регистрация / вход

Переславский Никитский монастырь

История возникновения Переславского Никитского монастыря. Авторитет монастыря и канонизированного великомученика Никиты Столпника у русских государей. Архитектурный ансамбль Никитского собора. Возвращение монастыря церкви в 1994 году и его реставрация.

Переславский Никитский монастырь дважды в своей судьбе оказывался в центре событий русской истории. Ныне обитель, пережившая страшные богоборческие времена и на рубеже тысячелетий чудесным образом обретшая мощи прославившего ее святого, быстро возрождается.

История возникновения Переславского Никитского монастыря скрыта от нас плотной завесой времени. Есть сведения, что Юрий Долгорукий, приехав в 1152 году на Клещино озеро (так в древности называлось Плещеево озеро) выбирать место для будущего города Переяславля, значительно позже, в XV веке, получившего имя Переславль-Залесский, уже обнаружил на его берегу монастырь. Определившись с местом для крепости, князь в кратчайшие сроки возвел валы и заложил Спасо-Преображенский собор, после чего отправился в Киев, куда его звали дела. Все же заботы по дальнейшему устроению нового города он перепоручил своему сыну, князю Андрею Боголюбскому. Древнейший храм Переславля строился долго - сбором податей на его строительство как раз и был занят, в числе прочих, мытарь Никита, впоследствии прославившийся как преподобный Никита Столпник. Подвиг его связан именно с Никитской обителью, совершенно точно указывает житие и год смерти святого - 1186-й. Это же житие называет Никитский монастырь лаврой и подчеркивает, что он имел ограду с въездными воротами и управлялся игуменом. То есть это был вполне "состоявшийся" монастырь. Но ничего конкретного о его тогдашнем "возрасте" житие не сообщает.

Тем не менее, существует точка зрения, относящая рождение монастыря к самому началу XI века, а если говорить совсем точно - к 1010 году. Согласно этой версии, основателем Никитской обители является святой благоверный князь Борис, сын Владимира Красно Солнышко, в конце X века крестившего Русь. В 1010 году князь Владимир отправил своих сыновей Бориса и Глеба на север, назначив в удел первому Ростов, а второму - Муром. Вокруг Клещина озера тогда обитали язычники одного из финно-угорских племен: "На Ростовском озере меря и на Клещине меря же", - замечает живший во второй половине XI века знаменитый Нестор Летописец. Князь Борис, принявшийся истово проповедовать христианство в этих диких местах, будто бы и устроил здесь Никитский монастырь, посвятив его одному из самых почитаемых в тогдашней Руси святых - великомученику Никите. Косвенно в пользу этой версии говорит тот факт, что князь Борис был большим почитателем этого святого. "Вспомнил он о мучении и страданиях святого мученика Никиты..." - описывает последние часы земной жизни благоверного князя "Сказание о Борисе и Глебе", в своем окончательный виде сложившееся в начале XII века.

Как бы то ни было, известен стал Никитский монастырь после подвига, совершенного преподобным Никитой Столпником в конце XII века. Впрочем, о судьбе обители до XV века мы практически ничего не знаем. Известны факты лишь самые общие. Монастырь делил судьбу города, рядом с которым он находился. И все беды и радости, достававшиеся на долю Переяславля, не обходили стороной и обитель. В годы татаро-монгольского ига Никитский монастырь, по некоторым сведениям, шесть раз подвергался разграблению, но всякий раз восстанавливался. Чудеса, происходившие при гробе преподобного Никиты Столпника, привлекали в стены обители все больше людей, хотя на внешнем виде монастыря такая популярность не слишком отражалась - до XVI века в нем почти не было каменных зданий.

Житие преподобного Никиты Столпника рассказывает об одном удивительном событии, связанном с попыткой открытия мощей святого. Относится оно к 1420-м годам, когда в Никитской обители некоторое время пребывал святитель Фотий, митрополит Московский. Наслышанный о святой жизни преподобного и исцелениях, совершавшихся у его гроба, святитель Фотий решил открыть мощи подвижника. Поначалу все шло хорошо, могилу раскопали при большом стечении народа, присутствующие выражали радость и запасались частицами бересты, в которую было обвито нетленное тело преподобного, но вдруг разразилась буря. Порывом ветра всех, кто копал могилу, выбросило из нее наружу, а вырытая земля вновь ее засыпала. С тех пор и до совсем недавнего времени мощи святого оставались в земле.

Официальное прославление преподобного Никиты Столпника состоялось в XVI веке. Этот век стал веком расцвета монастыря. В 1520-х годах Никитский монастырь привлек к себе внимание великого князя Василия III, который повелел возвести в обители новую каменную церковь во имя великомученика Никиты. Это было только начало. Сын Василия III, царь Иван Грозный, пошел еще дальше. В 1561 году он приехал в Переславль, чтобы возблагодарить незадолго до этого канонизированного преподобного Никиту Столпника пред его гробом за исцеление своего сына, малолетнего царевича Ивана. Два дня провел царь в Переславле, дважды побывал в Никитском монастыре, где горячо молился, побывал у колодцев, ископанных преподобным, одарил обитель богатыми дарами, а перед отъездом призвал к себе игумена монастыря и, предложив (а царское предложение всегда равнялось приказу) ввести в обители общежительный устав, приказал разобрать устроенную своим отцом каменную церковь, а на ее месте построить новый соборный храм, во имя великомученика Никиты, с двумя приделами.

В 1564 году собор освятили - в присутствии царя Ивана Грозного, митрополита Московского Афанасия и многих архиереев. Государь прислал для иконостаса нового храма несколько богато украшенных икон; отделку собора выполнили московские мастера, также подобранные Иваном Грозным. В эти же годы стараниями царя в Никитском монастыре появились еще один каменный храм (Благовещенский), шатровая колокольня, крепкие стены с шестью мощными башнями и надвратная церковь. Высказывается мнение, что, приступив к столь масштабной и "срочной" реконструкции Никитской обители, Иван Грозный, уже обдумывавший введение опричнины, готовил себе "запасную площадку" - на случай утери предполагаемой опричной "столицы", Александровской слободы. Любопытно, что из Переславля Иван Грозный в 1564 году отбыл со старшим сыном именно в Александровскую слободу. Не забудем и то, что в тогдашние реформаторские планы царя входило перенесение русской столицы из Москвы в Вологду, дорога на которую шла как раз через Переславль-Залесский. Учитывая все это, нельзя не признать, что Иван Грозный, приступивший к переустройству Руси, отводил в своих планах Никитской обители какую-то очень важную роль.

Сейчас можно спорить о том, что конкретно замыслил царь, но одно несомненно - укрепление монастыря оказалось очень своевременным. В эпоху русской Смуты мощные монастырские стены хоть и не спасли обитель от разорения, но позволили около полумесяца сдерживать натиск литовских отрядов, возглавляемых паном Сапегой. Случилось это в 1611 году. Сопротивление защитников тогда все же было сломлено; ворвавшись в монастырь, литовцы перебили почти всех монахов, разорили обитель, после чего игумен Мисаил "скитался меж двор". Как бы "на память" о своей воинской доблести литовцы оставили в монастыре несколько пушек.

Последствия разорения были быстро преодолены - главным героем этого восстановления вновь стал русский царь, на этот раз новоизбранный Михаил Романов, приходивший в 1617 году молиться к преподобному Никите Столпнику и делавший богатые вклады в монастырь. Царь Алексей Михайлович в этом смысле шел по стопам своего отца, не отставали от царей и патриархи, архиереи и бояре.

Еще один "царский сюжет" относится к концу XVII века. В 1688 году юный Петр I, прибывший в Переславль строить свою "потешную" флотилию на Плещеевом озере, жил некоторое время в Никитском монастыре. Так обитель оказалась причастна к зарождению имперского величия России, начинавшегося с московских "потешных" полков Петра и его переславского флота. Благоволивший к Никитскому монастырю император позже, в 1716 году, подписал указ, гласивший: "Возобновися сия древняя лавра Благовещения Пресвятыя Богородицы и великомученика Никиты и посвящен тоя лавры игумен Иосиф в архимандриты с шапкою и палицею, и дадеся ему грамота на пергаменте, златом расписанная, с кустодиею золотою, и по нем вперед будущим архимандритом вечно".

Но благоденствию обители подходил конец. Об умалении ее значения свидетельствует Вкладная книга монастыря, из которой постепенно исчезают громкие фамилии; сами же вклады становятся все более скромными. После церковной реформы, предпринятой в 1764 году Екатериной Великой, монастырь превратился в третьеклассную обитель с соответствующими "штатами".

В советскую эпоху Никитский монастырь испытал все то, что выпало испытать и другим православным обителям. В 1923 году он был ликвидирован большевиками. Его богатейшую библиотеку и архив уничтожили, монастырское имущество подверглось разграблению (так, например, замечательный иконостас Никитского собора пошел на топливо). В следующие десятилетия в его стенах перебывали самые разные "хозяева": тут размещались колхозные склады, тюрьма, воинская часть, автошкола и пр. В 1960-е годы, когда разрабатывалась идея туристического маршрута по так называемому "Золотому кольцу России", в монастырь пришли реставраторы, что, впрочем, не уберегло обитель от новых бед. В 1977 году горел Благовещенский храм, а в 1984 году произошла настоящая катастрофа - обрушился центральный купол Никитского собора. Горе-мастера после этого разбежались, и монастырь долгое время пребывал в самом плачевном состоянии.

Ситуация изменилась лишь в новейшие времена. В 1993 году Никитская обитель была возвращена Церкви, и в ней возобновилась монашеская жизнь. Постепенно все монастырские постройки приводились в порядок, была восстановлена в первоначальном виде и утраченная верхняя часть Никитского собора.

Важнейшее событие в жизни монастыря датируется 2000 годом, когда по благословению Святейшего Патриарха Алексия II были обретены мощи преподобного Никиты Столпника. То, в чем было отказано православным в начале XV века, произошло в наши дни. Ныне мощи небесного заступника Никитского монастыря доступны для поклонения верующих.

Все древнейшие каменные постройки Никитского монастыря появились благодаря Ивану Грозному. Переславль он мыслил как "запасную Александровскую слободу" и хотел иметь здесь отстроенный и укрепленный монастырь.

Никитский собор

Соборный каменный храм во имя вмч. Никиты существовал в Никитском монастыре давно - настолько давно, что к 1528 году он уже пришел в совершенную ветхость и был, согласно повелению великого князя Московского Василия Иоанновича, разобран. Василий Иоаннович дал денег на строительство новой каменной церкви, но она, будучи весьма скромных размеров, простояла очень недолго. В 1561 году Иван Грозный "восхоте старую церковь, построение отца его Василия Иоанновича разобрати и новую над гробом Преподобнаго Никиты во имя Великомученика Никиты воздвигнути". Благодаря материальной поддержке царя строительство собора продвигалось довольно быстро - в 1564 году он был закончен. На освящении его присутствовал сам царь, вместе с царицей Марией, царевичем Иоанном и митрополитом Афанасием.

Более ста лет крыша собора оставалась деревянной. В 1686 году "главы были опаяны белым железом и кресты железные сделаны с репьями", а в 1764-м - покрыли железом всю крышу. Несколькими годами ранее, в 1759 году, были растесаны окна.

По-видимому, до середины XVIII века Никитский собор стоял нерасписанным. Только в 1764 году он был "украшен живописью". В 1838 году ее поновили, но - по свидетельству современников - "довольно неудачно". В 1876 году собор был расписан заново "хорошею живописью академическим живописцем Грибовым".

После закрытия обители в 1923 году Никитский собор долгое время использовался не по назначению (в монастыре в разное время располагались склады, тюрьма и автошкола) и, естественно, сильно пострадал. Примечательно, что восстановительные работы, начатые советскими реставраторами (власти планировали превратить древнюю обитель в "международный культурный центр"), не принесли Никитскому собору ничего, кроме новых разрушений. В 1984 году в результате ошибочных действий реставраторов обрушился центральный купол собора. Несколько лет храм так и стоял обезглавленный, открытый всем стихиям. Сейчас купол собора восстановлен, а фундамент, также сильно пострадавший в прошлом столетии, укреплен инъекциями специального раствора.

Теплая Благовещенская церковь с трапезной была устроена, как и Никитский собор, усердием Ивана Грозного. Видимо, строилась она несколькими годами позднее, чем соборный храм. В писцовых книгах 1629-30 годов о ней говорится так: "Другая церковь теплая с трапезою камена Благовещения Пресвятыя Богородицы, да придел Иоанна Списателя Лествицы, да другой придел Феодора Стратилата". Под трапезной располагались хлебня и поварня, а под ними находились еще и погреба.

За несколько веков своего существования Благовещенский храм претерпел существенные изменения. Придел во имя при. Иоанна Лествичника упразднили и на месте его устроили ризницу. Придел во имя вмч. Феодора Стратилата также был "нарушен", а впоследствии его переосвятили во имя свт. Николая. Трапезную уменьшили вдвое и в отгороженной части сделали настоятельские покои. Неоднократно подвергался переделкам и иконостас храма. "Исконный" иконостас просуществовал, скорее всего, вплоть до 1766 года, когда его заменили новым, в "новом" же вкусе. В 1809 году последовало еще одно обновление иконостаса. Описывая в 1878 году Никитский монастырь, А.И. Свирелин говорит, что иконостас Благовещенского храма "не представляет особенного интереса в археологическом отношении". "Осталась, - пишет он, - только храмовая икона Благовещения Пресвятыя Богородицы, пожертвованная в 1696 году архимандритом Чудовского монастыря Арсением". В 1870-е годы на средства благотворителей в Благовещенском храме выложили мозаичный пол, а в Никольском приделе устроили новый дубовый иконостас. Стены церкви примерно в это же время украсили росписями.

Крыша на Благовещенском храме оставалась деревянной гораздо дольше, чем на Никитском соборе. Лишь в 1851 году храм покрыли железом.

В советские годы храм сильно пострадал. В 1977 году, когда в обители находилась автошкола, здесь случился сильный пожар. Он уничтожил все деревянные конструкции храма (пол, стропила, рамы, обрешетку), а металлические связи вследствие действия огня оборвались. По своду и стенам пошли сквозные трещины.

Сейчас реставрация Благовещенского храма близится к завершению. Уже практически закончены внешние работы, продолжается отделка интерьера.

В Никитском монастыре две колокольни. Первая из них, шатровая, была построена, очевидно, в 1570 году. Но после разграбления обители в 1611 году ее пришлось если не отстраивать заново, то значительно исправлять. Это отражено в монастырской описи 1768 года: "При трапезной церкви колокольня каменная построена из государственной казны, блаженныя памяти при Государыне Царице Марие Ильиничне в 7176 (1668) году". Особое попечение царицы] Марии (в девичестве - Милославской) о Никитском монастыре объясняется тем, что прп. Никиту весьма почитал ее отец, Илья Данилович.

К началу XVIII века на старой колокольне Никитского монастыря было 10 колоколов и часы с боем. В 1831 году на ней устроили новый купол "с осьмигранной главой". В 1878 году А.И. Свирелин сообщал о ее положении следующее: "Теперь, за построением новой колокольни, на этой колокольне нет ни колоколов, ни часов".

Строго говоря, в устройстве новой колокольни в Никитском монастыре не было никакой необходимости - старая вполне справлялась со своими функциями. Но в 1818 году, при архимандрите Лаврентии, епархиальному архиерею все же было подано прошение о возведении новой колокольни над Святыми вратами. В прошении указывалось, почему именно Никитская обитель хочет иметь такую колокольню: "Во многих монастырях для благолепия монастырей построены колокольни над Святыми вратами". Никитскому монастырю, как архимандрии, желательно было быть "не хуже прочих". Денег на возведение новой колокольни монастырь не просил, а предполагал изыскать средства, продав "серебряную водосвятную чашу, 2 пивные серебряные кружки, 3 подноса и чарки". Но продажа этих предметов не была разрешена. Архиерей позволил лишь разобрать на строительные материалы старую каменную братскую трапезную с кухней, поварню, упраздненный надвратный храм и некоторые другие здания обители. В конце XIX века на новой колокольне Никитского монастыря было восемь колоколов.

Как мы уже упоминали, рассказывая о новой колокольне, многие старинные хозяйственные и жилые постройки Никитского монастыря были разобраны в начале XIX века ради строительства колокольни над Святыми вратами. На данный момент наиболее древним жилым зданием обители является двухэтажный братский корпус, примыкающий к надвратной колокольне. В описании монастыря, сделанном в конце XIX века, он обозначен следующим образом: "братский двухэтажный каменный корпус, примыкающий к северной стороне новой колокольни, крыт железом".

В 1920-30-е годы жилые постройки монастыря претерпели значительный ущерб. Здесь нанимали помещения частные квартиросъемщики, среди которых было немало так называемых "лиц без определенных занятий". Естественно, древним зданиям не пошло на пользу проживание в них подобных личностей. Мало того, тогдашние "насельники" Никитского монастыря варварски относились и к храмам обители. Например, один из них, цыган, использовал монастырский собор как конюшню, для чего выломал в нем двери и косяки.

Мы не знаем в точности, когда именно появилась часовня-столп над местом многолетнего подвига преподобного Никиты. Но уже в описи 1701 года она присутствует как "столп каменный, а на столпе шатер и чулан крыты тесом". В "Описании Переславского Никитского монастыря" А. Свирелин так говорит о дальнейшей истории часовни: "В 1768 году вокруг столпа вместо деревянных папертей сделана была, по нарочно составленному в 1755 году рисунку, галерея каменная и под столпом в земле келья каменная с окошком, а в 1777 году устроен каменный рундук. В 1796 году столп был расписан живописными изображениями, взятыми из жития Преподобного; в 1845 году живопись эта была исправлена. В этом виде столп существует в настоящее время".

Оборонительные сооружения Никитского монастыря относятся к эпохе Ивана Грозного. Точное время их постройки неизвестно. Скорее всего, они возводились несколькими годами позднее Никитского собора и Благовещенской церкви.

О том, что к началу XVII века стены и башни монастыря были уже готовы и "функционировали", говорит тот факт, что Никитская обитель, единственная из всех монастырей округи, выдерживала польско-литовскую осаду в течение двух недель. От этого же времени, по-видимому, в монастыре остались и пушки (впоследствии делались предположения, что пушки эти каким-то образом относятся к пребыванию в Переславле Петра I). До наших дней сохранились лишь две пушки, которые находятся на территории местного музея-заповедника. Остальные шесть, согласно решению, принятому в 1932 году особой комиссией при горсовете Переславля, пошли на переплавку для переделки паровой машины на фабрике "Красное эхо".

Подчиняясь рельефу местности, крепостные стены Никитской обители образуют собой неправильный многоугольник, по углам которого поставлены шесть башен (две из них многогранные, четыре - прямоугольные). Интересно при этом, что ни одна из башен не повторяет другой. Особенно необычна по своему устроению северо-западная башня монастырской ограды - она имеет девять граней, что являлось редкостью в тогдашнем крепостном строительстве. Все стены и башни снабжены тремя ярусами боя - подошвенным, средним и верхним.

Стены и башни возведены из крупных кирпичей, скрепленных известковым раствором. Размеры их различны, встречаются, в частности, кирпичи длиною до 31 сантиметра. В основании стен и башен уложены булыжники и гранитные валуны, также залитые известковым раствором.

Вплоть до начала XX века ограда периодически подвергалась ремонтам и переделкам, но конструкции башен и стен они не затрагивали, и можно сказать, что "Никитская крепость" сохранилась в своем первозданном виде.

Часовня эта располагается на некотором удалении от Никитского монастыря. По преданию, выстроена она на том самом месте, где благоверный князь Михаил Всеволодович получил посох прп. Никиты и исцелился от своего недуга. Долгое время здесь находилась простая деревянная часовня, которая к началу XVIII века совершенно обветшала, и в 1702 году было получено дозволение устроить здесь каменную часовню, стоящую и по сей день. В середине XIX столетия Н.М. Меморский так описывал ее: "Местоположение часовни привлекательно. Она стоит хотя на отлогой, но довольно возвышенной горке и имеет самые приятные и открытые виды на Переславль, Никитский монастырь и на озеро Плещеево. Вокруг ее насажено несколько молоденьких кудрявых березок. Весною и летом здесь единственная отрада для богомольцев, утомленных зноем солнца. В это время, почти постоянно, вы видите их то сидящими, то сладко отдыхающими, то с аппетитом разделяющими трапезу из своих походных бурачков... Внутри часовни воздвигнут Животворящий Крест. На одной стороне его изображено распятие Господа нашего Иисуса Христа; а на другой - образ преподобного Никиты Столпника, с надписанием года 6694 (1186} и несколькими картинами, взятыми из жизни Преподобного". Сейчас вокруг часовни - кладбище.

Подвизаясь в. монастыре, преподобный Никита, ради победы над плотью, выходил ночами из обители и копал колодцы. При этом он не снимал с себя ни вериг, ни каменной шапки. К началу XX века в окрестностях Никитской обители сохранялось два колодца преподобного с деревянными часовнями над ними, оба они находились примерно в версте от монастыря. Странно, что священник П. Ильинский говорит в своей брошюре "Переславский Никитский монастырь и его подвижник преподобный Никита Столпник" (1907) об одном из колодцев как о "давно затерянном". Всего лишь несколькими десятилетиями ранее А.И. Свирелин сообщает о двух колодцах и пишет, что ежегодно к ним устраиваются крестные ходы. Да и новейшие сведения подтверждают, что второй колодец преподобного был уничтожен уже в советское время: в него выбрасывали строительный мусор и помои. Колодец же на Студеном потоке существует и сейчас. Правда, к моменту передачи монастыря Церкви он представлял собой скорее заболоченную лужу, но теперь он расчищен, над ним в 1995 году построена часовня, а рядом с нею - купальня.

Благодаря "потехам" юного царя Петра Алексеевича Переславль превратился в родину российского военно-морского флота. Ныне эти "потехи" не выглядят обыкновенными детскими развлечениями. Кажется, будто царь-реформатор, затевая свои "игровые" полки и флотилии, уже прозревал великое будущее империи.

Отрок Петр случайно нашел английский бот в одном из амбаров своего предка Никиты Романова и, покатавшись на нем в окрестностях столицы, буквально заболел морем. В предисловии к Уставу Морскому он позже писал: "Того дня я стал проведывать, где более воды; мне объявили Переславское озеро, яко наибольшее, куды я, под образом обещания в Троицкий монастырь, у матери выпросился; а потом уже стал ее просить и явно, чтобы там двор и суды сделать... И там несколько лет охоту свою исполнял..."

Имитировал богомолье в Троице-Сергиеву Лавру юный царь, возрастом только что достигший шестнадцати лет, летом 1688 года. Получив разрешение матери на строительство "потешной" флотилии, он прожил в Переславле июль и август. Считается, что обитал тогда Петр именно в Никитском монастыре, в настоятельских покоях. Это более чем вероятно - нив одной переславской обители, кроме Никитской, не было в то время удобных каменных зданий. Позже он перебрался поближе к селу Веськово, где находилась "верфь", на специально обустроенный для него "двор". Из Москвы Петр выписал иностранных мастеров-корабельщиков, и работа закипела. Юноша принимал в ней активное участие, быстро осваивая плотницкие навыки, - учиться Петр любил и умел. В апреле 1689 года он писал "вселюбезнейшей паче живота телесного дражайшей матушке": "Сынишка твой, в работе пребывающий Петрушка, благословения прошу, а о твоем здравии слышать желаю, а у нас молитвами твоими здорово все. А озеро все вскрылось сего 20 числа, и суды все, кроме большого корабля, в отделке; только за канатами станет: и о том милости прошу, чтобы те канаты, по семи сот сажен из Пушкарского приказу, не мешкав, присланы были..."

Увидев первые плоды своей деятельности, Петр летом уехал в Москву - там вот-вот должен был разразиться очередной стрелецкий бунт, а сестра

Софья, не оставлявшая надежд стать единовластной царицей, продолжала плести свои интриги. В ближайшие два года царь в Переславле не появлялся. Следующее переславское "сидение" Петра датируется 1692 годом - тогда он в общей сложности более трех месяцев провел на Плещеевом озере. 1 августа 1692 года состоялся торжественный спуск петровской флотилии на воду, сопровождавшийся шумным праздником. Документ свидетельствует: "Потешное войско было также при сем спуске фрегатов, или, лучше сказать, при сем празднике, что доказывается "поденного запискою" сего года, в которой записано, что когда монарх 1 августа приказал быть крестному на озеро ходу, то во время погружения креста сам с фрегата стрелял из всех пушек; а в то же время стоявшая на берегу строем пехота, командуемая генералом Гордоном, палила из мелкого ружья и пушек".

"Потешная" флотилия двадцатилетнего Петра была "потешной" лишь на словах - в действительности, она представляла собой весьма грозное соединение. Всего за пять лет "плещеевские" корабелы построили около ста судов, в том числе и несколько настоящих фрегатов - среди последних выделялись тридцатипушечные "Марс" и "Анна". Это была хорошая школа - как для русских мастеров корабельного дела, так и для первых русских моряков. Далее Петра ожидали более широкие задачи. Плещеево озеро стало для него, по его собственным словам, "тесно", и царь устремил свой взор сначала к Белому морю, а затем и к Балтийскому, где впоследствии молодой русский флот одержал свои первые победы. Корабельное дело в Переславле понемногу заглохло, но о своей флотилии Петр то и дело вспоминал. Известно, что он даже рассматривал детально проработанный план ее перевода на Каспий, но из этого ничего не вышло.

Постепенно корабли ветшали и разрушались. Петр, попавший в Пере-славль проездом в Вологду в феврале 1722 года, застал печальное зрелище. О его тогдашнем потрясении говорят лаконичные слова собственноручно набросанного указа: "Воеводам Переславским. Надлежит вам беречи остатки кораблей, яхт и галеры; а буде опустите, то взыскано будет на вас и на потомках ваших, яко пренебрегших сей указ. Петр". Но остановить естественного течения события не могли даже столь гневные предупреждения. Тем не менее, те корабли, что еще не полностью сгнили, после указа вытащили на берег, огородили забором и защитили от небесной влаги навесом. Скупые строки документов рассказывают нам о том, что на протяжении двух десятилетий этот "сарай" непрестанно ремонтировали и перестраивали. В 1776 году переславский воевода отчитывался: "Ныне в Переславле-Залесском имеются под сохранением остатки кораблей, яхт и галеры, которые уже все погнили; да состоящим при городе Переславле в 3-х верстах селе Веськове при бывшем дворце имеется ботик". А в 1783 году Переславль горел в большом пожаре, и от всей "потешной" флотилии Петра остался "в живых" один только веськовский ботик - именем "Фортуна". Вот его-то и поставили в 1803 году в музей "Ботик", стараниями владимирского губернатора, князя И.М. Долгорукого, устроенный на месте переславского "полевого" дворца Петра Великого. Позже рядом воздвигли памятник первому русскому императору, "поднявшему Россию на дыбы".

И хотя официально возвращен Никитский монастырь Церкви был в 1993 году, обычно началом возрождения обители считают более раннюю дату, 1990 год. Тогда на территории ее впервые после долгих лет был отслужен молебен. Произошло это на праздник Троицы Живоначальной. Молебен совершал священник единственной действовавшей тогда в Переславле-Залесском церкви - Покровской. В этот же день верующие начали сбор пожертвований на реставрацию и обустройство монастыря.

В 1993 году богослужебная жизнь возобновилась в монастыре в полном объеме. Тогда же появились первые монахи и послушники. Прежде чем взяться за ремонт монастырских зданий, им необходимо было вывезти из обители весь мусор, накопившийся за годы разрухи. Звучит это как-то несерьезно, но сил на уборку было затрачено очень много.

Полномасштабная реставрация

Никитской обители началась лишь в 1999 году, когда его наместником стал архимандрит Димитрий (Храмцов). В миру архимандрит Димитрий был строителем (окончил сначала ремесленное училище по специальности плотника, а затем строительный институт), и потому назначение его наместником восстанавливающегося монастыря вполне естественно. До Никитского монастыря он уже успел потрудиться на ниве возрождения храмов и монастырей - сначала у себя на родине, в Сибири, затем в Ярославской епархии. В частности, именно архимандрит Димитрий в 1988 году начал реставрацию знаменитого Толгского монастыря.

В настоящее время братия Никитского монастыря не очень многочисленна. Однако дело восстановления обители и монашеской жизни не останавливается. Несмотря на то, что в Благовещенском храме еще не убраны леса, он производит на паломников удивительно светлое впечатление. Молиться в нем легко. На воскресных и праздничных службах здесь бывает довольно многолюдно: переславцы приходят в храм семьями, и монастырский двор наполняется детьми.

Монастырь ведет весьма активную миссионерско-просветительскую работу, оказывает помощь в восстановлении приходских храмов округи. При Благовещенской церкви для прихожан действует библиотека, есть большая иконная и книжная лавка, открыты богословские курсы для переславцев и жителей ближайших сел. Попечением архимандрита Димитрия восстановлено уже более десяти храмов в окрестностях Переславля. На время ремонтных работ они приписываются к монастырю, становятся его подворьями. Затем епархия назначает в них своих священников.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий