регистрация / вход

Пирамида, как символ египетской культуры. Религия Древнего Египта

Особенности пирамид Египта, как символа жизни и смерти, а также символа власти и государственного устройства, который сливался с основными культами. Характеристика религии и культуры Древнего Египта, для которых мир идей и мировоззрений был определяющим.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

КИЕВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. ДРАГОМАНОВА

РЕФЕРАТ

ПО КУЛЬТУРОЛОГИИ

НА ТЕМУ:Пирамида как символ египетской культуры. Религия Древнего Египта

Выполнил студент 33 группы

Геращенко Вячеслав

Киев 2009


Пирамида как символ египетской культуры

К периоду Древнего царства (2900—2270 до н. э.) относится начало строительства пирамид, которые стали символом Египта не только потому, что их множество в Гизе, Саккаре, Абусире, возле Фив и Мемфиса (только в окрестностях Каира их 67),— пирамиды строили и в других древних культурах, например у майя. Но там пирамиды были частью религиозного культа и лишь изредка служили усыпальницами правителей. В Египте же пирамида — всегда усыпальница, а главное — символ власти и государственного устройства, который сливался с основными культами. Таким образом, пирамида для египтян — это образ жизни и смерти. “Все на свете боится времени, но время боится пирамид”,— гласит старинная поговорка.

Пирамиды Египта — воплощение вечности, дарованной богам и фараонам. Пирамида отражает безграничность власти, это “дорога в небо”, “путь к солнцу”, который совершает одна из душ фараона после смерти. Недаром же одна из ранних пирамид (XXVIII век до н. э.) — пирамида фараона Джосера (ок. 2780—2760 до н.э.), основателя III династии, завершившего объединение Верхнего и Нижнего Египта, построенная его верховным сановником, мудрецом и врачевателем Имхотепом (впоследствии обожествленным),— была ступенчатой и служила огромной лестницей, по которой усопший фараон восходил на небо.

Рассматривая схематически египетское государство, мы заметим, что на вершине пирамиды восседает фараон, сын Солнца, перед которым целовали землю. Особой милостью для приближенного, даже для царского сановника, было разрешение целовать ноги фараона. Фараону мало было считаться просто “богом”, во времена Древнего царства его называли “большим богом”. Ему принадлежали “земля и народ; он даровал все посты, выслушивал все жалобы, предводительствовал всеми войсками и был верховным жрецом каждого бога” [194, с. 146]. Но он не мог заниматься различными делами одновременно и потому доверял свои религиозные функции жрецам, а управление государством — министру и целой когорте чиновников. Первым лицом после царя был верховный сановник, который одновременно исполнял обязанности верховного судьи, ведал местным управлением, разного рода хранилищами, государственными мастерскими и руководил всеми работами в стране.

Следующую ступень в государственной пирамиде занимали все прочие сановники, а также жрецы — носители знаний и обычаев, посредники между людьми и богами, при этом они “пользовались дарами, которые приносили богам; они как бы кормились вместе с богами: считалось, что ежедневные мелкие заботы не должны отвлекать от служения богу” [61, с. 36]. О том, как воспринимали приближенных к особе правителя людей, свидетельствуют титулы, которыми их наделяли: “первенствующий”, “истинный знакомец царя”, “спутник” (царя).

Высокое место отводилось писцам, зодчим и художникам. И это понятно: писцы вели полный учет и контроль всех богатств царя или вельможи, знали способы организации производства, умели планировать и осуществлять крупные технические задачи, такие, как строительство каналов, водохранилищ, храмов и пирамид. Они находились под защитой бога письменности и счета — Тота и считались его жрецами. Один писец в наставлении своему сыну, сравнивая работу писца с другими видами деятельности, говорит:

“О, если б я мог заставить тебя полюбить книги больше, чем свою мать, если бы я мог показать красоты их перед тобой.

Лучше это всех других.должностей... Когда он (писец) еще ребенок, уже приветствуют его...

Каждый ремесленник, работающий резцом, устает больше, чем землепашец. Поле его — дерево, оружие его — металл. Ночью, когда свободен он, он работает больше, чем могут сделать его руки. И ночью зажигает он свет.

Каменотес ищет работу по всякому твердому камню. Когда же он кончает, руки его падают, и он утомлен. И так сидит он до сумерек, колени его и спина согнуты...

Прачечник стирает на берегу рядом с крокодилом... Не спокойное это занятие перед тобой... Говорят ему: если ты опоздаешь принести, будут избиты твои губы...

Смотри, нет должности, где бы не было начальника, кроме должности писца, ибо он сам начальник" [314, с. 51—53].

Таким образом, мы имеем дело с самыми древними менеджерами в истории общества, так же, как и с древними бухгалтерами, ведущими самые настоящие приходно-расходные книги.

Зодчие обслуживали основные виды строительных работ: ирригационные сооружения, храмы и пирамиды. Обычное жилье, вплоть до дворца фараона, считалось временным перед лицом загробной вечности, которая была уготована каждому после смерти, и поэтому строилось из непрочных материалов: хижины простонародья — из тростника, осоки и глины; более крупные здания возводили из высушенных на солнце глиняных кирпичей. Если жилище разрушалось по какой-либо причине, на его месте возводилось новое, и холм, на котором стояло здание, становился все выше. Для такого рода сооружений было довольно и простых ремесленников, зодчие же выполняли более ответственную миссию: они сооружали жилища богов и обиталища вечности для фараонов. С этого времени появляется должность человека, способного рассчитать и организовать строительство (перевод с египетского, обозначающий эту должность, звучит привычно и для нашего уха — инженер).

Рядом с вечностью находились и художники: они создавали росписи, рельефы и скульптуры, связанные с заупокойным культом, и потому занимали более высокое положение по сравнению даже с военными и знатью, занимавшими следующие ступени государственной пирамиды.

Ближе к подножию этой пирамиды располагались ремесленники, торговцы и, наконец, крестьяне. Рабы были собственностью преимущественно знати и фараонов, поскольку основные работы в государстве выполняли по указанию правителя особые “рабочие отряды”, состоявшие из ремесленников и свободных земледельцев. Степень свободы последних была относительна: вельможи старались обеспечить себя трудом крестьянина или ремесленника. Знать требовала, чтобы они признали над собой опеку и власть, отдавали своему властителю часть дохода, за что им гарантировались охрана от всякого нападения, суд в случае ссор и тяжб и помощь при неурожае или других бедствиях.

В Египте с ранних времен существовали специализация и разделение труда. Надписи в пирамидах и на папирусах упоминают о “домах оружия”, “домах ткачих”, “домах писцов”, где выполнялись различные работы для хозяйств вельмож, знати и фараонов. Ремесленники объединялись в общую мастерскую — “палату мастеров”, там работали одновременно медники, золотых дел мастера, каменотесы, изготовители посуды, плотники и другие. При этом были и отдельные мастерские со своими начальниками. Разделение труда позволяло некоторым изделиям проходить через руки различных мастеров, например, бусы изготовлялись одними, а нанизывались в ожерелья и подвески другими людьми. Таким образом, в организации хозяйств знати тоже лежит “принцип пирамиды”.

Религия Древнего Египта

В системе культуры за пределами ее материально-практической сферы всегда лежит еще один пласт — мир идей и мировоззрений, который для Египта был, пожалуй, определяющим. Многие авторы (например, Эрнест Альфред Уоллис Бадж, 1857—1934) считают, что Египет — родина магии, тем более что в мировоззрении древнего Египта невозможно разделить мифологию, религию и магию. Все они прочными многочисленными нитями связаны друг с другом и с практической деятельностью.

Особое место занимает образ пирамиды и в представлениях о мироздании, и в духовной жизни египтян. Главным был культ бога Солнца — Ра, называвшегося в текстах дневным солнцем в отличие от Атума — бога вечернего, заходящего солнца и Хепри — бога утреннего, восходящего солнца. Пирамиды Древнего царства отождествлялись с Солнцем, а в поздний период Нового царства существовало изображение Солнца в виде пирамиды, что восходит к очень древнему мифу о сотворении мира. В мифе говорится о треугольном камне, который поднялся из вод первозданного океана. Этот камень называли “бен-бен” (или “ментхир”), ему поклонялись в окрестностях Мемфиса, отождествляя его также и с богом Атумом, который изображался человеком с двойной короной на голове и именовался “владыкой обеих земель”, т. е. Верхнего и Нижнего Египта. В Древнем царстве пирамиду считали равной по своему значению окаменевшему лучу солнца. Вершину пирамиды обычно венчала маленькая пирамидка с забавным названием — “пирамидон”. До наших дней сохранился лишь один высеченный из черного гранита пирамидон на вершине пирамиды Аменемхета III (ок. 1849—1801 до н. э.) из XII династии — на его гранях изображен крылатый солнечный диск. Египтяне, изображая солнце, рисовали его лучи в виде треугольников, обращенных вершинами к солнечному диску. Можно предположить, что в представлениях о пирамиде, как о символе Солнца, сыграли свою роль не только мифы. При восходе и заходе солнца над горизонтом возникает “зодиакальный” свет, который образует треугольник. Так что пирамида представляет собой одновременно и путь на небеса, и Солнечный луч, падающий на землю. В некоторых областях Египта сооружались мемориальные обелиски в виде суживающегося кверху гранитного столба с пирамидально заостренной верхушкой, считавшейся самой священной частью сооружения, причем часто ставили парные обелиски, видимо, они также были символами солнца.

Египтяне считали, что их страна находится в середине мира, земля плавает в большом океане, небо — плоская крыша, покоящаяся на высоких горах и укрепленная четырьмя столбами, а сверху в виде светильников свешиваются звезды [61, с. 47].

По их представлениям, до земных царей Египтом правили боги, затем полубоги. В одном из древних трактатов сказано: “Умиротворился Птах, создав все вещи и божественные слова. Он породил богов, создал города, основал номы, поместил богов в их святилища, учредил жертвоприношения, основал храмы, сотворил их тела ради умиротворения сердец”. Богов в Египте было множество: каждый ном и даже город имел их несколько. Главное солнечное божество было многоликим: Атум считался богом — создателем мира, и в этом качестве отождествлялся с Ра; создателем, “формовщиком”, сотворившим человека из глины, считался Хнум, который отождествлялся с Ра и Амоном; солнечным богом, еще одной ипостасью Ра, был Амон, почитавшийся так же, как “царь всех богов”, от его имени фараон провозглашался властителем и считался его сыном; “телом Ра” называли Атона — солнечный диск. Боги олицетворяли силы природы, главной силой в Древнем царстве считался бог Атум, который звался Атум-Ра. В Среднем царстве выделяется культ нового государственного бога — Амона, почитание которого зародилось в Верхнем Египте в Фивах, а затем распространилось по всему Египту, и теперь главное божество приобретает имя Амон-Ра.

В гимнах Амону подчеркивается, что ему фараоны обязаны своими военными успехами:

Говорит Амон-Ра, владыка Карнака,

Я связал нубийцев десятками тысяч

И северян с сотнями тысяч пленных.

Они приходят с приношениями на спинах,

Сгибаясь перед твоим величеством по моему приказу.

[60, с. 50]


Храму Амона принадлежали золотые прииски в Нубии, ему платили дань три города, в храмовых мастерских работали тысячи ремесленников и рабов. Жрецы Амона, разбогатевшие от войн, стали считать, что царская власть подчиняется воле богов Амона, поэтому они, его жрецы, могут руководить царем, вследствие чего между фараонами и жрецами не раз происходили столкновения.

Именно по этой причине во времена Нового царства фараон Аменхотеп IV (1368—1351 до н. э.) повел борьбу против культа Амона и, объявив новым богом Египта бога Атона, приказал закрыть храмы всех других богов и запретил поклоняться им. На шестом году правления он переменил свое имя ("Аменхотеп" — "Амон доволен") на имя Эхнатон ("Угодный Атону").

У египтян божества еще долго соединяли в себе остатки тотемизма, и они продолжали почитать разных животных в качестве священных: крокодилов, кошек, змей и пр. Наибольшим почетом пользовался священный бык — Апис.

Воплощением Аписа был черный бык с белым пятном на лбу, который содержался в Мемфисе, в святилище. Смерть быка-Аписа считалась большим несчастьем и вызывала всеобщий траур. Умершего быка бальзамировали и хоронили по особому ритуалу в специальном склепе Серапеуме около Мемфиса. Избрание нового священного быка превращалось во всенародный праздник.

Изображения богов были часто в виде человека с головой животного. Например, богиня Хатхор — богиня радости, рождений, любви изображалась с головой коровы, бог Себек — покровитель города Фаюма — с головой крокодила, Иарит — богиня-змея, охранительница власти фараонов, Нефертум — бог с цветком лотоса на голове (лотос — символ рождения и процветания), Сехмет, богиня войны,— с головой львицы. Особым расположением пользовалась богиня радости и веселья Бает с головой кошки.

Городские и областные боги олицетворяли различные силы природы или некоторые общественные явления. Например, Тот был покровителем мудрости и письма (“Владыка счета”, “Исчислитель лет”), а также лекарей. Его жена богиня Маат считалась олицетворением Порядка и Истины, без нее не мыслилась справедливость; в “Текстах пирамид” говорится, что царь должен стремиться “утвердить Маат на месте беспорядка”, а одно из древнейших поучений называет Маат главным принципом всех человеческих отношений и государственности.

Фараон был для египтян божеством. Он, по их представлениям, никогда не рождался (по другим мифам, бог рождался от брака Амона и царицы-матери), а умирал по собственному желанию. Со временем внутри пирамид на стенах стали писать заклинания, которые должны были осчастливить фараона после смерти. В них говорилось о посмертном плавании фараона в солнечной ладье, в которой Ра совершает свой путь по небу. Солнце было богом живого царя, а после смерти его покровителем стал бог Осирис.

Осирис был некогда местным божеством, олицетворял воды половодья, несущие свежие силы растительности, и был связан с земледелием. Согласно мифу, Осириса убил его брат Сет, злой бог пустыни, и бросил ящик с телом убитого в воды Нила. Исида, сестра и супруга Осириса, богиня плодородия, воды, ветра, символ женственности, семейной верности, отыскав тело мужа, погребла его и, зачав от мертвого Осириса, родила сына Гора, который отомстил Сету за убийство отца и на суде богов получил власть над Египтом. В одном из вариантов мифа говорится, что Сет, расчленив тело Осириса на 14 частей, разбросал их по свету. Бог Гор (Хор), “светлый сокол”, собрал все части и при помощи волшебства вместе со своей матерью Исидой оживил труп отца, после чего Осирис не пожелал вернуться на землю и стал богом загробного мира. У него была свита, состоявшая из 42 богов, среди которых находился бог Анубис с головой собаки или шакала. Первоначально Анубис был главным богом в царстве мертвых, а Осирис олицетворял умершего фараона, но постепенно к нему перешли функции Анубиса.

Считалось, что если повторить все заклинания, сказанные некогда Гором для оживления отца, над трупом фараона, то он получит ту же волшебную жизнь, которая была дана Осирису. Чтобы получить загробную жизнь, нужно было сохранить тело усопшего. В связи с этим возникает искусство бальзамирования и изготовления мумий.

Египтяне считали, что у человека несколько душ, по крайней мере, три, носившие названия: Ба, Ка и Ах. Ба — воплощение жизненной силы человека, она продолжает существовать и после его смерти. Живя в гробнице, Ба может отделяться от тела человека, свободно передвигаться и даже совершать “выход днем”, поднимаясь в небо. В загробном мире она осуществляет физические функции человека (ест, пьет и т. д.) Душа Ка выступает не только как жизненная энергия, но и как двойник человека. Это “второе я”, рождающееся с человеком и нераздельно с ним существующее при жизни и после смерти. Ах (“блаженный, просветленный”) — загробное воплощение человека. Считалось, что, умерев, каждый становится Ах. Тело человека и Ах едины, но тело принадлежит земле, а Ах — небу. Все эти сущности первоначально представлялись принадлежащими лишь богам и фараонам, причем у каждого их могло быть по несколько: например, бог Ра имел 14 Ка. В более поздние времена любой человек наделялся всеми этими сущностями.

Идеальным считалось состояние, когда все души человека составляют вечное единство, что достигается лишь после смерти при соблюдении всех условий ритуала погребения. Одним из таких условий был суд Осириса, через который проходил всякий, вступающий в загробный мир. Перед судом Анубис проверяет правильность пеленания мумии, взвешивает сердце предстающего перед ним человека на весах, на одну чашу которых клалось сердце, на другую — фигурка богини Маат или (по другим преданиям) перо. Если весы не колебались, то считалось, что человек вел праведную жизнь, достойную загробного мира. Если же Маат перевешивала, то умершего бросали на съедение чудищу, имеющему туловище льва и голову крокодила: самое страшное наказание для человека — перестать существовать как на земле, так и в загробном мире. В зале суда покойный обращался с речью к Осирису и к каждому из 42 богов (судей), оправдываясь в грехе, подвластном этому богу. В его речи обязательно были слова: “Я знаю тебя, я знаю имя твое, я знаю имена 42 богов, находящихся с тобою в чертоге обоюдной Правды” [313, с. 36]. Дело в том, что имя считалось священным, и знание имени божества служило своеобразным “пропуском”, который “уменьшает”, “отбирает” силу противодействия данного божества. В тексте непременно присутствовала еще одна фраза, подобная заклинанию: “Я не делал зла”,— говорит усопший каждому из 42 богов [там же]. В Древнем царстве тексты такого рода молитв-заклинаний писали на стенах пирамид, затем на их основе был составлен сборник “Книга мертвых” — свиток папируса, насчитывающего около 200 глав. Этот свиток клали в саркофаги богатых, чтобы у них была возможность обратиться к нему во время суда. Свиток стоил дорого, поэтому людям несостоятельным не оставалось ничего другого, как вести действительно праведный образ жизни.

Кроме того, в усыпальницах фараонов высекались тексты, которые должны были “обеспечить” нерушимость пирамиды, а вместе с тем и нерушимость царского имени. “Для посмертной жизни было необходимо, чтобы имя человека помнили; если сохранялось хотя бы только одно имя, какая-то часть человека продолжала жить. Надпись на статуе, содержавшая это магическое слово — имя,— давала камню не только отождествление с конкретной личностью, но как бы оживляла его” [194, с. 175, 176]. В этой же связи считалось, что чем удивительнее по величине и прочности была пирамида, тем на более длительное время можно было сохранить имя царя.

При жизни фараон был земным богом, а после смерти объявлялся хозяином и земли, и неба. Поэтому, чтобы умершему фараону и его душам можно было жить и кормиться, гробница соответственно отделывалась, обставлялась и обеспечивалась жертвоприношениями и жрецами. Даже в самых древних захоронениях, которые еще имели вид усеченной пирамиды — мастабы (араб. “каменная скамья”), обязательно имелась стела, похожая на дверь. На ней писали имя и звание усопшего, чтобы через эту дверь входил и выходил его дух Ка, собирал жертвоприношения, которые лежали на каменной плите перед стелой. Алтарь для жертвоприношений (преимущественно плодов, злаков и трав) сначала находился в открытом дворике за небольшой оградой. В поздние времена это место культа перенесли внутрь усыпальницы, в специальное помещение, украшенное рельефами и надписями. Рядом с молельней стали делать еще одно помещение — сердар в котором стояла статуя умершего, служившая для сохранения земной формы усопшего. Ей обязательно придавалось портретное сходство с ним на случай пропажи или гибели мумии.


Использованная литература

1. Мир культуры (Основы культурологии). Учебное пособие. 2-е Б95 издание, исправленное и дополненное.— М.: Издательство Фёдора Конюхова; Новосибирск: ООО “Издательство ЮКЭА”, 2002. — 712 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий