регистрация / вход

Готическая литература, истоки, традиции, развитие.

Развитие готического жанра - от истоков и традиций к появлению готических рассказов. Особенности жанра готики и основные формы добра и зла у Гораса Уолпола, Энн Радклифф, Мэттью Грегори Льюиса, Байрона. Организация пространства в готическом романе.

Содержание

Введение

Глава 1. Развитие готического жанра в истории литературоведения

1.1.От истоков и традиций к развитию готических рассказов

Глава 2. Особенности жанра готики в английском литературоведении

2.1. Основные формы добра и зла в готическом жанре

2.2. Организация пространства в готическом романе

Заключение

Библиографический список

Введение

Как мы знаем, характер и формы использования языка так же многообразны, как и формы человеческой деятельности. Другими словами, язык используется в форме конкретных высказываний участников какой-либо человеческой деятельности. Конкретные единичные высказывания могут быть как письменными, так и устными. Эти высказывания отражают условия и задачи каждой области человеческой деятельности не только содержанием, но и жанром, отбором средств языка (лексика, фразеология, грамматика), композицией.

Актуальность данной работы заключается в том, что литературные жанры изучались с древнейших времен, но никогда не считалось, что эти жанры имеют иное происхождение, отличное от происхождения речевых жанров и схожи с ними только в языковой природе. Специфика различных литературных жанров, в том числе и готического, всегда заслоняла их общелингвистическую природу. Но именно с разнородностью и связана с одной стороны - трудность определения их общей природы, а с другой, это разноплановность помогает раскрывать полноту и единичность жанра. Рассматриваемые нами в данной курсовой работе, готические рассказы не стали исключением.

Целью данной курсовой работы является определение, становление, а также развитие готического жанра в истории литературоведения.

Для достижения этой цели решаются следующие задачи:

1. выявление истоков появления и развития готического жанра в английской литературе.

2. рассмотрение основополагающих традиций в жанре готических рассказов.

3. определение особенностей жанра готических рассказов.

Объектом проводимого нами исследования является готический рассказ и его становление в рамках истории зарубежного литературоведения.

Материалом исследования являются труды таких известных лингвистов – языковедов как Бахтин М.М., Гальперин И.Р., Долинин К.А., Жирмунский В.М., Кухаренко Б.А., Мороховский Б.А., Приданникова Т.

Научная новизна данной исследовательской работы заключается в том, что существует не значительное количество исследовательских работ по данной теме, которые требуют упорядочности. А в данной курсовой работе нами представлен детальный анализ данного вопроса с по теме и соответствующими выводами, которые включают в себя литературоведческий анализ.

Практическая ценность данной курсовой работы заключается в том, что результаты анализа роли готических рассказов, приведенные в данной работе, могут быть использованы в качестве практического материала при рассмотрении данной темы в художественных текстах, а также помогут совершенствованию понимания художественных текстов в плане поиска большего соответствия в процессе перевода, а также при чтении общих и специальных лекционных курсов по зарубежной литературе, на семинарских занятиях по теории литературы, истории зарубежной литературы.

Структура данной курсовой работы включает в себя следующие пункты: введение, две главы, заключение и библиографический список использованной литературы.

Во введении дается цель и задачи работы, а актуальность, практическая ценность, структура, проводимого исследования и его объект. В первой главе рассматриваются происхождение понятия «готика», которое неразрывно связано с историей английского литературоведения. Определяются установленные традиции и развитие в готическом жанре. Вторая глава посвящена рассмотрению лингвистических особенностей исследуемого нами литературного жанра, который имеет отличные от других жанров формы и функции, а также построен на своеобразном лейтмотиве. В заключении даются выводы по работе, и приводиться список использованной литературы.

Глава 1. Развитие готического жанра в истории литературоведения

1.1 От истоков и традиций к развитию готических рассказов

Приступая к изучению исследуемой темы в истории английской литературы XVIII столетия, надо вспомнить, что Англия - послереволюционная страна, дальше других продвинувшаяся к тому времени по пути становления буржуазной действительности. Это, тем не менее, не только не приглушило просветительских устремлений английских деятелей культуры, но, напротив, способствовало раннему появлению этих устремлений, обусловило серьезное влияние английской раннепросветительской мысли на европейскую. Поэтому целесообразно начать знакомство с западноевропейской литературой XVIII века именно через литературу этой страны.

Необходимо почувствовать, как в обществе, освобожденном от традиционной замкнутости, регламентации, возрастает интенсивность духовной, общественно-политической и культурной жизни. Это выражается, в частности, и в том, какую роль играют жанры в Англии. Очень важной особенностью английской культуры XVIII века было также то, что англиканская церковь не противопоставляла себя Просвещению, но в какой-то мере отвечала его идеалам веротерпимости, что, благодаря характерному для Англии этой эпохи «постоянному перемещению классов», значительная часть англичан воспринимала и разделяла идеи и цели Просвещения.

Итак, исследуя происхождение термина «готика» мы сталкиваемся в некоторой мере с разносторонними взглядами исследователей языка. Сам термин «готика» можно посчитать чрезвычайно ёмким, и, во многих аспектах, весьма противоречивым. Изначальный, научно-академический смысл слова «готика» имеет мало общего с его современной интерпретацией.

В те времена, когда понятие «готика» было введено в культурный обиход, молодых людей, носящих чёрную одежду и красящих лица в белый цвет «под труп», к счастью, ещё не существовало. В терминологии лингвистов - искусствоведов, «готический» стиль означает одно из направлений живописи и архитектуры средневековой Западной Европы. В готическом стиле были построены многие католические соборы, расписаны алтари и стены знаменитых церквей[1] . Таким образом, готика в своей классической интерпретации – лишь один из господствовавших в раннем средневековье стилей искусства, причём искусства исключительно христианского.

Отдельный интерес представляет происхождение самого термина. Слово это имеет корень «гот», обозначающий представителя одного из крупнейших германских племён, вторгшихся в Европу в IVв. н.э. и основавших свои королевства на землях, отторгнутых у Римской Империи. Несмотря на то, что Рим к тому времени с каждым годом всё ближе приближался к своему окончательному падению, он всё ещё выступал символом порядка и цивилизации.

Позднелатинское выражение «готика» стало синонимом понятию «варварство» в самом негативном смысле этого слова. Под «готикой» подразумевался конец эпохи господства цивилизации и наступление Тёмного Средневековья, включавшего в себя целые столетия упадка культуры и моральных норм.

Как направление в искусстве, «варварская» готика фактически противопоставлялась Золотому Веку человечества – цивилизованной античности. Впрочем, через какое-то время противоречие готики и античности получило неожиданное разрешение.

Во времена Возрождения, началом которого принято считать четырнадцатый век, интерес к античному миру и его истории принял небывалый размах. Эстетика эпохи Ренессанса во главу угла ставила красоту, порядок и логику, без особых оснований приписывая эти добродетели античности.

В постоянном поиске предметов греческого и римского искусства, европейские деятели Возрождения, помимо прочего, занимались раскопками древних усадеб и поселений, периодически наталкиваясь на весьма странные статуи, стелы и барельефы. Оргиастические сцены соития аристократичных женщин с отвратительными полулюдьми-полукозлами, изображения актов ритуальной проституции, оплетённые орнаментом из виноградной лозы, ставили в тупик людей того времени.

Они, видимо, не могли до конца осознать, как античная эпоха, которая представлялась им царством рационализма и гармонии, могла культивировать подобный разврат и насилие. Учёные мужи позднего Средневековья поспешили дать заключение, что найденные ими предметы являются атрибутами неких запрещённых религиозных обрядов, тайно проводившихся в пещерах и гротах. Именно так на свет появилось слово «гротеск», обозначающее всё преувеличенно-ужасное, отталкивающее и иррациональное.

Искусство Ренессанса было богато изображениями преисподней, кишащей человекоподобными демонами, многие замки украшали изображения гаргулий, химер и хищно скалящихся скелетов. Позднее все эти элементы станут неотъемлемой частью готической традиции, а гротеск займёт одно из ведущих мест среди понятий, характеризующих готику. Художники гротеска выкапывают из земли мрачные фольклорные легенды и тайные учения, неустанно исследуя области непристойного и преступного, покрытого мраком и ужасом».

Несмотря на то, что это не детализирует это определение, без лишних оговорок можно заявить, что мотивы гротеска в современной готике присутствуют в полной мере, являясь одной из важнейших составляющих данной субкультуры.

К концу восемнадцатого века появляется ещё одно явление, которому в будущем так же суждено существенно повлиять на формирование того, что сейчас принято понимать под готикой. Это явление называется CAMP (дословный перевод – лагерь). Происхождение термина нам не известно, тем не менее, он получил весьма широкое распространение. Camp – очень важное понятие для каждого, кто хочет понять суть современной готики. Основа Camp – любовь к ненастоящему, культ искусственного, превалирование стиля над содержанием, эстетики над моралью. Исходя из этого, Camp так же включает в себя культивирование запретного и таинственного, тенденции к самопогружению и преувеличенной чувствительности, переходящей в эскапизм – намерение бежать от действительности.

Хотя само понятие Camp появилось гораздо позже, именно в конце восемнадцатого века происходит оформление основных черт этого явления. И именно в то время готика становится тем, чем она является и по сей день – стилистическим течением, эстетизирующим мистически мрачные и таинственные стороны бытия. Началом оформления готики как культурного явления новой эпохи, согласно большинству исследований, происходит в сфере литературы в связи с рождением принципиально нового жанра – готического романа.

Первым в истории английского литературоведения подобным произведением принято считать «Замок Отранто» Гораса Уолпола. Следует отметить, что роман был опубликован в 1764 году, тем самым, дав начало традиции, которая жива по сей день. Несмотря на то, что жанр готического романа в следующие годы приобрёл невероятную популярность, сам «Замок Отранто», судя по отзывам многочисленных критиков и ценителей, не представляет собой большой художественной ценности, это как бы просто шаг к развитию жанра[2] .

Сюжет описывает политическую интригу, происходящую в эпоху Средневековья в выдуманном итальянском королевстве Отранто, чей трон хочет узурпировать знатный негодяй по имени Манфред. Осуществлению его намерений мешает ряд стихийно происходящих сверхъестественных явлений, самым красочным из которых стал падающий с неба дождь из огромных рыцарских шлемов и латных перчаток. Остальные кошмары Манфреда не слишком отличаются от описанного выше.

Несмотря на то, что многие места «Замка Отранто» покажутся современному читателю откровенно смешными, роман вполне органично вписался в литературную строку того времени. Авторы более поздних произведений готической литературы, благодаря этому образу, начали широко использовать элементы, изобретённые Уолполом. Старые замки, старые картины, старые истории и болтовня стариков могут перенести в прошлое, которое не способно ко лжи». Уолпол и его последователи описывали то Средневековье, которое никогда не существовало, Средневековье мифическое, Средневековье в стили Camp. Примерно таким же образом современное направление готов в качестве идеала используют мифический вариант викторианской эпохи истории Англии с тем чтобы, дать простор своей фантазии, или же выдвигают модель ещё более фантастического будущего (этим отличаются также те, кто называет себя «киберготами»).

Рассматривая сам жанр готического романа, нельзя не упомянуть об Энн Радклифф, которая и поныне считается непревзойдённым мастером жанра. В её произведениях, впрочем, все элементы сверхъестественного рано или поздно получают разумное объяснение. В начале самого известного из её романов, «Тайны Удольфо», главная героиня, Эмили, бродя по коридорам и комнатам старого замка, находит некий таинственный предмет, завёрнутый в чёрную ткань.

На протяжении сотен страниц нервическая героиня пытается набраться мужества для того, что бы всё-таки снять с него покрывало. Когда это, наконец, происходит, Эмили обнаруживает полуразложившийся, изъеденный червями труп. Бедная барышня, естественно, незамедлительно падает в обморок. В результате ужасающий мертвец оказывается восковой фигурой, вылепленной средневековыми монахами в назидание грешникам. Этот финал не перестаёт до сих пор разочаровывать жаждущих мистики читателей на протяжении более чем двухсот лет.

Одним из самых знаменитых среди жанра готических романов стал «Монах» Мэттью Грегори Льюиса[3] . Опубликованный в 1796 году, его сюжет описывает испанского аббата XVII века, известного своей добродетелью и правильностью. Амброзио – так зовут героя, - не смог устоять перед прелестями молодой красавицы Матильды, оказавшейся самым что ни на есть настоящим дьяволом в человеческом обличье. С этого момента жизнь Амброзио всё больше полнится пороком, преступлениями и чёрной магией. Кульминацией становится изнасилование некогда праведным аббатом своей родной сестры и убийство матери.

Следует отметить тот факт, что с наступлением эпохи романтизма Европу охватывает всеобъемлющая мода на готику. С конца XVIII века готические мотивы тут и там начинают появляться в архитектуре – аристократия того времени непременно хотела жить в мрачных тёмных замках, украшенных островерхими башнями и стрельчатыми окнами. В ресторанах и отелях больших городов были готические столовые и готические гостиные, и люди хотели, что бы всё здание было готическим – с подземельями, зубчатыми стенами и подъёмными мостами».

Европейская готика начала девятнадцатого века была напрямую связана с романтизмом. В те годы смысл слова «романтика» достаточно сильно отличался от его современного значения. «Романтика» прежде всего, подразумевала страсть, причём такой страстью могла быть не только любовь, но и ненависть, жажда мести и злодеяний.

Крупнейшим представителем романтизма был знаменитый английский поэт лорд Байрон, высланный из родной страны за связь с собственной сестрой. Герои Байрона – мрачные, полные гордыни изгнанники, сражающиеся со всем миром и воплощающие собой абсолютный, граничащий с абсурдом индивидуализм.

На эпоху романтизма приходится множество готических сюжетов, и одним из самых знаменитых становится история, сочинённая Мэри Шелли, женой другого великого английского поэта Перси Б. Шелли. Написанный ею роман назывался «Франкенштейн». Это история о монстре, собранном из кусков человеческих тел, ополчившемся на создавшего его человека, до сих пор является крайне популярным среди любителей различных ужасов. Он претерпел бессчётное количество экранизаций, в этом отношении не сильно уступая самому Дракуле. Сюжет «Франкенштейна» можно назвать откровенно романтическим: несчастный монстр мстит своему создателю за абсолютное одиночество и отверженность, на которые тот его обрёк.

Другой известный готический роман того времени – «Мельмот-скиталец», написанный Чарльзом Робертом Мэтьюрином, был опубликован в 1820 году. Эта история абсолютного изгоя, индивида, продавшего душу Сатане в обмен на сверхъестественную силу и вечную жизнь. Несмотря на обретённые способности, Мельмот, снедаемый абсолютным одиночеством, жаждет обрести покой, что ему, естественно, не удаётся.

Стоит подчеркнуть, что одним из самых одарённых авторов готических историй стал американский поэт Эдгар Аллан По (1809 – 1849). Такие рассказы Эдгара По, как «Лигейя» и «Падение дома Ашеров», заслуженно были причислены к лику шедевров мировой литературы. По своей канве многие из его произведений схожи с архаичными готическими романами конца

Во второй половине девятнадцатого века литературная готика приобретает всё большую силу. Лишённая откровенной наивности ранних готических романов, избавленная от иллюзий и стереотипов романтизма, готика теперь органично вливается в новое, невероятно популярное культурное направление – декаданс.

Викторианская мода на вампиров влилась в жизнь благодаря ирландцу Шеридан Ле Фаню. Его новелла «Кармилла», опубликованная 1972 году, повествует о прекрасной вампире, пьющей кровь из молодых девушек. Эта история была полна недвусмысленных лесбийских ассоциаций, что, вопреки предположениям, не вызвало особого скандала – не смотря на личную неприязнь королевы Виктории к гомосексуалистам, она не испытывала подобных чувств к лесбиянкам. Через семнадцать лет после «Кармиллы» свет увидел самый знаменитый на сегодняшний день вампирский роман - «Дракула» Брэма Стокера. Широкой публике известно, что это произведение претерпело более сотни экранизаций, а его главный антигерой – легендарный вампир граф Дракула стал одним из самых популярных персонажей жанра «хоррор».

В двадцатом веке, примерно до семидесятых годов, готическая традиция проявляла себя в основном в сфере кинематографе. Готическое кино обязательно станет темой отдельной публикации нашего цикла о готике, равно как и готическая музыка всех направлений. Сейчас мы являемся свидетелями уже четвёртой волны интереса к готической культуре.

Первый всплеск приходиться на конец восемнадцатого – начало девятнадцатого века, когда возник готический роман, за которым последовал романтизм. Второй вспышка повального увлечения готикой приходится на вторую половину девятнадцатого века, третья связана с влиянием пост-панка и нью-вейва.

То, что происходит сегодня, смотрит одновременно не только в прошлое, но и в будущее. Концертные площадки и клубы заполняют готы-эскаписты, демонстративно, как и во все времена, провозглашающие свою инаковость, отверженность и приобщённость тёмной стороне. Сегодня готика является частью массовой индустрии, включающей в себя производство не только кино, музыки и ширпотребных книг, но и предметов соответствующего имиджа.

Глава 2. Особенности жанра готики в английском литературоведении

2.1 Основные формы добра и зла в готическом жанре

Готический рассказ или роман, другими словами его можно охарактеризовать как «черный роман», наполненный таинственными приключениями, мистикой возник как реакция на миропонимание и эстетику европейского Просвещения. Готический роман имеет следующие отличительные черты:

1. Сюжет строится вокруг тайны – например, чьего-то исчезновения,неизвестного происхождения, нераскрытого преступления, лишения наследства. Обычно используется не одна подобная тема, а комбинация из нескольких тем. Раскрытие тайны откладывается до самого финала. К центральной тайне обычно добавляются второстепенные и побочные тайны, тоже раскрываемые в финале.

2. Повествование окутано атмосферой страха и ужаса и разворачивается в виде непрерывной серии угроз покою, безопасности и чести героя и героини.

3. Мрачная и зловещая сцена действия поддерживает общую атмосферу таинственности и страха. Большинство готических романов имеют местом действия древний, заброшенный, полуразрушенный замок или монастырь, с темными коридорами, запретными помещениями, запахом тлена и шныряющими слугами – соглядатаями. Обстановка включает в себя завывание ветра, бурные потоки, дремучие леса, безлюдные пустоши, разверстые могилы – словом, все, что способно усилить страх героини, а значит, и читателя.

4. В ранних готических романах центральный персонаж – девушка. Она красива, мила, добродетельна, скромна и в финале вознаграждается супружеским счастьем, положением в обществе и богатством. Но, наряду с общими для всех романтических героинь чертами, она обладает и тем, что в в. называли «чувствительностью». Она любит гулять в одиночестве по лесным полянам и мечтать при луне у окна своей спальни; легко плачет, а в решительную минуту падает в обморок.

5. Сама природа сюжета требует присутствия злодея. По мере развития готического жанра злодей вытеснял героиню (всегда бывшую не столько личностью, сколько набором женских добродетелей) из центра читательского внимания. В поздних образцах жанра он обретает полноту власти и обычно является двигателем сюжета.[4]

Все эти черты были известны прозе и драматургии и прежде, но именно в готическом романе они вошли в настолько отчетливое и эффективное сочетание, что произведение, у которого нет хотя бы одной из этих черт, уже нельзя отнести к чистому готическому жанру.

Свое определение жанр получил в связи с особым интересом его авторов к готике Средневековья, то есть к представлению о мире как арене извечного борения Добра и Зла, небесного и инфернального, Бога и дьявола, а также в связи с обращением к условно-готическому обрамлению действия, которое, как правило, разворачивается в средневековых замках, монастырях, подземельях, что придает произведениям мрачный и загадочный, даже зловещий колорит. Жизнь в готическом романе, или, как его еще называли, «романе ужасов», предстает не разумно постижимой, а таинственной, полной роковых загадок. В судьбы людей вмешиваются неведомые, зачастую сверхъестественные силы.

Жанр «тайны и ужаса» с ее жанровыми формами повествования с приведениями, мистические, оккультные ужасы, зомби-истории, анималистская страшная проза, «катастрофическая» проза, психологические и мистические триллеры и т.п., взятыми купно, подобны кроне раскидистого дерева с множеством ветвей – густых и чахлых, гладких и сучковатых, способных плодоносить и безнадежно усохших.

Корни этого генеалогического «древа ужаса» уходят в глубь веков, в мир народных преданий и суеверий, ствол же его по единодушному мнению исследователей, образует классическая литературная форма – «готический» или «черный» роман, сложившийся в Англии в последней трети 18 столетия.

Достоверной, разумно постижимой, ориентированной на реальность картине бытия, запечатленной в произведениях Дефо, Филдинга и Ричардсона, готический роман противопоставляет картину мира, сознательно освобожденную от житейского правдоподобия: фантастический, овеянный исторической и географической романтикой сюжет, мрачный, трагический колорит, зловещая, колдовская атмосфера, вмешательство в судьбу персонажей неведомых, зачастую сверхъестественных сил становятся характерными приметами нового жанра.

Элементы просветительской прозы сочетались в готическом романе с принципами, предвосхитившими романтизм. Так, следует подчеркнуть, от эпохи Просвещения его авторы унаследовали жесткую логику в развитии сюжета, когда следствия вытекают из причин, апелляции к разуму и здравому смыслу и дидактическую тенденцию, в согласии с которой если добродетель и не всегда торжествует, то порок непременно бывает наказан. В то же время, подчеркивая непознаваемость рока и загадочность самой природы человека, готические романисты обращались к фантастике, сверхъестественному, к мистификации обыденного.

«Фантастическое в романе «тайн и ужасов» – эстетическая реакция на немыслимость преступлений, которые позволяет себе забывшая об интересах целого индивидуальная воля». [5] Герой готического романа настолько ослепляет себя эгоизмом, что попрание человеческих и божьих законов предопределяет неотвратимость низвержения в адскую бездну.

Здесь Провидению приходится, прибегая к сверхъестественным возможностям, сокрушать злую волю преступника внешними по отношению к нему силами. «Мистическое обязательно пробуждает страх. Это чувство соприродно трепету, вызываемому прикосновеньем к чему-то грозному, загадочному и величественному, что реально существует в мире. Оно открывается человеку только в миг озарений и потрясений, когда он осознает, до чего самонадеянными были его верования, основанные на иллюзии власти над объясненной и укрощенной природой».[6] [1]Там же, где Провидение надежно контролирует ход событий, все внешне фантастическое получает в итоге умопостигаемое, естественнонаучное объяснение.

Предромантизм реабилитировал готику как искусство, способное добыть более глубокую, более драматичную правду о человеке, существе отнюдь не гармоничном по своей природе, но раздвоенном, в котором одна его часть – разумная – испытывает страх перед иррациональной агрессивностью другой. Этот страх, в свою очередь, начинает осмысляться не как отрицательный психический аффект, а как состояние, порождающее «возвышенные переживания» . [7]

В готическом романе сюжет строится вокруг тайны – например, чьего-то исчезновения, неизвестного происхождения, нераскрытого преступления, лишения наследства. Завязка конфликта, как правило, происходит в прошлом. Обычно используется не одна подобная тема, а комбинация из нескольких тем.

Раскрытие тайны откладывается до самого финала. К центральной тайне обычно добавляются второстепенные и побочные тайны, тоже раскрываемые в финале. Большинство ранних готических романов имело одну фабулу. Злой тиран совершил ужасное преступление и избежал правосудия, но его грехи делали его существование порочным и пустым. Молодой и юный главный герой прибывает в царство злодея. Ненавидя их чистоту и боясь, что они раскроют его вину, негодяй преследует молодых и невинных. По закону жанра, по повороту судьбы и духов молодой герой узнает о преступлении и о своем отобранном наследстве.

Собственные грязные дела злодея и божественная сила правосудия, а вовсе не жалкие старания героя, приводят к концу злодея. В конце все преступления будут отомщены, зло поглотит само себя, и истинная любовь победит (Уолпол «Замок Отранто», А. Радклифф «Удольфские тайны»).

Хотелось бы подчеркнуть, что готическому роману свойственен и особый хронотоп. Большинство готических романов имеют местом действия древний, заброшенный, полуразрушенный замок или монастырь, с темными коридорами, запретными помещениями, запахом тлена. В этом замке отложились следы веков и поколений в различных частях его строения, фамильных картинных галереях, семейных архивах, в специфических человеческих отношениях династического преемства, передачи наследственных прав.

Обстановка включает в себя завывание ветра, бурные потоки, дремучие леса, безлюдные пустоши, разверстые могилы. Повествование готического романа окутано атмосферой страха и ужаса и разворачивается в виде непрерывной серии угроз покою, безопасности и чести героя и героини. Различные легенды и предания окружают замок и его окрестности. Все это, по мнению М. Бахтина, создает «специфическую сюжетность замка» [8] , развернутую в готических романах.

Существуют магистральные темы готической литературы. Прежде всего, это Смерть, чей культ пронизывает всю готическую культуру. Нередко в готических романах развивается тема искушения, невозможности главного героя противостоять инфернальным силам. Готику интересует все таинственное, потустороннее, мистическое, неподчиненное разуму, отсюда плавно вытекают «сверхъестественный оккультизм в виде призраков, зомби, черной-пречерной магии и истории о вампирах .[9]

Центральный персонаж ранних готических романов – девушка. Она красива, мила, добродетельна, скромна и в финале вознаграждается супружеским счастьем, положением в обществе и богатством. Сама природа сюжета требует присутствия злодея. По мере развития готического жанра злодей вытеснял героиню (всегда бывшую не столько личностью, сколько набором женских добродетелей) из центра читательского внимания.

В поздних образцах жанра он обретает полноту власти и обычно выступает в качестве двигателя сюжета. Как правило, герой в готических романах типизирован: он либо является представителем проклятого рода, либо – невинной душой, страдающей от потусторонних сил.

Необходимо отметить тот неоспоримый факт, что все эти черты, присущие готическому роману, были известны прозе и прежде, но именно в готическом романе они вошли в настолько отчетливое и эффективное сочетание, что произведение, у которого нет хотя бы одной из этих черт, уже нельзя отнести к чистому готическому жанру.

2.2 Организация пространства в готическом романе

Одной из ведущих форм готического типа сюжетного развертывания образа человека и мира является особая пространственная организация произведения. Готический тип сюжетного развертывания определяется спецификой основных разрабатываемых в этом жанре аспектов человеческого бытия: ограничение свободы человека рамками фатума, физическое заключение, столкновение с иррациональным и дьявольским, психическое расстройство, физическое и психологическое насилие, преследование.

Наиболее общими аспектами здесь выступают заключение и преследование. Создание готического пространства осуществляется автором в форме романтизированного, абсолютно внебытового готического хронотопа: старинного замка, монастыря, аббатства, либо просто большого аристократического дома с башнями, темницами, потайными ходами, скрипучими лестницами, ржавыми дверными петлями, спрятанными старинными рукописями, привидениями. Важно отметить, что заданность, клишированность амплуа персонажей, часто рассматриваемая как одно из самых уязвимых мест готического романа, является характерным жанровым признаком.

Сюжетное развертывание готического топоса начинается в экспозиции текста: герой приближается к одиноко стоящему зданию - как цели путешествия, с которого начинается повествование. Важную роль в развертывании пространства играет дальнейшее движение героя вовнутрь готического топоса, дающее автору возможность развернуть усложненную внутреннюю архитектуру готического топоса - “углубляющуюся” структуру комнат и комнаток в них, подземелий-лабиринтов и тайных ходов.

Традиционное использование недостаточности освещения в узловых для сюжетного развития сценах также позволяет автору придать пространству неопределенность, запутанность, вариативность, мнимость, неизмеримость, опасность, т.е. развернуть пространство в характерно готическое.

Герой, попадая внутрь готической архитектурной ловушки, оказывается замкнутым в его стенах. Топос может меняться по ходу повествования, однако герой остается неизменным пленником, он лишь перемещается из одного замкнутого пространства в другое.

Таким образом, автор развертывает цепь замкнутых пространств, раскрывая одну из основополагающих особенностей пространственного развертывания в готическом романе - замкнутость, развертывание пространства в глубину.

Разработка мотива замкнутости - одна из основополагающих особенностей пространственного развертывания в готическом романе. Ее осуществление идет по следующим направлениям:

1) замкнутость становится эпически наглядным проявлением одного из главных элементов готической поэтики: заключение героя в непреодолимые рамки обстоятельств - и шире - фатума, отсутствие какой бы то ни было свободы воли с его стороны.

2) вместе с тем, объективным обстоятельствам, порождающим несвободу героя, сопутствуют обстоятельства субъективные - замкнутость может быть рассмотрена в аспекте пространственного самозаключения, добровольного пребывания в плену.

Через сюжетное развертывание пространства в готическом романе, автор своеобразно реализует идею, одну из основных для жанра романа в целом - отчуждение человека от мира. Своеобразие здесь заключается именно в том, что через архитектурное пространство готического топоса автор разрабатывает как данный посыл, так и основной философский мотив жанра - отсутствие у героя каких бы то ни было возможностей противостоять метафизической тюрьме, отделяющей его от сообщества - тюрьме его судьбы, его рока.

Необходимо отметить, что рассматриваемое здесь интенсивное развертывание пространства обнаруживает связь с представлением М. Бахтина об интенсивном времени в античном авантюрном романе - времени, полном приключениями, событиями, испытаниями героев, однако никоим образом не связанном с реальным, биографическим, внешним временем.[10] Следовательно, таким же образом и пространство готического топоса интенсивно и авантюрно в его рамках, однако герой, попадая в него, теряет всякую связь, как с самим внешним пространством, так и с его геометрическими законами.

У интенсивного времени античного романа и интенсивного пространства романа готического есть и еще одна точка соприкосновения: переживаемое время античного авантюрного романа количественно развертывается в одной точке, вглубь.

Таким же образом развертывается и пространство готического топоса: автор превращает его в цепь замкнутых пространств. Далее, авантюрность готического топоса представляет собой цепь пусть и захватывающих, но типичных, клишированных приключений. Автор разрабатывает готическое пространство методом “нанизывания” ситуаций внутри готического топоса.

Непредсказуемый и опасный топос становится для автора тем инструментом, с помощью которого он раскрывает “идеологию” готики, тот “особый тип мышления, который ставит под вопрос традиционное понимание добра и зла, добродетели и воздаяния, который стремится переосмыслить и проверить философские, религиозные и этические убеждения посредством создания в основе своей неустойчивого и непостижимого мира” [11] , т.е. мира, таящего в себе неведомые, фантастические и устрашающие феномены.

Таким образом, в готическом романе происходит своеобразное сворачивание пространства от экспозиционного “открытого” пейзажа к замкнутому топосу, где оно развертывается в глубину. Сюжетно автор обусловливает это либо откровенно загадочными, либо бытовыми обстоятельствами в жизни героя.

Необходимо отметить, что уже в пределах готической замкнутости герой либо действительно пространственно перемещается, исследуя комнаты и ходы, либо томится в одном из помещений. Если автор приводит героя в некую конечную точку постепенного углубления внутрь здания, “сворачивание” пространства, его интенсивное развертывание на этом не останавливается.

Процесс переходит на другой уровень. Автор разрабатывает внутреннее пространство сознания персонажа. Здесь мы имеем дело с проявлением особой готической психологии: герой (героиня) попадает в плен собственного сознания - он либо принужден размышлять и рефлексировать, будучи ограничен в пространстве, либо оказывается на уровне разнообразных измененных состояний психики (полубред, полусон, наркотическое опьянение, сумасшествие), обусловленных всевозможными обстоятельствами готического топоса. Готика направляет внимание к миру нашего сознания, к разъяснению своего внешнего состояния, внешних факторов, влияющих, главным образом, на внутреннее подсознание.

Переход на собственно психический уровень дает возможность сколь угодно разнообразить и усложнять сюжетное развитие посредством использования продуктов психической жизни персонажа - снов, видений, мнимых событий. Готическое пространство разворачивается на этом уровне параллельно с “расширением сознания”, которого автор достигает посредством использования вышеупомянутых измененных состояний психики персонажей. Здесь весьма характерно пограничное состояние между сном и бодрствованием, в котором ни реальность, ни сон не могут рассеять друг друга и присутствуют в столкновении.

Таким образом, сюжетно обусловленная физическая замкнутость персонажа ставит его лицом к лицу с собственным внутренним миром, толкает его в этот внутренний мир; расширение сознания помогает реализовать это путешествие, как и рассмотренная выше традиционная погруженность места действия в полумрак либо полное отсутствие освещения. Герой, оставшись наедине с собственным внутренним миром, познает такое, что не всегда возможно постигнуть даже в результате долгого и далекого путешествия в мире внешнем.

Подобное сюжетное развертывание пространства связано с еще одной специфической особенностью готической психологии - характерным стремлением к запретному знанию, к исследованию явлений, заведомо таящих опасность.

Представляется вероятным, что сходство двух этапов сюжетного развертывания в глубину - через сворачивание, интенсивное развертывание пространства в готическом романе: открытая местность - топос; топос - внутреннее пространство персонажа - не случайно. В психоаналитической теории здание традиционно выступает как символ человеческой личности. В описанных средневековых видениях потустороннего мира башня является символом человека.

Сюжетно разрабатывая готическое пространство в глубину, автор приходит к концентрации внимания на судьбе, мыслях, переживаниях персонажа, изначально выступающего в традиционной готической фабуле.

Воплощение страстей и страхов персонажа в неодушевленных объектах вообще характерно для готики. И если символизация, раскрытие персонажа через окружающие его предметы характерна и для некоторых других литературных направлений, то в готическом романе подобная символизация является результатом именно двухэтапного сворачивания пространства.

События внешние выступают как параллельные внутренним, а передаточным звеном становятся фантастические явления, в равной степени принадлежащие реальности и не реальности.

Заключение

В каждую историческую эпоху задают тон определенные литературные жанры; а, следовательно, их набор меняется за счет расширения литературного языка посредством внелитературных слоев народного языка. Возможная причинно-следственная связь: набор речевых жанров, прежде всего, меняется за счет изменения так называемого внелитературного языка. Литературные жанры изменяются последними как следствие трансформации жанров, “задающих тон” эпохе.

Как мы выяснили, при исследовании данной работы, на протяжении XIX века развился такой литературный жанр как «готический рассказ» или «рассказ с привидением» (англ. ghost story); классиками жанра которого считаются Шеридан Ле Фаню, М.Р. Джеймс и др. Лефаню прославился такими романами, как «Дом за церковной оградой», «Дядя Сайлас». Известны три цикла рассказов, сделавшие Макартура Рейнолдса знаменитым «Тайны лондонского двора», «Тайны неаполитанского двора» и «Тайны инквизиции» опубликованные в 1845—1850 гг.

Готический рассказ, его тип сюжетного развертывания, организующий художественный мир этого жанра, определяется спецификой основных разрабатываемых в этом жанре аспектов человеческого бытия: ограничение свободы человека рамками фатума, физическое заключение, столкновение с иррациональным и дьявольским, психическое расстройство, физическое и психологическое насилие, преследование.

Следует отметить, что кроме прозы существовали и поэтические произведения готического направления. Авторами таковых являлись представители так называемой Озёрной школы — Саути, Водсворт, Кольридж. Каждый из них оставил свойсамобытный образ: Саути — «Старуху из Беркли», Водсворт — «Люси Грей», Кольридж — «Старого морехода»и «Кристабель».

Произведения, продолжающие эстетику готического романа, появлялись и позже (сочинения Эдгара По, в период модернизма — Оскара Уайльда, «Дракула» Брэма Стокера и др.). Под влиянием жанра находились и знаменитые писатели ХIХ века: Чарльз Диккенс ("Тайна Эдвина Друда, 1870), Р. Л. Стивенсон («Доктор Джекилл и Мистер Хайд», 1886), Генри Джеймс («Поворот винта», 1898), Артур Мэйкен. Брэм Стокер утвердил вампирское влияние на готические романы своим романом Дракула, где детально и чётко описывалась жизнь вампиров. Таким образом, готическая литература приобрела свое особое значение в течении литературоведения и нашла своих читателей.

Библиографический список

1. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. – М.: Худож. лит., 1975.

2. Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике.// М.М.Бахтин Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. – М.: Худож. лит., 1975.

3. Богуславская О. Страшно, страшно поневоле… / О. Богуславская // Знамя. - 2003, №7.

4. Вацуро В.Э. Готический роман в России. Составление и подготовка текста по черновой рукописи Т.Ф. Селезневой (Серия "Филологическое наследие") - М.: "Новое литературное обозрение", 2002.

5. Вулис А.В. В мире приключений: Поэтика жанра. –М.: Советский писатель, - 1986.

6. Григорьева Е.В. Готический роман и своеобразие фантастического в прозе английского романтизма. Ростов-на-Дону, 1988. Ладыгин М.Б. Английский готический роман и проблемы предромантизма. М., 1978.

7. Елистратова А.А. Английский роман эпохи просвещения. М., 1966.

8. Жирмунский В.М. Английский предромантизм.// В.М. Жирмунский Из истории западноевропейских литератур. – Ленинград: Наука, - 1981.

9. Зеленко Т.В. О понятии "готический" в английской культуре XVIII

века // Вопросы филологии - № 7. - 1978.

10. История зарубежной литературы XVIII века: Учеб. для филол. Спец. Вузов / Л.В. Сидорченко, Е.М. Апенко, А.В. Белобратов и др.; Под ред. Л. В. Сидорченко. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Высш. шк.; 2001.

11. Кавелти Дж. Г. Изучение литературных формул// Новое литературное обозрение. - 1996- № 22.

12. Лавкрафт Г.Ф.Помни о Смерти: Готические ужасти // "Мир фантастики". - 2004. - № 8.

13. Лотман Ю. Структура художественного текста. - М., 1970.

14. Приданникова Т. Готический роман – что это такое?/, Приданникова Т. - перепечатка из журнала «Голос магнитогорской молодeжи» (Магнитогорск).-1991.- 8-14 окт.– http:// www. fandom. Ru / about_fan/pridannikova_01.htm

15. Свенцицкая О. Английский готический роман // Энциклопедия для детей Т.15. Всемирная литература. Ч.1 От зарождения словесности до Гете и Шиллера / Глав. Ред. М.Д.Аксенова – М.: Аванта+, 200.

16. Хализев В.Е. Теория литературы: Учебник/ В.Е. Хализев. – 3-е изд., испр. И доп. – М.: Высш. шк., 2002.

17. Советский энциклопедический словарь / гл. ред. А.М. Прохоров. – 3-е изд. – М.: Сов. энциклопедия, 1985.


[1] Зеленко Т.В. О понятии "готический" в английской культуре XVIII века // Вопросы филологии - № 7. – 1978, с.56.

[2] Григорьева Е.В. Готический роман и своеобразие фантастического в прозе английского романтизма. Ростов-на-Дону, 1988. Ладыгин М.Б. Английский готический роман и проблемы предромантизма. М., 1978, с.149.

[3] Вацуро В.Э. Готический роман в России. Составление и подготовка текста по черновой рукописи Т.Ф. Селезневой (Серия "Филологическое наследие") - М.: "Новое литературное обозрение", 2002, с. 98.

[4] Григорьева Е.В. Готический роман и своеобразие фантастического в прозе английского романтизма. Ростов-на-Дону, 1988. Ладыгин М.Б. Английский готический роман и проблемы предромантизма. М., 1978, с.23.

[5] Бондарев А.П. Проблема человека в романе Вильяма Годвина «Сен-Леон».// В. Годвин Сен-Леон. Повесть шестнадцатого века. – М.: Ладомир, 2003, С.5 – 32

[6] Зверев А. Храм Гекаты // Запретная книга – русский фэн-сайт Г.Ф.Лавкрафта., с.154.

[7] Бондарев А.П. Проблема человека в романе Вильяма Годвина «Сен-Леон».// В. Годвин Сен-Леон. Повесть шестнадцатого века. – М.: Ладомир, 2003. – С.5 – 32.

[8] Бахтин М.М.Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике.// М.М.Бахтин, с. 182.

[9] Лавкрафт Г.Ф.Помни о Смерти: Готические ужасти // "Мир фантастики", 2004, № 8 - август.

[10] Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике.// М.М.Бахтин Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. – М.: Худож. лит., 1975, с.236-261

[11] Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике.// М.М.Бахтин Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. – М.: Худож. лит., 1975, с.252.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий