Пейзажные парки Москвы XVIII века. Царицыно

Особенности пейзажного паркостроения в России. Усадебный дом с хозяйственными постройками, огородами и садами. Характерные черты парковых композиций конца XVIII в. Творческая деятельность Баженова и его произведение Царицыно. Мавритано-готический стиль.

Федеральное агентство по образованию РФ

Уральский Государственный Лесотехнический Университет

Пейзажные парки Москвы XVIII века. Царицыно

Екатеринбург 2008

Содержание

Содержание. 2

Особенности пейзажного паркостроения в России. 3

Усадебные сады.. 4

Творческая деятельность Баженова и одно из его основных произведений 7

Царицыно. 7

Особенности пейзажного паркостроения в России

В XVIII в. приобретает самый широкий размах строительство городских и загородных дворянских усадеб, в то время как ранее оно в основном было сосредоточено в столицах, при царских и крупнейших аристократических резиденциях. После выхода Манифеста о вольности дворян в 1762 г., в котором дворяне освобождались от обязательной службы в армии и государственных учреждениях, многие устремлялись в свои родовые поместья, расположенные за тысячу верст от столицы. Помещики, выйдя в отставку, следовали уже устоявшимся в обществе культурным традициям и обычаям. Устройство усадьбы, парка становилось условием личного престижа. Образцами служили царские резиденции и столичные ансамбли, но разница в имущественном положении, наличие или отсутствие профессиональных строителей, пристрастие хозяев, местные природные условия и культурно-исторические ориентиры - все это предопределило множество решений парковых ансамблей в российских провинциях.

Общий тон перестройке русских городов задавал Петербург:

с 1769 г. регламентировались ширина улиц и высота стоящих на них домов;

предусматривались обязательное мощение, освещение и озеленение улиц и площадей;

строгая периметральная застройка кварталов, единообразие которой нарушалось крупными аристократическими усадьбами, определяла облик центральных районов; -

обычно усадьбы отступали от красной линии, окружались садами, парадными и хозяйственными дворами;

в планах столицы все более четко проступала трехлучевая схема сходящихся к зданию Адмиралтейства проспектов и улиц.

В Москве тоже шли большие строительные работы:

закреплялась сложившаяся радиально-кольцевая планировка вдоль стен Кремля и Китай-города;

появились просторные площади;

создаются крупные общественные учреждения - Университет, Гостиный двор, Сенат;

на месте снесенных валов и стен возникают первые бульвары, которые образуют зеленое полукольцо, огибающее центральные кварталы;

расширяются старые московские усадьбы, где сады или перестраиваются в пейзажные, или дополняются-продлеваются в пейзажном стилевом направлении.

В XVIII в. стали типичными для городов России следующие принципы:

1) обращенность города к реке;

2) размещение городского центра и основных зданий на самых красивых и видных точках;

3) забота о силуэте города;

4) контраст высоких ориентиров к относительно невысокой рядовой застройке;

5) закрепление центров четкой структурой улиц, обеспечивающее композиционное единство.

Ведущим типом сада во второй половине XVIII - первой половине XIX в. стали усадебные сады.

Усадебные сады

В городских усадьбах:

дом отделялся от улицы парадным двором-курдонером;

за домом находился сад;

сад выходил на реку или завершался прудом.

К числу лучших московских усадеб принадлежали дом Пашкова (арх. В. Баженов) и Голицынская больница (арх. М. Казаков).

К концу XVIII в. окончательно сформировался тип русской усадьбы. Центром ее был усадебный дом с хозяйственными постройками, огородами и хозяйственными садами. Усадебный сад начинался регулярным "французским" партером, примыкающим к дому и переходившим в английский пейзажный парк. Размеры и композиция парка усадьбы бесконечно варьировались. В простейших из них регулярная часть обозначалась кидибой, а пейзажная ограничивалась расчисткой поляны перед домом, открывавшей вид на него.

Место для центра усадьбы выбиралось обычно на возвышении, у бровки холма, на краю речной террасы или пруда. Это - желание украсить и одухотворить природу искусством, выразить через архитектуру гармоническую связь человека с природой.

А.П. Вергунов констатирует, что "парк уже не демонстрирует безграничные возможности по переделке природы, а лишь по-своему упорядочивает ее, раскрывает уже заложенную в ней красоту. Отсюда стремление расположить усадьбу в особенно живописной местности, поставить дворец рядом или на одной композиционной оси с каким-либо выдающимся по своим данным пейзажем", с учетом топографических особенностей, например, начиная с понижений, тальвегов для устройства каскада прудов.

Наиболее характерными чертами парковых композиций этого периода были их многозначность, использование пейзажных, скульптурных, архитектурных символов, их романтическая направленность.

Романтические пейзажи специфическими средствами садово-паркового искусства "рассказывали" посетителю о богах и героях древности, "изображали" природу далеких экзотических стран, намекали на значительные исторические события, стремясь поразить его драматичностью происходящего. В моду входило называть различный уголок парка "любимцем хозяина усадьбы".

Например, в пензенском имении князя А.Б. Куракина "Надеждино", основанном в конце XVIII в. на берегу р. Сердобы, аллеи названы Катина, Аленина, Софьина. Воспоминания о приятных эпизодах "из недавнего прошлого" пробуждали сентиментальное настроение: дорожки Веселой мысли, Милой тени и т.д.

Одно из интереснейших явлений в русском ландшафтном искусстве связано с постройками псевдоготического пли романтического стиля. Примером тому является Царицыно.

Творческая деятельность Баженова и одно из его основных произведений

Царицыно

Свойственный в конце XVIII в. дух романтизма с особой полнотой проявился в подмосковном Царицыно.

"Русское просвещенное общество было тесно связано с европейскими культурными тенденциями. В Англии и других странах Западной Европы наряду с увлечением античностью и эпохой Возрождения все больше рос интерес к Средневековью. Образ английского пейзажного парка гармонировал с подлинными готическими сооружениями. У посещавших эту страну русских людей, в том числе у художников, архитекторов (например, отец и сын Нееловы), постепенно закреплялась ассоциация "пейзажный парк - готика". Возникла мода на оформление садовых и хозяйственных построек в духе Средневековья. Это вполне соответствовало господствовавшим в те годы сентиментально-романтическим настроениям.

Дворцово-парковый ансамбль Царицыно, Москва.

Схематический план С. Ожегова:

1 - дворец; 2 - Хлебный корпус; 3 - Оперный дом; 4 - кавалерские корпуса; и - церковь; 6 - плотинэ; 7 - мост; 8 - Оранжерея


Готика становится своеобразным эмоциональным противопоставлением рационализму классицизма, занимавшего в те годы господствующие позиции. Она дает больший выход фантазии зодчего, рождает новые архитектурные образы, будит воображение. Сочетание красного кирпича с белым камнем, свободные приемы расположения построек, декоры были близки русской архитектуре XVI-XVII вв. Дворец, Оперный дом, Виноградные ворота, мосты и другие сооружения в подмосковном Царицыно; церкви, въездные башни, хозяйственные постройки в усадьбах Михалкове, Марьино, Быково, Черкизово-Старки и многих других близки по своему духу традициям допетровского зодчества. Вполне естественно, что русские мастера, хорошо зная и повседневно наблюдая такие постройки, находились под их эстетическим воздействием, вдохновляясь ими.

По изысканиям А.П. Вергунова, история Царицына началась с 1775 г., когда Екатерина II приобрела имение Кантемиров Черная Грязь для постройки своей новой подмосковной летней резиденции вместо устаревшего дворца в соседнем Коломенском. Местность была живописной, с прихотливо изгибающимися контурами низин и оврагов, цепочкой прудов. На участке сохранились следы древних поселений, что придавало пейзажу историческую "глубину". Каскад прудов длиной 8 км среди дебрей и болот на южных подступах к Москве был создан еще при Борисе Годунове в оборонительных целях. Земли у верховьев этого каскада принадлежали в XVI в. царице Ирине Годуновой. Тогда, видимо, был устроен охотничий двор с хоромами, располагавшимися на берегу пруда в створе речки Городенки (как показали недавние археологические работы, вблизи Оперного дома). По предположениям К.И. Минеевой, исследовавшей Царицынский ансамбль, здесь имеются подлинные следы садовых затей Годуновых. К ним можно отнести большую белокаменную лестницу, ведущую с холма к воде, и круглый остров на пруду с потешными беседками-"чердаками" (аналогично тому, как это было устроено в Борисовом городке под Можайском). Позже, уже в XVII в., Черная Грязь продается окольничему Л.С. Стрешневу, затем переходит к князю В.В. Голицыну, при котором закладываются сады и рощи, строятся плотины, дом с гульбищами. В 1713 г. село за "особые заслуги" преподносится в дар Петром I молдавскому господарю Д.К. Кантемиру.

Фрагмент панорамы Царицыно (рис. В.И. Баженова)

Царицыно. Виноградные ворота

Весной 1775 г. усадьбу приобретает у потомков Кантемира Екатерина II, при этом составляется дошедший до нас план, отражающий ее состояние на тот момент. Регулярный сад с цветочными партерами примыкал к южному фасаду деревянного дома, от него через сад и далее через лес вела широкая аллея к мысу на берегу пруда. Кроме главного увеселительного сада, имелось несколько других, видимо яблоневых и вишневых, свободно расположенных среди рощ и полян. К западу от дома на высоком берегу пруда среди лип спрятались "полуциркульные" садовые террасы, устроенные при Голицыне.

Екатерина II столь высоко оценила местность - "сущий рай", что провела здесь все лето и наименовала ее Царицыно.

Решить задачу создания новой подмосковной резиденции императрицы было предложено В.И. Баженову. Уже через год он представил проект ансамбля в модном "мавритано-готическом" вкусе. Все здания располагались на холме, вблизи Большого пруда, в виде свободной, живописно разбросанной группы, без какой-либо центральной оси симметрии и обычного курдонера.

Кажущаяся хаотичность в расположении зданий на самом деле была тщательно продумана. На составленной Баженовым панораме ансамбля видно, что он представлял себе его многоплановым, здания стоят на разных расстояниях от берега, на вершинах холмов и в глубине паркового зеленого массива. Они органично связаны с рельефом и водным пространством, рассчитаны на виды со стороны пруда. Дворец, поставленный на месте кантемиров-ского дома, состоял из двух соединенных друг с другом корпусов, предназначенных для самой владелицы поместья и ее сына Павла с семьей. Перед ними почти по центру находился Большой кавалерский корпус. Остальные здания тяготели к краям холма. Вдоль берега пруда на разных расстояниях от него и на разных: высотных отметках расположились Кавалерский дворец с круглой залой и крестообразный домик, игравший роль въездных ворот, арочный Фигурный мост, Камерюнфарский павильон, Малый дворец Екатерины II, Оперный дом и, наконец, Фигурные ворота, ограничившие Центральную группу сооружений с юга.

Для Баженова панорама - главное средство поиска проектного решения, он разрабатывает ее чрезвычайно подробно и тщательно, стремясь к полному взаимодействию архитектуры с природными данными местности, выявляет все особенности рельефа, возможности размещения высокой растительности, условия зрительного восприятия с плотин, мостов. Через готический декор зданий просматривались традиции московского барокко. Постройки выполнялись в красном кирпиче с отделкой белым камнем, украшались стрельчатыми окнами, двурогими зубцами, ажурными карнизами, причудливыми парапетами, арками, башенками-пинаклями. Здания относительно невелики (исключая Большой кавалерский дворец и Хлебный дом), архитектурный масштаб их сознательно уменьшен, отчего они казались чуть-чуть игрушечными. Панораму завершала Башня с часами, поставленная в глубине участка на самом высоком месте. В целом все это производило впечатление нарядного и загадочного городка, как бы выросшего среди холмов и озер, за дремучими лесами.

Царицыно. Вид на дворец

В последние годы работы над ансамблем Баженов все больше внимания уделяет собственно парку, реконструкции прудов и дорожной сети, оранжереям, садовым павильонам, посадкам деревьев и кустарников. В этой работе ему в 1784-1785 гг. помогают выписанные из-за рубежа садовники Ф. Рид и И. Мурно. Вдоль берегов пруда был создан большой пейзажный парк. Преобладающими древесными породами в нем стали сосна и береза, а главными художественными принципами - световой и пространственный контраст, свободное, живописное расположение малых архитектурных форм, которые дополняют и развивают заложенный в самой природе мотив.

К южному фасаду дворца примыкал большой регулярный партер - часть старой голицынской усадьбы. Впоследствии его заменила обширная поляна, окруженная сосновым бором. Все остальные части парка мыслились как чередование живописных пейзажных картин, объединенных прогулочными дорогами, из которых наибольший интерес представляла так называемая Перспективная дорога (позже Утренняя дорожка). Вдоль склонов, обращенных к прудам, было особенно много солнечного света и простора, один вид на заливы пруда сменялся другим, причем в наиболее эффектных местах располагались беседки и "руины", получившие сентиментальные названия Нерастанкино, Миловида, храм Цереры, Русал-кины ворота и т.д. По сведениям А. Регеля, названия заочно давала сама императрица.

Отличительная особенность ансамбля заключается в том, что даже самые крупные здания решены как парковые сооружения. Они играли роль архитектурного дополнения того или иного природного мотива и рассчитывались на восприятие с определенных точек - царицынской плотины, березовой перспективы, дорожек партера. Главные и Виноградные ворота, Фигурный мост и трехарочный мост через овраг выполняют не только и не столько свою прямую утилитарную функцию, а имеют прежде всего декоративное назначение: от них и через них раскрываются живые картины парка, они служат архитектурной рамкой для висты, направленной в сторону рощи, пруда, павильона-беседки, аллеи-подъезда. Одна из аллей обходит пруд кругом непосредственно у воды. Другая, напротив, показывает пруды сверху, причем видовые точки рассчитаны таким образом, что открывают перспективы в местах расширения водного зеркала или расположения искусственных островков. Каждая прогулочная дорога - Липовая, Глухая, Утренняя, Березовый проспект и т.д. - имеет свой неповторимый характер, вызывает особый психологический настрой, располагает своими "сюрпризами" в виде гротов, шалашей, укрытий-пещер.

Многочисленные тропинки соединяются, расходятся, теряются в лесной чаще или вдруг выводят на ярко освещенную поляну, к журчащему каскаду на ручье, вновь возвращают к оживленной широкой аллее.

Создание парковых пейзажей и большей части сооружений уже близилось к завершению, когда весной 1785 г. усадьбу посещает Екатерина П. После осмотра дворцов она распоряжается уничтожить постройки Баженова, а затем и полностью отстранить его от службы.

Владелице поместья дворец показался тесным, ей не понравились узкие лестницы, тяжелые своды и слабо освещенные залы.

Царицыно. Руина в Царицынском парке

Однако придирчивость Екатерины могла быть вызвана и другими причинами, например боязнью государственного заговора и причастностью Баженова к крамольному кружку просветителя Н.И. Новикова. Вопрос этот остается до конца не выясненным. Что касается парка, то известно, что хозяйка поместья даже не успела осмотреть его с тех видовых точек и подъездов, которые были намечены Баженовым.

Продолжить строительство предписывается М.Ф. Казакову, который, хотя и сносит два самых крупных здания - дворец и Кавалерский корпус, - все же сохраняет основные идеи своего предшественника и товарища.

Новый, более крупный и торжественный, несколько приближенный к идеалам классицизма дворец в основном вписался в баженовский ансамбль. Появилась большая площадь с обелиском перед дворцом. Центральная часть ансамбля стала менее живописной, но приобрела парадный и открытый вид. Но Казакову тоже не удается закончить дворец, задуманный, как и баженовский, в романтических формах. Из-за финансовых затруднений он остается недостроенным.

С целью ослабить некоторые стилистические противоречия между новыми элементами ансамбля и теми, которые были выполнены при Баженове, примыкающая к центральному архитектурному ядру часть парка заполняется высокой растительностью, приобретает черты густого лесного массива. Это хорошо видно на "Геометрическом плане селу Царицыну с окололежащею ситуациею", который отражает уже казаковские преобразования.

Позже этот незавершенный ансамбль дополняется оранжереями и парковыми беседками, выполненными в классических формах, вероятно, И.В. Еготовым, учеником Баженова. В дополнение к существующим прокладываются новые прогулочные дорожки, вновь формируется открытая поляна на месте кантемировских партеров. Однако все эти дополнения были уже не в состоянии изменить основы этого редчайшего по своему художественному своеобразию памятника архитектурно-ландшафтного искусства.

Баженов во время работы над Царицынским ансамблем и после внезапного отстранения от дел, по некоторым предположениям, проектирует усадьбу П.И. Панина Михалкове, расположенную к северо-западу от Москвы. В парадный полукруглый двор усадьбы ведут главные ворота с восьмигранными башнями, увенчанные бойницами, похожими на кремлевские. Кирпичная ограда и боковые ворота, сохранившиеся жилые флигели также обработаны стилизованными под готику стрельчатыми арками, кокошниками и другими белокаменными деталями. За ныне уже исчезнувшим главным корпусом располагался регулярный сад с двумя прудами со строго геометрическими контурами. Рядом в конце XVIII в. был создан и Большой пейзажный парк с каскадом прудов, живописными аллеями по их берегам и беседками, напоминающими памятник Лизикра-ту в Афинах. Хотя многие архитектурные детали ансамбля весьма близки царицынским (например, тем, что украшали снесенный Кавалерский корпус), авторство Баженова окончательно не установлено. Тем не менее Михалково - один из самых интересных примеров включения псевдоготики в парковый пейзаж.

Есть основания полагать, что Баженов в разные годы участвовал в проектировании и многих других усадеб: Троицко-Кайнарджи, Стояново под Москвой, Красного на Рязанщине, Вишенок в Нижегородской губернии, Никольского под Петербургом. Он также определил планировку сада при городской усадьбе в Москве на Моховой улице. Одно из последних его произведений - подмосковная усадьба Быково М.М. Измайлова. Принцип свободного размещения архитектурных сооружений в пейзаже, панорамность ансамбля проявились здесь в полной мере. Главный дом, церковь и поляны на склоне были ориентированы на широкую долину Москвы-реки. Классическая полуротонда на берегу пруда - также образец мастерски решенной задачи взаимодействия природы и архитектуры".

Исследователи архитектуры XVIII в. усматривают прямые или косвенные воздействия Царицына на развитие усадеб в Подмосковье и других регионах России.