регистрация / вход

Культура периода Ренессанса

Характеристика эпохи, искусства и культуры Высокого Ренессанса. Основное идейное содержание культуры Возрождения. Творчество великих художников. Ренессансная интеллигенция. Идеал представителей культуры эпохи Возрождения. Абсолютизация власти.

ПЛАН

Введение

1. Характеристика эпохи Высокого Ренессанса

2. Характеристика искусства Высокого Ренессанса

3. Культура Высокого Ренессанса

Выводы

Литература


Введение

Термин «Возрождение» (франц. - Renaissance, итал. – Rinascimen-to), появившийся в XV веке, достаточно условен, так как сводит всё содержание этого исторического явления к возрождению культурного классического наследия. Однако, в период Возрождения начала создаваться новая культура, качественно отличная от античной и от феодальной культуры.

Основным идейным содержанием культуры Возрождения стал гуманизм. Отказываясь от догматизма церкви, деятели Возрождения - гуманисты - создавали в противовес феодальному, схоластическому новое, светское, рационалистическое мировоззрение.

Искусство Возрождения основывалось на научных знаниях философии, точных наук и анатомии того времени. В архитектуре утвердились античные ордерные принципы, получил развитие тип светского здания - палаццо (дворец). Возрождение в разных странах имело особенности, зависевшие от степени развития общества. Культура Возрождения возникла в Италии, где на рубеже XIII - XIV веков она была сконцентрирована в творческих открытиях самых ярких ее представителей: поэта Алигьери Данте (1265-1321), художника Джотто ди Бондоне (1267-1337); затем в XIV - XV веках - писателя Джованни Боккаччо (1313-1375), поэта Франческо Петрарки (1304-1374), архитектора Филиппо Брунеллески (1377-1446), скульпторов Донателло (Донато ди Николо ди Бетто Барди) (1386-1466), Андреа дель Верроккьо (Андреа ди Микеле Чони) (1435-1488), живописцев Мазаччо, Пьеро делла Франческа (1420-1492), Андреа Мантенья (1431-1506).

В XVI веке в творчестве великих художников Леонардо да Винчи (1452-1519), Рафаэля (Рафаэлло Санти) (1483-1520), Микеланджело Буонарроти (1475-1564), Тициана (1477-1576) реалистические тенденции искусства Возрождения нашли своё наиболее яркое выражение.

Актуальность темы обусловлена тем, что в эпоху Возрождения в своих идеалах был выработан и реализован совершенно новый тип соотношения коллектива и индивида, общества и личности, что способствовало формированию неординарного типа культурного деятеля. Ренессанс был ориентирован на формирование определенного идеала человека, интеллектуально и духовно активного, стимулирующего культурный прогресс общества. В исторической и культурологической литературе сложилось преобладающее мнение о том, что Ренессанс – это система, ориентированная, прежде всего на воспитание и приобщение к культуре конкретного индивида и только через него стремящаяся к «окультуриванию» общества. Действительно, ренессансная интеллигенция видела торжество общественных идеалов на путях экспансии культуры, которая, формируя и преобразовывая каждого конкретного индивида, вкусившего от ее плодов, создавала тем самым необходимые условия для разумного социального устройства. Когда все члены общества (коллектива, группы) высококультурны, высокодобродетельны, они не нуждаются в каких-либо институциональных и идеологических регуляторах и сами формируют общественные отношения в разумном и гуманном сотворчестве.

Идеал представителей культуры эпохи Возрождения, по внутреннему строению абсолютно демократичный, как нам представляется, не мог быть соотнесен со всем обществом, и в этом отношении он был элитарен. Расплывчатый и лишенный социальной конкретности, он, поэтому изначально не мог быть, и не стал мировоззренческой основой культуры итальянского общества периода Высокого Возрождения. Следовательно, социальный идеал, выдвигающий на первый план общество равно культурных и определенным образом не управляемых индивидов, не мог способствовать созданию доктрин, норм, институтов, ценностей и ритуалов, имеющих тенденцию придавать единство всему общественному организму. Абсолютная демократичность или абсолютная элитарность социального идеала Возрождения – вот вопрос, который ставился в литературе во все периоды изучения такого феномена как идеалы Возрождения. Отсутствие однозначного ответа, на наш взгляд, обусловлено некоторыми лакунами в научном обосновании принципов формирования «характера» ренессансной культуры под влиянием общества и институтов власти.


1. Характеристика эпохи Высокого Ренессанса

Конец XV и первая треть XVI столетия (период Высокого Возрождения) были для Италии периодом экономического упадка и иностранных вторжений. Однако итальянский народ продолжал борьбу против завоевателей. Его творческие силы именно в этот период достигли наивысшего подъёма, что нашло своё выражение в величайших произведениях искусства и литературы Высокого Ренессанса. Известна оценка Энгельса этого периода: «В Италии наступил невиданный расцвет искусства, который явился, как бы, отблеском классической древности и которого никогда уже больше не удавалось достигнуть» [1].

Высокий Ренессанс вызвал важные перемены в соотношении локальных художественных школ Италии. Колыбелью этого искусства, местом его возникновения и сложения его основ была Флоренция, сыгравшая до этого решающую роль в становлении искусства Возрождения на его ранних этапах. Во Флоренции начали свой путь и сформировались как художники Леонардо, Микеланджело и Рафаэль. Это было вполне закономерно. Искусство нового этапа могло зародиться только на почве самой передовой, с точки зрения экономического, политического и культурного развития республики. Но на рубеже XV и XVI веков в качестве другого ведущего центра страны выдвигается папская резиденция - Рим. Однако, в Риме в отличие от развитой промышленной и торговой Флоренции, уже знавшей и кризисы капиталистической экономики, не сформировалась своя собственная крупная художественная школа. Поэтому в начале XVI века его роль заключалась не в выращивании собственных мастеров, а в приглашении лучших художников из других школ для обеспечения развития и процветания города как будущей столицы Италии и папского центра.

Перемещение центра итальянского искусства и культуры из Флоренции в Рим – одна из главных перипетий Ренессанса.

Без сомнения, это было следствием быстрой перемены, превратившей Папское государство в активную политическую силу: решительно поддерживая итальянские национальные чаяния, оно извлекало в то же время максимум выгоды для себя. В этом смысле понтификаты Александра VI, Юлия II и Льва X были преемниками друг друга.

Александр VI сломил сопротивление феодалов (еще сильное в самом Риме) и попытался, пользуясь волнениями, вызванными французским нашествием, собрать воедино центральные провинции. Неумеренные амбиции Чезаре Борджа и аморальность самого папы испортили все дело. Но при Джулиано делла Ровере, среди интриг и в изгнании, хранившем мысль о великом папском государстве, в городе окончательно установилось единодержавие. Церковь, разорвав союз с Францией, блистательно вывела Италию из самого тяжелого за долгое время положения; возглавив национально-освободительную войну. Со вступлением на престол кардинала Джованни Медичи римское государство консолидировалось, опираясь на новые слои: банкиров, дипломатов, администраторов, ростовщиков. Эти предприимчивые люди добились своего высокого положения и создали себе аристократический имидж, демонстрируя роскошь и великолепие – явление, которое не знал XV век. Порча нравов и преобладание мирской культуры, которую в 1490 году обличал Савонарола, являлись составляющими атмосферы празднеств и наслаждений, царившей в Риме тридцать лет спустя при сыне Медичи Лоренцо.

В течение десяти лет понтификата Юлия II (1503 - 1513) центр культуры, перемещается из Флоренции в Рим, ставший прочным фундаментом Ренессанса. Юлий II придал такой размах государственному меценатству, какого Флоренция не знала никогда. В 1506 году Микеланджело был вызван в Рим, где уже давно в качестве архитектора находился Джулиано да Сангалло; в 1508 году на смену прежним умбрийским мастерам туда же приехал Рафаэль. Художники то уезжали из Флоренции, то возвращались, но, в конечном счете, именно при дворе Юлия II в течение нескольких лет обозначились основные черты культуры новой эпохи [2].

Чтобы оценить, в какой мере «римские свершения» были подготовлены в Тоскане и продолжили развитие гуманистической культуры, достаточно показать, каким образом Рим в это время присвоил себе «ренессансный миф». Ведь именно там приобрели настоящий размах две основные идеи эпохи. Первая – стремление к всеобщему устройству под эгидой Церкви, в котором осуществились бы «полнота времен» и обновление мира. Духовные лица обращались к Писанию, пытаясь найти там точные даты великого мира, разгрома или покорения неверных.

Экономические и социальные изменения повлекли за собой изменения и в сфере политической. К концу XV столетия среди множества самостоятельных областей Италии выдвинулись четыре наиболее сильных государства, по существу определявших политическое положение страны. Это Флоренция, Венеция, Милан и Папская область. Стремления расширить свое влияние и богатство толкали правителей на территориальные захваты. Междоусобные войны не прекращались, так как каждое из итальянских государств в своей политике в той или иной мере использовало противоречия между своими соперниками.

Абсолютизация власти и ее растущая амбициозность нуждались в общественной поддержке, теоретическом обосновании и поэтическом оправдании. Инструментом создания благоприятного общественного мнения современников и завоевания благосклонности потомков стали литература, закреплявшая в панегириках славное правление, пышные многодневные зрелища, архитектура, являвшая в камне идеальный образ богатства и преуспевания, пластические искусства, запечатлевшие в портретах облик правителя, славу и величие его рода. Так, например, миф о «золотом веке» правления Медичи, прославлявший, в первую очередь, Лоренцо Великолепного, неоднократно использовался представителями рода для утверждения их права на власть.

Первые десятилетия XVI века, явившиеся периодом итальянских войн – опустошительных походов иноземных завоевателей (Испания, Франция), завершились к середине столетия почти полным захватом Апеннинского полуострова. Но именно в этот период смертельной опасности раскрылись еще неисчерпанные возможности ренессансной Италии. Борьба за прогрессивные иде­алы Возрождения достигла своего высшего напряжения. Угроза порабощения страны имела своим результатом бурный рост национального патриотизма. Несмотря на затяжной экономический и политический кризис страны дух республиканизма, свойственный Италии, не угасал. И огромный общественный подъем составлял одно из главных слагаемых активного исторического фона, во многом повлиявший на развитие искусства Высокого Возрождения, которое, по выражению Е. Ротенберга, «в первую очередь, являлось художественным выражением исторической действительности самой Италии, но, как высшее воплощение культуры своего времени, оно было выражением исторической действительности и в более широком, мировом охвате» [3].

Мастера XVI столетия дали пример художника нового типа — активной творческой личности, свободной от прежних мелочных цеховых ограничений, наделенной полнотой артистического самосознания и способной заставить считаться с собой сильных мира сего. Это люди огромных знаний, владеющие всеми завоеваниями культуры.

Совокупность сложных условий данного исторического периода оказала свое воздействие на формирование основ итальянского Высокого Возрождения, образного восприятия художников, на изобразительный строй их произведений.

«На чашах весов» мыслителей этого времени лежит дилемма: «золотой век» или «апокалипсис» [4]. Военные смуты, грозивший раскол по инициативе Франции, турецкая опасность казались последним аккордом в кризисе, следствием которого станет лучший мир. В этих условиях становится понятно, какое огромное значение должна была иметь деятельность Юлия II.

Д.К. Арган характеризует рассматриваемый период как эпоху глубокого драматизма и контрастов не только в области религии, политики, философии и науки, но и в сфере искусства. Искусство, считает автор, не сводится просто к созерцанию и представлению о существующем порядке вещей, а является беспокойным поиском и определением собственной природы, своих целей и путей своего смысла и бытия в историческом развитии [5].

М.Т. Петров указывает на то, что в 20-х годах XVI века экономический и политический кризис в Италии развивается с исключительной быстротой. «Речь идет не только об усилившихся процессах, подрывавших все устои социальной и политической базы Возрождения, но и о чрезвычайно неблагоприятно складывающейся внешнеполитической обстановке. Взаимодействие внутренних и внешних факторов определило катастрофический характер конца Ренессанса… усиливается ощущение хаоса, сложности, трагичности действительности, ее резких противоречий с представлениями, с идеалами личности.

Разлад с окружающей средой ощущается очень остро. Завершающие драматический конец Ренессанса события накладывают печать безнадежности, пессимизма на мироощущение художников и их творчество» [6].

Ситуация во Флоренции была критической. В 90-е годы XV века произошли следующие события: смерть Лоренцо Великолепного (Медичи) (1449 - 1492), вступление в город войск Карла VIII и изгнание Медичи в 1494 году, пламенные проповеди и казнь Дж. Савонаролы в 1498 году, обусловившие беспокойную жизнь республики на пороге нового столетия, несмотря на, кажется, воцарившийся порядок при гонфалоньере Пьетро Содерини, избранном в 1502 году.

С темой «новых времен» связывалась и вторая идея, также взявшая начало в гуманистической культуре: мысль о том, что Италия снова становится центром мира. С передачей всей власти «вечному городу», в котором соединялись престол Империи и Церковь, завершалась история мира. За несколько лет до вступления на духовный престол Юлия II началось исследование памятников древности, в результате которого, множество статуй (оригиналов и подражаний древним), украсили двор Бельведер в Ватикане. Это было одной из значительных примет воскресения Рима. С восстановления церковного единовластия при Николае V акций в этом духе становилось все больше и больше. Появилась необходимость превратить Рим в величественный город, выстроенный по единому плану, тяготевшему к Ватикану как идеальному граду – своего рода, Новому Иерусалиму.

С этой точки зрения заслуживает рассмотрения и художественная политика Сикста IV. Благодаря «дару римскому народу» нескольких знаменитых произведений: античной статуи волчицы (к которой добавили изображение легендарных близнецов) и колоссальной бронзовой головы, которую папа велел поставить рядом с волчицей на Капитолии, - сформировался новый музей, служивший укреплению «римского мифа». Для всей эпохи Возрождения Капитолийский холм оставался важнейшим символом власти.

Рим предстает современным продолжением Флоренции. Именно этот союз, являющийся отличительной чертой нового века станет явным с самого начала понтификата Льва X – с церемонии на Капитолии в сентябре 1513 года в честь Джулиано Медичи [7].

Перечисленные факты позволяют считать, что, хотя воинственный понтификат Джулиано делла Ровере и требовал «триумфального» стиля, «ренессансный миф» выкристаллизовывался в Риме и определял развитие искусства в другом направлении. Утверждая свой авторитет в Риме и в Церкви, Юлий II одновременно в центральный период своего понтификата (1505-1510) намеревался создать совершенно новые основные формы для духовного искусства. Имеется в виду новый типовой храм для христианского мира – собор Святого Петра по проекту Браманте, первый камень которого был заложен 18 апреля 1506 года; новый тип мавзолея – гробница самого понтифика, проект которой был создан Микеланджело в марте 1505 года; новое «зерцало истории» - роспись потолка Сикстинской капеллы, заказанная Микеланджело в мае 1505 года и «зерцало веры» Станца делла Сеньятура, порученная Рафаэлю в 1509 году. Эти классические композиции определили римский стиль и эволюцию искусства XVI века. Они стали развитием и воплощением художественных идей, которые не смогла осуществить Флоренция.


2. Характеристика искусства Высокого Ренессанса

Характеризуя искусство периода начала Высокого Ренессанса, нельзя не упомянуть и Милан, как один из главных центров Северной Италии.

Наивысшая политическая активность Миланского герцогства приходится на конец XV века, на время правления Лодовико Моро. Именно тогда в Милане нашли применение своим силам основоположники искусства Высокого Возрождения – Браманте в архитектуре, а Леонардо в живописи. Здесь определилось истинное значение каждого из этих великих мастеров. После пребывания в Милане они обрели широкое поле деятельности и в других главных центрах Италии. Например, Леонардо да Винчи, работая в Милане, сформировал крупную художественную школу.

Культура Милана оказалась, тем самым, не­разрывно связанной с культурой Флоренции и Рима, где искусство Высокого Ренессанса достигло затем своей высшей зрелости.

Если же обратиться к завершающему десятилетию Высокого Возрождения, то в круг значительных в искусстве явлений средней Италии включается пармская художественная школа. Парма была главным городом северо-итальянской области Эмилии, присоединенной в первые десятилетия XVI века к папским владениям, местом деятельности А. Корреджо, представителя поздней фазы Высокого Ренессанса.

Б.Р. Виппер считал, что понятие Высокого Ренессанса охватывало относительно недолгий период: «… во всей чистоте мы застаем идеалы классического стиля только в узкой полосе времени, примерно от 1500 до 1520 года» [8]. Автор был убежден, что Высокое Возрождение является кульминационным моментом. Данный период не мог быть продолжительным, так как к концу XV столетия четко обрисовался и социально-экономический и политический кризис в Италии. Когда-то дееспособное и активное бюргерство превратилось в класс рантье. Рефеодализация уничтожила достигнутые ценой огромного напряжения завоевания.

Экономические центры Италии теряли свои былые ведущие позиции. В то время как большинство европейских стран приступило к национальному объединению, она осталась разобщенной и беззащитной перед опасностью иноземной агрессии (этому вопросу посвящена II-я глава работы).

«На этом безотрадном фоне, - отмечает Б.Р. Виппер, - расцветает искусство, по своей завершенности и цельности не знающее себе равных. Воистину все творческие силы нации как будто ушли в этот титанический взлет. Страстную мечту о национальном объединении, отважный патриотизм, гордое желание возвыситься надо всем миром – все это вложил народ в яркую вспышку итальянского гения. Но, не найдя опоры ни социальной, ни экономической, Высокое Возрождение быстро сошло на нет» [9].

Е.И. Ротенберг считая, что период Высокого Ренессанса представляет собой, кульминацию всей культуры Возрождения, пишет, что «хронологическая протяженность Высокого Возрождения невелика и составляет в Средней Италии всего лишь около трех десятилетий – с конца XV века и примерно до 1530 года» [10].

В нашей работе анализируется период Высокого или, по терминологии Г. Вельфлина [11], «классического» Возрождения, с конца XV столетия и до 1530 года – года трагической гибели Флорентийской республики.

Эти исторические рамки наиболее близки к представлению о периоде Высокого Возрождения как о веке безупречного классического искусства, данному Дж. Вазари, высказавшему эту мысль в своих «Жизнеописаниях наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих». Уже в то время весь XVI век представляется Дж. Вазари разделенным на два периода, для первого из которых характерны развитие по восходящей линии с кульминацией духовной жизни и классической культуры, увенчанной фигурой Микеланджело, а для второго – упадок, представленный художниками, которые, не будучи в силах сравняться с «божественным» мастером, повторяют его манеру и формы.

Эта историческая оценка Дж. Вазари оказала влияние на «позднейших историков искусства, которые в течение долгого времени продолжали усматривать в великих мастерах первой половины XVI века глашатаев триумфа классического искусства, а в маньеристах второй половины века – выразителей его упадка и бесплодного метания, безразличного отношения к познанию и изображению природы» [12].

Если обратиться к художественной практике Высокого Возрождения и попытаться охарактеризовать некоторые главные иконографические типы этого времени, то здесь следует выделить их повышенную масштабность.

По мнению Е.И. Ротенберга, «речь идет не только о грандиозном размахе замыслов крупнейших из мастеров этого времени, о монументальном облике их созданий, а, прежде всего, о «внутреннем» масштабе – о высокой мере их содержательности и соответствующей степени художественного обобщения. Такой укрупненный внутренний масштаб ощутим в каждом значительном произведении того времени, будь то величественный храм или небольшая капелла, монументальная роспись или скромная по размерам станковая композиция, статуя, предназначенная для установки на городской площади, или предмет мелкой пластики. В соответствии с подобным укрупнением образов героическое начало, которое выступало в качестве важного элемента художественного идеала уже в искусстве Раннего Возрождения, в творениях Высокого Ренессанса обретает поистине титанический характер. С героическим элементом в ренессансном искусстве тесно связано понятие virtú (доблесть), приобретшее теперь более развернутый смысл как выражение целеустремленной воли человека, присущей ему активной действенности, способности осуществить свои смелые помыслы вопреки всем преградам. По-разному и в различной степени, проявляясь у тех или иных мастеров Высокого Возрождения, эти общие принципы выступают в органическом единстве с индивидуально-творческими особенностями каждого художника» [13].

Некоторые исследователи истории эпохи Возрождения (М.А. Гуковский, В.И. Рутенбург и др.) [14] считают, что, как указывалось выше, к XVI столетию Италия оказалась в состоянии жестокого экономического и политического кризиса. Закрытие рынков, а также нарастающая конкуренция со стороны северных стран нанесли тяжелый удар по ее экономике. Купцы и предприниматели приступили к изъятию капиталов из промышленности и торговли, обратив их на приобретение земельных владений. Тем самым было положено начало постепенному превращению буржуазии в сословие земельных собственников и наступлению феодальной реакции.

Художники рассматриваемого периода представляют творческий акт как сознательный, созидательный и рациональный процесс. Они изучают числовые соотношения, пропорции, закономерности, стремясь к реализму, к наглядности и достоверности образов, к синтезирующей, типизирующей, героизирующей достоверности. Для искусства Высокого Ренессанса характерен момент обобщения, интерес не столько к непосредственному отражению действительности, сколько к синтезу ее лучших сторон через призму религиозной и мифологической тематики. Отсюда – величавая мощь и в то же время своеобразная односторонность реалистического метода, выразившаяся в убеждении художников, что значительное и человечное может существовать только в прекрасной оболочке, и в их стремлении видеть лишь исключительные явления и показывать их возвышающимися над повседневностью. Именно в этой связи возникает столь типичный для искусства Высокого Ренессанса призыв превзойти природу (superare la natura). С огромной силой обобщения и типизации создавали тогда итальянские художники образы героических личностей, прекрасных и сильных духом людей, воплощая в них эстетический идеал эпохи» [15].

Ряд исследователей (Е.И Ротенберг, В.Д. Дажина, С.М. Стам и др.) [16] анализирует искусство Высокого Ренессанса в сравнении с предыдущим периодом Возрождения. По их мнению, искусство Высокого Ренессанса было не началом, а концом некоторого исторического процесса, не столько устремлением вперед, сколько завершением, остановкой.

Изобразительное искусство Высокого Возрождения во многих отношениях представляет контраст средневековому. Оно знаменует становление реализма, надолго определившего развитие художественной европейской культуры. Это сказалось не только в распространении светских изображений, в развитии портрета и пейзажа или новой, иногда почти жанровой интерпретации религиозных сюжетов, но и в радикальном обновлении всей художественной системы.

По мнению В.Д. Дажиной, в сравнении с Кватроченто в XVI веке произошел существенный перелом в отношении к античности, связанный в первую очередь с ее десакрализацией. Выйдя за пределы замкнутого круга гуманистов, «античное» стало общим местом зрелой ренессансной культуры. Боги и богини Олимпа, гении, фурии, сатиры, грации, музы и античные герои окружали ренессансного человека на уровне его бытовой повседневности. Изображенные на посуде, включенные в орнаменты и гротески, в книжные заставки и рельефы церковных кафедр, образы античности, и, прежде всего, античной мифологии, стали неотъемлемой частью культурного пространства, героями поэтических произведений, дидактических трактатов, праздников и торжественных правительственных церемоний. Утратив свой изначальный смысл и сакральное значение, образы античности приспосабливаются к нуждам самых разных областей знаний и культурного опыта. Они востребованы в политической риторике, нравственной проповеди и ученом трактате [17].

С конца XV века ощутимо меняется положение художника в обществе, обновляется художественная система. Несомненным признаком нового самосознания является то, что художники все чаще отстраняются от прямых заказов, отдаваясь работе по внутреннему убеждению или «per mio piacere». Работы авторов становятся подписными, то есть, подчеркнуто авторскими. Все больше появляется автопортретов.

Художники начинают удостаиваться всевозможных общественных признаний и должностей. Расширяется круг заказчиков и изменяется их социальный состав. Наряду с церковью нередко заказы художникам дают и цеховые объединения ремесленников, и купеческие гильдии, и городские власти, и частные лица – как знать, так и бюргеры.

«В XVI веке, - констатирует М.Т. Петров, - появился новый тип взаимо­связи художника с его временем и его искусством. Эти связи стали неизмеримо более многообразными, разветвленными и одновременно более тонкими, хрупкими, легче подверженными перестройке и воздействию. Личность ху­дожника, его жизнь, поведение, мироощущение, с большей отчетливостью запечатляемые в искусстве, стали как никогда ранее репрезентативными для эпохи и, хотя потеряли обаяние целостности, обобщенности, усилили тем самым индивидуальную, неповторимую выразительность» [18].

В 20-х годах XVI века начался постепенный упадок Флорентийской школы. Ликвидация городских свобод отрицательно сказалась на развитии искусства. В 30-х годах XVI века Флорентийская школа становится одним из главных центров придворного искусства маньеризма (il manierismo) [18], представителями которого являлись: архитектор и живописец Дж. Вазари, живописцы Анджело Бронзино (1503 - 1572), Якопо Карруччи Понтормо (1494 - 1557), Россо Фьорентино (1494 - 1540) и др.

Таким образом, период Высокого Ренессанса представляется нам эпохой сложной и во многом противоречивой. Наряду с утверждением идеала героического человека в итальянском искусстве возникает тенденция к обесцениванию человеческой личности.


3. Культура Высокого Ренессанса

На наш взгляд, культура Высокого Ренессанса достигла в своем развитии того пика, с которого неизбежно должно было начаться падение (по крайней мере, с точки зрения, художественного эстетизма). Исходным моментом этого процесса стало, по нашему убеждению, достаточно широкое внедрение в общество рыночных отношений и, как следствие, трансформировалась этическая концепция гуманизма (произошел сначала отход от принципов гуманизма в искусстве, а потом и замена их на качественно новые художественные формы и стили). Изменилась нравственная и социальная роль знаний; образование и занятие наукой, как разновидность служения гражданскому долгу, все более обращались к служению сильным мира сего.

Данная точка зрения, практически не встречается в изученных нами исследованиях. Большинство авторов анализируют искусство Высокого Ренессанса сквозь призму понимания классического искусства в «традиционном» его аспекте – через восприятие художественных особенностей творений мастеров, центральной позицией которых является компо­зиция произведения (акцент не на восприятии натуры, а на ее перевоплощении). Недаром любимым словом художников и теоретиков Чинквеченто было invenzione – в буквальном смысле слова «изобретение», то есть именно композиционное открытие – уменье извлекать из темы законченный, героический, возвышенный образ и единовременность действия. Это преобладание «инвенции», естественно, переносит центр тяжести в классическом искусстве на содержание, идею. Рационализм классического искусства проявляется не в научно-детальном изучении действительности, но в логичности замысла и построения. Натура в ее индивидуальных проявлениях вообще отступает на задний план. Классическое искусство Возрождения признает натуру только типизированную и сублимированную.

Искусство Высокого Ренессанса теснейшими узами было связано с Ранним Возрождением. В нем присутствовали и антропоцентризм, и реализм, и античные традиции – то есть категории, общие для всего Возрождения.

Однако, для генезиса классического стиля Возрождения характерно и показательно то, что его «родоначальником, его идейным вождем был Леонардо да Винчи, человек, неделимо объединивший в себе и художественный, и научный гений. Показательно, во-первых, потому, что Леонардо воплощал наиболее прогрессивные тенденции Ренессанса, идеологию передовой части общества, боровшейся с силами старого, феодального мира…, во-вторых, потому, что он вскрывает чисто рационалистические основы классического искусства» [19].

Высокий Ренессанс требует гораздо большего единообразия эстетических вкусов и теоретических принципов. Здесь, на наш взгляд, почти исключены неожиданности и внутренние противоречия. Если в творчестве художников Кватроченто центр тяжести лежит в поиске и решении новых проблем и задач, то искусство Высокого Ренессанса, в известной мере, производит впечатление, что ценности уже найдены, стабилизировались. Все проблемы Кватроченто имели для современников обычно практическое, конкретное назначение: перспектива, анатомия, пропорции, свет, быстрое движение. Основные же проблемы классического искусства, как они воспринимались современными художниками, сформулированы ими в идеях, в понятиях: grazia, gravitá, virtú (изящество, величавость, достоинство).

Достаточно вспомнить «Сикстинскую мадонну» Рафаэля – образ, проникнутый величием самопожертвования, или «Динарий кесаря» с непоколебимым в своем чувстве правоты Христом. В славословии человечеству заложена светскость Высокого Возрождения. Так, например, алтарный образ монаха Ф. Бартоломео с изображением Воскресения Христа прославляет красоту человека в той же мере, как и языческий «Триумф Галатеи» Рафаэля.

Для итальянской литературы эпохи Чинквеченто огромное значение имеет вопрос о едином литературном и художественном стиле, представляющий не просто сугубо научный или литературно-художественный интерес, а «интерес социально-политический, поскольку, как известно, процесс развития этого стиля в значительной мере способствовал формированию национального сознания, стремлению на основе именно единого языка и стиля осуществить национальное объединение Италии. Именно посредством единого языка и стиля в определенной мере уже в то время удавалось, как бы внедрить новое идейное содержание в сознание и мироощущение всего народа» [20].

Классический стиль Возрождения складывается в Италии как первый великий национальный стиль гуманистической культуры Европы. Военно-политический кризис рубежа XV и XVI столетий не приостановил, а, напротив, как говорилось выше, катализировал процесс формирования национального самосознания итальянского народа, и именно это самосознание давало идеологическое содержание и историческую форму тому мощному литературно-художественному подъему, который с начала XVI века охватил уже не только Флоренцию, Рим, Венецию или Неаполь, но и всю итальянскую нацию в целом.

Вот почему, на наш взгляд, нельзя делить Ренессанс на прогрессивный и реакционный, демократический и аристократический. Классический художественный стиль итальянского Возрождения, содержание которому давал этико-политический гуманизм, восходящий к идеям Ф. Петрарки и Дж. Боккаччо, был целостен и гармоничен, и именно эта гармоническая целостность характеризовала его как определенное идейно-эстетическое явление.

Однако в условиях все усиливающейся феодально-католической реакции, при несоответствии новой действительности со старыми идеалами деятели культуры не в силах были в полном объеме сохранить в своем искусстве то утверждение сильного человека, ту гармонию индивидуального и типического, реального и возвышенно-героического, которые были присущи им ранее.

Принципиальная особенность культуры периода Высокого Возрождения заключается в том, что сам историко-художественный процесс уже не представлялся современникам в качестве стихийного, непознаваемого в своих закономерностях явления, а был теоретически осознан художниками в его главных тенденциях и бесспорных успехах.

Именно в период Высокого Возрождения положено начало тем художественным, духовно-психологическим и социологическим структурам, которые затем начали доминировать в художественной культуре нового времени.


Выводы

1. Вся история изучения общих и специальных проблем эпохи Возрождения была историей научной полемики о содержании, характере и значении ренессансной культуры. Большинство исследователей указывало на огромное воздействие деятелей культуры ренессансного периода на все стороны общественной жизни, однако, проблема социально-политической зависимости культуры и искусства в отечественной историографии раскрыта недостаточно полно.

2. Как следует из наших рассуждений, гуманизм был лишь идеологической детерминантой развития культуры, одним из аспектов ее идейного содержания. Основным же идеологическим направлением, довлеющим над культурой был католицизм. Взаимоотношения гуманистов и церкви в условиях сложной внешнеполитической обстановки явились одной из причин «кризиса принципов» Возрождения. Церковь, во-пер-вых, во многом отрицала этику гуманистов, основанную на признании высшей ценности идеала созерцания природной красоты человека. Во-вторых, она стояла на позициях отхода от активного участия человека в общественно-политической жизни и, в-третьих, отрицала принципы гражданственности - служение науке, культуре и искусству.

3. Характерным для периода Высокого Ренессанса в Италии явилось то, что, с одной стороны, здесь наблюдался необыкновенный подъем всех творческих сил, а, с другой - небывалое опустошение страны, разобщенной непримиримыми социально-экономическими и политическими противоречиями, проявляющимися кризисными тенденциями гуманизма. Противоречивость периода Высокого Возрождения выражается и в том, что вместе с утверждением идеала героического человека в итальянском искусстве возникает тенденция к обесцениванию человеческой личности.

4. Определяя характер эволюции художественной культуры в период Высокого Возрождения, следует выделить две основные тенденции. Во-первых, произошел существенный перелом в отношении к античности, которая, утратив свой изначальный смысл и сакральное значение, в «новом» качестве приспосабливает художественные образы к нуждам самых разных областей знаний и культурного опыта. Во-вторых, развитие и воплощение художественных идей, которые не осуществила Флоренция, реализовывались в Риме, Венеции, Милане и других городах, соперничество правителей которых способствовало зарождению кризисных тенденций во всех сферах общественной жизни, в том числе и в культуре.


Литература

1. Грамши А. Рисорджименто и предшествующая история//Искусство и политика. Т. 1. – М.: Искусство, 1991. – С. 225-268.

2. Грановский Т.Н. Лекции по истории средневековья. Под ред. С.А. Асиновской, Е.В. Гутновой. - М.: Наука, 1986. - 427 с.

3. Дегтярёв А.А. Политическая Власть как регулятивный механизм социального общения//Полис: политические исследования. - 1996. - № 3. - С. 70-102.

4. Гуковский М.А. История Возрождения в трудах рус­ских ученых XIX в. //Вопросы истории. - 1945. - № 5-6. - С. 97-118.

5. Ковалевский М.М. Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства. - М.: Изд. К.Т. Солдатенков, 1900. - Т. 2. - 998 с.

6. Корелин М. Ранний итальянский гуманизм и его историография. — М.: тип. Э. Лисснера и Ю. Романа 1892. - 576 с.

7. Гуковский М.А. Итальянское Возрождение. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. - Т. 1. - 618 с.

8. Гуковский М.А. Вступ. ст. сб.: «Итальянские гуманисты XV века о церкви и религии»/Под ред. М.А. Гуковского. – М., 1963. - С. 3-19.

9. Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства. – М.: Искусство, 1990. - 395 с.

10. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М.: Искусство, 1984. – 350 с.

11. Гуревич А.Я. Исторический синтез и школа «Анналов». – М.: Индрик, 1993. – 328 с.

12. Дажина В.Д. Портретная иконография Медичи: от республики к монархии//Культура Возрождения и власть. – М.: Наука, 1999. - С. 130-141.

13. Дворжак М. История итальянского искусства в эпоху Возрождения. Пер. с нем. и ком. Н.Е. Бабанова. – М.: Искусство, 1978. - Т. 2. - 395 с.

14. Девятайкина Н.И. Петрарка о воспитании правителя. (По письму к Никколо Аччайоли)//Вопросы экономической и социальной истории, классовой борьбы, культурного и идейного развития в средневековых городах Франции, Италии, Англии, Германии, Чехии XIII – начала XVII веков. – Саратов: Изд. Саратовского ун-та, 1987. - С. 58-67.

15. Дживелегов А.К. Очерки итальянского Возрождения. – М.: Федерация, 1929. - 235 с.

16. Долгов К.М. Итальянские этюды. – М.: Худож. лит-ра, 1987. - 487 с.

17. Карсавин Л.П. Церковь, личность и государство. – Париж: Евразийское книгоизд, 1927. - 357 с.

18. Косиков Г.К. Средние века и Ренессанс: Теоретические проблемы //Методологические проблемы гуманитарных наук. – М., 1987. - С. 73-140.

19. Жирмунский В.М. Сравнительное литературоведение: Восток и Запад. – Л.: Наука, 1979. - 493 с.

20. История эстетической мысли: Становление и развитие эстетики как науки. - М.: Искусство, 1985. - Т. 1. - 463 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий