регистрация / вход

Летний сад в Санкт-Петербурге

Летний сад - почти ровесник города, он существует с 1704 года. В его создании и украшении принимали участие видные архитекторы: Ж-Б. Леблон, И.Г. Маттарнови и др..

Известно, что территория, где ныне расположен Санкт-Петербург, много веков назад принадлежала Великому Новгороду. Земли здесь не радовали плодородием или пышной растительностью: преобладали чахлые почвы, болота, низкорослый кустарник, негустые леса. Но достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться, как велико значение этих мест - и экономическое, и военное.

Во времена Петра I, в результате Северной войны захваченные неприятелем земли были возвращены государству Российскому. Именно в ходе этой войны возник Санкт-Петербург в мае 1703 года как го- род-крепость и город-порт, как форпост русского государства на бере- гах Балтийского моря. У каждого только что рождённого города есть отправные пункты его дальнейшего развития. Вокруг них складывается центр, растут жилые и общественные постройки. Для Санкт-Петербурга, ставшего с 1712 года столицей России, такими пунктами были прежде всего Петропавловская крепость и домик Петра I вблизи неё, чуть выше по реке. Однако имелись ещё две точки на левом берегу Невы, важные для формирования города. Это Адмиралтейство - судостроительная верфь и крепость - и Летний дворец Петра немного выше по течению, где от Невы отделяется её рукав - Фонтанка, которую тогда называли Безымян- ным ериком. Соседство петровского дворца с прилегающим к нему Летним садом и близость Адмиралтейства предопредилили важность этого места в жизни столицы.

С первых лет существования города одной из самых важных задач, вставших перед его строителями, стало осушение болот. Без этого не- возможно было сооружать здания, даже простейшие, устраивать сады и парки. Для осушения Большого луга в начале 10-х годов XVIII века прорыли два канала между Невой и маленькой речкой Мьёй, позднее наз- ванной Мойкой, - Красный, засыпанный в 80-е годы XVIII века, и Лебя- жий, существующий по сей день. Они отделили луг от Летнего сада с востока и от рабочих слобод с запада, превратив в настоящий остров, так как с севера и юга его ограничивали Нева Мья, продолженная на восток до Безымянного ерика.

Конечно, узенькие каналы нельзя назвать серьёзными водными преградами, но они всё же затрудняли доступ сюда: ведь мостов не было, Пётр запрещал их строить, желая таким радикаль- ным образом поощрить "малое" судоходство. Царь требовал, чтобы "употребляли суда точно так же, как на сухом пути кареты и коляски, а не сорные телеги" и чтобы "каждый не совсем бедный постоялец имел у берега во всякое время перевозное судно". Так что простые горожане на Большой луг и в Летний сад попадали редко. Да к тому же что им было здесь делать?

В дворцовый Летний сад их обычно не пускали, ехать отсюда было некуда, разве что на противоположный берег Невы, но такая переправа через широкую реку требовала немалых усилий, и без особой надобности на ту сторону не отправлялись. За время правления Петра I новый город на Неве приобрёл извест- ность в Европе и стал привлекать всё больше иностранных путешествен- ников. Они удивлялись, как много удалось сделать здесь за считанные годы. Среди мест, вызывавших особый интерес, был Летний сад с его окружением, включая Большой луг. Летний сад увековечен во многих произведениях искусства, к нему не раз обращались художники и поэты, и рассказывать о нём можно бесконечно. Сад - важнейшая часть ансамб- ля Марсова поля, его восточный "фасад". В XVIII веке на протяжении целых десятилетий они составляли одно художественное целое. "Летний сад был разбит на громадном пространстве, захватывая часть Царицына луга" - писал историк города В.Авсеенко, и это утверждение совпадает со многими другими описаниями старого Петербурга.

Летний сад - почти ровесник города, он существует с 1704 года. В его создании и украшении принимали участие видные архитекторы: Ж-Б. Леблон, И.-Г. Маттарнови, М, Земцов, мастера-садоводы Я.Роозен, И.Сурмин, Л.Лукьянов, И.Яковлев и другие не менее известные архитек- торы. По замыслу Петра, сад должен был стать местом отдыха, сочетая черты городской и загородной усадьбы. Здесь, на левом берегу Невы, была своего рода периферия, отделённая широкой водной гладью реки от шума и суеты первой петербургской площади.

В северо-восточной части сада, где до основания города находилась мыза (усадьба) шведского майора Конау, по проекту Д.Трезини построили небольшой двухэтажный Летний дворец Петра I, сохранившийся до наших дней. В 1710 году на- чали "бить сваи" под фундамент, к весне 1712 года здание было вчерне завершено, но отделка фасадов и интерьеров продолжалась до 1714 года при участии А.Шлютера. Прямоугольное в плане здание имеет мало обще- го с дворцом в обычном понимании этого слова, оно невелико и сравни- тельно скромно. Фасады первоначально украшали лишь наличники окон и русты по углам; чуть позднее между окнами первого и второго этажа были размещены двадцать девять рельефов из терракоты на темы антич- ной мифологии, иносказательно напоминающие события Северной войны.

Планировка двух этажей дворца одинакова: в каждом по шесть жилых комнат, поварня, коридор и комната для дежурных денщиков и фрейлин. Внизу были апартаменты Петра, наверху - покои Екатерины I. Хотя дале- ко не всё внутреннее убранство сохранилось, многое в комнатах выгля- дит так, как при основателе города. В 20-е годы XVIII века Летний сад быстро расширялся и благоуст- раивался. К концу царствования Петра он был по размерам куда больше существующего в наши дни, включая территорию нынешнего Михайловского сада и место, где позднее появился Инженерный замок с его окружени- ем. В то время обычно различали три царских Летних сада: первый за- нимал северную часть современного, от Невы до поперечного канала, позднее ликвидированного (он делил территорию примерно пополам), второй - южную часть, от канала до Мойки, третий простирался южнее этой речки.

Как известно, садово-парковое искусство знает два основных типа садов - регулярные и пейзажные (их иногда ещё называют соответствен- но французскими и английскими). Летний сад создавался как регуляр- ный, или, как его ещё именуют, архитектурный - с чёткой планировкой, прямыми аллеями, аккуратно подстриженными деревьями и кустарником, зачастую в форме правильных геометрических фигур: шара, куба, пира- миды. Образцом был Версаль, знаменитая резиденция монархов Франции под Парижем. Пётр хотел, чтобы его сад превзошёл парк "короля-солн- ца" Людовига XIV. Где бы он ни был и чем бы ни занимался, царь не забывал про свой "огород" (так иногда называли в то время сады), требуя, чтобы сюда доставляли ценные сорта деревьев и цветов, вся- ческие диковинки, чтобы приглашались искусные мастера-садоводы.

Как выглядел Летний сад в 20-е годы XVIII века, даёт представ- ление дневник камер-юнкера Ф.-В.Берхгольца, приезжавшего несколько раз в Петербург в свите герцога Голштинского. "Сад это,- читаем мы,- имеет продолговатую форму; с восточной стороны к нему примыкает Лет- ний дворец Петра I, с южной - оранжерея, с западной - большой краси- вый луг, на котором при всех празднествах обыкновенно стоит в строю гвардия... а с северной он омывается Невою, в этом месте довольно широкою". Обратите внимание в этом описании на "большой красивый луг" к западу от Летнего сада - это будущее Марсово. Парадной частью сада при Петре была северная, примыкавшая к Неве, где обычно проис- ходили празднества, торжественные церемонии. Именно здесь располага- лось больше всего "садовых затей", восхищавших современников. В 1715 - 4 - году в этой части сада архитектор И.-Г.Маттарнови, один из строите- лей здания Кунсткамеры на Васильевском острове, возвёл на берегу Не- вы три галереи. Особенно нарядной была центральная, расположенная на главной оси сада, примерно посередине между Фонтанкой и Лебяжьим ка- налом. Её украшали двенадцать парных мраморных колонн, широкий про- ход посередине был устлан белыми и чёрными мраморными плитами. Здесь была установлена античная статуя Венеры, приобретённая для Петра в Италии. Царь настолько дорожил скульптурой, что даже приказывал ста- вить для её охраны особых часовых. Мраморная богиня , названная позднее Венерой Таврической, ибо она долго находилась в Таврическом дворце, ныне хранится в государственном Эрмитаже.

От галереи вела вглубь сада аллея. На ней были оборудованы че- тыре площадки с фонтанами. Во время торжеств и приёмов на первой площадке, Дамской, обычно находилась Екатерина I с придворными дама- ми, на второй, Шкиперской, сам Пётр, проводивший здесь время в мужс- кой компании, потягивая пиво, беседуя и развлекаясь игрой в шашки. Шкиперскую площадку окружали четыре декоративно подстриженных куста, в стороне был выкопан пруд. В беседке на острове посреди пруда часто любил уединяться Пётр. Повернув от четвёртой площадки по боковой аллее налево, К Фон- танке, посетитель через минуту-другую оказывался перед Гротом.

Этот павильон прямоугольной формы завершался куполом, увенчанным шестиг- ранным фонариком, стены его были украшены колоннами и скульптурами, а соединённые арками три зала отделаны туфом, причудливыми раковина- ми, мелкими разноцветными камнями и толчёным стеклом. Казалось, что это сказочная пещера. Общее внимание привлекал тогда и спроектированный Леблоном птичник, где содержались орлы, чёрные аисты и другие диковинные пти- цы. Он напоминал, по словам историка искусства А.Новицкого, "необык- новенно красивую архитектурную игрушку самой затейливой конструкции в форме индо-китайской пагоды: в плане представляя осмиугольную звезду, почти сплошь покрытую резным орнаментом" с крышей, увенчан- ной золочёным флюгером в виде дракона.

Не раз вспоминали современники о фонтанах петровского Летнего сада. Хотя они и уступали по масштабу и оригинальности замысла фан- тастической водяной феерии Петергофа, но очень оживляли аллеи и пло- щадки. В 1721-1724 годах в Летнем саду, на месте одноэтажной царской - 5 - "мыльни", архитектор ван Звитен возвёл второй Летний дворец, распо- ложенный симметрично первому, у ответвления от Невы Лебяжьего кана- ла. Существовал он недолго и не сыграл заметной роли в формировании облика близлежащих мест. Куда более интересным сооружением оказалась так называемая "Зала для славных торжесвований", построенная на бе- регу Невы, в 1725 году в считанные месяцы для бракосочетания Анны, дочери Петра, с герцогом Карлом Фридериком Голштейн-Готторпским. Возвести её "в самом кратком времени преизрядным художеством" было поручено одному из первых крупных российских архитекторов М.Земцову.

Богато и нарядно выглядели фасады: плоскость стен между окнами (их насчитывалось пятьдесят два) оживляли пилястры, соединённые гирлян- дами, линия парапета по краю крыши прерывалась вазами на пьедеста- лах. Почти всё пространство внутри занимал огромный двухсветный зал, украшенный живописью на батальные темы и шпалерами, к нему по сторо- нам примыкали два более низких, одноэтажных помещения. Вход, над ко- торым располагалась скульптурная композиция с фигурами Марса и Неп- туна, находился в центре, связывая зал непосредственно с аллеями са- да. Из "забав" и украшений петровского времени до наших дней почти ничего не дошло, зато сохранилась ценнейшая коллекция садово-парко- вой скульптуры - около девяноста мраморных статуй и бюстов. Приобре- тённые по распоряжению Петра I главным образом в Италии, они выпол- нены мастерами венецианской школы П.Баратта, Дж.Бонацца, А.Тарсия, Дж.Зорзони и другими.

В XVIII веке скульптур было больше двухсот, но впоследствии многие погибли или "перекочевали" в летние загородные царские рези- денции и в Эрмитаж. В числе статуй - бюсты (их тогда называли "груд- ные штуки") Александра Македонского, Юлия Цезаря, римского императо- ра Траяна, польского короля Яна Собеского, шведской королевы Христи- ны, фигуры героев античной мифологии, аллегоричные изображения при- родных явлений или отвлечённых понятий ("Ночь", "Полдень", "Утро", "Закат", "Навигация", "Астрономия" и так далее). Одна из самых из- вестных скульптур - "Мир и изобилие" работы П.Баратта, аллегория Ништадтского мира. Сидящая женская фигура, олицетворение России, держит в правой руке опрокинутый факел - символ окончания войны, в другой руке у неё - рог изобилия. Рядом стоит крылатая богиня Побе- ды, венчая Россию лавровым венком. В петровское время скульптуры, фонтаны, павильоны украшали главным образом первый и частично второй Летний сад. Но и третий не - 6 - пустовал. Здесь, на южном берегу Мойки, где теперь находится в Ми- хайловском саду павильон Росси, в 1712 году начали строить небольшой дворец для Екатерины I. Завершённый золочёным шпилем с фонариком, он выглядел довольно богатым и назывался "Золотые хоромы". Конечно, эпитет "богатый" применим к нему лишь в сравнении с обычными пост- ройками тех лет, а рядом с великолепными царскими резиденциями более позднего времени он показался бы маленьким и невзрачным. Этот дворец дал ещё одно название Большому лугу - Царицын луг.

Именно оно чаще всего употреблялось во второй половине XVIII века и даже в XIX веке. Всевозможные хозяйственные постройки вокруг дворца: конюшни, оранже- реи, амбары - занимали большую территорию, ограниченную Мойкой, Большой прешпективой (Невским проспектом), Кривушами (каналом Грибо- едова) и Фонтанкой. По воспоминаниям одного из современников, в на- чале 20-х годов XVIII века в саду у "Золотых хором" ещё ничего не было,кроме фруктовых деревьев, преимущественно яблонь, да пяти пру- дов, где разводили живую рыбу для царских трапез. Зато в оранжереях и парниках зрели редкие для северных мест плоды - бананы, ананасы и другие дары щедрого юга. Вдоль берегов Мойки и Фонтанки отвели место для прогулок, отсюда наплавной мостик через Мойку вёл во второй Лет- ний сад.

В своём любимом "огороде" Пётр I нередко устраивал ассамб- леи - приёмы гостей, где "можно друг друга видеть и о всякой нужде переговорить, так же слышать, что где делается...". Учреждённые ука- зом от 26 ноября 1718 года, они сыграли заметную роль в ломке старо- го быта. Гости обычно съезжались к пяти часам пополудни и оставались до позднего вечера, а чтобы никто не мог уйти до окончания ассамблеи, Пётр приказывал запирать ворота садовой ограды. Пока приглашённые веселились или, наоборот, скучали, рядом с садом, на Большом лугу, играли оркестры. Они состояли, как вспоминал очевидец, "из несколь- ких труб, фаготов, валторн, гобоев и литавр. Капельмейстер из сол- дат... бил там в огромный турецкий барабан и нередко считал четвер- ти, отчего и сам не всегда попадал в темп". К началу празднества на лугу обычно "выстраивались Преображенский и Семёновский полки, царь угощал солдат, поднося собственноручно из деревянных чашек вино и пиво. Народ толпился около горячих пирогов и печёного хлеба, жареных туш свиней, баранов и быков с золочёными рогами, которые нередко раздавал сам Пётр".

После смерти Петра I центр политической и общественной жизни - 7 - государства на некоторое время переместился в Москву. В начале 1728 года туда выехала царская семья и двор, и переезд этот имел отчётли- вый политический смысл, означая временное торжество противников пет- ровских реформ. Они стремительно бежали из неуютного для них города, и это, конечно, сказалось на молодой столице: в её облике всё замет- нее стали проступать черты упадка и запустения. Однако уже в 1732 году императрица Анна Иоанновна, возведённая дворянством на трон с требованием вернуться к политике Петра, возвратилась в Петербург, а за ней волей-неволей потянулся и двор. Строительство в городе возоб- новилось, но в 1736-1737 годах опустошительные пожары уничтожили большую часть построек на Адмиралтейской стороне, в том числе и у Летнего сада.

Бедствие заставило упорядочить застройку города, хоть немного уменьшить скученность. В 1737 году учредили так называемую "Комиссию о Санкт-Петербургском строении", сыгравшую важную роль в развитии города. С конца 20-х годов характер застройки города заметно изменился. Если при Петре в первую очередь возводили здания практического наз- начения - жилые дома, всевозможные хозяйственные сооружения, - то теперь силы и средства обращались главным образом на возведение дворцов и храмов. Произошла и стилевая эволюция: сдержанность архи- тектурного оформление уступила роскоши и великолепию. Середина XVIII века стала периодом безоговорочного господства в русском зодчестве нарядного, праздничного, ликующего стиля барокко. В Петербурге, в том числе и у Летнего сада, были созданы здания, характерные для ар- хитектуры этого стиля. Это прежде всего творчество зодчего Бартоло- мео Франческо Растрелли (1770-1771). Около Летнего сада построек его не сохранилось, но на определённом этапе формирования ансамбля его здания - и прежде всего Летний дворец Елизаветы Петровны - играли здесь главную, определяющую роль. Поэтому нельзя не вспомнить об их авторе. Будущий зодчий, сын известного скульптора Бартоломео Карло Растрелли, приглашённого в Россию Петром I, приехал сюда шестнадца- тилетним юношей вместе с отцом и провёл здесь почти всю жизнь.

В 1730 году императрица Анна Иоанновна поручила молодому Растрелли со- орудить для неё новый одноэтажный Летний дворец рядом с Большим лу- гом, на месте "Залы для славных торжествований". Приказ был выполнен быстро. "Я построил деревянный дворец напротив Большой реки Невы,- вспоминал позднее архитектор,- состоявший из 28 комнат с большим за- лом. С большим спуском к воде для барок и придворных шлюпок".

В начале 40-х годов Растрелли начал возведение ещё одного Лет- него дворца, на этот раз для правительницы Анны Леопольдовны. Место для него было выбрано в третьем Летнем саду, у самого Большого луга (там, где сейчас Инженерный замок). Пока велось строительство прои- зошёл дворцовый переворот, и на престол вступила Елизавета Петровна. Она и стала хозяйкой нового здания. В середине и второй половине XVIII века именно оно прежде всего бросалось в глаза всем, кто попа- дал в эти места. Его стали называть Летним дворцом Елизаветы Петров- ны. "Строение этого дворца,- читаем мы в документах того времени,- начато 24 июня 1741 года. Повелено строить с крайним поспешанием". К 1744 году здание вчерне было закончено, продолжалась лишь отделка. Сам Растрелли писал о дворце: "Это здание имело более 160 апартамен- тов, включая сюда и церковь, зал и галереи. Всё было украшено зерка- лами и богатой скульптурой, равно как и новый сад, украшенный прек- расными фонтанами, с Эрмитажем, построенным на уровне первого этажа, окружённого богатыми трельяжами, все украшения которых были позоло- чены". Не случайно в этих немногих строках несколько раз встречается слово "украшение": богатство декоративного убранства имело для архи- тектора первостепенное значение. Хотя

Летнего дворца Елизаветы Пет- ровны уже давно нет, рисунки, гравюры, картины, планы XVIII века да- ют возможность достаточно отчётливо представить его облик. С Потеш- ного поля открывался вид на главный фасад дворца, обращённый на се- вер, к Мойке и Летнему саду. На фоне светло-розовых стен эффектно выделялись белоснежные пилястры и резные наличники огромных окон второго, парадного, этажа. Нарядно выглядела балюстрада со статуями, разорванный фронтон над центральной частью фасада, украшенный резной декоративной скульптурой с гербом императрицы. К парадному подъезду вели не только два марша широкой лестницы, но и два пандуса.

Перед дворцом был раскинут партерный цветник, тоже по рисунку Растрелли, в его центре били фонтанные струи, а вдоль Мойки тянулись аккуратно подстриженные деревья, похожие на зелёные пирамиды. Чтобы Елизавете Петровне было удобно гулять в нём, через Мойку в 1744 году соорудили специальную крытую деревянную галерею. Внутри этого "служебного пе- рехода" висели картины. Те, кто приезжали во дворец, видели сначала не северный фасад, обращённый к Мойке, а противоположный, южный. Дворец с его, окружением был по существу, усадебной постройкой, мало связанной с остальным городом, хотя и занимал в его центральной час- ти большую территорию. После завершения строительства Летнего дворца - 9 - у северо-западного крыла здания по чертежам Растрелли построили не- большой павильон Эрмитаж, а возле него появился "возвышенный сад на каменном фундаменте" с двумя прудами. Ещё через несколько лет архи- тектор перекинул через Фонтанку Акведук, украшенный балюстрадой, ка- риатидами на опорах, гирляндами, венками; вскоре к северо-восточному крылу дворца пристроили, тоже по проекту Растрелли, "новый большой галерейный зал", убранный не менее богато, чем главные парадные по- мещения, а также придворную церковь.

Дворцовая усадьба дополнялась всё новыми и новыми постройками, созданными в основном рукой одного мастера, которому помогали архитекторы Алексей Евлашев, Николай Ва- сильев и многие другие. Вблизи дворца устроили лабиринт с сетью из- вилистых дорожек, карусели и другие "забавы" - вполне в традициях садово-парковой архитектуры XVIII века. Елизавета Петровна любила свой Летний дворец. Весной, 30 апреля, она обычно переезжала в него с двором из Зимнего дворца и жила здесь до 30 сентября, так что в эти месяцы сюда перемещался центр государственной жизни. Тут часто происходили официальные приёмы, всевозможные торжества. Не потерял своего значения дворец и после смерти дочери Петра. Вскоре после постройки Летнего дворца с юга Летнего сада, на его границе на северо-западе, у Невы, выросло другое сооружение Растрелли - так называемый Оперный дом на Царицыном лугу. Он был возведён в 1750 году в считанные месяцы, после того, как пожар унич- тожил существовавший до этого Оперный театр вблизи Невской проспек- тивы. По-видимому, в творчестве великого архитектора театр на Цари- цыном лугу оказался постройкой заурядной. О нём даже не всегда вспо- минали биографы Растрелли. Сооружение не вызывало одобрения: оно по- казалось слишком тесным и неудобным.

Много работал Растрелли и в самом Летнем саду: сохранилось нес- колько десятков чертежей архитектора к различным сооружениям. С его именем связано строительство амфитеатра с цветочным партером против второго Летнего дворца, где с луга был вход в сад по мосту, переки- нутому через Лебяжий канал. Амфитеатр украшали беломраморные вазы и бюсты римских императоров, они эффектно выделялись на фоне зелёной стены. Важнейшей работой 60-80-х годов было благоустройство набережных Невы. На целые километры "низкие топкие" берега покрылись камнем, и это заставило по-новому "зазвучать" расположенные здесь площади и здания. Рядом с Царицыным лугом, перед Летним садом, выросла изуми- - 10 - тельная по совершенству пропорций решётка, Выполненная в 1771-1784 годах по проекту архитектора Ю.Фельтона, одного из главных творцов невских набережных, и П.Егорова. "Лучшею в мире" назвала эту ограду Анна Ахматова. Как и в прежние годы, строителям Петербурга приходилось вести жестокую борьбу со стихией. Одним из самых опустошительных было на- воднение 1777 года, оно причинило особенный ущерб низинам, в том числе Царицыну лугу и Летнему саду. Для сада наводнение оказалось роковым: лёгкие парковые сооружения, фонтаны, другие "забавы" были сметены потоками воды, даже не все многолетние деревья выдержали бу- рю. Постепенно внешние следы стихийного бедствия исчезли, но многое из того, что подверглось разрушению, например фонтаны, так и не было восстановлено.

В 80-х годах XVIII века был построен дом Н.Салтыкова на севе- ро-западе Летнего сада. Фельдмаршал князь Николай Иванович Салтыков был одним из приближённых Екатерины II, воспитателем её сына Павла и внуков - Александра и Константина; само место, отведённое для жилища этого вельможи, красноречиво говорит о его положении в высшем об- ществе. Генерал-фельдмаршал, кавалер всех русских орденов, он зани- мал весьма высокие государственные посты, был президентом военной коллегии, председателем Государственного совета и Комитета минист- ров, не отличаясь при этом ни талантом, ни высокими человеческими достоинствами. Проект его дома выполнил Джакомо Кваренги (1744-1817). Кваренги повторил судьбу не одного талантливого архи- тектора-иностранца: почти полная безвестность в родной стране и блестящий, бурный взлёт в далёкой России. Значение дома Салтыкова в творчестве зодчего довольно скромно, но в ансамбле Летнего сада он не заметен. Четырёхэтажный дом Салтыкова обращён фасадами на Марсово поле, Дворцовую набережную и Суворовскую площадь, сформированную позднее, в начале XIX века.

С четвёртой стороны к нему примыкает ря- дом стоящий дом. Во время строительства здания его западная сторона выходила в сад, тянувшийся до служебного корпуса Мраморного дворца и отделённый от Царицына луга забором. Эта сторона оставалась "глу- хой", и лишь в 20-е годы XIX века при устройстве предмостной площади и перепланировке всего района прорубили окна, которые оживили мрач- новатый вначале фасад. Современное здание имеет в плане форму удли- нённого прямоугольника с поясом посредине. Сначала решено было пос- тавить его основным фасадом к Неве, причём этот фасад оказался в два - 11 - раза уже бокового, "глухого", Обращённого на запад. Дом встал как бы торцом к Неве и Марсову полю.

В 1784 году рядом с домом Салтыкова началось строительство особняка Бецкого, законченное три года спус- тя. Четырёхугольное в плане, с большим внутренним двором, дом Бецко- го занимает территорию между Марсовым полем, Лебяжьим каналом, Двор- цовой набережной и домом Салтыкова. Стилистически оба здания близки друг другу, оба они - памятники архитектуры русского классицизма 80-х годов XVIII века. Кто автор проекта дома, точно неизвестно. Од- но время считали,что им мог быть Ж.-Б.Валлен-Деламот, строитель Большого Гостиного двора на Невской проспективе и Малого Эрмитажа. Возможным автором называли и И.Старова, назначенного в 1784 году главным архитектором "Конторы строений домов и садов её величества", которую возглавлял Бецкой. Но всё же это лишь предположение. С ноября 1833 года по август 1834 года совсем рядом с Летним садом на Пантелеймоновской улице (ныне дом 5 по улице Пестеля, сох- ранился в перестроенном виде) жил великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин, и часть дня проводил в Летнем саду. Чтобы попасть туда, ему приходилось миновать Пантелеймоновский мост. 11 июня 1834 года он писал жене: "Летний сад мой огород. Я вставши ото сна иду туда в халате и туфлях. После обеда сплю в нём, читаю и пишу. Я в нём дома".

К этому времени в сравнении с XVIII веком и вид, и характер Летнего сада изменились. В 1824 году, второй раз в своей истории после 1777 года, он подвергся опустошительному наводению, после ко- торого на месте разрушенных и повреждённых построек появились новые. Там, где стоял Грот, вырос замечательно лёгкий и изящный "Кофейный домик" по проекту К.Росси, а вблизи него - другой небольшой павильон "Чайный домик", созданный архитектором Л.Шарлеманем, автором решётки вдоль южной границы сада. Недалеко от неё, на берегу Карпиева пруда, в 1839 году установили большую, почти пятиметровую вазу из эльфдаль- ского порфира, подаренную России шведским королём. Постепенно круг людей, посещавших Летний сад, стал расширяться. Не только высокопос- тавленные чиновники и вельможи, но и не столь знатные горожане охот- но проводили здесь свободные часы. В саду, куда волей поэта водил гулять юного Онегина гувернёр-француз, Пушкин мог видеть бесчислен- ных прототипов своих персонажей. Действительно, Весь Летний сад - "Онегина" глава - 12 -

В аллеях сада можно было встретить многих других известных ли- тераторов: И.Крылова, В.Жуковского, А.Дельвига, и других. Тарас Шев- ченко в бытность студентом Академии художеств часто рисовал статуи в Летнем саду. Едва ли найдётся поэт, живописец, композитор,живший в Петербурге и не бывавший здесь, равно как и на Марсовом поле. Летний сад - восточный зелёный сосед Марсова поля - настоящий музей искусства. Дивная решётка, дворец Петра I, памятник Крыло- ву,"Кофейный" и "Чайный" домики, беломраморные скульптуры, порфирная ваза.Там есть небольшая гранитная площадка, созданная по проекту ар- хитектора Г.Пильникова. На ней четыре чугунных треножника работы К.Росси, а за ними изящная скульптурная группа неизвестного автора начала XVIII века "Амур и Психея". Она напоминает о древнем мифе: юная Психея нарушила запрет своего возлюбленного, бога любви Амура,- никогда не пытаться увидеть его лицо.

Ночью, при мерцании светильни- ка молодая женщина, склонившись над спящим, робко и восхищённо смот- рит на прекрасные черты, чтобы заплатить затем горькой разлукой за этот запретный миг.Но всё это экспонаты. Примечателен и сам зелёный наряд сада. Здесь больше двух с половиной тысяч деревьев: липы, ду- бы, клёны, ясени и другие породы, устойчивые к колебаниям капризной погоды Балтики. Около шестисот из них - старожилы, им свыше ста лет. Украшают сад цветы и декоративный кустарник примерно тридцать сортов: акация, сирень, барбарис, жимолость и многие другие.

Если у вас когда-нибудь появится возможность подробно осмотреть Летний сад не упускайте её. Не спешите, посмотрите на деревья, кус- тарники окружающие вас, почуствуйте красоту самой природы этого мес- та, посмотрите на каждую скульптуру, вспомните страницы истории - и вы непременно почувствуете удивительную завораживающую власть Летне- го сада, где ещё раз думаешь с гордостью о мужестве, труде и искус- стве Человека.

Список использованной литературы:

1. "Архитектурный ансамбль Марсова поля" В.С.Шварц

издательство"Искусство" (Ленинградское отделение),1989г.

2. "Летний сад" Н.Семенникова

Лениздат,1970г.

3. "Поэзия садов" Д.Лихачёв

Лениздат,1981г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий