единством личности рассказчика.

Но, не создав большой формы, Гейне мастерски пользуется повествовательным фрагментом, вводя его в неповествовательную прозу - "Buch Le Grand" (Книга Le Grand), «Memoiren des Herrn von Schnabelewopski» (Мемуары г-на фон Шнабелевопски), «Florentinische Nächte» (Флорентийские ночи). Так, разбивая унаследованное деление художественной и нехудожественной прозы, Гейне создаёт из соединения их элементов новую форму — форму фельетона. Как мастер фельетона Гейне породил целую школу в немецкой журналистике

Произведения Гейне легко читаются – отчасти потому, что он умел о многом сказать просто и коротко, а отчасти потому, что он никогда не вдавался в пространную полемику, предпочитая короткие стихи или прозу и легко переходя от одной темы к другой. Его популярность, но отнюдь не истинное его место в литературе, зиждется на стихах, на блестящих и неподражаемых песнях (Lieder), широко известных во всем мире. Он был не только прирожденным поэтом, но и блестящим прозаиком, соединяя в своих произведениях ясность Лессинга, которым он восхищался, с гением Ницше, который восхищался им. Проза Гейне в «Книге Le Grand» (Das Buch Le Grand), повествующая о вступлении французов в Дюссельдорф, стоит в одном ряду с балладой «Гренадеры» (Die Grenadiere), посвященной тому же событию. В целом путевые заметки Гейне дают яркую картину его дарования – острого ума, едкой иронии, сатирического дара. Впрочем, на фоне стихов, написанных Гейне в последние 15 лет жизни, все прочее отходит на второй план. Как поэт-лирик он достиг непревзойденного мастерства.

3. Георг Бюхнер. Биография и творчество

Георг Бюхнер (Georg Büchner) (1813–1837), немецкий писатель, создатель реалистической драмы. Родился 17 октября 1813 под Дармштадтом. Сын врача, брат врача и естествоиспытателя Людвига Бюхнера. Изучал медицину, историю и философию в университетах Страсбурга и Гисена. В 1834 участвовал в Гисене в революционном движении. Вместе с другими радикально настроенными студентами он организует «Общество прав человека» и налаживает контакт с другим обществом – гисенских демократов. Их общей целью стало распространение демократических тайных организаций в стране. Желая привлечь к этому широкие слои общества Бюхнер пишет прокламацию «Гессенский сельский вестник» обращенную крестьянам. Уже первые ее строки выражают всю идею произведения: «Мир хижинам! Война дворцам!». Далее в тексте автор приводит убедительные доводы, что в бедствующем положении народа виновата правящая верхушка – министры и князья. Бюхнер разоблачает власть имущих и призывает народ к восстанию. За написание этого политического памфлета он разыскивался полицией, однако ему удалось скрыться и бежать в Швейцарию. В начале 1836 отошел от политики и продолжил образование. В том же 1836 начал читать лекции по анатомии в Цюрихском университете; несколько месяцев спустя - заразился тифом и умер 19 февраля 1837.

Бюхнер был выдающимся социально-политическим мыслителем и революционным демократом, а так же талантливым публицистом и писателем, пролагавшем новые пути в немецкой драме. Ему свойственно материалистическое понимание истории, он считал, что личность зависит от хода истории, от общественного климата эпохи, но сама не в состоянии вмешаться в него и дать ему другое направление. Но народные массы и их потребности в состоянии вызвать социальные преобразования. Утверждение идеи революционного насилия вместе с признанием невозможности овладеть «фатализмом истории» и было центральным противоречием бюнхеровского мировоззрения, определившим его трагический характер.

Бюхнер написал всего три драматических произведения и один прозаический фрагмент, однако они принадлежат к числу наиболее оригинальных творений немецкой литературы. Самая значительная его пьеса, «Смерть Дантона» (Dantons Tod, 1835), – драматический портрет одной из центральных фигур французской революции, Дантона. Эта пьеса была создана в дни разгрома созданного им «Общества», она отражает настроение этих дней. Бюхнер обращается к якобинскому периоду в истории французской революции. Осмысление ее опыта сочетается с размышлениями писателя над проблемами немецкой демократии, над тем, какими должны быть цели революционного преобразования и жизненные принципы возглавивших революцию. Новаторская по форме, «Смерть Дантона» состоит из отдельных сцен, где сменяют друг друга философский спор, меланхолическая медитация и политическая риторика. Из комнат действие переносится на улицы и площади Парижа, развертывается то в Конвенте, то в революционном трибунале, то в игорном салоне, то в тюремной камере. Судьбы политических деятелей и судьбы народа, исторические акции и повседневный быт создают напряженную сценическую атмосферу. Высокое содействует с банальным, трагическое с комическим – это являлось сознательной установкой Бюхнера. Он боролся за утверждение реализма в искусстве и ополчался против романтиков и их идеализации действительности. «Я за Гете и за Шекспира, но не за Шиллера» - пишет он в письме родителям в 1835 году.

Главные антагонисты в драме – это Дантон и Робеспьер. Эти герои воплощают в себе разные точки зрения на революцию и ее цели и их столкновение неминуемо. Но они также живые люди, способные страдать, сомневаться и ошибаться. Дантон – человек, с чьим именем связаны крупные дела революции, опустошен и жаждет только покоя. Он считает, что «умереть достойно легче, чем жить». Да, он популярен, у него есть жена. Но он чувствует себя одиноким. В произведении дается и психологическая мотивировка его внутреннего состояния: Дантон утратил опору, уверенность в правоте собственной позиции и даже в возможности целенаправленного участия личности в историческом процессе. Он видит, что народ хочет хлеба, а получает лишь головы казненных и понимает, что якобинский террор не решает проблем революции. А его друзья ждут от революции лишь права на наслаждения: «Мы хотим нагих богов, вакханок, олимпийских игр». Раздумья Дантона придают его образу настоящий трагизм. Вождь революции, осознавший собственное бессилие, обречен на гибель. И Дантон погибает на гильотине. В трактовке образа Дантона отразились размышления автора об итогах француской революции и его сомнения, связанные с неудавшимися надеждами на крестьянское восстание в Германии.

Робеспьер у Бюхнера – также один из вождей революции, как и Дантон, не нашедший правильного решения ее проблем. Он стремится довести ее до конца, придерживаясь принципа суровой добродетели: «Торжество добродетели невозможно без террора». И Робеспьер не останавливается не перед чем: суд над дантонистами сфабрикован его сторонниками, что подвергает сомнению проповедуемую им добродетель.

Вторая пьеса Бюхнера, «Войцек» (Woyzeck, 1837), включает 27 сцен, повествующих о реальных исторических событиях и горестной жизни солдата. Пассивный по натуре, всегда во власти обстоятельств, Войцек беззащитен как перед внешним гнетом, так и перед собственной смутной страстью. Бюхнер описывает преступника: Войцек заколол свою неверную любовницу; но он пытается разобраться в причинах, сподвигнувших его на это. Постепенно пред читателем раскрывается вся трагедия затравленного человека, а убийство оказывается актом отчаяния и мести. Мир, окружающий Войцека, враждебен и чужд ему. Обездоленный и угнетаемый, он живет с мыслью, что бедняки вообще обречены на особую судьбу. Он зависим от обстоятельств; мышление. Характер и поступки обусловлены его жизнью, имущественным положением и отношением к нему людей. Он олицетворяет жертву несправедливого общественного устройства.

С этой драмой в немецкую литературу вошел новый герой – изгой общества, маленький человек, при исследовании судьбы которого видно неблагополучие буржуазного общественного порядка.

Раскрывая абсолютное одиночество личности, принципиальное непонимание между людьми разных социальных слоев, Бюхнер использует особую технику диалога, где участники говорят как бы «мимо» друг друга – этот прием получил распространение в драматургии двадцатого века.

Поэтическое наследие Бюхнера было издано его братом под заглавием «Nachgelassene Schriften» (Франкфурт, 1850), но он был надолго забыт. Возвращением писателя стало критическое издание всех сочинений Бюхнера «Sämtliche Werke und handschriftlicher Nachlass» с биографией, написанной австрийским писателем Карлом Эмилем Францозом, оно появилось в 1879 во Франкфурте-на-Майне. С 1921 пьесы и проза Бюхнера переносятся на кино-, а потом и на телеэкран. Опера «Войцек» (1925) австрийского композитора А.Берга написана на текст Бюхнера. С 1923 вручается премия Бюхнера, ее получили многие крупные писатели Германии, Австрии, Швейцарии. В 1960 она была присуждена Паулю Целану, который в ответной речи глубоко отозвался на творчество Бюхнера.

В двух других произведениях, комедии «Леонс и Лена» (Leonce und Lena, опубл. 1839) и новелле «Ленц» (Lenz, опубл. 1839), пессимизм Бюхнера выражен с еще большей силой. «Ленц» читается как образец социально-психологической реалистической прозы.

Влияние Бюхнера весьма ощутимо в драматургии таких авторов, как Фр.Ведекинд, Г.Гауптман и Б.Брехт. Небольшое по объему, творчество Бюхнера явилось новым словом в немецкой литературе. Оно выразило новые эстетические потребности эпохи, когда на смену выступал трезво реалистический подход к явлениям действительности.

Список литературы

История зарубежной литературы XIX века. – М.: Просвещение, 1982

Интернет-энциклопедия Википедия, статьи: Генрих Гейне, Георг Бюхнер, Реализм в литературе. - http://ru.wikipedia.org/wiki/

Интернет-энциклопедия Кругосвет, статьи: Генрих Гейне - http://www.krugosvet.ru/articles/30/1003072/1003072a1.htm; Георг Бюхнер - http://www.krugosvet.ru/articles/29/1002922/1002922a1.htm; Немецкая литература - http://www.krugosvet.ru/articles/119/1011951/ 1011951a4.htm

Кто есть кто в мире. – М.: Филологическое общество «Слово»: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2004

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ