Особенности древнеегипетской культуры. Теория локальных цивилизаций О. Шпенглера

Актуальность проблем, связанных с формированием и распадом древнейших культур и цивилизаций. Особенности формирования древнеегипетской цивилизации. Религиозная составляющая культуры. Соотношение понятий культуры и цивилизации в теории Шпенглера.

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по курсу «Культурология»

СОДЕРЖАНИЕ

1. Особенности формирования древнеегипетской цивилизации

Введение

Основная часть

Заключение

2. Теория локальных цивилизаций О.Шпенглера

Введение

Основная часть

Заключение

Список использованной литературы

1. Особенности формирования древнеегипетской цивилизации

Введение

Проблемы, связанные с формированием и распадом древних культур всегда будут актуальны для современного человека. Эти проблемы тесно связаны с коренными вопросами философии культуры: причины возникновения культуры, обусловленность ее форм различными факторами (социальными и природными). Человеческая деятельность определяет общность генезиса, функционирования и закономерного развития всей мировой культуры. Единство и взаимопроникновение, общение и обособление, взаимодействие и отталкивание, связи и противопоставления - все это характеризует противоречивое единство разных форм культурного бытия, присущих человечеству уже с первых шагов его развития. Испещренные иероглифами грандиозные храмы и надгробные памятники Древнего Египта приводят в изумление современного человека, которому не так просто понять их смысл и значение. Они представляют собой свидетельство особого мироощущения древних египтян, помогавшего им решать свои социальные проблемы. Понимание древнеегипетской культуры, оказавшей несомненное влияние на культуру античности, а через нее – и на современную западную культуру, актуально для любого современного человека, интересующегося историей и искусством

Целью данной работы является исследование особенностей древнеегипетской культуры и факторов, предопределивших эти особенности. В связи с данной целью можно сформировать следующие задачи: рассмотреть особенности древнеегипетской культуры; проанализировать религиозную составляющую этой культуры; рассмотреть ее влияние на современную культуру.


Основная часть

Для мышления древних египтян характерен дуализм в понимании мира, сводящем целое к единству и борьбе двух начал, которые отражаются и в двойственном характере царской власти, и в противопоставлении черной земли и белого песка пустыни, Верхнего и Нижнего Египта. Это мышление подчиняется принципам магического мироощущения, ибо исходит из того, что между предметом и его определением имеется взаимосвязь, а именно: слова воплощают предметы и явления – отсюда значение игры слов в историях о сотворении мира, - а речь упорядочивает их. Вместе с тем слова богов (иероглифическая система письма, составленная из картинок, срисованных с натуры, возникшая одновременно с графическим искусством Древнего Египта) представляли собой отражение реальности. Изображение живого существа, непременно сопровождающееся его именем, становится как бы сдвоенным. Почти маниакальная страсть заключать реальность в рамки устойчивых вербальных и графических символов, дабы закрепить ее с помощью одной из высших форм волшебства — вот основная черта древнеегипетской культуры времен фараонов, объясняющая природу ее удивительных памятников и надписей.

Именно в рамках этого мироощущения функционирует своеобразная картина мироздания: бесконечная водная пучина окружает твердь мироздания; на Земле эти воды принимают форму морей, они наполняют небесный свод, по которому прокладывают свой путь звезды, они питают русло подземной реки (по ночам солнце плавает по ней с запада на восток) и каждый год заново омывают землю, разливаясь по ней паводком Нила.

Во времена фараонов деление всего сущего на мужское и женское начало считалось неотъемлемой чертой жизни. Творец создал две божественные четы, олицетворяющие физическое устройство мира: это - воздух и свет-огонь, земля и небо. Боги следующего поколения, стоящие ближе к человеку, сами во многом напоминают людей своей борьбой за власть и смертью. Убитый Сетом Осирис с помощью Исиды и Нефтиды обрел новую жизнь, восторжествовал над смертью и стал победителем царства мертвых. Его сын Гор, рожденный после смерти отца, стал властелином Земли, победив родного дядю Сета.

Литература отождествляет фараона с Гором - правит он землею так, как бог правит небом, фараон является тем, который находится под покровительством Двух богинь, охраняющих его власть, является владыкой Верхнего и Нижнего Египта, Золотым Гором, а также Гором - победителем бога Сета. Фараон, как наследник создателя и владыки мира (в конце Древнего царства), обладает властью над целым космосом. Именно этот монументальный аспект древнеегипетской власти выражается в статуях фараонов раннего периода, и прежде всего в величайшем шедевре среди них - пирамиде Хефрена. Властный, невозмутимый, с глазами, устремленными в далекий горизонт, где царствует его отец Ра, фараон собственной особой сохраняет равновесие мира, которому каждый момент грозит возврат хаоса.

Благополучие страны обусловлено наличием фараона. В фараоне «воплощались здоровье и зрелость» народа. Благодаря фараону Египет находился в том счастливом положении, что в любом аспекте, идет ли речь о природе или о деятельности человека, господствует регулярность и порядок. Такова теологическая теория власти фараона, однако, на практике шла напряженная внутренняя борьба, обусловленная классовыми и социальными противоречиями древнеегипетского общества.

Не случайно в произведении «Наука для фараона Мерикара», свидетельствующем о высоком уровне культуры политического мышления гераклиополитанской династии, фараон выступает, прежде всего, как человек. Фараон дает советы другому фараону, своему сыну, причем пользуется рефлексией, знанием вещей и словом, основными факторами в политике. Примечательно, что фараоны дают советы своим преемникам в управлении страной:

«Подражай своим отцам, своим предкам: Добились они власти (над своими подданными) благодаря обладанию знанием. Слова их остаются в их писаниях. Открой, почитай и следуй их мудрости. Прежде нужно учиться, потом приобретать опыт».

Царственный автор в своей «Науке» приводит ряд примечательных мыслей, например: «богатый народ не восстает», «не гневайся – хорошо самообладание», «создай себе памятник любовью (окружающих) тебя», «язык – это меч (царя); речь сильнее любого оружия» и т.д. Много внимания уделяется методам борьбы против заговорщиков и мятежников. Царь указывает, как надо относиться к подданным, отделяя от их основной массы свое ближайшее окружение: «Почитай сановников, способствуй преуспеянию народа твоего» и пр. Одним словом, власти фараона следует учиться как профессии; вот жесткий урок революций и восстаний, потрясавших древнеегипетскую цивилизацию. В одном из памятников литературы, описывающем страшные последствия революции, положившие конец Древнему Царству, читаем: «Действительно, законы были выброшены из архивов. Топчутся по ним на публичных площадях».

Возникает проблема сохранения и упрочения существующего общественного порядка, преемственности в управлении Древним Египтом. Концепция власти фараона - это не просто набор рецептов сохранения власти и реализация методов социального управления, а обоснование, хотя и теолого-политическое, власти, объяснение сложившегося порядка вещей в обществе и предсказание того, что произойдет при нарушении данного социума.

Это монолитное общество, воспевающее в своих гимнах единство творения и тайну творца, было в то же время крайне политеистическим и фантастичным в своем поклонении богам. Древние египтяне признавали всех богов, с незапамятных времен почитавшихся разными местными традициями. У каждого из них были свое имя, своя история, основные атрибуты и символика, делавшие их единственными в своем роде. Жители каждого города глубоко чтили покровительствующее им божество, от которого зависело их благоденствие. В то же время эти боги и богини считались родителями фараона и его покровителями, а он в свою очередь становился хранителем их культов.

В отличие от других народов, населявших в древности Ближний Восток, жизнь египтян была на редкость «современной». Все люди были здесь :равны перед Создателем и, как правило, объясняли свои достижения мудрым выбором фараона. Между государством и отдельной личностью не стояли ни узаконенная аристократия, ни промежуточные инстанции. Человека определяло имя его родителей и титул, соответствовавший его месту в административной системе. Мужчина и женщина были равны перед законом, хотя женщина обычно входила в дом мужа, где ей отводилась почетная роль «хозяйки дома», исполнение которой и становилось ее основным занятием. Египтяне ценили радости семейной жизни, что нашло отражение в рисунках и надписях на стенах гробниц и в литературных памятниках. Детей заводили охотно, о них заботились, причем не с целью продолжения рода, а просто ради счастья, которое они приносили, и, памятуя о том, что когда-нибудь именно они смогут дать своим родителям новую жизнь, исполнив погребальные ритуалы.

Правила маат предписывали имущим помогать неимущим, а книги древнеегипетских мудрецов за 3000 лет до н.э. говорили о милосердии и милостыни теми же словами, которые зазвучат позднее из уст потомков Авраама. Они приучали к культуре поведения, сдержанности и внешней скромности, к дисциплине, ярчайшим свидетельством которой служат статуи и рисунки, изображающие фараонов. Правила маат ставили определенные границы сознанию собственной ценности индивида. Ведь справедливость не одинока, за ней стоят боги, которые не признают нарушения ее законов: «Не имей злых намерений к другим людям, ибо боги покарают тебя». Справедливость независима от человека, ибо «никогда не исполняются человеческие цели, но зато исполняются божественные приказы». Поэтому также необходимо уметь подчиняться законам, которые ориентируют, как поступать в той или иной ситуации. Если человек умеет приспособиться к законам, то он будет счастливым.

Следует подчеркнуть, что фундаментальным принципом древнеегипетской культуры является вера в вечную жизнь, индивидуальное бессмертие. Благодаря этому принципу древнеегипетское мировоззрение, сконцентрированное на власти фараона, оставляло простым людям возможность самовыражения, и они, призвав на помощь всю магическую силу искусства, письма и обряда, старались увековечить свои мумии, имена, свою покидающую тело душу (каи) и свою жизненную силу (ка). Их ждала вечная жизнь, поистине царская (каждый превратится в Осириса) и поистине божественная (каждый станет спутником Солнца). Со времен Среднего царства считалось, что достижение этого блаженства зависит от личных качеств человека. И если в храмах только фараон мог говорить от имени всего общества, зато каждый египтянин, в зависимости от своих средств и заслуг, мог выразить себя, воздвигнув собственную гробницу. Однако положение большинства египтян отнюдь не было столь идиллическим. Привлекательная сторона жизни присуща дворцам фараонов и богатым усадьбам знати, тогда как в домах простых смертных были свои непростые повседневные проблемы, достаточно вспомнить пристрастие к палочным наказаниям в долине Нила. Изучение жалких остатков бедных поселений позволяет историкам взглянуть на повседневную жизнь древних египтян значительно объективнее, чем об этом говорят гробницы и храмы.

Весьма значительные успехи гения древних египтян в области мумификации, которые невозможны без соответствующих достижений в ряде наук, в том числе в физике, химии, медицине и хирургии. Например, они использовали знание химических характеристик натрона для мумификации человеческого тела – практического выражения представления о продолжении жизни после смерти.

Древнеегипетская культура обусловила специфическую форму существования науки, которая является особым видом ориентировочной деятельности человека для установления места его и человечества во вселенной. Эта специфика связана с тем, что интеллектуальная элита жрецов облекала специализированное знание в одежды мистики и религии, чтобы сохранить свое господство. Уже в раннем периоде Древнего Египта (Древнее царство) сформировалась и использовалась письменность, что было обусловлено государственным делопроизводством и наличием крупных хозяйств. Развитие письменности диктовалось также потребностью фиксировать разливы Нила, так как организация оросительного дела давала возможность получения прибавочного продукта. Письменность нужна была для учета и контроля произведенного продукта, для распределения этого продукта, поэтому видное место занимает фигура писца. М. Коростовцев подчеркивает, что «многие египетские чиновники того времени были людьми грамотными». Высокого уровня в Древнем Египте достигли различные виды искусства, для них характерен необычайный расцвет. Раннее изобретение письменности способствовало развитию высокохудожественной словесности во всех ее основных литературных жанрах. До нас дошли древние мифы, сказки, повести, басни, дидактические произведения, философские диалоги, гимны, молитвы, плачи, эпитафии, любовная лирика. С древности, прежде всего в связи с культовыми действиями и церемониями, развивались музыка, изобразительное искусство, скульптура и архитектура. Фараоны и высшие сановники окружали себя скульпторами, архитекторами, певцами, танцовщицами, музыкантами. В более поздний период развивается религиозная драма и появляется светский театр. Есть основания предполагать, что в Древнем Египте существовали даже труппы бродячих актеров. Высокого художественного уровня достигли древнеегипетская живопись, скульптура и монументальная архитектура. До сих пор поражают зрителя мастерством статуя писца Каи, скульптурные портреты царицы Хатшепсут, фараона Эхнатона и удивительный своей одухотворенной красотой образ Нефертити, великолепные аллеи сфинксов и колоссальные храмы в Луксоре, Карнаке и других местах.

Заключение

Основными особенностями египетской культуры являются ее неизменность(на протяжении около 3-х тысячелетий), мифологичность, консервация обычаев, верований, норм искусства, усиливавшаяся с течением истории, несмотря на серьезные внешние воздействия, культ мертвых. Этими особенностями объясняются и основные черты древнеегипетского искусства:каноничность, монументальность, декоративность. Для египтян искусство играло важную роль именно с точки зрения загробного культа. Посредством искусства происходило увековечивание человека, его образа, жизни и деяний.

Многие достижения древнеегипетской культуры вошли в арсенал европейской культуры, в том числе и науки, посредством греко-римской культуры. В основе календаря, которым мы пользуемся сегодня, лежит, в конечном счете, египетский календарь. В основе европейской медицины лежит древнеегипетская медицина. Ряд мотивов лирики Древнего Египта вошли в качестве извечных тем в мировую литературу. Большое влияние на древние народы имела религия древних египтян: известен культ египетских божеств у греков и римлян. Христианство, возникшее в Палестине и быстро распространившееся по всей Римской империи и за ее пределами, уже в самом начале своего развития впитало в себя ряд моментов египетской религии и сделало их своими органическими элементами.

2. Теория локальных цивилизаций О.Шпенглера

Введение

Книга О. Шпенглера «Закат Европы» является одним из самых поучительных событий в умственной жизни современной Германии. Огромный спрос на эту книгу (32 издания за 2 года); ее широчайшая популярность не только в говорильных «салонах», но и в среде серьезной, интенсивно работающей университетской молодежи; ряд кружков и научных обществ, основанных с целью разрабатывать проблемы истории и культуры в духе нового учения, наконец, внушительный поход против развратителя юношества Шпенглера, организованный во имя спасения «вечных ценностей» культуры немецкими профессорами и приват-доцентами, начиная маститым хранителем традиций, теологом Гарнаком и кончая радикалом и фанатиком «полной социализации» Отто Нейратом, - все это заставляет думать, что Шпенглеру лучше чем кому-либо другому удалось оформить идеологию современного культурного кризиса. Таким образом, как симптом и символ переживаемой Западом культурной катастрофы «Закат Европы» - бесспорно глубоко знаменательное и значительное явление. Актуальность исследования теории Шпенглера определяется, с одной стороны, необходимостью анализировать сегодняшнее состояние культуры, которое многие определяют как кризисное, с другой стороны – концепция циклов развития цивилизаций в истории представляет большой интерес из прогностических соображений.

Целью данной работы является рассмотрение теории локальных цивилизаций О.Шпенглера. В связи с этим необходимо решить следующие задачи: определить соотношение понятий культуры и цивилизации в теории Шпенглера; проанализировать его концепцию цикла развития общества от начальных стадий культуры до цивилизации.


Основная часть

Разработку своей концепции истории О.Шпенглер начинает с поиска решения проблемы метода. В нем он справедливо видит корень всякой серьезной рефлексии над миром и местом человека в нем. Уже первые шаги в указанном направлении наталкиваются на два принципиально разных образных ряда: мир как природа и мир как история. Со времен Галилея, замечает Шпенглер, стало общим место утверждать, что великая книга природы написана на языке математики (закона, пространства, причинно-следственной зависимости). На каком же языке написана книга истории? - задается вопросом немецкий мыслитель и отвечает: на языке аналогии (морфологического сродства, жизненной органики, времени, судьбы). По убеждению Шпенглера, язык аналогии в истории не знает никаких исключений, он универсален, вездесущ, поистине тотален. «...Существует глубокая общность форм между дифференциальным исчислением и династическим государственным принципом Людовика XIV, между государственным устройством античного полиса и Евклидовой геометрией, между пространственной перспективой западной масляной живописи и преодолением пространства при помощи железных дорог, телефонов и дальнобойных орудий, между контрапунктической инструментальной музыкой и экономической системой кредита».

Органическую совокупность всех этих форм истории, форм «живого мира», душевно-духовной стихии человеческого бытия Шпенглер называет культурой. За ней он прочно закрепляет статус прафеномена «всякой прошедшей и будущей мировой истории». Открывая перед читателем величественно-трагическую панораму западной культуры, будучи сам ее представителем, Шпенглер страстно выступает против того, что он называет «птолемеевской системой истории» - ситуации, когда все культуры мира «вертятся» вокруг одного произвольно установленного центра, культуры Европы, Запада. Птолемеевской, или западноцентристской, системе истории автор противопоставляет «коперниканское открытие» истории, согласно которому «не только античность и Западная Европа, но также Индия, Вавилон, Китай, Египет, арабская и мексиканская культуры рассматриваются как меняющиеся проявления и выражения единой, находящейся в центре всего жизни, и ни одно из них не занимает преимущественного положения: все это отдельные миры становления, все они имеют одинаковое значение в общей картине истории, притом нередко превышая эллиново величием духовной концепции и мощью подъема».

В основе каждой отдельной культуры, по Шпенглеру, лежит своя собственная идеальная форма, свой первообраз, или чистый тип. Убеждение в самобытности и уникальности культур у немецкого философа настолько глубоко, что он всерьез говорит, например, о разных (в разных культурах) математиках и физиках. «Мы находим, -пишет Шпенглер, - столько же математик, логик, физик, сколько существует больших культур». Более того, математика, по мнению Шпенглера, есть «исповедь души».

При всем этом Шпенглер ищет и типическое в неповторимой жизненной стихии культур как «больших индивидуумов». Ищет и, естественно, находит - в периодической структуре человеческой истории, в том, что каждая культура проходит стадии, переживает возрасты детства, юности, возмужания и старости, развития, расцвета и увядания. Необходимым завершением, естественным исходом, неизбежным концом любой культуры является цивилизация. Как неизбежная «судьба культуры» цивилизация - это победа или гегемония искусственного, механического над естественным, органическим, внешнего над внутренним; города над деревней, интеллекта над душой, космополитизма над любовью к отечеству, научной аргументации над религией сердца, философии фактов над метафизически-спекулятивной мыслью и т.д.

Переход от культуры к цивилизации античность совершила в IV в. до н.э., Запад же вступил в него в XIX в. Внутренняя смерть античного мира произошла в римскую эпоху, для Западного мира, по мысли Шпенглера, она наступит около 2000 г.

Надо, впрочем, отметить, что из тех восьми культур, которые насчитывает Шпенглер, большинство затрагивается им лишь весьма поверхностно. Вавилонская, китайская и индусская культуры характеризуются двумя-тремя штрихами, «магическая» христианско-магометанская культура первого тысячелетия нашей эры иллюстрирована также весьма скупо: более детально обрисован стиль египетской культуры, которая, по Шпенглеру, имеет максимальное сродство с западно-европейской. Но и эта тема имеет для автора не самостоятельное, а побочное значение; аналогия между древним Египтом и современным Западом устанавливается в противовес господствующему взгляду, согласно которому наибольшая близость - и притом не только формальная, но и существенная, основанная на непосредственной преемственной связи - имеет место между античным миром и теперешней Европой. Разрушению этой теории, рассматривающей эллинско-римский мир, как нашу собственную «древнюю историю», и посвящены главные усилия автора. Полярная противоположность античной или «аполлинической» культуры, с одной стороны, западно-европейской или «фаустовской», с другой, полнейшая самостоятельность и взаимонепроницаемость их стилей, - таков лейтмотив «Заката Европы».

Согласно теории, разработанной Шпенглером, «культура суть организмы. История культуры - их биография». Иными словами, история любой культуры «представляет собою полную аналогию с историей отдельного человека, животного, дерева или цветка». Сама история, ее содержание есть не что иное, как следование друг за другом, соприкосновение, взаимное ограничение и подавление культур.

У каждой культуры свое собственное мирочувствование, собственные страсти, желания и надежды; она доступна и понятна лишь тому, кто душой принадлежит этой культуре. Вживание, наблюдение, сравнение, непосредственная внутренняя уверенность, точная чувственная фантазия - таковы, по Шпенглеру, основные средства исторического исследования, исследования культур и их индивидуальных судеб.

Как и у каждого отдельного человека, у каждой культуры есть своя душа. Вообще Шпенглер полагал, что «культура зарождается в тот момент, когда из первобытного душевного состояния вечно-детского человечества пробуждается и выделяется великая душа...». Завершив свой жизненный цикл, осуществив всю «сумму своих возможностей в виде народов, языков, верований, искусств, государств и наук», культура умирает, вновь возвращаясь в «первичную душевную стихию».

Основной чертой шпенглеровской историософии является последовательный, до конца проведенный исторический или социологический релятивизм.

Не только научные теории, эстетические, философские или религиозные построения, но и самые элементарные восприятия, лежащие в основе всякого опыта, каковы восприятия пространства и времени, а также основные приемы логического мышления, одним словом, все то, что Кант считал «априорными», обязательными для каждого разумного существа категориями или формами познания, - все это в действительности различно у представителей различных культур.

Эта основная идея не доказывается Шпенглером, а показывается: демонстрируется наглядно, в ряде живых образов, воспроизводящих стиль наук и искусств, религий и философий, политических и экономических укладов, характерных для различных культурно-исторических типов. Такой художественно-интуитивный или «физиономический» метод Шпенглер считает единственно допустимым в истории и сознательно противополагает его научному, аналитическому или математическому методу, применимому лишь к внешней мертвой природе. Впрочем, и природа в ее целом есть по Шпенглеру живой организм и может созерцаться изнутри, как созерцал ее Гете, презиравший математику с ее мертвыми схемами и рассматривавший природу «исторически», в процессе живого становления. Но современный человек не только созерцатель, но и деятель, борец: механизируя природу, вгоняя ее в неподвижные категории научного познания, он тем самым подчиняет себе силы природы, заставляет их служить своим целям, осуществлять свою «волю к мощи».


Заключение

На творчество О. Шпенглера оказала влияние теория исторического процесса Н.Я. Данилевского. Шпенглер вынес суровый приговор современной западной цивилизации за ее голый техницизм и отсутствие животворящих органических начал. О. Шпенглер различает возможную (как идею) и действительную (в виде тела идеи) культуру, доступную восприятию человека: поступки и настроения, религия и государство, искусство и науки, народи и города, экономические и общественные формы, языки, право, обычаи, характеры, черты лица и одежды. История, подобно жизни в ее становлении, является осуществлением возможной культуры: «Культуры суть организмы. История культуры - их биография... История культуры есть осуществление ее возможностей».

Применяя концепции цикличности истории к духовной жизни, к культуре Шпенглер предвидит, вслед за высшей точкой строго умственного творчества, угасание душевной творческой силы. Отсюда следует и гибель западной цивилизации, подчеркивается ее обреченность. Однако не очень-то известно, что в конце своей жизни О. Шпенглер пересмотрел свои взгляды относительно исчезновения западной цивилизации и пришел к выводу, что Запад возродится в будущем; буквально этот вывод звучит так: «Восход Европы». Свою концепцию истории Шпенглер считал очень полезной, даже благородной для будущих поколений, поскольку она ясно указывает на внутренние возможности, равно как и на ограниченности каждой исторической эпохи.

Список использованной литературы

1. Рубинштейн Р.И. Египетская мифология // Мифы народов мира. М., 2001. Т.1.

2. Васильев Л .С. История религий Востока. М., 1988.

3. Ерасов Б.С.Социальная культурология: В 2-х ч. Ч.1 - М.: АО «Аспект Пресс», 2004. – 384 с.

4. Культурология. Курс лекций под ред. А.А. Родугина Изд. “Центр” Москва 2006 г.

5. Культурология /Под ред. А. Н. Марковой М., 2005г.

6. Культура Древнего Египта. М., 1976.

7. Очерки истории искусства. М„ 1987.

8. Поликарпов В.С. Время и культура. Харьков, 1987,

9. Шмелев И.П. Феномен Древнего Египта. Минск, 2003.

10. Юайотт Ж. Таинственный мир сынов Ра // Курьер ЮНЕСКО. 1988. Октябрь.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ