Массовые зрелища Древней Греции и Древнего Рима

Основные этапы становления и развития Олимпийских игр, их социальное и культурное значение для древнегреческого общества. Церемония открытия и правила проведения Игр, виды соревнований. Гладиаторские бои Древнего Рима и порядок подготовки гладиаторов.

1. Олимпийские игры

От древности до наших дней можно сказать, что Олимпийские игры были не столько спортивным мероприятием, сколько культурным. Игры были мероприятие общегреческого масштаба. Если на первых играх состязались атлеты только двух городов – Элиса и Писы, то вскоре на главные состязания Эллады съезжались со всех уголков не только Балканской Греции, но и Аппенинского п-ва, Сицилии, северного побережья Африки. Греков на Олимпиаду влекло ощущение общегреческого единства, возможность прикоснуться к великой культуре, слышать знакомую речь, восхищаться самим зрелищем. Олимпийские Игры между тем выполняли и важную социализирующую функцию, являлись важным элементом в формировании общегреческой ментальности, полисной идеологии и патриотизма. Нельзя не отметить то, что Игры были формой мирного общения народов, потому что на время проведения состязаний объявлялось «священное перемирие». Запрещались всякие войны и конфликты, нарушение считалось тяжелейшим грехом. Общегуманное значение Игр еще и в том, что они, пережив века забвения и запрета, возродились и стали величайшим спортивным и культурным событием для человечества.

История Игр . Олимпийские Игры называются так по месту своего проведения – священной области Олимпия на Пелопонессе, а не от названия горы Олимп. Посвящены они были верховному богу греческого пантеона Зевсу, проводились в конце июля-начале августа на протяжении 5 дней. Проводились они раз в 4 года. Как известно, первая Игра датируется 776 г. до н.э. Многие связывают ее проведение с именем великого героя Геракла, который учредил их после победы над тем самым царем Авгием, 12 подвиг Геракла. Были и другие мифы, связанные с подвигами мифического Пелопса и даже с мифом о свержении Зевсом своего отца Крона. С 6 в. до н.э. по примеру Олимпийских Игр стали проводиться другие общегреческие соревнования атлетов: Пифийские игры, Истмийские игры и Немейские игры, тоже посвященные различным древнегреческим богам. Но Олимпиады были самыми престижными среди этих состязаний. Олимпийские Игры упоминаются в произведениях Плутарха, Геродота, Пиндара, Лукиана, Павсания, Симонида и др. античных авторов. С Олимпийских игр 776 г. до н.э. у греков шел отсчет особого «олимпийского летоисчисления», введенного историком Тимеем. Олимпийский праздник отмечали в «священный месяц», начинающийся с первого полнолуния после летнего солнцестояния. Он должен был повторяться через каждые 1417 дней, составлявших Олимпиаду – греческий «олимпийский» год.

Игры продолжались и тогда, когда Эллада попала в подчинение к Риму (в середине II в. до н.э.), вследствие чего был нарушен один из основополагающих олимпийских принципов, допускавший участие в Олимпийских играх исключительно греческих граждан, а в числе победителей оказались даже некоторые римские императоры (в том числе и Нерон, «выигравший» скачки на колесницах, запряженных десятью лошадьми). Сказывался на Олимпийских играх и начавшийся в IV в. до н.э. общий упадок греческой культуры: они постепенно утрачивали былое значение и суть, превращаясь из спортивного состязания и значимого общественного события в сугубо развлекательное мероприятие, в котором участвовали преимущественно атлеты-профессионалы.

В 394 г. н.э. Олимпийские игры были запрещены – как «пережиток язычества» – римским императором Феодосием I, насильственно насаждавшим христианство. Вскоре после запрета Олимпийских игр все олимпийские сооружения были сожжены по приказу императора Феодосия II (в 426 г. н.э.), а столетие спустя окончательно разрушены и погребены сильными землетрясениями и разливами рек.

Возрождены игры были только в конце XIX в. В 1894 г. по инициативе общественного деятеля, педагога Пьера де Кубертена в Париже был создан Международный олимпийский комитет, который занялся подготовкой к играм. Возрожденные Игры прошли в Афинах в 1896 г.

Церемония открытия и правила проведения Игр. После того как глашатаи провозгласили во всей Греции «священное перемирие», прекращались все воины и граждане устремлялись в Олимпию на Игры. В первый день судьи и руководители состязаний – элланодики, а также атлеты, приносили жертву Зевсу и другим богам. Атлеты произносили торжественную клятву сражаться честно во славу всемогущих богов и своих родных полисов. Тут же специальный служащий – керикс, положив ладонь на затылок спортсмена, обращался к зрителям. Он спрашивал, известно ли им о каких-либо преступлениях атлета, не было ли в его роду рабов, тренировался ли он. В течение 10–12 месяцев до начала Игр атлеты проходили интенсивную подготовку, после чего сдавали своеобразный экзамен комиссии элланодиков. После выполнения «олимпийского норматива» будущие участники Олимпийских игр еще месяц готовились по специальной программе – уже под руководством элланодиков. Уличенный в нарушении правил подвергался публичной порке, штрафу и изгонялся со стадиона.

Олимпийское правило гласило: «в играх может принимать участие каждый грек, родившийся свободным, не запятнанный злодеянием и проклятием богов». Рабы не допускались даже в качестве зрителей, также как и женщины. После легендарной истории с женщиной Каллипатейрой, проникшей на стадион увидеть триумф сына, возникло правило: все спортсмены, их тренеры и зрители должны быть обнаженными. Название современного слова «гимнастика» происходит от древнегреческого «gymos», то есть «голый», «обнаженный. Исключение делалось лишь для жрицы богини Деметры: для нее на стадионе, на самом почетном месте был сооружен специальный мраморный трон.

После объявления правил шла жеребьевка. Перед состязанием все желающие участвовать в нём вынимали жребий для определения порядка, в каком будут выходить на борьбу, после чего герольд объявлял во всеуслышание имя и страну выходящего на состязание.

Интересно, что использование допинга во время Олимпийских игр началось с самого дня основания соревнований в 776 г. до н.э. Участники игр принимали галлюциногенные и болеутоляющие экстракты из грибов, различных трав и вина. Атлетам не запрещалось использовать снадобья, которые помогли бы им победить.

Соревнования древности . Спортивные состязания начинались во второй день. Первое время в программе Олимпийских игр был только стадиодром – бег на один стадий (192,27 м). По легенде его на первых Играх отмерил сам Геракл, от него и пошло известное слово «стадион». Бег на стадий был единственных видом состязания первых 13 Игр. Величайшим бегуном античности считался Леонид с Родоса, одержавший 12 побед на 4 Олимпиадах.

Затем число олимпийских дисциплин выросло. На 14 Олимпийских играх (724 до н.э.) в программу включен диаулос – бег на 2 стадия. Атлеты пробегают стадион, поворачивают вокруг столба и возвращаются назад к старту. Позже появился также долиходром (бег на выдержку), дистанция которого составляла от 7 до 24 стадиев. Был также и бег в тяжелом вооружении гоплита. Как ни странно, но это не противоречило мирному характеру Игр, ведь они были своего рода проверкой боеспособности граждан полиса, составлявших армию государства. Наиболее удачливыми в данной дисциплине были спартанцы, ведь военное воспитание было частью идеологии этого полиса.

На 18 Олимпийских играх впервые проведены соревнования по борьбе и пентатлону (пятиборью), включавшему, помимо борьбы и стадиодрома, прыжки, а также метание копья и диска. Аристотель считал, что пятиборье наиболее гармонично развивает тело атлета.

В борьбе правилами запрещались удары, но толчки разрешались. Греческий язык имел много терминов для обозначения различных приёмов и позиций. Борьба разделялась на две основные позиции: в стойке и на земле, вернее мягком грунте, посыпанном песком. Спортсмены натирали свои тела маслом, чтоб легче было выскользнуть из захвата соперника. Для победы достаточно было трижды уложить на лопатки противника.

Прыжки сильно отличались от современных. Атлеты прыгали с гирями в руках, выбрасывая их назад при прыжке. Считалось, что это увеличивает дальность прыжка. Подобная техника прыжка требовала хорошей координации.

Метание копья также отличалось от современного: на конце копья был кожаный ремешок, которых сидел на запястье и должен был стягиваться во время броска. Метание копья и диска производилось с небольшого возвышения. При этом копье метали не на дальность, а на точность: атлет должен был поразить специальную мишень. Такая техника требовала внимания и четкости от спортсмена. Диски для метания были не просто снарядами, а настоящими произведениями искусства: их украшали резьбой, рисунками, магическими знаками, родовыми гербами, даже сценами из мифов. Диски были железными, но упоминались и каменные.

На 23 Олимпийских играх (688 г. до н.э.) в программу состязаний вошел кулачный бой, отличавшийся жестокостью. Бойцы для усиления удара обматывали руки кожаными ремнями, на которые крепились металлические бляхи. Если бойцы уставали, разрешался перерыв для отдыха. Если же и после отдыха победитель не выявлялся, то атлеты обменивались оговорённым числом ударов, не защищаясь. Поединок завершался сдачей соперника, побеждённый поднимал руку, когда был не в силах оказывать сопротивление. Античные лекари считали бокс хорошим средством против хронических головных болей. Частые травмы и даже смерть были спутниками этого кровавого вида состязаний.

Позже появился и такой вид состязания как панкрарий – сочетание борьбы и кулачного боя. Удушение было разрешено, запрещены укусы и воздействие на глаза. Этот вид состязаний ввели в Олимпийские игры в честь мифического основателя игр Геракла, который сумел одолеть огромного льва, только задушив его, потому как шкура льва была неуязвима для оружия.

Гонки на колесницах, дорогой и опасный вид спорта в реестр игр вошли не сразу. Сначала на 25-й Олимпиаде (680 г. до н.э.) были введены гонки квадриг. В гонках квадриги совершали 12 кругов на ипподроме, нередко колесницы опрокидывались на поворотах, калеча возниц. В отличие от бега и единоборств, в скачках могли принимать участие только богатые греки и царственные особы, которым под силу было содержать лошадей. Именно владельцы лошадей, а не возницы считались победителями. Среди победителей в гонках квадриг отмечены македонский царь Филипп II и римские императоры.

Музыка была не только важным составляющим повседневной жизни греков. На 96-й Олимпиаде (396 г. до н.э.) в Олимпийские игры были введены состязания между трубачами и герольдами, как логическое следствие соединения в воззрениях эллинов спорта и эстетического наслаждения. Известно, что во время проведения Игр художники выставляли картины на суд зрителей, а писатели читали вслух свои творения.

Как известно, женщинам запрещалось посещать Олимпийские игры. Однако либерально настроенные власти решили проводить специальные женские спортивные игры. Победительница получала оливковый венок и съестные припасы, в частности, мясо. Такие игры назывались гереи, проводились они в честь богини Геры. Самыми известным спортсменками были, конечно, спартанки, потому что физическое воспитание девочек в Спарте было не менее важным, чем воспитание мальчиков. Такие Игры был разрешено посещать мужчинам, которые могли выбрать себе на них невесту.

Награждение победителей. Победитель Олимпийских игр получал вместе с оливковым венком (эта традиция пошла с 752 г. до н.э., потом награждали также лавровыми венками и яблоками) и пурпурными лентами всеобщее признание. Он становился одним из самых уважаемых людей в своем городе (для жителей которого победа земляка на Олимпиаде тоже была огромной честью), его нередко освобождали от государственных повинностей, давали прочие привилегии. В числе таких привилегий было также бесплатное посещение театра, в котором олимпионику – победителю Олимпиады, выделяли почетное место. Ему воздавались на родине и посмертные почести, даже приравнивали к сонму «малых богов». А согласно введенной в VI в. до н.э. практике, трехкратный победитель Игр мог поставить свою статую в Альтисе, священной роще в Олимпии. Скульпторы всей Эллады соревновались за право изваять статую победителя, некоторые монументы устанавливались на главных площадях города. В честь победителей иногда чеканились памятные монеты.

Первым из известных нам олимпиоником стал Корэб из Элиды, повар, одержавший победу в беге на один стадий в 776 до н.э. Самым знаменитым – и единственным за всю историю древних Олимпийских игр атлетом, побеждавшим на 6 Олимпиадах, был «сильнейший среди сильных», борец Милон из Кротона. Он являлся также неоднократным победителем Пифийских, Истмийских, Немейских Игр и многих местных соревнований. Упоминания о нем можно найти в трудах Павсания, Цицерона и др. авторов.

В числе участников и победителей Олимпийских игр были такие известные ученые и мыслители, как Демосфен, Демокрит, Платон, Аристотель, Сократ, Пифагор, Гиппократ. Причем соревновались они не только в изящных искусствах. К примеру, Пифагор был чемпионом по кулачному бою, а Платон – в панкратионе.

2. Гладиаторские бои Древнего Рима

«Мы жертвуем живыми, чтобы накормить мертвых» – так император Каракалла в III веке н.э. сформулировал идейную основу гладиаторских боев, вместе со звериными травлями ставших самым кровавым и жестоким зрелищем в истории человечества. Они были не просто увеселительными действами, но также вложением средств и элементом политики. Как известно, в обществе, которое требовало «хлеба и зрелищ», завоевать популярность народа можно было дав ему то, что он просит. Гладиаторы, которые сумели покорить искушенную публику, становились в современном понятии «звездами». Победа на арене многим гладиаторам гарантировала свободу.

Происхождение и история боев. Гладиаторами в Древнем Риме называли бойцов, которые сражались между собой или с животными на забаву публике на специальных аренах. Гладиатором (от лат. gladius – «меч») мог стать раб, военнопленный, осужденный преступник. Были случаи, когда граждане, в погоне за славой и деньгами, отказывались от собственной свободы и становились гладиаторами. Для того чтобы стать гладиатором, необходимо было принять присягу и объявить себя «юридически мёртвыми». Среди гладиаторов были и женщины, когда в 63 г. н.э. император Нерон издал указ, разрешающий участвовать свободным женщинам в подобных турнирах.

Гладиаторские игры возникли из погребального обряда этрусков, в который когда-то входили человеческие жертвоприношения. Со временем обряд видоизменился: обречённых на смерть перестали убивать сразу, а заставили их с мечами в руках сражаться около могилы, и, таким образом, погибал слабый, а сильный оставался в живых, вызывая восторг присутствующих. Такого рода действа известны также в культуре египтян, греков, славян, норманнов.

Римляне впервые увидели это жестокое зрелище в 264 г. до н.э. на Бычьем рынке в Риме, где на поминках по гражданину Бруту Пере, устроенных его сыновьями, сражались три пары гладиаторов. Зрелище показалось столь необычным и примечательным для римлян, что это событие было внесено в летопись Рима.

Связь между гладиаторскими играми и поминками никогда не забывалась, их называли «погребальными играми». Их официальное наименование – mumus («обязанность»), долг живого по отношению к умершему.

В 105 г. до н.э. гладиаторские игры вводятся в число публичных зрелищ. Отныне государство возлагает на своих магистратов, т.е. управляющих чиновников, заботу об их устроении. Гладиаторские игры становятся и в Риме, и по всей Италии любимейшим зрелищем, и это быстро берут в расчёт те, кто хочет выдвинуться. Юлий Цезарь в 65 г. до н.э. дал игры, в которых приняли участие 320 пар гладиаторов. Враги его испугались: страшны были не только эти вооружённые молодцы; страшно было то, что роскошные игры стали верным средством приобрести расположение народа и обеспечить себе голоса на выборах. В 63 г. до н.э. по предложению Цицерона был принят закон, запрещавший кандидату в магистраты в течение двух лет до выборов «давать гладиаторов». Никто, однако, не мог запретить частному лицу «дать» их под предлогом поминок по своему родственнику, особенно если последний завещал своему наследнику устроить игры. Христианская церковь, став государственной религией Рима, в 365 году добилась повсеместного запрета звериной травли в цирках. Гладиаторские бои были запрещены в 400 году императором Гонорием. Это случилось, когда некий монах Телемак погиб на арене, бросившись останавливать поединок двух гладиаторов.

Традиции поединков. Как известно, если на поединке в амфитеатре присутствовал император, то гладиаторы начинали бой словами: «Здравствуй, цезарь! Идущие на смерть приветствуют тебя!». Поединок не всегда заканчивался смертью одного из бойцов. Если публика при виде поверженного скандировала «Жизнь!», а император показывал знаменитый жест – поднятый вверх большой палец руки, то гладиатору даровали жизнь. Если император опускал палец вниз, а толпа ревела «Добей!», то бойца ожидала смерть. И сами гладиаторы «общались» с публикой при помощи жестов, поскольку не имели права говорить. Если один из гладиаторов перед боем поднимал вверх указательный палец, это означало, что сражение должно продолжаться до первого ранения. Если рука во время боя была поднята вверх, а большой палец находился в горизонтальном положении – это значило, что потерпевший поражение просит его прикончить. Тогда по кодексу чести гладиатора он обнажал горло для удара мечом. Хотя иногда просил и о пощаде, когда кулак был сжат. Только судья, присутствующий при гладиаторских боях, мог принимать решения. Если его рука была сжата в кулак – прощение, если кулак был разжат – смерть. Назначение судей происходила исключительно по приказу императора.

По убитым гладиаторам проводили религиозные панихиды и собирали их кровь, так как она считалась священной. Её давали пить больным эпилепсией, поскольку древние римляне верили в её целебные качества. Существовали самые различные поверья, связанные с их смертью. Так, например, богатые невесты во время свадебной церемонии втыкали в свои волосы шпильки, смоченные кровью убитого бойца. Считалось, что это сопутствует счастливой семейной жизни, как в наши дни бросать рис на молодожёнов.

Если гладиатор настолько угождал публике своим мастерством и мужеством, то она требовала немедленного вручения ему деревянного тренировочного меча в качестве символа полного освобождения не только от схваток на арене, но и от рабства. Разумеется, касалось это только военнопленных и рабов, но не добровольцев.

Во времена Республики многие богатые и знатные люди формировали из своих рабов гладиаторские отряды: удобно было иметь в своем распоряжении (особенно в последний век республики) эту вооруженную охрану. Например, у Юлия Цезаря был двухтысячный отряд гладиаторов, которые были его телохранителями. Если хозяин хотел устроить игры, у него оказывались под рукой свои гладиаторы; их можно было и предоставить какому-нибудь устроителю игр, получив с него за это деньги.

Незадолго до игр люди, специализировавшиеся на рекламе, ходили по всему городу и писали краской объявления о предстоящих боях везде, где можно было дотянуться кистью. Порой для этих целей использовали даже надгробия. На древних кладбищах сохранились некоторые из них с высеченной просьбой – «Не пишите объявлений!» Впрочем, римская публика без всяких объявлений назубок знала расписание ближайших гладиаторских боев. Церемония их открытия была впечатляющим зрелищем. Устроитель игр на колеснице или пешком, в зависимости от занимаемого положения, окруженный толпой друзей и клиентов, объезжал или обходил весь цирк под бурные аплодисменты и одобрительные крики толпы, уже чувствовавшей запах крови. Затем следовал парад гладиаторов – участников игр в полном боевом вооружении. Публика, приветствуя своих любимцев, буквально неистовствовала. В определенный момент гладиаторы останавливались напротив императорской ложи, выбрасывали вперед правую руку и кричали приветствие императору и публике, а после этого строем уходили в подтрибунное помещение, где ожидали выхода на арену.

Подготовка гладиаторов. Жизнь гладиатора зависела от его способностей и тренированности. Это понимали и владельцы гладиаторов: публика намного охотнее будет смотреть бой, где боец умирает не сразу. Гладиаторы становились профессиональными убийцами, проходя специальное обучение в школах. Во времена правления Октавиана Августа (около 10 г. до н.э.) в Риме существовало 4 императорские школы: Большая, Утренняя, где готовили бестиариев – гладиаторов, сражавшихся с дикими зверями, школа Галлов и школа Даков. Во время обучения в школе всех гладиаторов сытно кормили и квалифицированно лечили, важное место в процедурах занимали массаж и ароматерапия. Примером тому может служить тот факт, что знаменитый древнеримский врач Гален долгое время работал в Большой императорской школе. Спали гладиаторы попарно в небольших каморках площадью 4 – 6 квадратных метров. Питались калорийной смесью, состоящей из зерновых культур. Но на ужин перед сражением могли употреблять всё, что хотели. Интересен факт, раскрытый археологами, занимающимися раскопками кладбища гладиаторов в Эфесе: во многих костях много кальция и селена, что говорит о их крепости, а вот зубы сохранились плохо, очевидно многие страдали кариесом и пародонтозом из-за недостатка витаминов.

Дисциплина в школах была жестокой. С гладиаторов не спускали глаз; императорские школы охранял военный караул; в карцере помпейской гладиаторской школы были найдены колодки – орудие наказания страшное: это деревянная доска с набитой на нее железной полосой, к которой прикреплены вертикально стоящие кольца; сквозь них пропускалась железная штанга, наглухо закреплявшаяся с обеих сторон замком. Ноги наказываемого клали между кольцами, продевали через все кольца штангу и запирали замки: человек мог только лежать или сидеть и то лишь в одном положении; это была настоящая пытка. Пытавшихся бежать сжигали заживо. Организовать вооруженное восстание также было очень сложно. Все гладиаторское оружие хранилось в особом арсенале, откуда и выдавалось только в дни игр. Ведал арсеналом императорский отпущенник – препозитус. Во главе школы стоял прокуратор, имевший при себе помощника; оба принадлежали к сословию всадников – одному из высших в обществе.

Тренировки, продолжавшиеся с утра и до вечера, были очень интенсивными. Под руководством учителя, бывшего гладиатора, новички обучались фехтованию. Каждому из них давали деревянный меч и щит, сплетенный из ивы. Удары отрабатывались на вкопанном в землю деревянном колу высотой около 180 см. На начальном этапе обучения «курсант» должен был овладеть умением наносить сильные и точные удары в воображаемые грудь и голову противника, а также не раскрываться при обороне. Для укрепления мышц следующее после деревянного железное учебное оружие специально делалось в 2 раза тяжелее боевого.

Классификация боев. Когда новичок в должной степени постигал азы боевого искусства, его, в зависимости от способностей и физической подготовки, распределяли в специализированные группы того или иного типа гладиаторов. Самым старым, классическим типом, просуществовавшим до конца Республики, были самниты, названные так по имени народа, покоренного римлянами, но нанесшего им несколько военных поражений. Именно их вооружением римляне и снабдили своих первых гладиаторов. Оно состояло из большого прямоугольного щита, шлема с высоким гребнем и султаном из перьев, короткого прямого меча и поножи на левой ноге. В начале нашей эры название «самнит» заменилось на секутора (преследователя), хотя вооружение оставалось прежним. На них очень походили гопломахи (так позже стали называть самнитов), с той разницей, что их щиты были большими и круглыми. Соперниками гопломахов и секуторов были, как правило, ретиарии – представители одного из самых технически сложных видов этого «спорта». Ретиарии получили это название от своего главного орудия – сети (от лат. – «rete») с тяжелыми грузилами по краям. Задачей ретиария было метнуть сеть так, чтобы опутать противника с головы до ног, а затем уже прикончить его трезубцем или кинжалом. Ни шлема, ни щита у ретиария не было – ему приходилось рассчитывать только на собственную ловкость. В эту группу брали наиболее быстрых и координированных новичков.

Франкийцы были вооружены маленьким круглым щитом, небольшим изогнутым мечом, поножами на обеих ногах, железным нарукавником на правой руке, шлемом с забралом со множеством отверстий, закрывавшим все лицо.

На шлемах галлов, или мурмиллонов (от лат. «murma» – рыба) изображалась рыба, а их вооружение соответствовало галльскому. Часто противниками мурмиллонов выступали ретиарии, напевавшие во время схватки песенку, придуманную в давние времена: «Я ловлю не тебя, я ловлю рыбу. Почему ты убегаешь от меня, галл?». Несколько особняком стояли эсседарии – гладиаторы, сражавшиеся на боевых колесницах. Они были вооружены арканами, пращами, луками и дубинами. Первыми эсседариями были пленные бритты, которых Юлий Цезарь привез из своего не слишком удачного Британского похода.

Наименее способные ученики попадали в андабаты. Они были вооружены только двумя кинжалами, без всякой дополнительной защиты, довершал это снаряжение шлем с двумя отверстиями, совершенно не совпадающими с глазами. Поэтому андабаты вынуждены были сражаться друг с другом практически вслепую, наугад размахивая оружием. Цирковые служители им «помогали», подталкивая сзади раскаленными железными прутами. Публика всегда очень веселилась, глядя на несчастных, а эта часть гладиаторских боев считалась у римлян самой забавной.

Следует назвать еще пегниариев (от греческого paignion – «игра»). Эти люди не боролись насмерть: оружие у них было невинное – палка или кнут; после поединка оба противника уходили, конечно, в синяках и ссадинах, но без тяжелых ран. Пегниарий из Большой школы дожил до 90 лет – случай для настоящих гладиаторов неслыханный. Костюм у пегниариев был очень своеобразный: или длинные штаны, прихваченные ниже колен обмотками, или нечто вроде современного комбинезона, перехваченного поясом. В левой руке у них был продолговатый посох, в другой – палка или кнут. Выпускали пегниариев на арену обычно в полдень; их поединок был как бы интермедией между двумя бойнями: охотой, которая происходила в амфитеатре утром, и гладиаторскими боями во второй половине дня.

Но самой опасной была «служба» бестиариев – гладиаторов, что сражались с дикими зверями. Вооружённые дротиком или кинжалом, эти бойцы изначально были не гладиаторами, а преступниками (ноксиями), приговорёнными к сражению с хищными животными, с большой вероятностью гибели приговорённого. Позднее бестиарии стали хорошо тренированными гладиаторами, специализирующимися на боях с различными экзотическими хищниками при помощи дротиков. Бои были организованы таким образом, что звери имели мало шансов одержать победу над бестиарием. Обучение бестиариев было гораздо более длительным, нежели классических гладиаторов. Учеников знаменитой Утренней школы, получившей такое название из-за того, что звериные травли проходили по утрам, обучали не только обращению с оружием, но и дрессуре, а также знакомили с особенностями и повадками разных животных. Древнеримские дрессировщики достигли в своем искусстве невиданных высот: медведи ходили по канату, а львы клали бестиарию под ноги загнанного, но еще живого зайца, обезьяны ездили верхом на свирепых гирканских гончих, а оленей запрягали в колесницы. Организация боев с животными было делом не только опасным, но и дорогим. Ловцы животных трудились не покладая рук, опустошая римские провинции в Африке и Азии, а также сопредельные территории. Этим чрезвычайно опасным, но и столь же выгодным бизнесом занимались тысячи профессионалов. Помимо сражающихся людей на аренах гибли сотни и тысячи львов, тигров, волков, леопардов, медведей, пантер, кабанов, диких быков, бизонов, слонов, бегемотов, носорогов, антилоп, оленей, жирафов, обезьян. Однажды ловцы ухитрились привезти в Рим даже белых медведей.

Но все же самыми дорогими, а потому зрелищными, были морские сражения – наумахии. Первую наумахию провел в 46 г. до н.э. Юлий Цезарь. Тогда на Марсовом поле Рима для проведения морской битвы было выкопано огромное искусственное озеро. В этом представлении участвовало 16 галер, на которых находились 4 тысячи гребцов и 2 тысячи солдат-гладиаторов. Казалось, более масштабное зрелище устроить уже невозможно, но во 2 г. до н.э. первый римский император Октавиан Август после годичной подготовки представил римлянам наумахию с участием 24 кораблей и 3 тысяч солдат, не считая гребцов, которые разыграли битву между греками и персами при Саламине. Побить этот рекорд удалось только императору Клавдию. Для проведения задуманной им наумахии было выбрано Фуцинское озеро, находящееся в 80 километрах от Рима. Никакой другой близлежащий водоем просто не мог вместить 50 настоящих боевых трирем и бирем, экипажи которых составили 20 тысяч приговоренных к арене преступников. Для этого Клавдий опустошил все городские тюрьмы, посадив на корабли всех, кто мог носить оружие. А чтобы отбить у такого количества преступников, собранных в одном месте, охоту организовать мятеж, озеро было окружено войсками. Морское сражение происходило в той части озера, где холмы образовывали естественный амфитеатр. Недостатка в зрителях не было: около 500 тысяч человек – практически все взрослое население Рима, расположилось на склонах.

Корабли, разделенные на два флота, изображали противостояние родосцев и сицилийцев. Сражение, начавшееся около 10 утра, закончилось лишь в четвертом часу дня, когда сдался последний «сицилийский» корабль. Воды озера были красными от крови, не говоря уж о раненых, только убитых было больше 3 тысяч человек. После сражения Клавдий помиловал всех уцелевших, за исключением нескольких экипажей, уклонившихся, по его мнению, от боя. Публика же была в совершеннейшем восторге от увиденного. «Переиграть» Клавдия никому из последующих императоров уже не удалось. Несмотря на то, что за время своего правления Клавдий показал себя далеко не блестящим государственным деятелем, он едва ли не самым почитаемым в народе императором.

Места проведения боев. Гладиаторские бои происходили обычно в амфитеатрах. Развалины одного из самых старых амфитеатров, помпейского, сохранились до нашего времени. Он был построен в первой четверти I в. до н.э. Рассчитан он на 20 тыс. зрителей, это амфитеатр средней величины. Крыши над амфитеатром не было, ее заменял тент, который натягивали в жару или в дождь и о котором особо сообщалось в объявлениях об играх: «будет тент» (vela erunt).

В 75 году в Риме началось строительство Колизея, или как его называли амфитеатра Флавиев – самого грандиозного амфитеатра античного мира. Длина его составляла 188, ширина 156, а высота – более 48 метров. Он вмещал примерно 52 тысячи зрителей, но иногда в нем собиралось и 80 тысяч. Вход в Колизей был бесплатным, перед началом представлений римляне получали в подарок муку или другие продукты.

Подземная часть амфитеатра не уступала объемами наземной. Там размещались комнаты для гладиаторов, зверинец, кладовые, лечебница, морг, шахта, куда сбрасывали убитых людей и животных, и помещение для предсказателей. При закладке фундамента Колизея была применена традиция служителей восточного бога Ваала. В котлован сбросили 77 человек. Заживо погребенные рабы якобы помогут устоять зданию 77 веков.

Едва началось строительство Колизея, по городу о нем поползли таинственные слухи, и сложилась первая легенда. Этот амфитеатр возводили на месте, где располагалось искусственное озеро, созданное по приказу Нерона. Однажды скучающему императору доставили из болот Центральной Африки неизвестное чудовище. В Рим его привезли тайком. Охотники объяснили Нерону, что зверь неимоверно силен и очень опасен. Он пожирает даже гиппопотамов, носорогов и молодых слонов. А люди от одного взгляда этого неизвестного животного сходят с ума или столбенеют, пока тварь их не растерзает. Император приказал поместить чудовище в озеро, а чтобы укротить его нрав, приказал днем и ночью дежурить у водоема сотне воинов, вооруженных длинными копьями.

Чудовище вело себя довольно смирно, если не считать поедания каждую ночь двух-трех брошенных ему рабов и трупов разных животных. Когда после смерти Нерона его озеро стали засыпать, чудовище ушло по водостокам глубоко в подземелье, где, по слухам, находилось «море, не знающее солнечного света».

Открытие Колизея, по распоряжению императора Веспасиана, праздновалось 100 дней. По приблизительным подсчетам, за это время на арене нового амфитеатра погибло более 2 тысяч гладиаторов, а животных – примерно 3 тысячи. Служители Колизея не смогли вывезти все трупы за город и сжечь. Останки людей и животных бросали в глубокие колодцы, расположенные под амфитеатром и якобы связанные с тем самым «морем, не знающим солнечного света».