регистрация / вход

Анализ книги В. Мириманова "Малая история искусств"

Первобытное и традиционное искусство. Искусство и человек. Непрофессиональное искусство и эстетические концепции. Функции первобытного и традиционного искусства. Эволюция изобразительных форм. Традиционное искусство и современность.

Введение

Данная работа представляет собой обзор книги В.Мириманова “Малая история искусств”, посвященной описанию и анализу развития первобытного и традиционного искусства. Главы книги рассмотрены последовательно; основное внимание уделено выделению основных и общих закономерностей в развитии искусства, выявленных автором; большое количество материала иллюстративного содержания в данном обзоре не отражено ввиду малого заданного объема. Глава “Наскальное искусство Африки и Австралии” не рассматривается, так как она, по сути, представляет собой достаточно яркую иллюстрацию к общим и закономерным положениям исследования В.Мириманова, отражающим тенденции развития первобытного и традиционного искусства.

1. Первобытное и традиционное искусство

1.1. Понятие и история первобытного и традиционного искусства

Область распространения первобытного и традиционного (называемого еще примитивным) искусства территориально охватывает все континенты, хронологически – весь период существования человека как вида.

История первобытного искусства включает в себя проблему происхождения искусства и рассматривает этапы его развития на протяжении тысячелетий, от самых древних художественных произведений эпохи палеолита до памятников искусства некоторых современных народов, до недавнего времени находившихся на первобытно-общинном уровне развития.

Первобытное искусство не представляет самостоятельной области в сфере культуры, поскольку в первобытном обществе художественная деятельность тесно переплетена с мифологией и религией, образуя то, что называется первобытным синкретическим культурным комплексом

Характерными особенностями первобытного искусства являются, во-первых, то, что в первобытном обществе едва ли не все виды духовной деятельности связаны с искусством и выражают себя через искусство, тем самым наполняя его собой, а, во-вторых, в первобытном искусстве получают свое развитие первые представления об окружающем мире, способствующие закреплению и передаче навыков и знаний [1].

1.2. Искусство и человек

Одним из центральных вопросов, рассматриваемых в главе “Искусство и homo sapiens”, является вопрос о понятии искусства. Оставляя в стороне чисто метафизи­ческие не поддающиеся анализу тол­кования искусства, В. Мириманов обращается к тем определениям, которые основы­ваются на анализе исторического материала и рассматривают его в связи с проблемой генезиса. Например, так называемая “имитативная теория” определяет искус­ство как проявление инстинкта под­ражания. Элемент подражания действительно имеет место в искусстве и особенно ярко выражается в первобытном искус­стве. Как уже говорилось, различ­ные формы танцев: охотничьи, воен­ные и др. - основаны на подражании повадкам животных и действиям, связанным с войной, охотой и т. д. В известном смысле с этой точки зрения можно рассматривать и пер­вобытное искусство, особенно его самую раннюю натуралистическую фазу.

Другая теория рассматривает искус­ство как выражение “инстинкта украшения”, как средство полового привлечения. Нательные укра­шения - раскраска, татуировка и т.п. - бытуют у подавляющего большинства народов, находящихся на первобытнообщинном уровне развития. Есть все основания счи­тать, что они имеют очень древнее происхождение. Что же касается надеваемых украшений: бус, ожере­лий, колец, подвесок и т. п., - то они, как известно, широко распростра­нены не только у так называемых “примитивных” народов, но в полной мере сохраняются и в развитом со­временном обществе. В отличие от традиции раскраски тела (о степени древности которой можно лишь догадываться) древность ношения украшений непосредственно дока­зывается многочисленными архео­логическими материалами (бусы, браслеты), относящимися к эпохе верхнего палеолита. Столь же древ­нюю традицию имеет орнаменталь­ное и фигуративное украшение ору­дий и бытовых предметов. Материалы и этнографические ис­следования, связанные с проблемой происхождения искусства, показы­вают, что то, что называется ин­стинктами “игры”, “подражания”, “украшения”, безусловно имеет определенную связь с биопсихологическими корнями художественной деятельности [2].

Основополагающей идеей при рассмотрении вопроса о появлении homo sapiens, с точки зрения В.Мириманова, является взаимосвязь между появлением искусства как такового и формированием человека как социального существа в полном смысле этого слова.

Пожалуй, единственным качественно новым археологическим материалом, появившимся вместе с новым биологическим видом человека, является изображение – скульптурные, графические, живописные геометрические знаки, а также образы, созданные по подобию предметов, существующих в природе.

Момент обращения к этому новому виду деятельности, который В.Мириманов условно называет художественным творчеством, рассматривается как величайшее открытие, возможно, не имеющее себе равного в истории по тем возможностям, которые в нем заложены, хотя следует заметить, что сами по себе данные возможности не предполагают их непременной реализации, по крайней мере в определенные исторические сроки. В качестве наглядного примера В.Мириманов выбрал историю развития письма [3].

Заслуживает внимания проводимый автором тщательный анализ самого процесса “открытия”, вылившегося в появление изобразительного искусства.

Вопрос о происхождении искусства, с проблемой его сущности, смысла и назначения, лишь во второй поло­вине XIX века благодаря успехам археологии был поставлен на науч­ную основу. В то же время в связи с открытиями археологов, давшими бесценный материал, возникли но­вые проблемы: закономерно или случайно то, что первые несомнен­ные произведения искусства най­дены только в тех слоях, которые относятся ко времени существова­ния homo sapiens. Существует ли прямая связь между появлением че­ловека разумного и началом худо­жественной деятельности?

Прежде чем ответить на этот вопрос, временные антропологи характе­ризуют черты, отличающие homo sapiens от его предшественников. Так называемый “hоmо-неандертальский” человек имел, казалось бы, все необходимые для интенсивной трудовой деятель­ности органы - большой мозг, под­вижную руку, не говоря уже об устойчивой походке в выпрямлен­ном положении. Тем не менее, морфоло­гические особенности неандерталь­ского человека, в частности, строе­ние его мозга, говорят о том, что он был существом, недостаточно при­способленным к условиям общест­венной жизни коллектива ввиду своей агрессивности и малого разви­тия мозговых центров, управля­ющих торможением. Возбуждение в деятельности коры головного мозга неандертальца заметно преобладало над торможением, что вызывало вспышки дикой злобы в неандер­тальском стаде и часто приводило к столкновениям. Поэтому коллек­тив неандертальцев имел малые по­тенциальные возможности для раз­вития общественных форм жизни. Наиболее убедительная теория поя­вления человека современного вида, разработанная советским антропо­логом Я. Я. Рогинским, исходит именно из преимуществ современ­ного человека над неандертальским как существа социального. Согласно этой теории, интенсив­ное развитие передних отделов головного мозга у современного человека, в сравнении с неандертальцем, про­истекает вследствие того, что соци­альные качества приобрели огром­ную роль в эпоху резкого подъема производительных сил и сложения начальных форм родовой органи­зации (т. е. в эпоху позднего палео­лита)[4].

Весьма существенными факторами, способствовавшими появлению и развитию художественной деятельности, по мнению В.Мириманова, стали появление у человеческих существ досуга и появление оседлого образа жизни, которые могли появиться лишь тогда, когда было достигнуто известное равновесие сил в борьбе за существование. Действительно, лишь свободное время, не занятое борьбой за выживание, дало возможность занятий искусством; свободное же время у человека, в свою очередь, могло появиться лишь при достаточно высоком уровне технической оснащенности человека (в результате которой сделалось возможным относительно постоянное существование хозяйственных коллективов, при которых новые методы охоты стали давать больше пищи) [5].

В результате своих исследований В.Мириманов аргументировано приходит к убеждению в необходимости признать наличие прямой связи между появлением homo sapiens и началом художественной деятельности.

1.3.Непрофессиональное искусство и эстетические концепции

Глава “Непрофессиональное искусство и эстетические концепции посвящена В.Миримановым, главным образом, попыткам определить функции искусства как такового с целью выяснить, есть ли взаимосвязь между формальной и функциональной структурой первобытного и современного искусства. Однако, в результате рассуждений и анализа известных данных автор приходит к выводу о том, что исчерпывающе определить функции искусства не представляется возможным не только в силу их множественности, но также и потому, что функцио­нальная структура искусства не является постоянной и неизменной. Под действием экономических, со­циальных и политических факторов она развивается, перестраивается, меняет акценты, в то же время со­храняя изначальные элементы.

Поскольку первобытное искусство дает лишь фрагментарный художественный материал вне живо исторического и этнографически контекста, В.Мириманов обращается главным об­разом к примеру традиционного искусства, которое ближе всего к ранней стадии художественного развития, и посвящает этой теме главу “Функции первобытного и традиционного искусства”, полагая, что ясно выраженный целенаправлен­ный характер традиционного искусства - одно из тех качеств, на которое прежде всего обращают внимание исследователи, - позволяет сравнительно четко определить его важнейшие функции [6].

1.4.Функции первобытного и традиционного искусства

1) Идеологическая функция. В традиционном первобытном обществе процесс творчества всегда происходит в соответствии с устоявшимися представлениями, и в этом смысле каждое произведение искусства является отражением существующей на момент его создания в социуме идеологии. Художник активно участвует в жизни племени, и творчество его полностью подчинено господствующим в племени взглядам, не отражая и не преследуя никаких личных целей или воззрений художника (впрочем, и само существование таковых в первобытном обществе достаточно маловероятно и точно не является распространенным явлением) [7].

2) Общеобразовательная функция. Данная функция выполняется любым произведением искусства. Однако, в тех случаях, когда искусство является важнейшим звеном в процессе закрепления и передачи информации, оно несет повышенную смысловую нагрузку (отчасти, этим объясняется символический характер традиционного искусства, так как перед художником стоит задача выражения сложных идей и понятий, которые не могут быть переданы методом непосредственного отображения) [8].

3) Коммуникативно-мемориальная функция. Эта функция тесно переплетается с общеобразовательной и социальной функциями, что объясняется связью между поколениями через ту же систему обрядов инициации, через сохранение родовой преемственности etc. В принципе, каждое художественное произведение имеет коммуникативное значение и закрепляет связь между человеком и обществом, а также оперативно выполнять ту функцию, которая позднее переходит к письменности [9].

4) Социальная функция. Поскольку процесс культурного и экономического развития в классовых обществах протекает в условиях более или менее острой и осознанной политической борьбы, искусство часто принимает активное участие в такой борьбе, выступая на стороне той или иной социальной группы или класса, поддерживая ту или иную тенденцию, каждая из которых направлена в конечном счете на упрочнение либо изменение существующей социальной структуры. В традиционном искусстве социальная функция обычно тесно взаимосвязана с магико-религиозной функцией [10].

5) Познавательная функция. Сказав лишь, что познавательная функция, безусловно, свойственна первобытному и традиционному искусству (как и практически любому другому искусству), следует заметить, что рассуждения В.Мириманова о взаимосвязи процесса познания с процессом создания произведений искусства и их восприятием сознанием первобытного человека достаточно спорны; вопрос о познании в принципе чрезвычайно многогранен и не разрешен однозначно до сих пор. Положения, высказанные автором, близки к мыслям М.Полани, изложенным им в работе “Личностное знание”, которые, однако, неоднократно оспаривались многими мыслителями, в особенности приверженцами материалистических учений [11].

6) Магико-религиозная функция. Ей в работе В.Мириманова уделено существенное внимание. Как известно, аппарат магии создается первобытным человеком в стремлении овладеть силами природы. В частности, по В.Мириманову, в его основе лежит принцип аналогии – вера в получение власти над предметом через овладение его образом. К примеру, первобытная охотничья магия направлена на овладение зверем, цель ее – обеспечение удачной охоты; центром магических обрядов в этом случае является изображение животного. Поскольку изображение воспринимается как реальность, изображенное животное – как настоящее, то и действия, связанные с изображением, мыслятся как происходящие в действительности. Принцип, на котором основана первобытная магия, лежит в основе широко распространенного у всех народов колдовства и всевозможных религиозных обрядов.

Вообще говоря, магия, религия, мифы и сопутствующее им искусство, не решая проблем в научном плане, снимают их, создавая своеобразный иллюзорный мир; в создании аппарата магии выражаются страх человека перед силами природы и одновременно вера в возможность управлять этими силами. Первобытный и традиционный культурный комплекс, по В.Мириманову, можно рассматривать с современной точки зрения как гипотетическую картину мироздания, состоящую, как и всякая гипотеза, из действительных и предполагаемых (фантастических) элементов, удовлетворяющую первобытного человека своей полнотой и законченностью [12].

7) Эстетическая функция. В.Мириманов приходит к выводу, что эстетическое начало, будучи неотъемлемым качеством каждого художественного произведения, в то же время никогда не становится самоцелью. Развитие в труде духовных потребностей привело к постепенному формированию эстетического чувства и эстетической потребности; эстетическое чувство породило эстетическую потребность, которая формировалась и совершенствовалась в процессе производственно трудовой практики. У первобытного человека в качестве эстетической реакции, связанной с чувством ритма и симметрии, выступает положительная эмоциональная реакция на такие вещи, как, к примеру, гладкая и правильная форма изделия; овладение же совершенной техникой труда всегда ведет к появлению более правильных, более точных форм. Эстетическая функция искусства тесно связана с процессом стилизации, который рассматривается В.Миримановым отдельно [13].

2. Эволюция изобразительных форм

2.1. Искусство эпохи палеолита

Искусство палеолита, как и других рассматриваемых периодов, имеет определенную градацию по времени. Установлено, что к числу древнейших изображений на стенах палеолитических пещер относятся как схематические, так и натуралистические изображения, что позволяет прийти к выводу об изначальном существовании как схематических, так и натуралистических форм изобразительного искусства.

Не вдаваясь в детали (которыми изобилует исследование В.Мириманова), следует отметить характерную особенность искусства палеолита, отмечаемую самим автором: крайне редко встречающиеся мужские изображения эпохи палеолита на фоне изобилия различного рода женских изображений; любопытно также разделение так называемых “мобильных” и статических изображений: подавляющее большинство “мобильных изображений” является изображением животных, тогда как большинство статических изображений – женские изображения.

Влияние материала на характер изображения свидетельствует об относительно низком уровне технологии изготовления изображений. Так, изначальная форма материала задает объем, в который должна быть “вписана” изготавливаемая из него статуэтка.

Большое внимание уделено В.Миримановым описанию различных образцов пещерной наскальной живописи, главным образом изображений животных, обнаруженных в различных странах мира. Выделяются два больших цикла в развитии пещерного искусства: ориньякский (ХХХ тысячелетие до н.э.) и солютрео-мадленский (ХVIII тысячелетие до н.э.), охватывающие вместе более 25 тысячелетий. Насчитывается пять основных периодов эволюции пещерного искусства, каждому из которых соответствует группа памятников, имеющая свои стилистические особенности, технику, круг сюжетов, детально описанные автором. Первый период охватывает примерно 15 тысячелетий, второй – XVIII-XV тысячелетия до н.э., третий – XII тысячелетие до н.э., считающийся апогеем пещерного искусства, временные рамки четвертого и пятого периодов не обозначены В.Миримановым, однако, вкратце отмечено, что в это время происходила постепенная деградация пещерного искусства.

2.2. Искусство эпохи мезолита

В искусстве эпохи мезолита нашло несомненное отражение технологического прогресса человечества, что видно как по сюжетному содержанию художественных композиций и изображений, так и по технике исполнения. В сюжетном плане нашло отражение большое количество новых предметов и орудий труда и охоты, повсеместно встречающихся на изображениях эпохи мезолита; совершенствование техники исполнения наиболее наглядно выразилось, в частности, в использовании красок для живописи (тогда как в эпоху палеолита изображения главным образом вычерчивались, выцарапывались или выбивались на различных поверхностях. Для скульптурных изображений эпохи мезолита характерна большая детализация и лучшее сохранение пропорций изображаемых объектов; более высокая техника исполнения в целом.

Характерно то, что гораздо большее внимание в художественных изображениях эпохи мезолита уделено сценам охоты и различных ритуалов, то есть данные изображения имели гораздо более четко выраженную социальную ориентацию; отдельные же мужские и женские изображения достаточно редки. Отдельного внимания заслуживает процесс стилизации изображений.

В.Миримановым приведена схема эволюции человеческих изображений, относящихся к четырем типам, каждый из которых соответствует четырем последовательным периодам развития искусства эпохи мезолита:

1) Натуралистические изображения с правильными пропорциями;

2) Фигура, чрезмерно суженная в талии, голова круглая, верхняя часть тела образует треугольник, руки тонкие, ноги мощные и длинные;

3) Голова изображается в профиль, торс суженный и укороченный, ноги неестественно больших размеров;

4) Вся фигура и конечности изображаются единообразными тонкими линиями.

Процесс стилизации человеческих изображений, иллюстрируемый данной классификацией, объясняется необходимостью изображения действия, движения в рамках массовых сцен.

2.3. Искусство эпохи неолита

Эпоха неолита характеризуется усилением тенденций к схематизации и стилизации изобразительного искусства, все более и более преобладавшим над традиционным искусством предшествующих эпох. Тенденция развития изобразительных форм от воспроизведения, имитации и осмысления живых, индивидуальных, естественных форм и конкретных ситуаций к явлениям общего порядка, к общей схеме и в конечном счете к знаку прослеживается на протяжении всего неолитического периода развития искусства. Таким образом, эстетическая, познавательная и другие функции искусства постепенно отходят на задний план, уступая место коммуникативной, идеологической, мемориальной функциям.

В общих чертах, к концу неолита искусство все более и более обогащается новыми сюжетами, и в то же время его язык, становясь более общим и емким, теряет свою выразительность, остроту и эмоциональность.

3.Традиционное искусство и современность

Третья, последняя глава “Малой истории искусств” представляет собой исследование взаимосвязи между первобытным и традиционным искусством и современными культурами, главным образом народов Африки, Австралии и Океании; впрочем, в некоторых случаях проведены аналогии и прослежены следы древнего наследия в творчестве европейских художников (к примеру, П.Пикассо). Четко определены основные черты, отличавшие творчество первобытных людей от творчества наших современников.

В области изобразительного искусства первобытный человек обладал не меньшими способностями, чем современный, а в массе, возможно, и большими, поскольку по отношению к искусству он не был пассивным потребителем, будучи в такой же мере художником, как охотником и скотоводом, и творческий импульс был для него так же естествен, как охотничий инстинкт; искусство было с ним от рождения как одно из естественных человеческих проявлений, и вместе с тем все это не противоречило разнообразной практической направленности художественной деятельности и различным формам ее выражения [14].

Ссылки

[1] стр. 12

[2] стр. 38

[3] стр. 14

[4] стр. 19

[5] стр. 31

[6] стр. 53

[7] стр. 56

[8] стр. 61

[9] стр. 67

[10] стр. 69

[11] стр. 73

[12] стр. 89

[13] стр. 100

[14] стр. 243

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий