регистрация / вход

Монастырь Осиос Лукас. Радость монаха и слава Греции

Монастырь святого Луки в Стирии (Hosios Lucas) – один из самых известных и любимых византийских монастырей, находится на живописном склоне горы Геликон, между Беотией и Фокидой.

Хрипкова Е. А.

Монастырь святого Луки в Стирии (Hosios Lucas) – один из самых известных и любимых византийских монастырей, находится на живописном склоне горы Геликон, между Беотией и Фокидой. Недалеко от прославленной святыни языческого мира - Дельфийского оракула, храма Аполлона, где жрецов и молящихся заменили туристы, в тихом благодатном месте и поныне в молитвенном подвиге живут насельники и хранители христианской обители. Монастырь этот, оставаясь действующим, в настоящее время является также музеем Византийского искусства, сохраняющим всемирно известные мозаики XI века, и демонстрирует нам систему храмовой декорации, сложившуюся в период правления Македонской династии. Именно здесь, в кафоликоне монастыря, "возникла и получила оформление величественная аскетическая программа, направленная на утверждение вероисповедных идеалов и монашеских установок, породившая в живописи так называемый "суровый стиль".1

Аскетизм как религиозная позиция представляет собой путь духовного совершенствования и приближения индивидуума к Богу через ограничение физических желаний, воздержание и лишения. Корни этого явления могут быть найдены задолго до появления христианства и на довольно широкой территории. Почти все народы и религии в той или иной степени и форме соприкасались с этим. (И язычество первобытных народов, и иудаизм, и буддизм, и брахманизм, и конфуцианство, и античные неоплатоники, пифагорейцы, и философы-циники).2 Иисус же, посвятив свою жизнь людям, проводил ее среди людей и не требовал отказа от социальной жизни, а поддерживал духовное совершенствование человека в миру. Он рекомендовал, но не принуждал человека к укреплению веры через физические лишения. Он одобрял голодание, но был противником превышения возможностей человека, хотя сам "сорок дней и ночей" постился в пустыне.3 О молитве, девственности, ограничениях в еде и питье говорили ученики Христа. Многие христиане под влиянием этих проповедей, чувствуя отвращение к разложению общества, еще не оставившего языческих обычаев, начали со второго столетия оставлять свое мирское имущество, родителей, жен, детей, друзей и удаляться в безлюдные места Египта, Сирии, Палестины, Армении и Малой Азии, чтобы в спокойствии и тишине посвятить свою жизнь молитве и служению Богу. Своим постоянным примером благочестивой жизни, благотворительностью, смирением и воздержанием, своей мудростью и они просвещали дикие места и были своего рода маяками, которые сияли "через темноту жизни", вызывая всеобщее восхищение. Среди первых отшельников, укротивших свои тела, и явивших яркие примеры монашеской жизни, был Павел из Фив (Египет), Антоний Великий (250-356), которого считали отцом и основоположником аскетической жизни (он употреблял хлеб и воду сначала один раз в день, потом каждые два дня, а потом раз в четыре дня.), Амон (356), Макарий Старший (390), который начал собирать отшельников в монастыри и Пахомий (346), который организовал их жизнь наподобие общины. Великие епископы ортодоксальной церкви, соединившие веру с греческой литературной традицией, Василий Великий (327-377), Григорий Богослов (329-390) и Иоанн Златоуст (Chrysostomos) (345-407) также имели склонность к аскетичекой жизни. Последний писал об аскетизме: "мы рассматриваем участие в голодании как мать мудрости и источник каждой философии". Он жил по аскетическим правилам до самой смерти. Василием Великим написаны тринадцать правил аскетизма, которые стали основой кодекса аскетической жизни, особенно для греческих монастырей. Аскетизм быстро распространялся на христианском Востоке, аскетические поселения занимали целые области и число отшельников доходило до 80 000 4. Как и кем акетизм был распространен по Греции, остается неизвестным. С первых лет христианства есть упоминания о монастырях как культурных центрах, в 5 веке упоминается женский монастырь (Piges или Pages) в Мегариде, а археологические раскопки и исследования позволяют предположить, что с этого времени аскетизм медленно стал распространяться по стране. В конце периода иконоборчества в период правления Македонской династии (867-1057) в Центральной Греции и на Пелопоннесе начинают в большом количестве строится новые обители. Среди них и Панагия (Петра и Павла) в Орхоменосе, Варнава в Метеорах, Ивирон на горе Афон (985), Св. Феодоры в Афинах (1049), Неа Мони на Хиосе, Дафни и Осиос Мелетиос в Аттике и многие другие, среди которых Монастырь Осиос Лукас известен как "гордость отшельника и слава Греции".

Святой Лука – Стириот, основание и история обители

Жизнеописание св. Луки, имя которого носит обитель, было составлено в мельчайших подробностях после его смерти анонимным монахом и издано в 1874 году историком Кремосом5. Текст битографии св.Луки был взят Кремосом из источника XI столетия, происходящего из монастыря св. Иоанна на Патмосе. Существуют различные предположения о личности автора этого текста, но наиболее вероятной представляется версия, что это кто-то из соотечественников и спутников Святого, может быть монах Косьма, который прибыл в монастырь после смерти св. Луки и ухаживал за его могилой, и был определенно монахом монастыря св. Луки, который хоть и не знал его лично, но имел четкое представление о всех подробностях его жизни. Написан этот труд был не сразу после смерти Святого Луки, как предполагали сначала, а спустя десять лет, так как в тексте есть упоминания о смерти Константина Порфирородного (959) и об освобождении Крита от сарацин (961), предсказанного св. Лукой.

Согласно этой биографии предки св. Луки прибыли с острова Эгина, спасаясь от разрушительных нападений турок. Они пересекли коринфский залив и двигались далее, оказавшись в конце концов в Дельфах. Там, однако, их ожидали новые проблемы, связанные с взаимодействием с местным населением, которые были разрешены лишь благодаря вмешательству императора, к которому обратился дедушка св. Луки за помощью. Отец св. Луки Стефан был женат на девушке из хорошей семьи, также происходившей из Эгины, которую звали Ефросиньей. Они имели семеро детей, третьим из которых был Лука, родившийся 29 июля 896 года (согласно G. Kremos). На самом деле точные даты рождения и смерти Святого не установлены. Его анонимный биограф в последнем параграфе своего текста представляет наиболее важные события его жизни и устанавливает ее продолжительность – 56 лет.6 С раннего детства св. Лука проявил склонность к аскетизму. Его детство, также как и остальная жизнь было наполнено верой в Бога, постом, добрыми делами и чудесами. В 14 лет он стал монахом, уйдя в Афины с двумя монахами, которым его мать дала приют. Однако по настоятельным просьбам матери он вернулся домой, а спустя четыре месяца, уже с ее благословения ушел в Яннимаки (Ioannitzi, Giannimmantzi), чтобы стать ошельником. Он оставался там в течение 7 лет. Спасаясь от разрушительного нашествия болгарского царя Симеона, он бежал в Коринф, а позже уехал в Патры, чтобы учиться в Земено. После смерти царя Симеона и восшествия на престол его сына, женатого на греческой царевне, он вернулся в Яннимаки, где оставался 12 лет, ведя жизнь аскета. Интерес к нему и слава его росла, к нему шли паломники, просители, и это вынудило его покинуть свое убежище. Он прибыл в Калами (Kalamos), отдаленную гавань Коринфского залива, однако спустя три года, спасаясь от турецкого набега, обосновался на пустынном острове Амбелос (Ambelos)7 или Амбелон (Ambelon)8, а потом в 946 году, когда ему было уже 49 лет, стириоты упросили его вернуться в Стири (Steiris). Здесь он поселился в живописной местности, около руин древнего Стири, вырыл в земле узкое отверстие, подобное могиле, где мог постоянно думать о смерти, петь и молиться. Ему помогал брат по имени Григорий, и составляли компанию монахи Панкратий, Феодосий, Германос и другие. Иногда его навещала сестра. В Стири он продолжал аскетическую жизнь, голодание и бдения, но стал более общительным. Посетители шли к нему тысячами. Среди них были и влиятельные лица, епископы и генералы и т.п. Один из них Krinitis Arotras субсидировал строительство первой церкви монастыря – церкви св. Варвары. Неокончив эту постройку, спустя семь лет после поселения в Стири, св. Лука скончался, заранее предсказав собственную смерть. Его ученик Григорий похоронил его в келье. Через два года после его смерти его ученики завершили церковь св. Варвары9, перестроили келью святого, которая стала теперь его могилой, в крипту в форме креста и построили кельи для себя и гостей.10 Св. Лука очень быстро стал одним из наиболее почитаемых святых среди своих современников. Но после реализации пророчества св. Луки об освобождении Крита почитание его памяти многократно возросло. Захват Крита сарацинами, бегущими из Андалусии и Испании в 823 году и их постоянные пиратские нападения на греческие города, которые они разрушали за несколько часов, вызывали серьезные опасения греков не только за судьбу острова Крит, но и за состояние и благополучие всей империи. Когда св. Луку спросили будет ли освобожден Крит, он ответил "Роман спасет Крит", тогда его спросили, не имеет ли он ввиду императора Романа I Лакапина. Однако св. Лука ответил "Не он, но другой"11. И действительно, освобождение Крита пришлось на время царствования другого императора Византии, сына Константина VII Багрянородного – Романа II (959-963), однако основную тяжесть этой операции вынес на своих плечах его полководец и будущий император Никифор Фока. 7 марта 961 года Крит был освобожден. После этой долгожданной победы император, а вслед за ним и другие высокие сановники обратили особое внимание на монастырь Святого, предсказавшего этот триумф. В монастырских записях отмечено, что: "молодой правитель, после того как увидел исполнение предсказания святого, чувствовал большое уважение и благодарное расположение к нему. Так, без колебания, он вызвал опытных строителей и приказывал, чтобы они строили церковь, основанную на проекте Св. Софии Константинопольской, но другого размера"12, он также выделил двести человек, чтобы построить прекрасную церковь на могиле Святого; а, кроме этого, еще восемьдесят опытных и квалифицированных мастеров с учениками принимали участие в этом процессе13. "Они снесли церковь (прежнюю–авт.), и в том же самом месте они начали свое святое дело с фундаментов, и установили замечательную и великолепную церковь, новый Сион, земное небо, гордость монахов, гордость Греции...14 ". Другой источник, происходящий из монастыря Иверон с горы Афон сообщает: "Король также послал девять драгоценных камней, которые мастера поместили в различные части церкви; некоторые на колонках выше святых изображений, другие в углах и на мраморных скамейках так, чтобы они сияли в церкви и отражали свет, когда были зажжены свечи, доставляя тем, кто видел их великую радость и восхищение. Церковь этого монастыря была великолепной, замечательной, величественной и действительно королевской, благодаря ее величие, изобилию его родопсиновых (пурпурных) колонок, ее завораживающему облицовочному мрамору, ее искусным мозаикам и драгоценным камням, так что равной ей не могло быть найдено сегодня ни на Горе Афон, ни где-нибудь еще в Греции... "15

Эти сообщения поддерживают мнение, что монастырь был основан императором Романом II и его женой Феофано. По мнению Кремоса строительство монастыря было начато еще при св. Луке, благодаря активной помощи генерала Кринитиса (Krinitis), продолжено во время правления Романа II и Феофано, и закончено уже в царствование Никифора Фоки. Некоторые другие греческие историки предполагают, что только дети Романа II и Феофано (Василий II Болгаробойца и Константин VII достраивали монастырь. Вполне вероятно также, что знаменитые мозаики монастыря были закончены уже в царствование Константина IX Мономаха, который занимался восстановлением и украшением церквей монастыря Неа Мони на Хиосе, и возможно Дафни около Афин. Эти храмы также украшены мозаиками, которые демонстрируют определенную техническую близость технике мозаик Осиос Лукас, что позволяет датировать их тем же периодом.16

Все же кем и когда был построен монастырь св. Луки точно неизвестно, так как исторические свидетельства были утрачены в связи с тем, что покой монастырской жизни не раз нарушали военные действия. Истинное положение дел должно выкристаллизовываться из многочисленных и противоречивых сказаний и легенд. Существует точка зрения, что Византийский император Роман I стал основателем монастыря, потому что святой чудесным образом исцелил его жену, другая версия предполагает основателем того же императора, но по другой причине (святой предупредил его об опасном походе), и существуют еще, по крайней мере, четыре точки зрения на этот вопрос, где фигурируют различные императоры. Несмотря на противоречия в этих версиях определенно известно то, что начало монастыря относится к Х веку, и это основано на пророчествах св. Луки относительно освобождения Крита. В любом случае годы сооружения монастыря приходятся на время расцвета и укрепления Византийской державы, последовавшего после тяжелых испытаний иконоборческой эпохи и многочисленных нашествий варварских племен – время правления македонской династии, которое вошло в историю под названием "македонский ренессанс". В течение двух столетий после основания монастырь Осиос Лукас нес свет христианства и греческой культуры. Однако после разграбления Константинополя крестоносцами в 1204 году, правитель Салоников Бонифаций Монтферрат передал монастырь католическим священникам. Позже монастырь был разграблен правителем Ахайи Жоффруа Виллардуином (1218-1245), другая монастырская версия заключается в том, что "римский папа послал людей из Рима, чтобы забрать нетленные и источающие миро реликвии св. Луки, девять драгоценных камней, святой алтарь и большие и прекрасные двери церкви", и что все это было отправлено в Рим.17 В начале XIV века после победы каталонцев при Кифиссос (15 марта 1311 года) и завоевания ими Ливадии, монастырь был вновь разграблен. В период турецкого владычества с 1460 года, монастырь отчаянно боролся за свое выживание "против турков, албанцев, воров . и ближайших сельских жителей, которые угрожали его собственности"18. С 1460 до 1600 года он неоднократно подвергался риску исчезновения. В царствование султанов Салима I и Сулеймана монастырь(1512-1566) оставался покинутым в течение 20 лет, так как кельи братии почти разрушились, а кафоликон остался без крыши. Восстановить жизнь в монастыре помог Константинопольский Патриарх Иеремий (1522-1545), позже, он же дал монастырю экономическую независимость от местных церковных иерархов. И хотя произвол турецких чиновников сильно истощал монастырскую казну, когда в 1676 году французский археолог Спон (Jacob Spon) посетил монастырь, он нашел его "цветущим и самым красивым в Греции", а его друг англичанин Геогр Велер (George Wheler), также побывавший в этом месте, решил не покидать этот благословенный край вовсе и остался там вести аскетическую жизнь.19

Албанский мятеж (1647), восстание (1685), и революция в Беотии и Фокиде (1687), сделали XVII век непростым временем для Греции и для обители, которая всегда разделяла судьбу своей страны. Был период, когда монастырь почти опустел, остались там только четверо насельников, которые и сохранили его. В конце 17-ого столетия, во время войны между турками и венецианцами за Пелопонесс, монастырь был вновь ограблен и турками и албанцами. В середине XVIII века британский путешественник, посетивший монастырь Ричард Хандлер, нашел его сохранившим свою красоту, несмотря на разрушительное воздействие времени и землетрясений20.

В 1780 году монастырь превратился в военный лагерь, когда народный любимец и герой греческих песен Андрицес Верусис (Andreas Verousis) вместе с 97 (или 60) товарищами выдержал в одной из башен монастыря осаду трехтысячной турецкой армии и ушел невредимым вместе со своим отрядом.

В 1821 году монастырь стал центром восстания против турецкого ига. 27 марта на рассвете после рождественской молитвы епископ Исайя Салонский, стоя во внутреннем дворе монастыря держал революционный флаг в руке и благословлял всех, подходящих к его руке и поющих "Спаси, Господи, люди Твоя"21. Монахи монастыря св. Луки сыграли важную роль в освобождении своей страны, постоянно ведя вооруженную борьбу за свободу Греции... Следующим летом, 14-го июня 1822, турецкая армия, решила сломить сопротивление монахов монастыря и разрушила все, что осталось.. Был сожжен иконостас церкви Богоматери, "потеряна серебряная доска, на которой была написана история основания монастыря, мозаики были закопчены пламенем, разводимым в кафоликоне турками и мрамор потерял блеск"22. В 1943 году фашистские войска пытались уничтожить монастырь раз и навсегда, сбросив на него шестнадцать бомб. Но монастырь устоял, хотя был разрушен рефекторий и повреждены стены и стекла кафоликона. Реставрации мозаик начались в 1918 году, и в настоящее время они находятся под бдительным вниманием специалистов, так как с 1990 года монастырь входит в реестр памятников, находящихся под охраной Юнеско. Важнейшим событием современной истории монастыря стало возвращение в 1986 году главных его реликвий - мощей св. Луки.

План и постройки монастыря

От стоянки автомобилей плиточная дорога ведет к монастырю, у входа в который раскинулись огромные сосны, защищающие своими кронами от полуденного зноя всех, добравшихся в это благодатное место. Трудно даже представить себе, что утопающий в зелени высоко в горах, откуда открывается восхитительный вид на ближайшие долины, этот монастырь когда-то представлял собой укрепленную крепость, которая не раз защищала своих обитателей и давала приют гонимым. Он был окружен 285 метровой стеной с тремя башнями, из которых до нас дошла только одна, в юго-западном углу. Сначала это было двухэтажное здание, в нижнем этаже которого находился водопровод, а верхний представлял собой небольшой октогональный храм, на востоке которого "находился шестигранный полусвод алтаря, разрушенный в ΧΙΧ веке. В интерьере сохранились фрески со сценами, представляющими чудеса Христовы, в частности исцеление больных. Этот храм современен большому храму, и построен, таким образом, в начале ХI века".23 Свой современный облик эта башня приобрела в 1877-1888 годах, когда здесь были размещены часы.

В настоящее время монастырь состоит из двух больших, соединенных между собой храмов с криптой, трапезной, башней-звонницей, келий со вспомогательными помещениями. Главный вход в монастырь ранее находился в северо-восточном углу восточного двора. Теперь посетители входят через небольшие арочные ворота в южной части монастырских стен. Из старинных келий сохранились некоторые в нижнем этаже западной и северной сторон. Они представляли собой 3-4 метровые помещения с узким окном и маленьким арочным дверным проемом, куда монахи должны были фактически вползать на коленях. Сейчас монахи живут на верхних этажах, а нижние превращены в складские помещения.

Когда-то между кельями и кафоликоном (главным храмом монастыря) был фонтан для совершения омовения перед входом в храм, а над ним небольшое находилось сооружение (Fiali) от которого сегодня остались только фрагменты.

Справа от современного входа в монастырь располагалась трапезная, а ныне это музей византийского искусства. Старая трапезная относилась ко времени постройки кафоликона и стояла на том же месте, что и современное здание. В 1943 году она была разрушена немецкой бомбежкой, а с 1958 года началось ее восстановление. К северу от трапезной находятся две основных постройки монастыря – кафоликон и церковь, посвященная Богоматери (Теотокос). Между кафоликоном и трапезной размещалась подземная цистерна или водохранилище. (12х6х3.5м), а к востоку от трапезной располагалась кухня (estia). На северной стороне двора есть еще одно интересное строение – фотанамма - маленький храмик, где монахи обогревались, разводя огонь. Стены и своды его покрыты копотью, но сооружение это обладает особым очарованием. Это крестовокупольный храм на четырех колонках, рукава креста вписаны в квадрат основания, но в центре, вместо купола на парусах, строение имеет четырехреберный свод, ребра которого сходятся к центральному плоскому квадрату, в котором проделаны отверстия для удаления дыма. Сверху он имеет четырехскатную черепичную крышу, и дымоход в виде октогональной башенки с узкими полуциркульными окнами. Внутри храма угловые компартименты венчаются маленькими купольными сводами, выложенными ровными круговыми слоями из кирпича. Само тело храма сложено из камня различного размера и типа и плинфы. С востока к первоначальному монастырскому входу примыкает вордонарий или монастырский хлев.

Церковь Богоматери

Возможно одним из наиболее ранних сооружений монастыря является церковь, ныне посвященная Богоматери. Ее сооружение относится скорей всего ко второй половине Х-го столетия.

Она относится к типу крестовокупольных храмов на четырех колонках, имеет трехконховую апсиду, увенчана куполом на парусах, который снаружи выглядит как восьмигранник с черепичной крышей. В нем прорезаны восемь двойных окон, с маленькой колонкой посередине, обильно декорированных мраморными вставками с рельефами из процветших крестов. Ребра восьмигранника украшены двумя ярусами мраморных граненых полуколонок, при чем над цветочной капителью нижней полуколонки лежат мраморные львиные морды. Двойное окно сверху обрамляет мраморная люнета с растительным орнаментом. Храм имеет нартекс ("литию"), с двумя колонками, и двухярусную входную открытую галерею, упирающуюся в северную стену большого храма. С южной стороны храм Богородицы оказался встроен в кафоликон, и храмы сообщаются друг с другом. Капители колонн все разные, украшенные орнаментом из плетений и крестов, цветами, листьями и изображениями ангельских сил.

Наружную декорацию храма образуют сочетание красного кирпича (кирпичная декорация: кладка углом, орнамент из арабского письма и пр.), карнизы, белый камень и аркадные окна с колонками. В центральной апсиде мы видим два ряда окон: тройное внизу и двойное сверху, в боковых – по одному двойному окну. Поребрик обрамляет окна бровками, в верхнем окне обрамление образует один ряд кирпичей, в нижнем ярусе обрамление окон двойное. Рукава креста повышены по сравнению с боковыми компартиментами. С южной боковой стороны под рукавом креста – три яруса окон: двойное – сверху в люнете, тройное – посередине и одинарное – внизу. Справа от этой вертикали – одно большое вытянутое одинарное окно, также декорированное кирпичным обрамлением. Из внутренней декорации храма сохранились резные капители, ажурное кружево карнизов, мраморные полы и несколько фресок: в правом арочном переходе алтаря Св. Игнатий Феофор и Св. Поликарп (XII век), в северной половине арки диаконника Св. Хараламп, Св. Лев Катан и Св. Софроний. М. Шатсидакис видит в этих образах сходство с изображениями иерархов в капелле Богоматери монастыря св. Иоанна на Патмосе и датирует их так же концом XII-ого столетия. На внешней западной стороне юго-западного угла нартекса, который потом войдет в интерьер кафоликона, сохранился фрагмент сцены "Иисус Навин, разговаривающий с архангелом Михаилом"24. Этот фрагмент первоначальной декорации был обнаружен в процессе реставрационных работ 1964 года25, и основывается на ветхозаветном тексте Иисуса Навина (Иисус 5:13-5:14). Текст этот сопровождает сцену, а вот фигура архангела не сохранилась. Основываясь на стилистической близости живописи этой фрески и мозаик кафоликона, профессор Chatzidakis считает, что их датировка не должна слишком различаться по времени26. Кроме этого на западной стороне северного столба рядом с алтарной преградой, сохранился декоративный фриз, окружавший когда-то, по всей видимости, утраченную фигуру Христа.

Храм святого Луки

Главный храм монастыря – кафоликон, посвященный св. Луке, куда из крипты были перенесены его мощи, представляет из себя октогональную постройку с круговым обходом в верхнем ярусе, с куполом на тромпах (влияние армянской архитектуры), ширина которых уравнена с величиной основных подпружных арок. Фактически кафоликон оформлен в духе раннехристианского мортирия и его иконографическая программа также связана с этим обстоятельством.27 Храм имеет сводчатый нартекс, украшенный мозаиками и мрамором, выдающуюся на восток центральную апсиду и огромное зальное пространство в центре наоса. Боковые компартименты первого яруса перекрыты крестовыми сводами и декорированы мозаиками и фресками, "хоры второго яруса, выходят в центральное пространство аркадами, заставляющими вспомнить не только двухъярусный обход в храме Сергия и Вакха, но и галереи купольных базилик. Пилоны прорезаны в двух уровнях (совпадающих с уровнями аркад обхода) крупными арками, соединенными в пространственно развивающиеся структуры в углах. Во втором ярусе обхода в этих арках поставлены колонки, делающие структуру арок более сложной, двойной."28 Мраморные резные карнизы делят пространство храма на иерархические зоны: Небо Небес, где царит Господь Вседержитель (купола, апсиды), Святую землю, где прошла земная жизнь Христа, и где мы можем увидеть повествовательные сцены христологического цикла (ниши тромпов, апсиды, алтарные части и верхние части стен) и зону, отведенную для людей, верхний ярус которой занимают святые подвижники, молящиеся за мирян, а нижний – простые смертные, находящиеся в пространстве храма, те, ради спасения которых была принесена Жертва, молящиеся и просители, пришедшие на себе ощутить воздействие нисходящего исцеляющего и просвещающего Света…

Снаружи храм выглядит как крестово-купольная постройка, рукава креста завышены по отношению к боковым компартиментам, над ними возвышается куб, переходящий в граненый барабан с шестнадцатью окнами, увенчанный невысоким распластанным куполом. Облик храма определяет сочетание плинфы, белого камня, остатков сооружений античного Стерия (в нижней части), обилие мраморных вставок с рельефами (сцена терзания, процветшие кресты и т.п.), декорирующих сложные двойные и тройные аркады окон, окруженных поребриками.

При входе в нартекс, в люнете верхнего окна над порталом, на внешней западной стороне храма мы видим фреску "Успение св. Луки". Святой оставляет этот мир в окружении братии, а душу его принимают ангелы. Выше расположен круг, "символизирующий вечного Бога", с помощью которого преодолеваются духовные враги, которых символизируют восемь змей внутри круга29. В люнетах боковых окон первого яруса слева и справа от входа тоже были росписи, но они сильно руинированы.

Нартекс декорирован мозаиками и облицован цветным мрамором. Над входом в наос нас встречает строгий лик Пантократора на традиционном золотом фоне. Иисус представлен здесь как человек крепкого и сильного телосложения (тип Христа-средовека), несмотря на аскетическую направленность монастыря. На нем золотой хитон, ярко синий гиматий, с прекрасно проработанными драпировками. Каштановые волосы, розоватые блики на лице, хитоне, и руках, сильная мускулистая шея, взгляд, направленный прямо в лицо входящему создают образ не отрешенного от мира аскета, а Спасителя, устремленного к людям. Перед нами в крестовом своде центрального компартимента помещены Богородица в позе Оранты, Иоанн Креститель, архангелы Михаил и Гавриил – основные персонажи Деисиса (Deisis).30 Напротив Христа расположены пять мучеников: Анемподист, Пегасий, Акиндин, Афтоний, и Элпидофор. С северной стороны в треугольниках крестового свода изображены святые целители Косьма и Дамиан (образ Дамиана не сохранился), св. Кир и Иоанн.

Над северным окном в люнете представлена сцена "Омовение ног". В данном случае вытянутая в линию иконографическая схема приспособлена для криволинейной поверхности31. По бокам две группы апостолов в белых гиматиях созерцают действие, происходящее в центральной части сцены: Христос, склонившись, вытирает ногу апостола Петра, лицо которого и жест руки передает его эмоциональное состояние, его душевное смятение от происходящего. Фигура Петра размещена в центре композиции, но среди белых одеяний апостолов синий гиматий Христа, стоящего слева, сразу концентрирует на себе внимание.

Слева от Пантократора на восточной стене нартекса в тимпане северного компартимента размещена сцена Распятия, в традиционной иконографии XI столетия. Центральная фигура Христа на кресте доминанта этой трехфигурной композиции, по масштабу также превосходит всех остальных, при этом огромный крест, несущий распятого Бога, возвышается над маленьким холмиком Голгофы, а Богоматерь и св. Иоанн парят на золотом фоне. Внутри Голгофы схематически обозначен череп Адама, на который проливается кровь из ран Спасителя. Напротив Распятия, на западной стене – святые Ирина, Екатерина, Варвара, Евфимия, Марина и Юлиана. Образы в треугольниках крестового свода южной части нефа не сохранились.

Справа от Пантократора в тимпане южного компартимента нартекса на восточной стене представлено "Воскрешение или Сошествие Христа во Ад", когда Христос во время своего трехдневного погребения, "попирая основы ада", выводит оттуда Адама и Еву - прародителей рода человеческого. Христос в развивающемся белом гиматии, который простирается над фигурами Адама и Евы, держит за кисть руку Адама и вытаскивает его саркофага. За спиной Адама уже стоит Ева в прекрасном розовом плаще. Двери ада сломаны и лежат под ногами Христа, вместе с огромными ключами, замком и прочими деталями. Слева за этой сценой наблюдают два персонажа царского достоинства, которых обычно идентифицируют как Давида и Соломона. Эта композиция обладает особым эмоциональным воздействием, усиливающимся за счет динамичных драпировок и напряженной энергичности фигуры Христа, волевая динамика которой контрастирует с расслабленной фигурой белобородого старца-Адама. Разрушение Ада знаменует начало новой эры и воплощает идею Спасения, а излучающий волевую энергию образ Христа демонстрирует силу божественного присутсвия, для которой нет недоступных мест.

С южной стороны нартекса над окном представлена сцена "Уверение Фомы". Композиция сцены трехчастная, в центре "при дверях запертых" для неверующих, стоит Христос, который сам есть "Дверь истинная". Он обнажает свою рану, демонстрируя ее Фоме, который вытягивает палец, не веря глазам своим. Ученики Христа с двух сторон опять созерцают эту сцену. Расположенная прямо напротив сцены "Омовения ног", она образует с ней смысловую взаимосвязь и перекликается по композиции. При этом Христос не просто присутствует среди учеников своих в едином с ними пространстве, как это представлено в сцене омовения ног, когда Он жил среди людей. Его человеческая жизнь прожита, и Он предстает перед апостолами иначе. Он с ними и Он уже отделен от них. За его спиной – Дверь, о которой говорит Евангелие от Иоанна (Иоанн 10:9): "Я есмь Дверь: кто войдет Мною, тот спасется…". Рамка портала образует своеобразную границу вокруг фигуры Христа, который теперь уже находится в самом центре композиции. Благодаря возможностям, предоставленным криволинейной поверхностью, лики апостолов максимально повернуты к зрителю, что, однако, не мешает им взаимодействовать друг с другом.

Справа от сцены "Уверение Фомы", напротив "Сошествия во Ад" в тимпане западной стены южного компартимента размещены фронтально вокруг креста император Константин и его мать Елена, и в медальонах мученицы Фекла, Агафа, Анастасия, Феврония и Евгения. В арке, обрамляющей "Неверие Фомы", апостолы Фома и Филипп изображены в полный рост, а между ними Варфоломей в медальоне. В арке, обрамляющей "Омовение ног" размещены Матфей и Лука по бокам в полный рост и между ними – Симон в медальоне. В арке, обрамляющей центральный компартимент нартекса справа изображены Павел, Иаков и Иоанн Евангелист, а слева – Петр, Марк и Андрей.

Храмовая декорация кафоликона отличается особой строгостью и иконографической четкостью, но при этом игра света по цветным поверхностям мраморных полов и карнизов, по сияющим поверхностям мозаик на золотом фоне, создает ощущение невесомости и неземной красоты. Отто Демус отмечает, что из всех сохранившихся памятников иконографическая система Осиос Лукас - самая строгая. "Мозаики этого храма расположены с абсолютной симметрией относительно оси запад-восток, и даже позы, одежды и цвет второстепенных фигур во второстепенных компартиментах церкви в соответствии с их положением выбраны с учетом этой оси. Подобным же образом дополняют друг друга мозаики двух пониженных капелл (рукавов трансепта): декорация каждой из них состоит из изображения Христа, двух поклоняющихся ангелов и святого в медальонах свода, полуфигуры Богоматери с младенцем в восточном люнете, фигуры местночтимого святого в западном люнете и трех медальонов со святыми на обеих арках - северной и южной. Обе фигуры Богоматери обращены к центру храма, однако, поскольку Богоматерь одновременно должна смотреть и на Богомладенца, в северном рукаве трансепта она держит его на левой руке, а в южном - на правой"32. На сводах нижней капеллы северного рукава креста рядом с Христом изображен Иаков, брат Господень, которого по обычаю считали первым епископом Иерусалимским. С противоположной стороны в симметричной капелле рядом с образом Христа Пантократора изображен Захария. О. Демус видит в присутствии Иакова акцент на роли Христа, как основателя христианской Церкви, а в присутствии Захарии акцент на роли Христа как завершителя ветхозаветной эпохи. Таким образом северная и южная капеллы представляют конец иудейской Церкви и начало Церкви христианской. "Мозаики этих капелл, художественные особенности которых различаются в соответствии с разницей в освещении, - всего лишь небольшая деталь развитой декоративной программы, но даже эта деталь показывает, насколько замысловато, упорядоченно и грандиозно целое. Некоторые особенности этой схемы, по всей видимости, уходят корнями в ранневизантийскую эпоху и для XI в. кажутся безусловно архаичными. Среди этих деталей - ветхозаветные сцены (первоначально их было четыре) в боковых капеллах алтаря, две из которых - "Даниил во рву львином" и "Три отрока в пещи огненной" - сохранились в люнетах южной капеллы33". Обе эти сцены символизируют Спасение, которое ознаменовалось Воскресением Христа. Тема Воскресения представлена в южном компартименте нартекса в сцене "Сошествие Христа во Ад". В связи с этим Отто Демус высказывает предположение, что, соответствующие сцены в северной капелле алтаря (не сохранились) должны быть связаны со сценой Распятия, представленной в северном компартименте нартекса. Он предполагает, что это могли быть композиции, связанные с Мелхиседеком и Авраамом, чьи жертвоприношения осмыслялись как прототипы жертвы Христа. Таким образом, создавалась бы система параллелизмов, которые сопоставляли бы новозаветные "Распятие" и " Сошествие во Ад" в западном конце храма, то есть в нартексе, с их ветхозаветными прообразами в восточном конце, то есть в алтаре. "В других ансамблях XI в. на перекличку Ветхого и Нового Заветов указывали лишь одиночные фигуры и изображения в медальонах"34. Важной особенностью иконографической программы Осиос Лукас является ее "монашеский, местный и провинциальный характер, заметный по большому числу изображений святых монахов, в особенности чтимых местно. Образы таких святых, как Лука Стириот (патрональный святой храма), Лука Гурникиот, Никон Метаноит и другие, занимают видные места, которые в других памятниках обычно отводились отцам Церкви". Это обстоятельство, по мнению Отто Демуса, напоминает о том, что, хотя монастырь и является памятником, построенным по заказу императора, тем не менее, он "остался весьма удаленной от городских центров сельской обителью". Это отразилось на стиле мозаик монастыря, пропитанных духом монашеской суровости, их строгом колорите, а также обусловило появление столь большой "агиографической галереи". Однако в целом иконографическая программа кафоликона демонстрирует строго продуманную систему декорации и следует за формулой, которая начала активно формироваться в константинопольских храмах после долгих лет иконоборчества.35 При этом преобладание индивидуальных фигур соответствует тексту проповеди, написанной Императором Львом VI (886-912) для освящения церкви Kauleas.

Анализируя систему мозаичной декорации кафоликона Осиос Лукас, Отто Демус связывает композиции сцен и некоторые особенности размещения образов с влиянием литургического фактора на ее создание: "Среди художественных приемов, использование которых способствовало созданию впечатления единства комплекса, преобладают приемы, связанные с соображениями литургического характера. Это, например, такое расположение композиций, при котором главные фигуры приведены в строгое соответствие с литургическими осями храма, или размещение фигур основных действующих лиц сцены на главной (восточной или западной) половине треугольных ниш тромпов, и т.д. Кроме того, мастера прекрасно знали о возможностях отрицательной перспективы и "образотворческих" способностях выгнутых участков стен"36. В сравнении с мозаиками нартекса мозаики наоса (основного тела храма) выглядят несколько жесткими и суровыми. Стиль мозаик нартекса отличается большей гибкостью и утонченностью. Фигуры апостолов с помощью легких поворотов образуют единые группы в композициях мозаик малых апсид (полукруглых ниш в северном и южном торцах нартекса, композиции сбалансированы. Кроме того, весьма разнообразными стали орнаментальные обрамления, что привело и к обогащению цветовой гаммы… "Колорит мозаик нартекса Осиос Лукас более гармоничен, чем колорит мозаик наоса, хотя он и не утрачивает своеобразного сурового достоинства, которое, судя по всему было отличительной чертой стиля раннего XI века".37

Самые важные, согласно иерархическому принципу, мозаики купола кафоликона были разрушены землетрясением 1593 года, и принято считать, что на их месте находятся фрески с теми же сюжетами. В центре изображение Христа Пантократора, ниже Богородица, Иоанн Креститель, архангелы Гавриил, Рафаил, Михаил и Уриил, а между окнами – 16 пророков (фрески 17 века). "Небо небес" завершается карнизом, а далее в нишах тромпов располагались четыре евангельские сцены начала земной жизни Христа: Благовещение (не сохранилось), Рождество, Крещение и Сретение. Крещение и Сретение уравновешенны и композиционно не перегружены, главные персонажи выдвинуты к центру. В Крещении обнаженного Иисуса покрывают воды Иордана, персонификация которого изумленно смотрит на крест, воодруженный на постамент в самом углу тромпа, сверху над головой Иисуса видна десница Бога –Отца, указывающая перстом на Спасителя и Голубь Св. Духа, спускающийся в луче Света, который нисходит от Отца к Сыну. Таким образом, мы наблюдаем здесь своего рода изображение Троицы, выстроенное по вертикали. Сцена Рождества довольно насыщенна персонажами, так как здесь одновременно представлены еще и Поклонение Волхвов и Купание Младенца. В виме над алтарем помещается изображение "Пятидесятницы" - "Нисхождения св. Духа на апостолов", которое, к сожалению, сильно повреждено. В центре купола в синем медальоне изображен "престол уготованный" с Евангелием и голубем св. Духа, от медальона исходят 12 лучей с язычками пламени, нисходящими на апостолов. Сильно повреждены четыре апостола, и группы, представляющие "Племена" и "Языки". В центральной апсиде алтаря на фоне "бескрайнего золотого Неба" на престоле сидит Богородица с младенцем Христом на коленях, ниже в люнетах окон – Деисис: в центре – Иисус, а в боковых окнах – Богородица и Иоанн Креститель. Ниже в небольших полусферических поверхностях в четырех полунишах изображены Василий Великий, Иоанн Златоуст, Николай из Мирры и Григорий Чудотворец. В диаконнике сохранились композиции "Даниил во рву львином" и "Отроки в пещи огненной". Справа перед диаконником в нише можно видеть изображения Григория Чудотворца, Дионисия Ареопагита и ряда других святых. Изображение самого св. Луки Стириота (Осиос Лукас) можно видеть в люнете западной стены северного рукава креста. В юго-западном компартименте сохранились фрески: в нише – Одигитрия, сверху – Небо, Крест и Десница Господня, Встреча Христа с Иоанном Крестителем, десять святых в медальонах и семь в полный рост. В северо-западной часовне представлены Вседержитель на низком куполе, Преображение на восточной стене, Распятие на южной, Вознесение Пророка Ильи на западной, а ниже Христос в образе Эммануила, архангелы Михаил и Гавриил и 20 святых в медальонах или в полный рост, среди которых можно видеть и изображение св. Луки. Некоторые фрески сохранились в северо-восточной часовне, соединяющей обе церкви. Здесь проходили больные и желающие поклониться раке с останками св. Луки, находящейся под киворием. В западной части этого помещения изображены: Богородица с младенцем (Одигитрия), Св.Кириак, Николай, Двое святых (Косма и Дамиан?) и св. Лука над ракой. На южной стене представлена сцена: настоятель монастыря Филофей, построивший кафоликон, преподносит его св. Луке. Программа фресковой живописи кафоликона подверглась добавлениям и реставрациям в 1820 году38. Археологическая служба многие годы ведет работы по их консервации и сохранению с 1938 года до настоящего времени39.

Под кафоликоном находится крипта, которая была местом первоначального захоронения Святого, а потом стала фундаментом кафоликона. Она представляет из себя крестообразное помещение с четырмя угловыми компартиментами и мраморным иконостасом.

Крипта расписана фресками, представляющими ряд евангельских сцен, 12 апостолов, 28 святых на сводах, групповую композицию слева от входа (монахи с настоятелем Филофеем), два изображения Христа в медальонах, и два изображения св. Луки. На входной арке справа представлена композиция: справа св. Лука, держащий в левой руке свиток, с уставными положениями монастыря, благословляет монахов правой рукой, в центре – благословляющий Христос, а слева группа монахов. Трое на переднем плане – настоятель Филофей, и его товарищи по подвижничеству Афанасий и Феодосий. М. Шатзидакис (M.Chatzidakis) указывает, что существует текст Acolouthia (Servis) для Anacomidi, согласно которому большую роль в строительстве нового кафоликона и переносе реликвий св. Луки из крипты в верхний храм сыграл именно настоятель Филофей. В северо-восточной часовне кафоликона сохранилась фреска с его изображением, где он как донатор-основатель преподносит храм святому Луке. "Фрески крипты современны мозаикам кафоликона или созданы несколько лет спустя, после 1011 года".40 Напротив входа (с юга) в северной части крипты размещается саркофаг св. Луки. В апсиде размещен Деисис, в люнетах на стенах – Тайная вечеря, и Омовение ног, в треугольниках свода – апостолы Фома, Филипп, Симон, и Иаков. На стенных люнетах угловых компартиментов размещены Уверение Фомы, Въезд в Иерусалим, Распятие, Снятие с креста, Положение во гроб, Жены - мироносицы у Гроба Господня и Успение Богородицы.

Монастырь Осиос Лукас старейший и самый большой из трех монументальтных памятников византийского искусства ХI века, в число которых входят также монастырь Неа Мони на острове Хиос, и монастырь Дафни недалеко от Афин. Его декоративное оформление демонстрирует нам сочетание фронтальных изображений и повествовательных сцен в четко продуманной, сложной иконографической программе, в которой нет ничего случайного, высокий уровень константинопольского искусства, строгий монашеский стиль мозаик и росписей, но кроме всего этого, кроме той удивительной рукотворной красоты, которая все-таки уцелела здесь и доступна для обозрения и изучения, это место позволяет прочувствовать на себе воздействие его особой, концентрированной благости, берет под свою защиту и покровительство каждого, сюда входящего. Его крепкие стены не раз защищали прежде своих гостей и насельников от врагов физических и духовных, и ныне обитель живет, хранит накопленную за тысячелетия монашеского подвига духовную силу, веру, любовь и надежду, и щедро делится своим богатством с каждым, вступившим под его сень.

Список литературы

1. Колпакова Г. Искусство Византии. Ранний и средний периоды, Санкт-Петербург, 2004

2. Thymios D. Dalkas Hosios Loukas and his monastery, Athens, 2003 (Далее Thymios D. Dalkas …2003)

3. Почти все народы использовали голодание как метод очищения души и способ приближения к Богу.

4. Thymios D. Dalkas …2003, с.14

5. G. Kremos "Φωkika", v.1, Athens, 1874, v.2, v.3, 1880.

6. После многочисленных изысканий профессор афинского университета N. Veis в своей работе "΅Ελληυikα", 1928, v. A, p.337-370, представил свои выводы, что св.Лука был рожден летом 896 года, а умер точно 7 февраля 953.

7. Географические названия мест пребывания св. Луки приводятся по работе Thymios D. Dalkas …2003, который основывается на данных приведенных в Ch.Zonas, Βίος και Πολιτεία του οσίου Λουκά,Athens, 1935.

8. Chatzidakis M. Byzantine art in Greece, Mosaics – Wall Paintings, Athens,1997,р.10. (Далее Chatzidakis M., 1997)

9. Есть точка зрения, что первоначальная церковь св. Варвары не существует сегодня. Кремос предполагает, что церковь, которая существует сегодня – перестроена, другие считают, что это - церковь, ныне посвященная Богоматери.

10. Ch.Zonas, Βίος και Πολιτεία του οσίου Λουκά, Athens, 1935,p.54,a.

11. Там же, р.50,b

12. G.Kremos "Φωkika",Athens, v.I,1874, р.14.; Thymios D. Dalkas …2003, с.53

13. Там же…

14. Там же.

15. G.Kremos "Φωkika", Athens, v.I,1874, р.19; Thymios D. Dalkas, 2003, с.54.

16. Thymios D. Dalkas …2003, с.61.

17. G.Kremos "Φωkika", Athens, 1874, v.I, p. 20; v.II, p. 235.

18. G.Kremos "Φωkika"… v.II, p.40, цит. по Thymios D. Dalkas …2003, р.69.

19. Thymios D. Dalkas…, 2003, р.70.

20. Там же… р.71.

21. Там же… р.79.

22. Там же…р.81.

23. Лазаридис П. Монастырь Блаженного Луки, Афины, с 1957 г. (Далее Лазаридис П. Монастырь Блаженного Луки…)

24. Chatzidakis M., 1997, р.15. Профессор Chatzidakis датирует эту фреску второй половиной 10 века.

25. Там же, р.9.

26. Там же, р.13.

27. Там же

28. Колпакова Г. Искусство Византии. Ранний и средний периоды, Санкт-Петербург,2004

29. Thymios D. Dalkas …2003,р.111, n.1.

30. Архангелы в треугольниках свода на ¾ повернуты к Пантократору.

31. Chatzidakis M., 1997,р.25.

32. Отто Демус "Мозаики византийских храмов", www.byzantium.ru.

33. Там же.

34. Там же.

35. Chatzidakis M., 1997,р19.

36. Отто Демус "Мозаики византийских храмов", www.byzantium.ru.

37. Там же.

38. Chatzidakis M., 1997,р.9.

39. Там же.

40. Лазаридис П. Монастырь Блаженного Луки…,р.27.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий