регистрация / вход

Молодежная субкультура

Хипповская и постхипповская культура как пример молодежной контркультуры.

Введение.

Все, что описано ниже, теперь история. Я описываю мир

хипповской и постхипповской тусовки - это была часть соци-

альной структуры советского общества, как не стремилась

она от общества одгородиться. Где теперь Советский Союз? В

данном случае рассмотрены Москва и Санкт-Петербург (однако

в тексте Санкт-Петербург будет заменен на Ленинград - ведь

так он назывался в те времена). Да и сами тусовки сейчас

совсем не те; в прессе поговаривали об исчезновении хиппи,

но уменьшение их числа в 1990-1991 гг. было временным -

снова появляются волосатые и в заплатках наши герои. И

все таки тот мир, который описан ниже, уже стал историей.

Итак, теперь, кгда данная тема несколко "остыла", хи-

повская Система может бвть воспринята просто как одно из

сообществ, как пример сообщества, на материале которого

исследовалась главная для нас проблема: символ, его праг-

матика, его конкретная жизнь в конкретном сообществе. Цель

исследования - проследить на конкретном материале связи

символа (его интерпретаций, реакций на него) со структурой

сообщества. И наоборот: зависимость структуры отношений в

сообществе от значений, заложенных в его символике.

Исследование проходит в зоне соприкосновения двух реаль-

ностей: знаковой и социальной. Там идеальная реальность

знака переходит в материальную жизнь, воплощаясь в дейс-

твия.Главное, на чем сосредоточено внимание,- действие,

реакция на символ.

Изучаемая Система - это очень своеобразное социальное

образование. Его нельзя назвать группой - это, скорее, со-

циальная среда, круг обшения, конгломерат групп или даже

их иерархия. Но все-таки существует ярко выраженное деле-

ние на "своих" и "чужих", общие символы и их стандартные

интерпретации, свои традиции в поведении и внешнем облике,

даже фольклёр. То есть это сообщество; с самоназванием и

самосознанием. Но стандартные методы описания здесь явно

не годятся - я надеюсь, его внутреннее устройство выявится

по ходу изложения.

1. Экстернальная культура.

Необходимо дать характеристику Системы, хотя бы самую

общую, чтобы можно было представить, о чем идет речь. Но

сделать это оказывается не просто. Привычных черт сооб-

щества здесь, кажется, нет. Сама Система категорически от-

вергает попытки свести её к какой-либо социальной схеме.

Типичный пример её самоопределения - отрывок из статьи

А.Мадисона - очень старого (олдового) хиппи из Таллина:

"Движение - а его несравненно правильней было бы назвать

сдвигом - не выставило ни громоздких лидеров, облаченных в

пуленепробиваемую харизму, не породило организаций, объ-

явивших священную войну всем и уж, конечно, в особенности

друг другу за право курировать нетленные мощи ортодоксии,

наконец, не подвело под эту несуществующую ортодоксию ни-

какой специальной хипповской филосифии, идеологии или ре-

лигии. Вместо идеологии с самого начала были заземлены

идеалы, формулируюшиеся достаточно просто - мир и любовь".

Действительно, Систему нельзя определить ни как организа-

цию или партию, ни как обшину или политическое (идейное,

религиозное) движение. А как её определить ?

1.1 Вне общества. Существует способ определения сооб-

щества через его место в социальной структуре. Что касает-

ся Системы, её типичный представитель находится в проме-

жутке между позициями социальной структуры. Скажем один

олдовый пипл из Пскова так говорит о себе: "Насчет работы:

я работал на многих предприятиях, но понимал, что это не

моё. Вот сейчас я работаю на заводе. Слесарь, хороший. Но

это не моё... Есть одна работа, на которую я хочу попасть,

-она моя: это археология. Там я мог бы работать даже бесп-

латно".(ЛенТВ, передача "Взгляд", 25 февраля 1987г.). Ха-

рактерно, что он, с одной стороны, рабочий на заводе(это

место, которое отвело ему общество) - но сам себя с этим

статусом не идентифицирует: "это не моё"; с другой сторо-

ны, он считает "своим" делом археологию - но такое самооп-

ределение не санкционировано обществом. Соотвественно этот

пипл оказывается в неопределённом положении и в отношении

норм: ведь нормы связаны со статусом. В обшем типичный

пример лиминальной личности, "подвешенной" между позиций.

В Системе к кому не подойди - такой же промежуточный: счи-

тает себя художником, среди друзей известен как художник -

а работает в котельной кочегаром; поэт (дворник), фило-

соф (бродяга без определенного места жительства) - здесь

таких большинство. статус в собственных глазах не совпада-

ет со стутусом в глазах общества; принимаемые нормы и цен-

ности - иные, чем предписаны обществом.

Система, объединяющая таких людей, оказывается в резуль-

тате сообществом, находищимся в промежутках социальной

структуры - вне её. Если представить общество как иерархию

взаимосвязанных позиций (статусов), то Система окажется

между позиций, то есть вне общества. Не случайно общест-

венным мнением и научной традицией она относится к сфере

андеграунда (от англ. "undeground" - подполье), контркуль-

туры, или в отечественном лексиконе было популярно ещё

словечко "неформалы". Все эти определения указывают на

внеположенность - характерны приставки "контр-", "под-",

"не-". Ясно, что речь идет о чем-то противостоя-

щем ("контр-"), невидимом и скрытном (подземная), неоформ-

ленном.

Эта локализация - вне структур общества - вполне согла-

суется и с собственно Системном мировосприятием.

Процитируем ещё раз упоминавшегося уже Мадисона, раз уж он

сам взял на себя роль хипповского историографа и теорети-

ка: "Хиппизм,- заявляет он,- не аступает во взаимоотноше-

ния с конституцией, его неуправляемые владения начинаются

там, где нет и в помине границ государственных. Эти владе-

ния повсюду, где горит огонь творящей независимости". Все

без исключения пиплы настаивают на своей непринадлежности

к обществу или, иначе, независимости: это черта Системного

самосознания.

В.Тэрнер, говоря об общинах западных хиппи, отнес их к

"лиминальным сообществам", то есть возникающим и существу-

ющим в промежуточных областях социальных структур (от лат.

limen - порог). Здесь собираются "лиминальные" личности,

лица с неопределенным статусом, находяшиеся в процессе пе-

рехода или выпавшие из общества.

Откуда же и почему появляются "выпавшие" люди? Здесь два

направления. Первое: в этом выпавшем, неопределенном,

"подвешенном" состоянии человек оказывается в период пере-

хода с позиции одной на позицию другой социальной структу-

ры.Потом он, как правило, находит своё постоянное место,

обретает постоянный статус, входит в социум - и покидает

сферу контркультуры. Такие рассуждения заложены в основе

концепций В.Тэрнера, Т.Парсонса, Л.Фойера. По Парсонсу,

например, причина протеста молодежи и её противостояния

миру взрослых - "нетерпение" занять места отцов в социвль-

ной структуре. А они некоторое время ещё остаются заняты.

Но дело кончается встраиванием нового поколения в ту же

структуру и, следовательно, её воспроизводством.

Второе направление объясняет появление выпавших людей

сдвигами в самом обществе. У М.Мид это выглядит так: моло-

дежь приходит, взрослея, уже не в тот мир, к которому её

готовили в процессе социализации. Опыт старших не годится.

Молодых готовили к занятию одних позиций в социальной

структуре, а структура уже другая, тех позиций в ней нет.

Новое поколение ступает в пустоту. Не они выподят из соци-

альной структуры(как у Парсонса или Тэрнера), а сама

структура ускользает из-под их ног. Здесь и начинается

бурный рост молодежных сообществ, отталкивающих от себя

мир взрослых, их ненужный опыт. И результат пребывания в

лоне контркультуры здесь уже другой: не встраивание в

прежнюю структуру, а строительство новой. В ценностной

сфере - смена культурной прадигмы: ценности контркультуры

"всплывают" и ложатся в основу организации "большого" об-

щества. А прежние ценности опускаются а подземный мир

контркультур.

На самом деле эти два направления не отвергают друг дру-

га, а дополняют. Речь идет о просто разных периодах в жиз-

ни обшества, или его разных состояниях. В стабильные

периоды и в традиционных обществах(изучавшихся Тэрнером)

выпавшие люди - это действительно те, кто в данный момент,

но временно, находится в процессе перехода. В конце концов

они входят в общество, там устраиваются, обретают статус.

В периоды перемен выпавшими становятся в той или иной мере

значительные прослойки, иногда это задевает чуть ли не

каждого. Не все они уходят в хиппи, но многие проходят че-

рез контркультурное состояние (и попадают в зону действий

контркультуры).

1.2 Баланс двух подсистем общества. Контркультура не-

мыслима и не существует без официального общества - они

взаимодополнительны и связаны. Это оно целое.

Для такого рода выпавших культур можно предложить термин

"экстернальные", от лат. externus - чужой. Сообщества типа

Системы действительно отчуждены от общества - хотя и неот-

делимы от него.

Сфера экстернальной культуры вклячает, собственно, мно-

жество разных субкультур: например, криминальную, богему,

наркомафию, и т.д., - они экстернальны в той мере, в какой

их внутренние ценности противопоставлены так называемым

"общепринятым". Их объудиняет то, что они все - локальные

коммуникативные системы, расположеннве вне рамок основной

сети (той, что определяет государственное устройство). Эк-

стернальные культуры существовали и существуют в разных

обществах: ранние христиане были экстерналами в Римской

Империи, в средневековой Европе это многочисленные ереси,

в Европе - раскол.

Экстернальные культуры аккумулируют определенные нормы и

символику. Если основная культура - это те нормы и симво-

лы, которые задают основной принцип упорядочения данного

общества, то в экстернальные стекается все, что осталось

вне основного мифа - самоописания общества. Ни одна систе-

ма не может охватить всего без остатка. Неизбежно что-то

из неё выпадает. Это остатки прежних мифов, ростки нового,

информация, проникающая от чужих и не вписывающаяся в ос-

новной миф. Всё это оседает в сфере экстернальной культуры.

1.3 Неопределенность и самоорганизация. Итак, Система

- пример сообщества, куда стекаются выпавшие из социальной

структуры. Эти люди не имеют определенного положения,

прочной позиции - их статус неопределён. Состояние неопре-

делённости играет особую роль в процессах самоорганизации.

Сфера неопределённости - те социальные пустоты, где мы мо-

жем наблюдать процессы зарождения структур, сообществ:

превращения бесструктурного состояния в структурное, т.е.

самоорганизации.

Множество людей, предоставленных самим себе, взаимодейс-

твуя, формируют схожие коммукативные структуры. Л.Самой-

лов, профессиональный археолог, волею судеб оказался в ис-

правительно-трудовом лагере. Он заметил, что в среде

заключенных складываются неофициальные сообщества со своей

иерархией и символикой. Самойлова поразило их сходство с

первобытными обществами, иногда вплоть до мелочей: "Я уви-

дел,- пишет он,- и опознал в лагерной жизни целый ряд эк-

зотических явлений, которые до того много лет изучал про-

фессионально по литературе,- явлений, характеризующих

первобытное общество!

Для первобытного общества характерны обряды инициаций -

посвящения подростков в ранг взрослых, обряды, состоящие

из жестоких испытаний.

У наших уголовников это "прописка". Для первобытного об-

щества характерны "табу"... Абсолютное соответствие этому

находим в лагерных нормах, определяющих, что "запод-

ло"..." Но главное сходство - стректурное: "На стадии раз-

ложения,- пишет Л.Самойлов,- многие первобытные общества

имели трехкастовую структуру - как наше лагерное ("воры" -

элита, средний слой - "мужики" и аутсайдеры - "опущен-

ные"), а над ними выделялись вожди с боевыми дружинами,

соборавшие дань (как наши отбирают передачи)". Схожая

структура известна в армейских подразделениях под названи-

ем "дедовщина". То же и в молодежной среде больших горо-

дов. Например, когда в Ленинграде появились металлисты, у

них сложилась трехслойная иерархия: чётко выраженная элита

во главе с общепризнанным лидером по кличке Монах; основ-

ная масса металистов, группировавшихся вокруг элиты; нако-

нец случайные посетители, забредавших в то кафе, где они

собирались, послушать "металлическую" музыку. Эти послед-

ние не считались настоящими металлистами, оставаясь в ста-

тусе гопников, то есть ни в чем не разбирающихся, чужих.

И именно "исключенные" сообщества демонстрируют законо-

мерности самоорганизации в наиболее чистом виде. Здесь

минимум внешних влияний, от которых исключённое сообщество

отгорожено коммуникативным барьером. В обычном же коллек-

тиве трудно выделить те процессы, которые идут в самом со-

обществе спонтвнно, то есть относятся собственно к самоор-

ганизации.

?????

2. Сообщество

2.1 Поле символики. Существует ещё другой спосоь опреде-

ления (или представления) сообщества, кроме как через его

локализацию в социальной структуре: через символику.

Именно так обычно происходит на уровне обыденного созна-

ния или журналисткой практики: пытаясь выяснить, кто такие

хиппи (или панки и проч.), мы прежде всего описываем их

знаки. А.Петров в статье "Пришельцы" в "Учительской газе-

те" изображает тусовку волосатых: "Лохматые, в залатаной

и сильно потёртой одежде, иногда босые, с холщовыи торбами

и рюкзаками, расшитыми цветами и исписанными антивоенными

лозунгами, с гитарами и флейтами парни и девушки прохажи-

ваются по скверу, сидят на скамейках, на лапах бронзовых

львов, поддерживающих фонари, прямо на траве. Оживлённо

беседуют, поют в одиночку и хором, закусывают, покурива-

ют...". Автор передаёт как бы непосредственное впечатле-

ние, просто указывая на явление: "вот оно". Указание здесь

- способ введения понятия (вместо аналитического определе-

ния). Если присмотреться, то оказывается: это "непосредс-

твенное впечатление" на самом деле целенаправленно вычле-

няет из наблюдаемой реальности символику тусовочного

сообщества. Практически все, что упоминает А.Петров, слу-

жит у волосатых опознавательными знаками "своих". Здесь

символика внешности: лохматая прическа, потертая одежда,

самодельные сумки и т.п. Затем графическая символика: вы-

шитые цветы (след Цветочной революции, породившей первых

хиппи); антивоенные лозунги, типа: "Любите, а не воюйте",-

знак важнейшей ценности этой среды - пацифизма, ненасилия.

Поведение, описанное в приведённом пассаже: неторопливые

прогулки, свободное музицирование, вообще преувеличенная

непринуждённость,- тоже знак. Это все форма, а не содержа-

ние общения. То есть первыми в глаза бросаются знаки при-

надлежности к сообществу - и именно их описывают, желфя

это сообщество представить. И дейстаительно, наличие осо-

бой символики, расцениваемой как "своя", есть уже безус-

ловный знак существования коммуникативного поля, некоторо-

го социального образования. А.П.Коэн, например, вообще

определяет сообщество как поле символики: "Реальность со-

общества в восприятии людей,- пишет он,- заключается в их

принадлежности... к общему полю символов". И далее: "Восп-

риятие и понимание людьми их сообщества... сводится к ори-

ентации по отношению к его символизму.

Наличие своей символики создает возможность образования

общности, поскольку обеспечивает средство коммуникации.

Символ - оболочка, в которую упаковывается "своя" информа-

ция; в таком виде она отличима от чужой. А следовательно,

возникает разница в плотности коммуникативных связей внут-

ри той сферы, где действует символ, и вне её. Это и есть

сгущение контактов, на базе которого формируются социаль-

ные структуры.

Насколько это справедливо для Системы? Сложилось ли на

базе её символики социальное образование? Как уже говори-

лось, Систему нельзя назвать в полном смысле группировкой:

в её недрах постоянно идут перегруппирования, исчезают од-

ни объединения и формируются новые. Люди переходят из

группы в группу. Это, скорее, некая среда общения. Тем не

менее Систему можно рассматривать как сообщество, посколь-

ку присутствуют такие его признаки, как общий язык (сленг

и символика), сеть коммуникаций - личные связи, поверх-

ностные знакомства (лица на тусовке примелькались, так что

уже подсознательно узнаёшь "своих"). Есть общие нормы и

ценности, а также модели поведения и формы взаимоотноше-

ний. Присутствует и Системное самосознание, которое выра-

жается, в частности, в самоназваниях. Их есть несколько.

"Системными" или "системщиками" её представители называли

себя редко, да и то с иронией. Чаще - пипл (от англ.

people - люди, народ). Иногда - просто люди: "Мне один че-

ловек вчера сказал...",- понимать надо так, что именно

Системный сказал.

Сленг и символика составляют основу внутренней комуника-

тивной среды Системы, отделяя её от внешнего мира. При

этом символика Системы чрезвычайно эклетична в её фонде

можно встретить символы, пришедшие из разных религиозных

групп (например, от кришнаитов или баптистов), молодёжных

и рок-течений (атрибуты панк-рока или тяжёлого металла), ф

также различных общественно-политических движений: паци-

физма, анархизма, коммунизма и проч. Система обладает осо-

бенностью впитывать чужую символику и, перекодируя, вклю-

чать в свой фонд.

Надо различать носителей одной и той же символики,

принадлежащих к Системе и не принадлежащих к ней. Напри-

мер, есть панки в Системе, тусующиеся вместе с хиппи,- и

панковские группировки вне её. Последние слвсем не причис-

ляют сеья к Системе и даже, бывает, приходят быть пиплов.

Точно так же есть Системные и несистемные металлисты, буд-

дисты, битломаны и проч.

Итак, наличие общей сети коммуникаций с обслуживающим её

собственным языком, а также общего самосознания, норм и

ценностей позволяет говорить о Системе как о сообществе

(еще не зная его структуры).

2.2 Традиция. Но особенно существенно для нас, что в

рамках этого сообщества сложилась своя традиция, основан-

ная главным образом на устных механизмах передачи. Каждые

два-три года в Системе сменяется "поколение" - на арену

выходит новая когорта молодёжи. Люди меняются, а традиции

Системы остаются: воспроизводятся те же основные нормы от-

ношений и ценности, такие как "свобода", "любовь" (в ка-

вычках, потому что этим понятиям здесь придаётся особый,

Системный смысл); новички осваивают сленг и используют

Системные символы, так что внешне они мало чем отличаются

от своих предшественников. Воспроизводятся фольклёрные

формы: поговорки, анекдоты, частушки, легенды и предания.

Таким образом, мы имеем здесь традицию, способную к само-

воспроизводству. Существует не только система коммуника-

тивных связей на синхронном уровне, но и диахронные каналы

коммуникации.

Носители традиции определяют её возраст примерно в два

десятка лет: двадцатилетие торжественно праздновалось 1

июня 1987 г. Эта точка отсчета, конечно, мифологическая

(считается, что 1 июня 1967 г. первые хиппи вышли в Москве

на Пушкинской площади на улицу и призвали отказаться от

насилия): "Они,- рассказывает один из олдовых хиппи,- выш-

ли и сказали: 'Вот мы - представители этого движения, это

будет система ценностей и система людей'". Тогда возникло

слово "Система". Не случайно выбрана и дата - День защиты

детей: "Было,- продолжал тот же олдовый,- сказано: 'Живи-

те как дети, в мире, спокойстви, не гонитесь за призрачны-

ми ценностями...'. Просто приход был человечеству дан,

чтобы могли остановиться и задуматься, куда мы

идём...". "Живите как дети" - это суть Системного миро-

восприятия, и многое в её символике связано с образами

детства.

"Поколения" здесь меняются через два-три, иногда четыре

года. С приходом каждого из них Системная традиция попол-

няется новой символикой. Каждое поколение приходит как но-

вая волна: вначале были хиппи, они и составили ядро Систе-

мы - теперь их последователей чаще называют волосатые или

хайрастые (от англ. hair - волосы); потом пришли панки,

потом металлисты, затем люберы (и другие, отмеченные также

символикой уходящего Советского Союза). Каждая волна при-

носит свои атрибуты. Вначале она обычно враждует с Систе-

мой: первые панки терроризировали волосатых, первые метал-

листы - волосатых и панков. Затем начинаются контакты,

постепенно обнаруживается, что Система впитала символику

новой волны: в ней появились свои панки, металлисты и

проч.

Таким образом, представляется возможность наблюдать про-

цесс восприятия традицией инноваций, а также другие про-

цессы, связанные с трансляцией традиции. В "большой" (нап-

ример, племенной или общинной) традиции, где период сменв

поколений составляет 25-30 лет, наблюдение такого рода

процессов потребовало бы времени, сопоставимого в жизнью

исследователя. В Системе же всё происходит намного быст-

рее. Это делает Систему удобной моделью для наблюдения за-

кономерностей воспроизводства и пополнения традиции, хотя

мы отдаём себе отчёт в некоторой условности её аналогий с

привычными объектами этнографического исследования. Они

сопоставимы в той мере, в какой одна коммуникативная сис-

тема вообще может быть сопоставлена с другой. Так или ина-

че, есть общие закономерности в способах диахронной пере-

дачи информации. Обнаруживаются коммуникативные структуры,

ответственные за сохранение и передачу кода сообщества;

есть основания полагать, что они во многом свожи в разнвх

средах.

Заключение.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий