регистрация / вход

Первобытная культура, главные факторы становления и развития культуры первобытного общества

Изучение этапов истории культуры – истории народов и их творений, которые легли в основание современного мира, истории зарождения, расцвета и гибели блестящих достижений человеческого бытия. Факторы становления и развития культуры первобытного общества.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

КИЕВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. ДРАГОМАНОВА

РЕФЕРАТ

ПО КУЛЬТУРОЛОГИИ

НА ТЕМУ:Первобытная культура, главные факторы становления и развития культуры первобытного общества. Основные этапы развития первобытной культуры

Выполнила студентка 33 группы

Михайленко Татьяна

Киев 2009


История культуры — это история возникающих и исчезающих ее феноменов, история народов и их творений, легших в основание современного мира, история зарождения, расцвета и гибели блестящих достижений человеческого бытия.

Мы то не замечаем следов, тянущихся из глубины веков, то вдруг начинаем с особой остротой видеть, как много вокруг и внутри нас того, что складывалось в прошлом. Мы много раз отвергали и опровергали прошлое, пытаясь переписать его набело, и столько же раз начинали отыскивать в нем свои корни, чтобы лучше понять себя сегодняшних. Пожалуй, только в XX веке человечество осознало свою главную ошибку: погоня за материальными благами и научными открытиями не всегда означает движение вперед, а забвение “ужасного” прошлого может обернуться стократ более ужасным будущим. Увидеть связь тысячелетий, поколений, народов, найти и понять единство в смене культур значит осознать и осознанно выстроить свое будущее.

Может возникнуть (и возникало) представление о том, что любая культура обречена. Но ни одна культура не умирала и не стиралась совершенно. Она всегда возрождалась в последующих фазах развития, давала новые неожиданные ростки. И пока хотя бы один человек на земле умеет делать из природного материала необходимые предметы, хранит в памяти слово, мелодию или образ и воспроизводит их, культура не погибла. Каким бы ни было ее состояние, она еще может снова цвести и плодоносить.

Возникновение культуры связано с появлением человечества. Множество различных теорий стремится объяснить причины его появления. Одни предполагают божественное сотворение человека (религиозные теории): шумерские боги, а также Прометей лепили людей из глины, Бог-отец Ветхого завета создал Адама “из праха земного” [34, Быт. 2:7]. Ни одна из них не нашла по сей день никакого фактического подтверждения. Созданный “по образу Своему, по образу Божию” [там же, 1:27], человек отнюдь не имел тех знаний, которыми ему, как творению божьему, приличествовало бы обладать. Он был лишен даже малых возможностей божественного существования: прежде всего ему нужно было есть, пить (как животному), ему грозило множество болезней, у него не было даже примитивных умений и навыков. Об этом свидетельствуют археология, этнография, антропология [см. труды Д. Эттенборо, Я.Линдблада, Э. Б.Тайлора, К. Леви-Строса и др.].

Другая, весьма распространенная, теория — теория эволюции, начало которой положил Ч. Дарвин. Для него человек был высшим природным творением, выжившим лишь благодаря тому, что оказался наиболее приспособленным к существованию даже в самых неблагоприятных внешних условиях. Существуют и современные варианты эволюционистской теории. Так, немецкий философ и антрополог Макс Шелер (1874—1928) считал, что человек вовсе не был совершенством в животном мире, напротив, он был физически слабее многих своих животных собратьев, его органы чувств были хуже развиты, чем у них, но он обладал даром подражания и жил “по мерке любого вида” животных, используя различные способы укрытия, питания и приспособления [349; 92].

Л. Н. Гумилёв создал теорию происхождения человечества, которую можно назвать “космической”. Он считает, что человечество существует как особое явление природы, часть биосферы[1] . Биосфера, с его точки зрения, “не только биомасса всех живых существ, включая вирусы и микроорганизмы, но и продукты их жизнедеятельности — почвы, осадочные породы, свободный кислород воздуха... Все это — энергия, нас питающая” [86, с. 54]. Другие виды энергии — это солнечная, энергия распада радиоактивных элементов, пучки космической энергии. От совокупного действия разных видов энергии зависят периодические всплески пассионарности (лат. passio “страсть”), пассионарные толчки. Именно такого рода толчки лежат в основе не только возникновения, развития и угасания, исчезновения различных народов и их культур, но и в основе возникновения человеческого общества. Гумилёв представляет историю культуры как историю пульсации пассионарных толчков, вызывающих то расцвет, то гибель той или иной культуры.

Эти предварительные сведения нам необходимы, чтобы войти в реку времени и в путешествии по ней понять труды и дни людей в мире от древности до сегодняшнего дня, увидеть в них то, что должно составлять главную ценность отдельной человеческой жизни и жизни всего человечества.

Главные факторы становления и развития культуры первобытного общества

Благодаря работам историографов, археологов и этнографов, описывающих жизнь примитивных народов, письменным источникам, в том или ином виде сохранившимся в развалинах погибших городов, накоплен богатый материал, дающий возможность с достаточным основанием рассуждать о первобытной культуре.

Можно выделить минимум четыре фактора, связанных с возникновением культуры.

1. Появление орудий труда. Древнейший период в истории человечества, когда орудия труда и оружие изготовлялись из камня, дерева и кости, называется каменным веком (свыше 2 млн — 6 тыс. лет назад). Он делится на древний (палеолит), средний (мезолит) и новый (неолит). В некоторых регионах каменный век закончился гораздо ближе к нашим дням.

Палеолит (греч palaios “древний” + lithos “камень”) делится на эолит (“заря камня”), нижний, средний и верхний палеолит. Эолит — эпоха первых орудий человека, которые могли быть и деревянными и каменными, из которых до нас дошли только последние. Часть из них были естественными орудиями, т. е. камнями, по своей природе имеющими форму, пригодную для примитивного труда, часть — искусственными, т. е. осколками кремня и других ломких каменных пород, созданных путем дробления их ударами камней более твердых пород. Нижний палеолит характеризуется появлением орудий устойчивой, правильной формы, годных для разбивания плодов и костей, убивания животных, разрезывания и т. п. Средний палеолит — период возникновения более мелких, но зато более пригодных для употребления режущих и колющих орудий.

К этой эпохе относится возникновение кровнородственной семьи и восходят следы изобразительного искусства. Присвоение растительной и мелкой животной пищи в форме простого собирательства осуществляется без разделения труда. Верхний палеолит— эпоха обработки камня путем надавливания, что позволило придавать орудиям новые формы и изготавливать каменные ножи, наконечники дротиков и копий, сверла, резцы и т. д. Работая ими, люди ускорили производство, у них стали появляться и увеличиваться случайные излишки добытого. Охота разветвилась на звероловство и рыбную ловлю и стала “специальностью" взрослых мужчин. К этому времени относится, вероятно, и изобретение добывания огня трением. Развилось и усложнилось разделение труда, появились групповые семьи.

Мезолит (греч. mesos "средний, промежуточный"), или, как его иногда называют, протонеолит (греч. protos "первый"),— эпоха совершенствования камнеобделывания. Появляются лук и стрелы, микролитические изделия (т. е. снабженные тонкими каменными пластинами) с геометрически правильными формами, с острыми выровненными лезвиями, служившие наконечниками стрел и вкладными лезвиями в роговых или костяных орудиях, изготавливаются ручные мельницы, сети, плоты, лодки. С приручением собаки звероловство становится более продуктивным. Все это обусловило появление постоянных запасов. В первобытном племени складываются матриархально-родовые отношения.

Неолит — дальнейшее усложнение и совершенствование камнеобделывания (полированные и сверленые каменные орудия), переход от собирательства и охоты к земледелию и скотоводству.

Изготовление и применение орудий труда делает человека человеком, изменяя в его жизни все: от анатомии до образа жизни.

Животное обеспечивает свое выживание в пределах видовых возможностей, воспринимая внешние стороны вещей. Пользуясь органами чувств и генетическими программами, оно изменяет мир лишь количественно. По мнению многих исследователей, человек может действовать “по мерке любого вида”, первоначально подражая различным живым существам. Но постепенно, с расширением образной сферы сознания, он начинает создавать образы желаемого, в том числе и образы предметов для добычи пищи, ему становится недостаточно внешней информации о предметах, у него возникает потребность в сведениях об их внутренних, существенных связях. В психике человека появляется способность, в корне отличающая его от животных: способность воображения и фантазии. Для дальнейшей же успешной деятельности нужно различать общее и единичное, понимать различные явления действительности, выделять причины и следствия всевозможных состояний мира и самого себя. Современные специалисты по зоопсихологии вообще считают, что человек как существо, обеспечивающее свое выживание собирательством, наиболее развит и приспособлен к дальнейшему развитию. “...Животные собиратели умны,— пишет Г. В. Правоторов,— они учатся всю жизнь. У них отличная память. У них выдающиеся способности к классификации, от которой зависит их жизнь... Но ведь это же — мы! Мы собиратели. Вернее, наши предки были собирателями, ибо человек начал свой путь на земле, имея единственную экологическую нишу — собирателя” [250, с. 19]. Изобретение инструментов позволило человеку стать хозяином окружающей его среды. Поисковая деятельность, связанная с жизнеобеспечением, способствовала развитию абстрактного мышления, возникновению речи, появлению новых способов организации труда и общества, а также различных форм познания — мифологии, религии, искусства. Устанавливаются традиции и обычаи, правила поведения, ритуалы и прочие явления уже культурной деятельности человека.

2. Установление табу (запретов). Первые священные запреты связаны с появлением орудий труда, которые одновременно могли быть орудиями убийства. Мы уже говорили (см. ч. I, гл. IV) о запрете на убийство соплеменника, и это понятно: устойчивая численность рода была одним из условий его выживания. Самое важное последствие введения этого табу — возникновение нового отношения к жизни: она становится ценностью, и с точки зрения этой ценности рассматривается весь окружающий мир, преобразуются формы общения людей. На этом этапе человеческая общность начинает отличаться от животного стада, хотя ценность приобретает только жизнь соплеменника и по вполне понятным мотивам: все незнакомое, за которым стояла непознанная и потому уже опасная неизвестность, страшило людей. Современный итальянский ученый, занимающийся семиотикой, Умберто Эко (р. 1932) говорит, что современный шовинизм или расизм во многом выступает как знак, обозначающий пережиток первобытного состояния: враждебно то, что не принадлежит к нашему роду, нашему образу жизни, все, что “не наша кровь” [338, с. 29—47].

Другое, еще более значимое для дальнейшей жизни и деятельности людей табу было связано с регуляцией отношений между полами. В первобытном обществе количество людей в роду во многом зависело от условий существования. При благоприятных условиях наличие беременных женщин и младенцев не обременяло общину. Но в периоды ухудшения условий жизни (природные катаклизмы, необходимость миграции и др.) их большое количество только затрудняло жизнь всего сообщества. Считается, что при ухудшении условий жизни появляется необходимость ограничить свои потребности и, естественно, в первую очередь — пищевые и половые инстинкты, считает Ю. И. Семенов [271, с. 108]. Регулирование брачных отношений осуществлялось путем ограничения числа брачных пар, прежде всего запрещения брачных отношений между прямыми родственниками. Эдуард Тайлор (1832—1917) усматривал связь этого табу с тотемизмом [287]. Он считал, что тотемизм наложил табу не только на убийство тотема, но и на брачные отношения с ним. Есть точка зрения, согласно которой инициаторами упорядочивания межполовых отношений стали женщины. Так или иначе, но изменение межличностных отношений привело к появлению новых ценностей, легших в основание единобрачия, моногамии (греч. monos “один, единственный” + gamos “брак”). В условиях родовой общины люди впервые пытаются осознать свою родословную. Это чисто человеческое стремление. Правда, попытки выяснения своего происхождения основывались чаще всего на тотемизме (на яз. оджибве, племени американских индейцев,— ототем “его род”, а у одного из племен австралийских аборигенов — “это наше мясо”) — одной из форм первобытных верований, представлением о некой таинственной связи человеческих групп (родов) с теми или иными видами животных или растений как со своими родоначальниками. Табу распространялось и на тотема — своего “родственника” (отца или старшего брата), которого не убивали, не ели его мяса, кроме особых случаев: крайнего голода или торжественного обряда “размножения” тотема. Табу стало основой появления различных обрядов, связанных с соблюдением запретов и с периодами снятия их — праздниками. Как было замечено, возникновение табу — одно из условий появления морали. 3. Возникновение захоронений. Многие исследователи полагают, что возникновение культуры связано также и с захоронениями, а погребальные обряды впоследствии органично вошли во многие современные религии. От древнейшей эпохи (эолит и нижний палеолит) следов захоронений не сохранилось. Погребения появляются с возникновением представлений о загробной жизни.

В работах археологов отмечается, что первые захоронения были ориентированы по сторонам света, в направлении восток — запад. Значит, люди связывали свои наблюдения над природой со своим существованием, рождением и смертью. Большинство обнаруженных захоронений находилось в помещении жилой пещеры, хотя и располагалось ближе к ее краям. Умершие не исключались полностью из человеческого сообщества, их связь с живыми продолжала ощущаться как реальная. Об этом же говорят и предметы, которыми окружали захоронение: считалось, что и после смерти человеку нужно все то, что необходимо живым. У некоторых народов сложилось представление о том, что умерший предок осуществляет связь живущих с таинственными силами мира. Все эти факты объясняют появление разного рода культов, прежде всего культа предков.

4. Игра. Ф. Шиллер полагал, что игра была причиной возникновения искусства. Об игре как важнейшем факторе человеческой культуры и высшем проявлении человеческой сущности говорил нидерландский историк и философ Иохан Хёйзинга (1872-1945) в книге “Homoludens”. Игра, действительно, очень важна в понимании культуры. Именно в игре человек моделирует свои действия, независимо от того, является игра частью магического действия или нет. Всевозможные ритуальные игрища, связанные с какой-либо формой деятельности (охотой, земледелием, скотоводством), воспроизводят весь процесс, который должен оканчиваться желаемым результатом. До сих пор у народов, находящихся в состоянии, близком к первобытному, считается, что точное воспроизведение всех элементов трудового процесса ведет к успеху еще до начала деятельности. У некоторых из них малейшая ошибка в игровом процессе сурово наказывается, иногда лишением жизни виновника. Игровое начало служило выработке определенных форм поведения, ритуалов, связанных с миросозерцанием человека на ранних стадиях его развития, обычаев и традиций, поддерживаемых в обществе до нашего времени, и лежит в основе некоторых видов искусств, в особенности театра и танца.


Основные этапы развития первобытной культуры

Первобытная культура постепенно разворачивалась во времени и в пространстве, которые осваивало человечество, проходя определенные этапы отношений с природой, но постоянно решая главную задачу того времени — выжить и продолжить свой род.

Такая задача несет в себе биологическое начало и существует в любом животном сообществе с одной только разницей - в качественно новых способах ее решения человеком. Самое раннее отношение человека с природой — некое равновесие, партнерство, или, по выражению Л. Н. Гумилёва, гомеостазис (греч. homoios “подобный, одинаковый” + stasis “неподвижность, состояние”). Человеческое сообщество, представляющее собой небольшую группу людей (20—50 человек), связанных кровным родством, осваивает определенный участок земли для жизни, занимаясь собирательством — присвоением природных даров (кореньев, дикорастущих плодов, моллюсков и т. д.). Этот участок земли для людей — экологическая ниша, где они чувствуют себя в относительной безопасности, имея максимум того, что могут получить. Когда ресурсы оказываются исчерпанными, сообщество ищет другую территорию, которая станет для него следующей экологической нишей.

Первобытная культура была консервативной: любое новшество нарушало привычный ход вещей и потому казалось опасным, чреватым всякого рода неприятностями или даже смертельными бедствиями. Кроме того, при небольшой продолжительности жизни (средний возраст равнялся 20—22 годам) прирост информации не мог быть значительным, а сменяемость поколений была частой, поэтому выживание зависело от точного воспроизведения накопленного опыта. В этой связи первобытная культура ориентировалась на прошлое, старательно формировала стереотипное поведение, охраняла во всех видах деятельности апробированный опыт и ценности, накопленные прежде. И все-таки изменения в обществе, хоть и медленно, но происходили. Они касались всего способа жизнедеятельности людей, поэтому мы можем выделить в первобытной культуре два основных этапа: раннепервобытная община и позднепервобытная община [3].

Существование матриархата [лат. mater (matris) “мать” + греч. arche “власть”], понимаемого буквально как господство женщины в семье и обществе, условно. Можно предположить, что где-либо были и такие формы отношений, но в основном мы встречаемся с матрилинейностъю — счетом родства по линии матери, поскольку первобытное сознание долго не понимало роли мужчины в брачных отношениях, считая, что женщины рожают “сами из себя”, о чем говорит множество мифов. Поэтому в раннепервобытной общине основной ценностью считалась женщина как носительница и охранительница жизни. Преклонялись перед ее способностью к деторождению и выкармливанию детей, о чем говорят самые древние статуэтки, так называемые “палеолитические Венеры”, где нет и проблеска духовности, присутствуют лишь биологические признаки пола.

Раннепервобытная община не была производящей: она лишь добывала готовые продукты природы, все остальное изготовлялось по мере необходимости. Это еще не было производством вещей, поэтому исследователи охарактеризовали ее как присваивающее хозяйство.

В этот период человеской культуры общество существовало как родовая семья. Все ее члены — родственники по крови, каждый из которых не отделял себя от остальных: и мужчины, и женщины равно участвовали в общественно-полезном труде, поэтому внутри общины не могло быть господства и подчинения [3, с. 190], отсутствовало принуждение моральное или физическое, как и попытки уклониться от работы.

Данные этнографов сообщают, что люди первобытной общины знали повадки животных, могли ориентироваться по звездам и солнцу, разбирались в полезных растениях, строили предположения о погодных явлениях, имели достаточные сведения о свойствах материалов, из которых изготовляли необходимые предметы.

В условиях раннепервобытной общины медленно — на протяжении тысячелетий — накапливаются сведения о мире и постепенно изменяются отношения внутри общины. Как мы отметили, на ранних ступенях развития брак был групповым — полигамным (греч. poli “много” + gamos “брак”), и только потом появилась моногамная семья в современном смысле: с общим ведением хозяйства, общим местом проживания и общим участием родителей в воспитании детей. Групповой брак предполагал, что по взаимному соглашению брачные пары в принятый в данной родовой общине период года соединяются. Но после брачного периода они не имеют друг перед другом никаких обязательств. В следующий брачный период они могут сохранять своих партнеров или менять их — это значения не имело. Дети принадлежали роду, который их кормил и воспитывал.

Чтобы регулировать брачные отношения, супруги не селились вместе, а оставались жить в своих группах, встречаясь друг с другом эпизодически (вспомним что древним нужно было регулировать рождаемость для облегчения передвижений всего сообщества). До сих пор у тех народов, которые живут на стадии, напоминающей описываемый период, сохранились обычаи обособления мужчин и женщин.

Существуют древние сказания о племени женщин-воительниц — амазонках [греч. атагоп < а + mazes "грудь" (для удобства стрельбы из лука девочкам выжигали правую грудь)]. Согласно легендам, в определенное время амазонки вступают в брак с чужеземцами (или соседними племенами) ради продолжения рода, отдавая на воспитание (или убивая) мальчиков и оставляя себе девочек.

Браки были недолговечными из-за слабых экономических связей супругов, многомужие существовало так же, как и многоженство. Правда, и при таких отношениях супруги все же обменивались результатами деятельности: мужья пользовались продуктами собирательства, а жены — охотничьей добычей мужей; не только мать, но и отец проявляли заботу о детях, но эти отношения на раннепервобытной стадии развития существовали лишь в зародыше. Каждый из супругов, как и их дети, принадлежали своей группе. Подрастая, мальчики проходили обряд инициации (лат. initium “начало”), перехода во взрослое состояние и пополняли мужскую группу. Родство осознавалось лишь горизонтально, то есть между живущими родителями, братьями и сестрами. Общего предка видели только в тотемном животном. “Люди рождались в коллективе, имевшем общий тотем, и поэтому были сродни друг другу” [3, с. 199]. (Вспомним главную фразу-заклинание в сказке о Маугли Р. Киплинга: “Мы с тобой одной крови!”). Изобретения этого времени не покажутся современному человеку значительными, но они определяли новый уровень отношений с природой. “Освоив составные орудия, человек изобрел рычаг, придумал копьеметалку и лук, в 2—3 раза увеличил дальность полета разящего оружия”. Более всего в этом преуспели “лесные ведды: натягивая лук ногами, они бросали стрелу на треть километра, а на расстоянии 35 м навылет пробивали оленя” [3, с. 206]. В раннепервобытной общине появились зачатки счета предметов, отсчета времени (по природному а; гндарю), представления о пространстве тоже были связаны с окружающей средой: например, “близко” — в пределах видимости и безопасности.

Появляется рисуночное письмо — пиктография (лат. pictus “нарисованный” + греч. grapho “пишу”), соединившая в себе попытки зафиксировать и передать информацию с зачатками искусства. Археология убеждает нас, что, прежде всего, появилось изобразительное искусство. Это можно связать и с магическим мышлением, когда правильное изображение животного (а найдены изображения только животных) придавало древнему человеку уверенность в том, что он овладеет этим животным и в реальной жизни. Высказывается также мысль о том, что эти изображения могли служить своеобразным “наглядным пособием” для охотника в его повседневной практике. Обе эти мысли находят подтверждение в находках, которые сохранили изображения животных со следами действий, совершенных орудиями охоты.

Среди памятников первобытного искусства того времени — живопись, рельефы, скульптура, орнаментальные рисунки в виде кругов, зигзагов, прямоугольников, выполненные в цвете при помощи естественных природных красителей. Сохранились рисунки, изображающие танцы, музыкальные инструменты, выполненные из рога и трубчатых костей, ударные инструменты (в их наиболее примитивной форме), простейшие струнные с жилами животных, натянутыми на деревянных основаниях.

До наших дней сохранились танцы, в которых имитируются трудовые действия людей, у многих народов еще существуют ритуальные танцы, отголоски древних песен. Каждый из нас в детстве распевал: “Дождик, дождик, пуще, дам тебе гущи!” Исследователи истоков песенного творчества считают, что это — песня-заклинание, сохранившаяся от предков.

Главное отличие позднеродовой общины от ранней — в том, что она начинает производить необходимые продукты. Возникновение и развитие скотоводства и земледелия привело к появлению культурных растений, к селекционному отбору животных, к обработке всего, что сопутствовало основным видам деятельности: выделке шкур, поделкам из рога, кости и др.

Производящее хозяйство требовало другого образа жизни. Если в период потребления люди должны были часто менять место обитания, то теперь они тяготеют к оседлости (кроме кочевых племен, связавших свое существование с разведением скота).

Интенсивнее развиваются каменные орудия труда, необходимые теперь для прочного хозяйственно-бытового обустройства на месте постоянного проживания. Изготавливаются мотыги, серпы, ступки для растирания растений, лодки, различные ловушки, капканы, часто сложной конструкции. Настоящим новшеством стало появление керамики. Изготовлением керамических изделий занимались преимущественно женщины. Отметим, что уже тогда посуда подвергалась обжигу, что позволило улучшить технологию приготовления пищи.

Все это постепенно приводит к разделению труда, когда определяющим является не половой или возрастной, а профессиональный принцип. То или иное занятие может закрепляться в группе и позднее даже наследоваться. Но главное заключается в том, что становится возможным обмен продуктами с другими группами людей. Эти изменения повлияли и на численность сообщества, которая в отдельных случаях доходила до тысячи человек.

В условиях нового способа ведения хозяйства усилилась роль мужчин, хотя женщины продолжают выполнять значимую часть работы. Они занимаются земледелием, мужчины — скотоводством, производством орудий труда, охотой. Домашнее хозяйство тогда и стало сферой женского труда. Мужчинам доставалась более опасная и трудная работа, женщинам — более кропотливая. Нельзя сказать, что женщины утратили свое значение. Их роль была велика. Об этом говорил миссионеру один из ирокезов: “Без женщин мы вели бы жалкое существование, так как в нашей стране именно женщины сеют, сажают, взращивают зерно и овощи, готовят пищу для мужчин и детей” [3, с. 293].

Как только изменилась роль женщины в обществе, изменилось и отношение к браку. За жену стали платить выкуп, как за рабочую силу. Сначала выкуп был в форме отработки, а затем — в виде тех или иных материальных ценностей.

Появились новые обряды и церемонии, новые формы отношений между людьми, желание упорядочить их. С одной стороны, возникают договоры между родами, которые впоследствии вполне могли стать основанием для законодательства, сохранившегося у европейских варваров до средних веков в виде разных “правд”, при помощи которых вершился суд и устанавливалась понятная соплеменникам справедливость. С другой стороны, образуются новые ценности, связанные уже не только с удачной деятельностью, но и с имущественным положением и авторитетом человека в обществе, который приобретался благодаря его силе, уму, способности влиять на людей или каким-либо сверхъестественным качествам. Для поддержания своей значимости соперничают друг с другом, устраивают пиры, совершают обмен дарами “с переплатой”, чтобы поставить того, кому делался этот дар, в зависимое положение и обеспечить себе сторонника [3, с. 243].

Изменения коснулись и управления жизнью первобытной общины. Жизненно важные вопросы обсуждали все сородичи, принимая общие решения, поэтому в родовой общине, где интересы людей совпадали, отсутствовало принуждение. Так же точно общине не нужны были и “руководители”. Старейшина мог бы как-либо влиять на принимаемые решения, если бы в сознании людей воедино увязывались возраст человека, накопленный им жизненный опыт и важность этого опыта для всей общины. Позднее так и произошло: осознав необходимость и ценность для общины родовой памяти, стали оберегать ее носителей, ибо их потеря была бы равносильна утрате памяти народа.

Разделение труда выделило из общей массы людей тех, кто осуществлял магические действия и ритуалы, однако в прямом смысле этого слова руководителем общины такой человек не являлся: он мог лишь ссылаться на разные знамения, истолковывая их таким образом, чтобы можно было принять или отвергнуть какое-либо решение.

Военные вожди появляются довольно поздно и не во всех племенах. Кроме того, их влияние ограничивалось рамками деятельности, связанной с защитой племени или нападением на другие племена. Власть же в полном смысле этого слова стала принадлежать всем этим категориям только тогда, когда цели и интересы людей, составлявших прежде общину, разделились, а связи между ними ослабли. Но это происходит вместе с разложением первобытного общества.

Развитие существующих и появление новых отношений сказалось на духовной жизни общества. Постепенно накапливались и в некоторой степени систематизировались сведения о мире, развивались искусство, мифология, религия. В позднеродовой общине начали появляться зачатки математики, для счета использовались камешки, шнуры с узелками и др. Эти же и другие предметы выступали и как носители информации, напоминающие пиктографию.

Искусство с развитием абстрактного мышления становится более условным в изображении мира. Эти условности оказываются многомерными; они по-прежнему несут в себе магическое начало. Воспроизведение в искусстве различных явлений мира связывалось с овладением ими. Точно исполненный ритуальный танец охотников означал, что и сама охота будет успешной, близкое к натуре изображение животного означало, что человек получил над ним власть. Но если раньше только ожидали желаемого результата, то теперь пытаются повлиять на мир при помощи специального действия: осмеять божество, чтобы оно могло себя оправдать добрым делом, помочь природе, действуя вместе с ней или аналогично ей. Возникают специальные ритуалы, призванные помочь плодородию земли или увеличению количества скота, которые проявлялись в танцах или театрализованных действах.

Изменяются и религиозные взгляды. В позднеродовой период развития культуры они усложняются по мере усложнения человеческого знания природы и самих себя. Складывается вера в защитную силу духов предков, а позже и в магическую силу некоторых соплеменников, которым отводится лидирующее положение в обществе, что становится предпосылкой возникновения власти авторитарной, не связанной ни с родственными отношениями, ни с какой-либо выборностью. Но это — уже другой уровень развития общества, другие отношения, другая культура.


Использованная литература

1. Мир культуры (Основы культурологии). Учебное пособие. 2-е Б95 издание, исправленное и дополненное.— М.: Издательство Фёдора Конюхова; Новосибирск: ООО “Издательство ЮКЭА”, 2002. — 712 с.


[1] Биосфера (греч. bios “жизнь”) — область активной жизни, охватывающая нижнюю часть атмосферы тропосферу (греч. tropos “поворот, изменение”), гидросферу (воды рек, озер, морей, океанов) и верхнюю часть литосферы (греч. lithos “камень”) — верхней твердой оболочки Земли. Термин биосфера ввел в 1875 г. австрийский геолог Эдуард Зюсс (1831 — 1914). Учение о биосфере как об активной оболочке Земли, в которой совокупная деятельность живых организмов (включая человека) проявляется как геохимический фактор планетарного масштаба и значения, создал В. И. Вернадский.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий