регистрация / вход

Культура и общество

Социализация - процесс усвоения и активного воспроизводства индивидом социокультурного опыта. Социальная морфология. Социальная организация. Социальная структура. Социальный опыт. Социальный характер. Социокультурная система.

СОЦИАЛИЗАЦИЯ — процесс усвоения и активного воспроизводства индивидом социокультурного опыта (социальных норм, ценностей, об­разцов поведения, ролей, установок, обычаев, культурной традиции, кол­лективных представлений и верований и т.д.). С. — результат и целенаправленное формирование личности посредством воспитания и формального обуче­ния, и стихийного воздействия на личность жизненных обстоятельств. Понятие С. появилось в 30-е гг. и с 40-50-х гг. широко используется в социологии, социальной психологии и антропологии. В американской антропо­логии, традиционно сосредоточенной на изучении культуры, этот тер­мин был подвергнут критике как преувеличивающий значимость усвое­ния социальных ролей и упускающий из виду передачу когнитивных ас­пектов культуры; были предложены альтернативные термины «культурализация» (К. Клакхон) и «инкультурация» (М. Херсковиц). На сегодняш­ний день С. и инкультурация рассматриваются как два аспекта единого процесса вхождения индивида в социокультурную систему. Хотя изуча­ется главным образом процесс С. индивида в детском и юношеском возрасте («этногра­фия детства» и т.д.), этот процесс охватывает всю человеч. жизнь, т.к. и взрослый человек может под давлением жизненных обстоятельств осва­ивать новые роли и модели поведения.

В к. 19-нач. 20 в. исследования С. концентрировались вокруг спора о роли наследственности и среды в формировании поведения: У. Макдаугалл, А. Гезелл, Ж. Пиаже отстаивали тезис о доминирующей роли наследственности; Дж. Болдуин и Дж.Г. Мид утверждали, что определяю­щее воздействие на формирование поведения оказывает среда, и исходи­ли из постулирования врожденной склонности ребенка к имитации. Наиболее мощный толчок развитию исследований С. и детства в разных культурах дали теории Фрейда об определяющей роли семьи в формиро­вании поведения и личности индивида, роли идентификации в усвоении ребенком социальных норм и запретов, Эдиповом комплексе и т.д. В 20-40-е гг. американские антропологи, вдохновленные идеями психоанализа, прово­дили многочисленные исследования С. и детства: М. Мид (изучение взросле­ния на Новой Гвинее), Г. Рохейм (исследование детства в Австралии и Меланезии, ориентированное на подтверждение гипотезы о существова­нии и универсальном значении Эдипова комплекса), Э. Эриксон (изуче­ние связи различных культурных феноменов с особенностями С. у индейцев юрок и сиу), Дж. Доллард, Кардинер, Линтон, К. Дюбуа и др. В бихеви­оризме (Дж. Уотсон) и теории научения (Э. Торндайк, К. Холл, Дж. Уайтинг, Р. Сеарз) С. интерпретировалась как социально обусловленное на­учение, и для ее изучения использовались эксперимент, и статистические методы. В символическом интеракционизме (Дж. Г. Мид, Г. Блумер) С. рассматривается как рез-т социального взаимодействия, в котором ребенок последовательно при­нимает роли «другого», «других», «обобщенного другого». Гуманистическая пси­хология (Г. Олпорт, А. Маслоу, К. Роджерс) трактует С. как самоактуализа­цию Я-концепции; структурно-функционалистская теория Парсонса — как процесс интеграции индивида в социальную систему посредством интернализации норм. Первичным «агентом» С., по Парсонсу, является семья. Ис­следования американского антрополога Т. Тернера показали, что первичной социа­лизирующей общностью может быть и не семья. С. — предмет многочисленных сравнительных и кросскультурных исследований, использующих различные методы: экспериментальные методы (Дж. Уайтинг и И. Чайлд), психологическ . тесты (К. Клакхон), непосредственное наблюдение (этнологические исследования А. Бандуры, М. Мейна и др.). В наст. время С. рассматривается как комплексный и мно­гоаспектный процесс, к которому могут быть применены разные подходы в зависимости от исследовательских задач.

СОЦИАЛЬНАЯ МОРФОЛОГИЯ - отрасль социологии и культуро­логии. Предмет изучения — «морфологические факты» («формы коллек­тивного бытия»), включающие в себя геогр. среду жизни обществ в ее связи с социальной организацией, народонаселение, его плотность, объем и распределение по территории, материальную культуру и институционализированные «устоявшиеся формы действия», являющиеся продуктами предшествующей социальной деятельности (право, нравы и т.д.). Морфологические факты, по Дюркгейму, образуют «субстрат коллективной жизни», внутреннюю среду всякого общества, и эта внутренняя социальная среда признается как определяющий фактор «коллективной эволюции». В соответствии с методологическим правилом, согласно которому «определяющую причину данного социаль­ного факта надо искать среди предшествующих социальных фактов», фак­там С.м. принадлежит решающая роль в социологических объяснениях. Элементами внутренней социальной среды общества являются вещи (культурные объекты и ин­ституты) и люди; активным фактором эволюции — люди, человеч. среда. Осн. свойства человеч. среды — объем общества («число социальных единиц») и динамическая плотность общества («степень концентрации массы»). Плотность общества выражается в его «материальной плотности» (демографических параметрах и развитии средств связи и коммуникации) и «нравственной сплоченности», из­меряемой количеством межчеловеческих контактов и проявляющейся в степени слияния социальных сегментов.

Задачей С.м. Дюркгейм считал «построение и классификацию соци­альных типов», т.е. создание формальной типологии обществ на основе их наиболее существ, структурных признаков (природы составных элемен­тов, их числа и способа их соединения). Исходя из того, что общества состо­ят из частей (более простых обществ, или сегментов) и что все «общества суть различные комбинации одного и того же исходного общества», Дюркгейм предло­жил начать построение типологии «с классификации обществ по степени сложности их состава, беря в качестве основы совершенно простое общество с единств, сегментом». Таким простейшим социальным сегментом Дюр­кгейм считал орду; все общества, с т. зр. их структуры, представляют собой рез-т объединения простых обществ во все более и более сложные, сопро­вождающегося теми или иными формами их сочленения. Сам Дюркгейм подробной типологии обществ не создал, однако выявленные им общие принципы структурной организации обществ позволили ему использовать данные С.м. при объяснении важных социальных процессов (особенно разделения труда).

Концепция С.м., разработанная Дюркгеймом, нашла дальнейшее раз­витие как в социально-демографических исследованиях, так и в социальной ант­ропологии, оказав существ, влияние на англ. антропологию (Радклифф-Браун и его последователи), а также сказалась в исследованиях Леви-Стросса связи структурной логики культуры с географическим и физическим выражени­ями социальной системы.

СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ — понятие, используемое в систем­ном подходе для обозначения того факта, что любая социальная группа яв­ляется структурированной, организованной системой, элементы которой не изолированы друг от друга, а связаны определен. отношениями, характеризующи­ми данную социальную группу. Понятие С.о. возникло на рубеже 18-19 вв. во Франции и проникло п социальные науки благодаря деятельности сен­симонистов, активно использовавших аналогию общества с организмом и от­стаивавших идею разумной организации общества. До сер. 20 в. применение этого термина было довольно аморфным; он употреблялся как синоним по­нятий «социальная система» и «социальная структура». В функциональной школе англ. социальной антропологии, где этот термин использовался наи­более активно, было дано несколько определений С.о. Малиновский опре­делил ее как целенаправленный способ воздействия людей на среду для удовлетворения своих потребностей (1948). Радклифф-Браун в ранних ра­ботах использовал термины «социальная структура» и «С.о.» как синонимы, но позднее провел между ними различие, определив социальную структу­ру как «аранжировку индивидов» в системе, а С.о. — как «аранжировку ти­пов деятельности» в системе, или как аранжировку ролей, закрепленных за социальными статусами, конституирующими социальную структуру (1952). Раннефункционалистские подходы характеризовались изучением С.о. как «статич.» аспекта социальной системы, в связи с особым интересом функционалистов к функционированию общества, их негативным отношени­ем к истории, скептицизмом в отношении возможностей «диахронного» анализа. Такой статич. подход к пониманию С.о. подвергся критике, в т.ч. и со стороны некоторых функционалистов. Р. Фёрт, впервые попытавшийся применить в рамках антропологии теорию действия, разграничил три уровня анализа обществ: социальную структуру; функцию; С.о. С.о., т.о. была выделе­на как особый уровень анализа (1951). Если социальная структура — ком­плекс правил и принципов, управляющих социальным действием, а функ­ция — способ, которым социальные отношения служат достижению целей (индивидуальных или коллективных), то С.о. является динамич. аспектом социальных отношений, включающим в себя ситуационный выбор альтер­натив действия, принятие решений и стратегию действия. С т. зр. Фёрта, структурно-функциональный подход, с его концепцией индивидов и групп как пассивных реципиентов и исполнителей предписанных социальных ро­лей, игнорирует тот факт, что индивиды или группы, действующие для до­стижения своих целей, сталкиваются с ситуацией выбора, когда они долж­ны принимать решения, какой из альтернативных способов действия выб­рать, и могут при этом вступать в конфликты и конкуренцию с другими ин­дивидами или группами. С.о. как динамический аспект социальных отношений составляет, по Фёрту, принципиально важную часть предмета антропологических ис­следований.

СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА — понятие, широко используемое в со­циологии, антропологии и культурологии, обозначающее совокупность устойчивых элементов социальной системы (институтов, ролей, статусов), относительно независимых от незначит. колебаний в отношениях между системой и средой и обеспечивающих преемственность и устой­чивость моделей поведения и социальных отношений во времени. Это понятие имеет богатую предысторию, связанную с представлениями об обществе как организованной, структурированной, неоднородной системе, но было введено в категориальный аппарат социальных наук в 19 в., гл. обр. благодаря социологической теории Спенсера, который поставил изучение С.с. в центр социологического исследования обществ. Дюркгейм развил морфологическую кон­цепцию С.с. (Социальная морфология) и рассматривал структурно-морфологические изменения как источник развития обществ. После Второй мировой вой­ны понятие С.с. приобрело большую популярность в социологии в свя­зи с развитием структурного функционализма (Р. Мертон, Парсонс и др.). Общепринятого определения этого понятия нет; в рамках различных школ социологии и антропологии были сформулированы различные концеп­ции С.с. Радклифф-Браун, продолжая традицию морфологического подхода к изучению С.с., идущую от Дюркгейма, развил принципы изучения структуры примитивных обществ и проделал большую работу по типологизации различных социальных структур в своих исследованиях родства и брака. В концепции Радклифф-Брауна изучение структуры неразрыв­но связано с изучением функций элементов системы; С.с. должны изучаться с т. зр. их формальных, доступных наблюдению устойчивых характеристик. С.с. могут быть изучены с т. зр. того или иного фор­мального аспекта (полит, структуры, структуры родства и т.д.). С.с. Радклифф-Браун определял как «аранжировку индивидов» в обществе, т.е. как систему статусных позиций, занимая которые индивид попадает в определен. типы отношений с др. людьми. Статич. и внеисторическ. понимание С.с. вызвало критику и породило попытки внесения в функциональ­ный подход элементов динамич. анализа (Р. Фёрт, А. Ричарде, Лин-тон, Лич и др.). Фёрт разграничил понятия «С.с.» и «социальной орга­низации», понимая под последней динамич. аспект социальных отно­шений, выражающий отклонения действительного поведения от фор­мальных правил, вытекающих из изучения требований статич. С.с. Амер. этнолог Мёрдок аналогичным образом рассматривал понятие С.с. как статичное и пригодное гл. обр. для иллюстративных целей, в то же время считая необходимым перенести акцент исследования со структурных аспектов социальной системы на процессуальные. Иное понимание С.с. сложилось во франц. структурной антропологии. Леви-Стросс подверг критике концепции англ. структуралистов и функционалистов и отверг возможность эмпирич. вычленения С.с. из наблюдаемого поведения. Эмпирич. С.с. понимаются им как манифе­стации лежащих в их основе общих структурных моделей, относящих­ся к сфере коллективного бессознательного. Эти структурные модели не могут быть познаны путем индуктивных обобщений, они могут быть получены лишь путем математич. моделирования и последующего соотнесения этих моделей с реально существующими обществами.

СОЦИАЛЬНЫЙ ОПЫТ — важнейшая содержательная компонента культуры, представляющая собой исторически селектированные и акку­мулированные в обществ, сознании членов сообществ формы осуществления любой социально значимой деятельности и взаимодействия людей, по­казавшие свою приемлемость не только с т.зр. непосредств. утилитарной эффективности, но и в поддержании требуемого в существующих усло­виях уровня социальной консолидированности сообщества и его функцио­нальных сегментов и подсистем, устойчивости организационных форм и эффективности процессов регуляции коллективной жизнедеятельности.

С.о. накапливается в процессе реальной совместной деятельности людей для удовлетворения их групповых и индивидуальных интересов и потребностей, в ходе которой происходит постоянная стихийная отбраков­ка тех форм (технологий и результатов) их действий, поступков, комму­никативных актов, применяемых при этом средств, идейных и ценнос­тных оснований и т.п., признающихся вредными или потенциально опасными для существующего уровня социальной интегрированности коллектива, оказывающихся неприемлемыми по своей социальной цене и последствиям. Некоторые из этих нежелат. форм со временем попадают под институциональное табуирование (законодат., религ. и иные запре­ты, санкции и пр.), другие остаются осуждаемыми в рамках обычаев (мо­рали, нравственности). Формы же, в краткосрочном, и особенно долго­срочном плане показывающие себя вполне приемлемыми или даже же­лательными с точки зрения поддержания, воспроизводства, а порой и повышения уровня социальной консолидированности членов сообщества, их толерантности, качества их взаимопонимания и взаимодействия, так же стихийно, а со временем и институционально отбираются в качестве ре­комендуемых, аккумулируются и закрепляются в социальных нормах, эталонах, ценностях, правилах, законах, идейных установлениях и пр.

Т.о., первая культурная функция С.о. заключается в аккумулировании прямых (выраженных в императивных установлениях, ценностях, нор­мах) и опосредствованных (опредмеченных в предпочитаемых и допус­тимых технологиях и продуктах социально значимой деятельности) спо­собов поддержания и обеспечения социальной интегрированности лю­дей в более или менее устойчивых организационно-деятельностных фор­мах. Следует отметить, что С.о. включает в себя прежде всего набор цен­ностных ориентации, принятых в данном сообществе; а всякая ценность, с т.зр. ее социокультурных функций, — прежде всего то, что обеспечива­ет поддержание социальной консолидированности людей, снятие, пони­жение или недопущение социально опасных напряжений, противоре­чий, конфликтов, преодоление агрессивных, эгоистич. и иных социально безответств. проявлений человека, и одновременно имеет целью по­вышение взаимопонимания, толерантности, комплементарности, согла­сия, выработку общих оценочных критериев и конвенциональных интер­претаций и т.п. Эмпирически ни у одного народа невозможно выявить к.-л. ценностные установки, намеренно стимулирующие социальную де­струкцию (разумеется, внутри сообщества, на социальное окружение этот принцип может и не распространяться). С этой т.зр., культура — это действительно совокупность позитивных, социально консолидирующих интенций человеч. существования, что неоднократно подчеркивалось многими мыслителями.

Вместе с тем разнообразие природных и историческ. условий и обстоятельств, в которых существуют разные сообщества (а двух сообществ с абсолютно идентичны­ми историческ. судьбами быть не может), ведет к формированию структурной и содержат, специфики всякого кон/кретно-историческ. коллектива людей,.что в свою очередь является одним из осн. источников напряжений и конфлик­тов между различн. сообществами и их членами. Известно, что существ, часть межэтнических, межконфессиональных и межгосударственных противоречий и столкновений была связана с несовпадением систем ценностных ориентации, мировоззре­ний, представлений о справедливости, достоинстве, нравственности и т.п., т.е. локального С.о. конфликтующих сообществ. Вместе с тем в силу единства физич. и психич. природы людей, их антропол. и социальных потребностей и интересов многие элементы С.о. всех человеч. коллективов по существу совпадают, что и является основанием для взаимопонимания и взаимодей­ствия между сообществами. Более того, всякий человеч. индивид помимо усво­енного им С.о. общества проживания (т.е. его культуры) обладает и уникальным личностным С.о., складывающимся в ходе его жизни и специфичным в со­ответствии с биографией данного человека. Поэтому процессы межлично­стного взаимодействия между людьми являются в известном смысле мини­атюрными аналогами взаимодействий между сообществами и точно так же строятся на элементах сходства и различия их С.о. Т.о. выявляется вторая важнейшая социокультурная функция С.о. — аккумуляция локальных куль­турных черт и на уровне устойчивых социальных коллективов, и в личнос­тной культурной специфике индивидов.

Третья культурная функция С.о. — социальное воспроизводство сообществ — трансляция их культурных особенностей от поколения к по­колению. В конечном счете содержание наследуемых традиций, норм, ценностей, паттернов и т.п. — и есть С.о. данного сообщества, передаваемый посредством технологий воспитания, образования, обрядово-ритуальной практики и иных форм социализации и инкультурации нового поколе­ния, т.е. набор устоявшихся в сообществе допустимых и предпочитаемых форм и рез-тов деятельности, поведения, взаимодействия, критериев оценок, интерпретаций и пр. Сам по себе процесс социализации и ин­культурации индивида представляет собой динамику усвоения им имен­но элементов С.о. в виде накопленных сообществом знаний об окружающем мире, принципов, умений и навыков коллективного общежития и соци­ально значимой продуктивной деятельности, критериев самоопределения в сообществе и технологий социального взаимодействия, а также общественно признаваемой идеологии, верований, форм творч. самовыражения.

Т.о. , С.о., если он и не тождествен всей культуре во всем многообразии ее форм и артефактов, является квинтэссенцией ее содержания, продуктом историческ. селекции различн. технологий удовлетворения человеч. интересов и по­требностей, аккумулирующим наиболее приемлемые по социальной цене и последствиям способы осуществления коллективной жизнедеятельности людей, их социальной консолидации и регуляции, локализации культурной специфики сообществ и их социального воспроизводства.

СОЦИАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР — понятие в концепциях, разработан­ных в рамках психоаналитич. направления в социологии для объяснения взаимодействия между индивидом и обществом, влияния социально-экон. и культурных факторов на формирование человеч. характера, роли психологическ. фактора в социальном процессе. Концепции С.х. возникли на базе дина-мич. концепции характера, разработанной Фрейдом, установившим раз­личие между характером и поведением. Характер рассматривался как система доминирующих бессознат. побуждений. Были выделены специфич. типы характера, связанные с различн. фиксациями либидо (орально-рецептивный, анальный и генитальный). Наиболее влиятельные концеп­ции С.х.разработаны Фроммом и Д. Рисменом. Фромм приступил к ис­следованию проблемы С.х. в 1931; первоначально он пользовался поня­тием «либидозная структура общества», но вскоре отказался от него и заме­тил его термином С.х., восприняв динамич. понимание характера, пред­ложенное Фрейдом, и рассматривая его как совокупность доминантных мотивов поведения; однако он считал, что характер не может быть объяс­нен биологически (через развитие либидо), т.к. на его формирование оказывают большое влияние социоэкон. факторы. Общие социальные и экон. условия жизни формируют у членов общества установки, которые не мо­гут быть объяснены особенностями индивидуального развития; С.х. от­личается от индивидуального и включает в себя «ту совокупность черт характера, которая присутствует у большинства членов данной социальной группы и возникла в результате общих для них переживаний и общего образа жизни». С.х. представляет собой некую целостную бессознат. структуру, которая мотивирует поведение членов общества и придает ему в той или иной степени общую направленность и согласованность. Тем самым С.х. выполняет важные биологическ. и социальные функции: он заменяет у че­ловека систему инстинктов; освобождает его от обдумывания каждого действия; позволяет индивиду действовать последовательно, делает его поведение предсказуемым; определяет мысли, чувства и действия инди­видов и, заставляя их «хотеть делать то, что они должны делать», является «цементирующей силой» общества; удовлетворяет «религ. потребности» ин­дивида (потребность в системе ориентации и объекте поклонения); когда социальные условия не соответствуют С.х., он может превратиться из «цемента» в «динамит» и стать мощным фактором социального измене­ния. Суть характера определяется ориентацией, лежащей в основе отно­шения человека к миру. В работе «Человек для себя» (1947) Фромм вы­делил 5 осн. ориентации характера (идеальных типов): неплодотворные ориентации (рецептивную, эксплуататорскую, стяжательскую и рыноч­ную) и плодотворную ориентацию, основанную на любви и созидании. С.х. представляет собой то или иное сочетание этих ориентации, одна­ко какая-то ориентация может быть доминирующей. Напр., в С.х. сред­него класса в период Реформации и первонач. накопления капитала до­минировала стяжательская ориентация. Для современ. индустриального общества характерна рыночная ориентация; Фромм считал, что порождаемые современ. образом жизни черты характера «патогенны и в конечном счете форми­руют больную личность, а следовательно, и больное общество». Он считал, что выход из современ. кризиса возможен только при победе плодотворной ориентации над рыночной. Рисмен представил несколько иную С.х. в работе «Одинокая толпа» (1950). С.х. он дал более общее и описат. опре­деление, интерпретировав его как «ту часть характера, которая разделяет­ся значимыми социальными группами и которая... является продуктом жизненного опыта этих групп». С.х. гарантирует определен. степень конформ­ности индивидов по отношению к своему обществу; в его основе лежит спе-цифич. способ конформности. Рисмен предложил свою типологию С.х., выделив три типа (идеальных типа): ориентированный-на-традицию, ориентированный-на-себя и ориентированный-на-другого. Эти три типа последовательно доминируют в истории: первый характерен для консер­вативных доиндустриальных обществ с высоким потенциалом прироста на­селения, второй — для промышленных обществ, находящихся в процессе капиталистич. развития (этот тип близок к описанному М. Вебером в ис­следовании о протестантской этике), третий — для современ. развитых обществ, гл. обр. для крупных урбанистич. центров. К С.х. близки концепции «нац. характера» (М. Мид, Р. Бенедикт, Дж. Горер) «базисных типов лич­ности» (Кардинер); «статусной личности» (Линтон), «модальной лично­сти» (Д. Хонигман, А. Инкелес, К. Дюбуа), а также исследования «авто­ритарной личности» (М. Хоркхаймер, Адорно и др.).

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СИСТЕМА - термин, используемый в соци­альной антропологии и культурологии в качестве альтернативы терми­нам «социальная система» и «культурная система». Использование этого понятия помогает обеспечить многофакторный подход к изучению социокультурной реальности и избежать социол. (Дюркгейм и франц. социол. школа), технологич. (К. Маркс, У. Огборн, Т. Веблен) и культур­ного (Л. Уайт, А. Кардинер, М. Мид) детерминизма. Применение данно­го термина предполагает невозможность строгого и методологически адекватного разграничения социальных и культурных аспектов единой социокультурной реальности.

В «интегральной социологии» П. Сорокина различаются С.с. разных уровней, в т.ч. социокультурные суперсистемы, закономерности смены которых управляют историческ. развитием обществ на больших отрезках времени. Суперсистемы организуются вокруг мировоззрений (фундаментальных идей относительно природы реальности и методов ее постижения). Со­рокин выделил три суперсистемы: чувственную, идеациональную и иде­алистическую. Каждое общество в своем историческ. развитии подчиняется закону последоват. циклич. чередования этих трех суперсистем; социальные и культурные системы низших уровней в той или иной степени соответ­ствуют доминирующей в данном обществе в данный момент суперсистеме. Переход от одного типа мировоззрения к другому (от одной суперсисте­мы к другой) вызывает трансформацию социальных структур и культур­ных образцов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения. М., 1978

2. ЗдравомысловА.Г. Потребности. Интересы. Ценности. М., 1986

3. Ор­лова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию. М., 1994.

4. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990; Он же. Иметь или быть? М., 1990; Он же. Человек для себя. Минск, 1992; Рисмен Д. Некоторые типы характера и общество // РЖ. Обществ, науки за рубежом. Сер. 11. Социология. 1992. № 2.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий