регистрация / вход

Поиск зрителя документального кино, на примере фильмов режиссера В. Косаковского

Если коротко оценить творчество Косаковского как представителя документального кино в Петербурге можно сказать, что эти фильмы предназначены для определенного круга зрителей, которые любят артхауз, игру в образы.

Виктор Косаковский родился 19 июля 1961 года в Ленинграде.

В 1978-79 гг. учился на электротехническом факультете Ленинградского института киноинженеров.

С 1979 г. работает на ЛСДФ (ныне Санкт-Петербургская студия документальных фильмов) - монтажером, ассистентом оператора, ассистентом режиссера, с 1989 г. - сценарист и режиссер.

В 1989 г. В возрасте 28 лет окончил режиссерское отделение ВКСР (мастерская Л. Николаева, Б. Галантера).

В 1989 снимает совместно с Р.Рербергом фильм «Лосев», в котором берет интервью у известного 94-летнего русского философа, что является очень типичным для документального кино к.80-н.90. На волне отрицания и «богоборчества» со всем советским, в документалистике стали появляться материалы о людях к.19-н.20 века, которые сами по себе несли другую ментальность, культуру. Так тогда же стала известна Одоевцева и ее мемуары; в 1991 г был снят Невзоровым фильм о Гумилеве и пр.

Ценность этого периода русской документалистики в том, что она смогла успеть дать слово тем, кто отличался от классического «хомо-советикуса». Конечно, в эстетическом, творческом плане находок в этих фильмах не наблюдалось, работы были ангажированы временем , но это давало возможность на гребне моды познакомить широкого зрителя с неоднозначными и интересными фигурами в русской культуре.

В 1991 снимается фильм «На днях» (авт. сцен., реж.)

В 1992 Беловы (авт. сцен., реж.)

Часовая картина «Беловы» (1992), посвященная русской крестьянке Анне Федоровне и ее брату Михаилу, принесла Косаковскому настоящее международное признание и более двадцати наград в разных странах. Этот фильм посвящен показу быта пожилой женщины, ее песен под нос при дойке коровы, ее ругани со спившимся и философствующим братом. Показаны все реалии «папуасского» быта: коровы, картошка, баня, пьяницы, поваленные заборы.

Этот фильм берет награды от критиков и публики и через 2 года Косаковский получает государственную премию:

1993 МКФ "Послание к человеку" (Приз критики, Приз экуменического жюри

1993 МКФ "Послание к человеку" (Приз "Золотой кентавр" - Виктор Косаковский)

1993 МКФ в Амстердаме (Приз им. Й. Ивенса, Приз публики - Виктор Косаковский)

1993 МКФ документального кино в Нионе (Приз "Золотой сестерций", Приз FIPRESCI, Приз публики - Виктор Косаковский)

1994 Гос. премия России (Виктор Косаковский)

В 1997 режиссер снимает фильм «Среда. 19.07.1961» (авт. сцен., реж., оп.) и представляет всех, кто родился в Ленинграде в один день с Косаковским, -- сто одного человека. Эта кинопродукция России, Германии, Англии, Финляндии, Франции, Дании, Голландии и Швеции, получившая приз ФИПРЕССИ на Берлинском фестивале и другие награды, шла в кинотеатрах многих стран, как и «Беловы», но у нас была воспринята как неинтересная и передергивающая факты в сторону очернительства. Режиссер же подчеркивал, что этим фильмом стремился создать портрет своего поколения. Свой фильм «Среда» в 1997 году Косаковский снимал с Виолой Штефан, где она выступала вторым сценаристом.

Немецкий режиссер и продюсер Виола Штефан становится постоянным партнером Косаковского. Они организуют совместную кинокомпанию "Sreda-film" (www.sreda-film.de, названа по одноименному фильму режиссера). Косаковский становится оператором в фильмах Виолы Штефан: "Боровичи"(1996), "Белый танец"(1999), «Maiking of» (2005).

(Виола Штефан родилась в Хейдельберге, закончила факультет славистики и восточно-европейской истории, обучалась в Берлине и Лондоне. С 1977 года жила в Нью-Йорке и изучала фильмы в Нью-Йоркском университете, снимала документальное кино в США и России в 80-е годы)

1998 Косаковский снимает «Павел и Ляля. Иерусалимский романс». (Часть I в трилогии «Я вас любил... Три романса»; авт. сцен., реж.)

2000 Детский сад – любовный треугольник (Часть III, в трилогии «Я вас любил... Три романса»; авт. сцен., реж.)

Свадьба (Часть II, в трилогии «Я вас любил... Три романса»; авт. сцен., реж.)

Эти три фильма снимались режиссером как общий цикл, действие которого происходит в трех разных местах. Каждый из этих фильмов снимался всего один день: в Иерусалиме, на свадьбе и в детском саду.

В 2002 выходит фильм «Тише!» (авт. сц., реж., оп.)

«Тише!» удостоен главных призов кинофестиваля «Россия» (Екатеринбург), «Послание к человеку» (Санкт-Петербург), фестиваля документальных фильмов в Мюнхене (Германия), а также приза жюри зрителей кинофестивалей в Нионе (Швейцария) и Флоренции (Италия).

«Тише!» снят Косаковским как режиссером и оператором из окна его питерской квартиры, где он появлялся наездами из загранкомандировок. Режиссер-оператор наблюдает за людьми, проходящими перед окном, за проезжающими машинами, за переменами в природе. И за рабочими, пять раз кряду вскрывающими и вновь укладывающими асфальт, так как трубу теплоцентрали постоянно прорывает.

Если в других странах этот фильм воспринимается комично, как притча, то в городе трех революций с обречением: трубы давно пора менять, мелкий ремонт уже не помогает. А дырку все латают и латают. В этом фильме режиссер смог удачно затронуть социальные темы через быт, хотя перефразы с известными кадрами Бунюэлевской луны и лужи Косаковского слишком нарочиты. Но очень мило смотрится битва жэковских рабочих и дворников за изменения бытия в лучшую сторону. Но мы то все знаем – им не победить.

В 2005 году выходит фильм «Свято» (реж., опер.), самый неоднозначный из всех фильмов режиссера.

Отрывок из интервью с Косаковским в Санкт-Петербургских ведомостях

- Как возник замысел " Свято "?

- Мой первый сын родился в Москве в общежитии ВГИКа. В нашей комнате почему-то не было зеркала. Случайно мы поняли, что наш сын, а он уже бегал тогда, еще не видел себя. Захотелось, конечно, зафиксировать этот момент. Я нашел камеру "Конвас" и пленку на две минуты. Обмотали шумную камеру одеялом, чтобы не напугать ребенка. Принесли зеркало и стали снимать. Сын подошел, поздоровался с отражением, потом сел в угол комнаты и задумался минут на десять. Потом вернулся, и началось кино... Но пленка моя уже давно закончилась. Когда же спустя пятнадцать лет родился второй ребенок, мы решили непременно снять фильм. Теперь, конечно, я использовал видеокамеру с возможностью часовой непрерывной съемки.

- Как же удалось уберечь ребенка от окружающих отражений до момента съемки?

- В наши дни это сложно - кругом отражения, особенно на улице. Машины, витрины... Надо очень стараться всей семье. И быть все время во внимании. Нам пришлось убрать все зеркала в доме. Даже заменить ложки на пластмассовые. Хотя ложка, конечно, значения не имеет. Если ребенок и увидит себя таким маленьким в отражении, то не сообразит, что это он. Мы ждали два года. Потом снимали один день. Интересно, что люди не понимают - такое может быть только один раз.

- Вы не опасались за психику ребенка? Не боялись ему навредить?

- Конечно, опасались. Было понятно, что для ребенка внезапная встреча с зеркалом станет событием в жизни. Я советовался с детскими психиатрами, с психологами... и у нас, и в Оксфорде, и в Гарварде - и получил одобрение. Более того, не исключено, что подобный эксперимент станет скоро обязательным элементом воспитания личности.»

Фильм «Свято» самый психологичный и самый открытый в плане показа самого режиссера. По настрою он ближе всего к фильму «Среда». Фильм был встречен неоднозначно, так как никто до этого эксперименты в кино над собственными детьми не ставил, а идея Косаковского о том, что в фильме произошла самоидентификация ребенка совершенно не подтверждается самой картиной. В фильме мы видим маленького мальчика, который общается с другим мальчиком (зеркальным) и злится, что ему не отвечают. Особенно неоднозначны кадры, когда съемки идут за стеклом и зритель понимает, что мальчик впрямую обращается в зазеркалье к своему отцу, который стоит на другой стороне для великого дела творчества. В том, что это не имеет отношения к самоидентификации иллюстрируют кадры, когда около зеркала появляется сам автор проекта, ребенок успокаивается, он получает общение, любовь и целует все, что подвернется: папу, отражение в зеркале, камеру, которая это все снимала. Это скорее фильм о русских папах, которые не знают, что мамы своих детишек маленькими берут на ручки, учат умываться и ласково щебечут « а чьи это красивые заспанные глазки…». И прочую милую чепуху, которая дают ребенку тепло, силы и радость от собственного отражения. Но это знают в России мамы, и очень мало, к сожалению, пап. Папы в России очень часто знают, о своих важных проектах, делах, долге перед семьей и редко задумываются, как они нужны своим детям без этой мишуры своих планов. А потом их сыновья так же не получив опыта внимания и любви сбегают в очередное громадье планов и идей, так и не научившись добродушно и ласково жить с окружающим миром.

Если коротко оценить творчество Косаковского как представителя документального кино в Петербурге можно сказать, что эти фильмы предназначены для определенного круга зрителей, которые любят артхауз, игру в образы. Лучше всего об этом сказал Ник Фрейзер, телевизионный журналист и продюсер на канале BBC4 в интервью на «Эхе Москвы»:

«-- Ну и бог с ними, со стандартами. Мы на BBC, замечу, ни разу не отвергали фильм потому лишь, что он, дескать, не подходит нам по каким-то там стандартам. Другое дело, что сам я не очень люблю «замороченную», «артхаусную» документалистику. Не то чтобы я имел что-то против режиссеров, для которых эстетика и искусство важнее журналистики, -- нет-нет, «поэтическая» документалистика вполне возможна. Но я считаю, что хорошее неигровое кино должно быть доступным. И что в нем должны быть грамотно смешаны репортаж и поэзия. Есть люди, которые со мной не согласятся. Например, ваш соотечественник Виктор Косаковский. Он думает и снимает совсем иначе»

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий