Развитие Урала в начале ХХ века

Состояние и основные этапы развития Урала в начале ХХ века, предпосылки увеличения числа светских школ. Потребность в учителях и открытие новых учительских семинарий. Становление и достижения библиотечного дела, медицинского обслуживания на Урале.

Развитие Урала в начале XX в.

В начале XX в. значительно выросло число светских школ. Это было связано с плодотворной деятельностью земств, поставивших задачу введения в регионе всеобщего обучения. Обсуждая данную проблему в 1895 г., Пермское земство планировало открыть более 1,5 тыс. училищ, однако война и революционные события, а затем и ликвидация земских учреждений прервали этот процесс. Всего в регионе к 1914 г. субсидиями земств пользовались 2 141 начальная школа, 7 реальных училищ, 9 прогимназий, 30 ремесленных и сельскохозяйственных школ, 19 низших училищ различных типов. С 1907-го по 1915 г. число начальных школ на Урале возросло на 74%. По их количеству в 1914–1915 гг. Пермская губерния находилась на 1-м, а Вятская – на 2-м месте среди 43 губерний европейской части России. По числу учащихся Пермская губерния занимала 8-е место, Вятская – 11-е, Уфимская – 30-е, а Оренбургская – 39-е место.

Общее число средних общеобразовательных школ разного типа на Урале в 1914 г. достигло 97, среди них было 13 мужских и 33 женских гимназии, 25 реальных училищ. Видную роль в народном образовании продолжали играть церковные школы. Накануне мировой войны в Екатеринбургской, Оренбургской, Пермской и Уфимской епархиях при церквях имелись 1 694 школы, в которых обучалось 81 620 человек.

В распространении знаний среди нерусского населения Урала видную роль играли русско-инородческие школы. К 1915 г. в Пермской губернии было 185, в Оренбургской – 88, а в Уфимской – 605 таких школ. По сравнению с 1894 г. в 1,7 раза возросло количество мусульманских училищ – мектебе и медресе.

Потребность в учителях привела к открытию новых учительских семинарий. В начале 1915 г. в четырех губерниях Урала их было 12. В Пермской губернии учительские семинарии имелись в Перми, Ирбите и Шадринске. Кроме того, в Екатеринбурге, Вятке, Уфе и Оренбурге были открыты учительские институты. В ряде городов края, в том числе в Красноуфимске и Шадринске, учителей готовили на постоянно действующих педагогических курсах. Все это способствовало заметному повышению уровня подготовки учителей и эффективности школьного образования в целом. Грамотность населения Пермской губернии в возрасте от 8 лет и старше выросла на 1/5 по переписи 1897 г. К 1914 г. на Урале было 16 средних специальных учебных заведений, в числе которых Уральское горное, Красноуфимское промышленное, Уфимское землемерное, Вятское сельскохозяйственное. Более развитой была сеть низших специальных и ремесленных учебных заведений – технических, сельскохозяйственных, торговых, фельдшерских, бухгалтерских и др. К 1914 г. их насчитывалось 72. 1908 г. в Уфе была открыта фельдшерско-акушерская школа, а в Перми с 1909 г. можно было получить среднее музыкальное образование.

В начале XX в. культурный потенциал края был вполне достаточен для развития высшего образования. 3 июля 1914 г. было принято решение об основании в Екатеринбурге Горного института, а осенью 1916 г. состоялось открытие в Перми отделения Петроградского университета.

Широкое развитие получило в этот период библиотечное дело. Перед войной с помощью землях учреждений в регионе было открыто 708 библиотек трех основных типов: пришкольные. районные и передвижные. I 1917 г. таких библиотек насчитывалось 1 687. При церквях четырех уральских епархий 1913 г. существовали 1 603 библиотеки. Накануне войны в Пермской губернии получила развитие новая форма просвещения мест-

ого населения – Народные дома. Они должны были способствовать подъему культурного уровня, открывали возможности полноценного проведения свободного времени, каждом Народном доме имелись библиотека, зал для проведения народных чтений, спектаклей, выставок, различных курсов, кооперативных собраний и пр. Этот почин был активно поддержан кооперативами. В 1913– И4 гг. в губернскую управу поступило свыше 40 хода- о выдаче пособий на постройку Народных домов, наряду с ними открывались также железнодорожные клубы.

В начале XX в. выросло число музеев. По инициативе энтузиастов они открылись в Шадринске, Красноуфимске, в д. Першино Ирбитского уезда.

В Екатеринбурге в дополнение к музею УОЛЕ был создан земский музей.

Медицинское обслуживание

Помимо народного образования земства Урала уделяли внимание и медицинскому обслуживанию населения.

Пермские органы земского самоуправления выделяли для здравоохранения и просвещения до 60% расходного бюджета. С 1870 г. ассигнования на медико-санитарную часть в целом по губернии увеличились в 22 раза, а по отдельным уездам этот показатель был гораздо выше – в Екатеринбургском уезде – в несколько раз, в Пермском – в 43 раза, в Чердынском – в 42 раза. К 1913 г. число врачебных участков увеличилось до 138 (96 земских и 42 земско-заводских). И все же их было недостаточно, чтобы удовлетворить все запросы местного населения.

Количество больниц в крае достигло 140. Большинство уездных земств имели хорошо оборудованные лечебные заведения, а главная Пермская общегубернская больница относилась к числу лучших земских больниц империи. Она имела специальный хирургический корпус, при ней функционировала библиотека. Для оказания помощи неимущим больным имелось особое благотворительное общество.

Губернское земство к 1914 г. имело хорошо поставленную санитарную организацию, в задачи которой входило обследование школ и физического состояния школьников, источников водоснабжения, промышленных заведений и т.п.

Научные изыскания

Интересы успешно развивавшихся промышленности и сельского хозяйства Урала требовали более эффективного использования богатых природных ресурсов края. Это способствовало развитию научных исследований в регионе, хотя научно-исследовательских учреждений здесь в начале XX в. не было. Именно в этот период были заложены основы комплексного подхода к изучению природных богатств, истории и культуры Урала. Наибольших результатов добились, как и в предшествующие годы, геологи. В их числе – будущий президент Академии наук страны Л.Я. Карпинский, академики В.И. Вернадский и Ф.Н. Чернышев, будущие академики А.П. Заварницкий и А.Е. Ферсман, профессор И.П. Рязанцев. Наряду с ними изучение и разведку полезных ископаемых R крае вели геологи-практики А.Л Замятин, Ф.И. Кондыкин, Н.П. Рязанцев и др. Итоги геологического изучения Урала были подведены горным инженером Е.Я. Барбот де Марии в книге «Урал и его богатства», опубликованной в Екатеринбурге в 1910 г.

Для объяснения сложных процессов, происходивших в социально-экономической жизни края, большое значение имели обследования уральской промышленности, предпринятые в начале XX в. профессорами И.X. Озеровым и А.Н. Митинским. Результаты этих обследований были отражены в книгах, изданных в Петербурге и Москве. Проблемам развития производительных сил Урала 5 ыли посвящены труды Л.Е. Воеводина, В.Н. Липина, Л.А. Неопиханова и др. В техническом переоснащении уральской металлургии видную роль сыграли В.Е. Грум-Гржимийло, П.А. Иванов, М.А. Павлов, П.О. Петров, И.А. Соколов и др. Естественнонаучное изучение Северного Урала в 1904–1910 гг. было предпринято географическими экспедициями под руководством А.В. Журавского и О.О. Ваклунда.

Для развития краеведения по-прежнему много делало УОЛЕ. Его президентами были А.Д. Миславский (1896–1908 гг.) и О.Е. Клер (1901–1920 гг.). В 1914 г. в УОЛЕ входило 540 членов. Записки общества издавались на рубежом и французском языках. В 1904 г. оно поддерживало связи со 144 русскими и 85 зарубежными научными и учебными организациями. По его инициативе в начале XX в. были созданы общество уральских горных техников, металлургическое общество, комиссия по рыболовству. В тесной связи с УОЛЕ работала Екатеринбургская магнитная и метеорологическая обсерватория. В 1905 г. в Екатеринбурге была открыта сейсмическая станция. Уральское медицинское общество насчитывало 119 членов. Оно сотрудничало с Уральским отделением Союза борьбы с детской смертностью в России. В 1912 г.на базе лаборатории Пермского губернского земства был открыт бактериологический институт, обеспечивавший вакциной против опасных инфекционных заболеваний Урал и Сибирь. Деятельность института, возглавлявшегося В.М. Здраво-Мысловым (впоследствии ставшим профессором Пермского университета), была высоко оценена на гигиенической выставке в Дрездене в 1918 г.

Культурная жизнь

В начале XX в. доступ к литературе получили многие читатели, поскольку увеличилось число издаваемых книг и газет, количество общедоступных библиотек. На Урале появились новые писатели демократического направления Среди них: П. Инфантъев, А.Т. Туркин, А.С. Сигов, К.Д. Носилов, Н.А. Крашенинников и другие, поэт П.И. Заякин-Уралъский.

Развивалась периодическая печать. В 1908–1909 гг. на Урале возникло 14 новых газет и 17 журналов. Легальные издания в основном имели кадетскую направленность. В предвоенные годы общественного оживления было учреждено 87 изданий. Наряду с укрепления монархической и либеральной печати активизировались профессиональные и кооперативные органы. В период между революциями на Урале впервые появилась искусствоведческая и театральная периодика («Блестки Урала», «Театральный день», «Разумный кинематограф и наглядные пособия»). В годы войны было разрешено издание 47 новых газет с преобладанием информационных выпусков.

Повышение культурного уровня и социальной активности населения края позитивно отразилось на художественном творчестве уральцев. В развитии изобразительного искусства Урала важную роль сыграло открытие в Екатеринбурге в декабре 1902 г. художественно-промышленной школы, которую возглавляли М.Ф. Каменский, а затем В. Рупини. Заметными фигурами в живописи того времени были А.Л. Парамонова, В.В. Коновалов, начал формироваться талант скульптора И.Д. Шадра. Особое место занимает творчество А.К. Денисова-Уральского, чьи художественные выставки, прошедшие в Петербурге в 1902-м и 1911 гг., получили широкий резонанс. Среди видных художников-уральцев начала XX в. можно назвать М.В. Нестерова, Л.В. Попова, Л.В. Туржанского.

С конца XIX в. в Перми, с начала XX в. в Екатеринбурге стали традиционными концерты симфонической, камерной музыки. В 1908–1912 гг. в Перми и Екатеринбурге появились Филармонические общества, а в 1912 г. открылся постоянно действующий оперный театр в здании, построенном по проекту архитекторов В.Н. Семенова и К.Т. Бабыкина.

В начале XX в. на Урале работали драматические трупы под руководством М.Т. Строева, В.К. Верховского, О.П. Зарайской.

В 1910–1912 гг. в Екатеринбурге было построено новое здание драматического театра на 1 600 мест; в это же время приступили к постройке театров городские власти Оренбурга и Перми. С 1908 г. началась театральная жизнь в Нижнем Тагиле.

Развитие промышленности серьезно отразилось на архитектурном облике уральских городов. Увеличилось значение зданий культурно-просветительского назначения, торговых, банковских и гостиничных объектов. Многие из них были постройками эклектичными, использовавшими отдельные декоративные элементы модерна. Это отразилось даже на деревянном зодчестве уральцев.

Культура под идеологическим контролем

Грандиозные исторические цели, поставленные компартией, требовали создания особой социально-психологической атмосферы, поддерживающей энтузиазм и веру в правильность избранного пути. Все источники распространения знания – учебные заведения, печать, радио и кино – превратились в единую систему пропаганды официальной идеологии. Живопись, кинематограф, театр, массовые праздники служили утверждению в обществе новой морали, советского патриотизма и исторического оптимизма. Писатели, художники, музыканты, поэты должны были строго следовать инструкциям ЦК ВКП(б), резолюциям руководящих органов творческих союзов. Согласно резолюции о политическом воспитании деятелей искусств, принятой на первом совещании активистов профсоюза работников искусства на Урале (Урал-рабис) в 1929 г., все артисты и творческие работники должны были посещать политкружки. С 1938 г. новый учебный план для студентов художественных и музыкальных заведений предусматривал обязательное изучение произведений классиков марксизма-ленинизма об искусстве. Росли тиражи и разнообразие периодических изданий на Урале: помимо центральных выходили областные, районные, городские газеты и журналы. Па предприятиях распространялись газеты-многотиражки и стенгазеты. Именно газеты и радио сообщали о новых победах строителей социализма; создавали образы «врагов народа» и призывали к бдительности, единству, подвигам. Для подготовки журналистов создавались специальные центры – в Свердловске с 1936 г. работал Коммунистический институт журналистики КИЖ и Газетная партшкола.

«Освобождением» библиотек от «вредной» литературы занимались комиссии по проверке фондов библиотек: в 1930 г. «чистили от книг, чуждых рабочему читателю» Свердловскую библиотеку им. В.Г. Белинского; в 1935 г. проводилась новая кампания – только из 14 библиотек Березиковского района Пермской области было изъято 567 книг (из них: 93 книги Л. Троцкого, 183 – Г. Зиновьева, 6 – К. Каутского).

Благодаря такой «заботе» партии и правительства советские люди имели минимум информации и ограниченное представление о происходящем в стране и мире, искренне верили в идеалы и мифы, создаваемые властями через искусство и печать.

Ученые Урала: научный поиск и трагедия судеб

Развитие уральской науки в 1930-е гг. полностью зависело от центральной власти – создание новых исследовательских институтов и их компетенция определялись постановлениями правительства. Научные центры Урала (НИИ черных металлов, химии, прикладной минералогии, золота и платины и др.) выполняли заказы отраслевых ведомств и промышленных предприятий по совершенствованию технологий и изысканию новых месторождений. Интересные исследования в области теоретической физики проводились в Уральском физико-техническом институте известными учеными СП. Шубиным, А.А. Соколовым и их учениками. В 1932 г. был открыт Уральский филиал АН СССР (УФ/\И), ученые которого стали проводить исследования в области геологии и минералогии, геофизики, металловедения, электрохимии и химии минерального сырья.

В 1930 г. в Свердловске был создан проектный институт машиностроения (Урал-гипромаш). Вместе с тем, все стандарты изделий для машиностроительный индустрии Урала разрабатывались и испытывались в Москве и Ленинграде. Недостаток финансовых средств препятствовал созданию региональной исследовательской базы и развитию уральской науки, что стало предметом обсуждения на XII областной конференции ВКП(б) в 1934 г. В 1938 г. ученые, инженеры, техники 95 предприятий Урала обратились к наркому тяжелой промышленности с просьбой помочь в оборудовании исследовательских лабораторий на заводах.

Уральские ученые активно занимались распространением научных знаний среди населения. В Свердловске в 1935 г. был открыт Дом техники. Коллекция экспонатов, собранных известными уральскими учеными. 4. А. Лазаревым и М.О. Клером к XVII Международному геологическому конгрессу, стала основой Геологического музея, который начал работу в 1937 г. Многообразная научно-исследовательская работа уральских краеведов в 1930-е гг. была подменена участием краеведов в ряде кампаний: организации массового геологического похода (1931–1934 гг.), оказании помощи в возведении новых предприятий в Алапаевске, 1 Березниках, Челябинске и строительстве Камской гидроцентрали. В ходе экспедиций, организованных И.Ф. Коноваловым (г. Березники), удалось найти алебастр, медистые песчаники, известняки. Многое сделали уральские краеведы для развития метеорологии и феноменологии. В 1934 г. В.А. Батмановым была составлена Биоклиматическая карта Урала – первая фенологическая карта в СССР. Богатый материал но уральскому фольклору был собран в 1930-е гг. краеведом В.П. Бирюковым.

Гуманитарные исследования краеведов и историков ограничивались административными указаниями и запретами, созданием закрытых для изучения фондов в архивах и библиотеках. Трагедией для исторической науки края явилось уничтожение источников при ликвидации монастырей и разрушении храмов, при выполнении директив о чистках библиотек. Люди, принимавшие участие в этих мероприятиях, не имели представления о духовной и исторической ценности уничтожаемых книг.

Литература и искусство: социалистический реализм в действии

В 1930-е гг. архитектура и кино, все виды и жанры литературы и живописи должны были соответствовать критериям социалистического реализма. Инструкциями ЦК ВКП(б) определялась главная тема литературы и искусства – созидание новой жизни, борьба за социализм. Образ светлого будущего и нового человека противопоставлялся темному, мрачному прошлому и тем, кто мешал движению в прекрасное завтра.

В уральской литературе того времени наиболее известны произведения «Урман» И. Панова, «Стручок» Б. Гранина о новых явлениях общественной жизни, «Бунт» и «Долматов монастырь» И. Поповой о прошлом уральского края. Появились сборники стихов «Убеждение» К. Реута, «Бой» П. Куштума, «Вторая родина» Б. Ручьева.

Рассказы, повести, стихи и даже сказки (например, «Малахитовая шкатулка» или «Хозяйка медной горы» П.П. Бажова) создавали образ прошлой жизни, полной несправедливости, жестокости и унижений рабочего человека, или прославляли революцию и советскую власть, сделавших счастливыми всех людей. Известно стихотворение В. Маяковского «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру», посвященное изменениям в быту рабочих ВИЗа и прочитанное в Свердловске в 1928 г.

Исключением оказались появившиеся в 1935–1937 гг. первые книги рассказов молодого писателя Б. Рябинина избравшего главными темами своего творчества мир природы и жизнь животных, – «Каменные загадки» и «Мои друзья».

Попытки художественного осмысления прошлого и советской действительности предпринимались писателями-рабочими. В литературно-художественном журнале «Штурм» публиковались рассказы и повести рабочих, являвшихся членами Уральском Ассоциации пролетарских писателей (УралАПП). Наиболее известными были «Моя жизнь» работницы А. Коревановой, «Моя школа» слесаря А. Бондина, «Я люблю» машиниста Л. Авдетко. Выступая на III конференции УралАПП в 1931 г., И.Д. Кабаков в своем докладе назвал появление пролетарских писателей одним из громадных достижений культурной революции. Однако были и противоречия: «призыв ударников-рабочих в литературу», объявленный УралАПП в 1930 г., способствовал вовлечению рабочих в новую сферу деятельности и распространению культуры, но уровень творческого мастерства писателей-рабочих был очень низким.

Участие в социалистическом строительстве являлось обязательным для всех деятелей культуры. В 1930-е гг. театры шефствовали над заводами и стройками: проводили концерты в цехах и Дворцах культуры, отправлялись на гастроли в промышленные районы, помогали создавать репертуар театрам рабочей молодежи, участвовали в Днях ударника, высмеивая лодырей и нарушителей трудовой дисциплины.

Художники направлялись в творческие командировки, их картины были гимном героическому труду, преображающему мир, и людям, побеждающим все трудности и невзгоды. Однако на этих картинах нельзя было увидеть обессилевших от голода и непосильной работы ссыльных, заключенных ГУЛАГа, беспризорников или умирающих от недоедания крестьянских детей…

Многие художники специализировались в жанре монументальной живописи, изображали символику советского государства, вождей, наиболее значительные события Октябрьской революции и Гражданской войны, героические трудовые подвиги. Эти темы стали главными и в театре. Даже театры оперы и балета, ориентировавшиеся на классику, уступали свои сцены «советским операм» и «красному балету». В репертуаре Свердловского оперного театра наряду с произведениями М. Мусоргского, Н. Римского-Корсакова, А. Бородина были оперы «Декабристы» В. Золотарева, «Тихий Дон» и «Поднятая целина» И. Дзержинского. По свидетельству современников «самой советской» оперой была «Поэма об Урале* М. Фролова, посвященная 15-й годовщине Октябрьской революции и социалистическому преображению края. Оперу Б. Трамбицкого «За жизнь» (1938 г.) критики назвали новым советским оперным произведением.

В 1930 г. в Свердловске начали работать ТЮЗ и Театр драмы. В их репертуарах были «Первая Конная» и «Оптимистическая трагедия» Вс. Вишневского, «разлом» Б. Лавренева, «Любовь Яровая» К. Тренева, «Платон Кречет» А. Корнейчука. Появились «ленинские спектакли» Н. Погодина «Человек с ружьем» и «Кремлевские куранты». Зрители смотрели пьесы «на уральскую тему» – «Приваловские миллионы» Д. Мамина-Сибиряка, «Малахитовая шкатулка» по сказам П. Бажова, «Павлик Морозов» А. Яковлева. Сохранялись в репертуаре и классические спектакли: «Король Лир», «Гамлет» и «Отелло» В. Шекспира, «Горе от ума» А. Грибоедова, «Ревизор» Н. Гоголя.

Театр музыкальной комедии, открывшийся в Свердловске в 1933 г., современники называли «лабораторией советской оперетты». В 1934 г. состоялась премьера «Миллион терзаний» И. Дунаевского, потом – «Свадьба в Малиновке» Б. Александрова и др. Заметным событием в истории уральской музыкальной культуры стало открытие филармонии в Свердловске (1933 г.) и в Челябинске (1937 г.), открытие театра музкомедии в Оренбурге (1936 г.), создание симфонических оркестров.

Усиление гонений на церковь и верующих.

В 1930-х гг. продолжались активная антирелигиозная агитация, закрытие монастырей, храмов, молитвенных домов. В 1929 г. были приняты законы, согласно которым религиозная пропаганда объявлялась государственным преступлением, священники и члены их семей лишались гражданских прав. В 1930 г. местные органы власти получили право решать судьбу культовых зданий, и на Урале началась кампания но закрытию храмов и мечетей. Активисты закрывали молитвенные здания «в 24 часа, в порядке соревнования». В Свердловске кампания проходила под лозунгом «Столице Урала церкви не нужны». Закрытые культовые здания использовали под столовые, кинотеатры, склады. В Ирбите в соборе была размещена тюрьма; Никольскую церковь в Мотовилихе взорвали и разобрали на кирпичи. В 1929 г. было закрыто 229, в 1930–1931 гг. 1225 молитвенных зданий, к 1940 г. в регионе было закрыто 2448 церквей. Закрытие сопровождалось изъятием ценностей, сожжением икон древнего письма и рукописей, снятием колоколов, были утрачены предметы церковной утвари из благородных металлов, являвшиеся шедеврами художественного мастерства. Купола и кресты многих храмов были обезображены до неузнаваемости. За период «анти колокольной кампании» в Уральской области было снято 3856 колоколов. В Свердловске действовали по призыву: «Колокола переплавим на металл – ускорим темпы пятилетки!». В 1929 г. были конфискованы мощи Праведного Симеона из храма Верхотурского Свято-Николаевского монастыря.

Атеистическая пропаганда велась под лозунгом «Борьба с религией есть борьба за социализм». Вместо храмов в Свердловске, Нижнем Тагиле, Перми, Златоусте, Соликамске, Сысерти были открыты антирелигиозные музеи, при краеведческих музеях начали работу антирелигиозные отделения. Уральская организация Союза воинствующих безбожников насчитывала в 1933 г. 342 тыс. человек.

Судьбы творческой интеллигенции Урала в 1930-е гг.

Многие ученые и деятели культуры подвергались в этот период репрессиям. В ходе их погибли председатель Уральского областного бюро краеведения Я.А. Истомин (1887–1939), обвиненный в длительных связях с «врагами народа».

Несмотря на насилие над верующими и священнослужителями, власти не смогли достичь своей цели – даже в 1937 г. согласно данным Всесоюзной переписи – значительная часть уральцев оставалась людьми верующими. Документы сохранили свидетельства о том, что в престольные праздники рабочие старых уральских заводов не выходили на работу; многие сохраняли веру и передавали из поколения в поколение иконы, священные книги, молитвенники, атрибуты религиозных культов.

За годы войны на Урале значительно сократилось количество школ, увеличилось число детей, не обучавшихся в них. Вследствие этого в первое послевоенное пятилетие основное внимание было уделено строительству новых школьных зданий. Так, в Пермской и Свердловской областях было возведено 85 новых школ, однако положение оставалось сложным, во многих школах обучение шло в две и даже в три смены. Не хватало учителей, но демобилизация армии и расширение педагогических учебных заведений способствовали решению этой проблемы.

Реформа общеобразовательной школы, начавшаяся в 1958 г., была направлена на подготовку выпускников к общественно полезному труду. Для этого при школах создавались производственные мастерские, где молодые люди овладевали какой-нибудь профессией. Но в материальном и кадровом отношении реформа была подготовлена слабо и фактически не удалась.

В высшей школе произошли изменения, учитывавшие потребности научно-технической революции. В связи с этим в Свердловске. Перми, Магнитогорске и других городах региона были созданы новые вузы, в ряде вузов открылись новые факультеты. В Уральском политехническом институте в 1949–1952 гг. были созданы физико-технический и радиотехнический факультеты. В Уральском университете в 1946–1950 гг. организованы лаборатории: рентгеноструктурного анализа, физиологии растений, вакуумная, электронная, металлографическая, спектрального анализа, физикохимии высокомолекулярных соединений. В следующее пятилетие в УрГУ появилось еще 25 лабораторий и учебных кабинетов. Для расширения социальной базы студенчества в вузах были воссозданы рабфаки, выходцам с производства давались льготы при поступлении. В начале 1960-х гг. они составляли 70% всех первокурсников.

Наука Урала была сосредоточена в вузах и 35 институтах Уральского филиала Академии наук СССР. Возросла роль отраслевых научно-исследовательских институтов.

Большим событием в культурной жизни Среднего Урала стало создание Свердловского телецентра, первые передачи которого начались 6 ноября 1955 г. Подобные центры были открыты также в Перми и Челябинске.

В 1950–1960-е гг. заметным явлением стали книги Я. Поповой, А. Бикчентаева, М. Лямина. Т. Архиповой о революционном прошлом Урала, романы В. Очеретина «Саламандра» и «Сирена», произведения О. Корякова (Свердловск) и В. Астафьева (Пермь). Плодотворно работали уральские писатели П. Бажов, И. Ликстанов, поэты Л. Татъяничева, Б. Ручьев, М. Карим и др.

С 1958 г. в Свердловске начали выходить литературно-художественный журнал «Урал» и ежемесячник для молодежи «Уральский следопыт». Они сыграли важную роль в оживлении литературной жизни региона, способствовали распространению демократических идей. Свердловский обком КПСС пытался идеологически влиять на журнал «Урал», который отстаивал позицию искренности в литературе, выступал против иллюзии благополучия советской жизни, лакировки в творчестве неприглядной действительности. Уральский альманах не подчинился партийным указаниям и вплоть до середины 1960-х гг. сохранял духовный и нравственный потенциал «оттепели».

Пребывание во время войны на Урале видных композиторов, музыкантов и музыковедов (Д. Кабалевский, Г. Нейгауз, Д. Ойстрах и др.) положительно повлияло на уровень музыкальной культуры края, особенно на уральскую школу композиторов. Популярными стали имена К. Кацман. Е. Родыгшш, О. Моралова, Б. Гибалина, В. Топоркова.

Широкой известностью в СССР пользовалось в послевоенный период творчество шести уральских музыкальных театров. Здесь работали народные артисты РСФСР Я. Вутирас, А. Маренич, Б. Штоколов, И. Архипова и др. Крупных творческих успехов достиг Пермский театр оперы и балета. В 1946 г. за постановку опер «Иван Болотников» и «Севастопольцы» он получил Государственную премию. В 1954 г. коллективу этого театра присудили премию на всесоюзном фестивале за балет Б. Мошкова «Бэла». Свердловский театр музыкальной комедии стал ведущим в своем жанре в масштабах всей страны.

Самыми многочисленными в крае были драматические театры, ставившие классику и пьесы современных авторов. Большой популярностью пользовались выступления Оренбургского, Прикамского и Уральского народных хоров.

После окончания войны созданная в 1943 г. Свердловская киностудия была преобразована в студию научно-популярных фильмов, производство художественных фильмов возобновилось здесь только в 1956 г.

Художники и скульпторы послевоенного времени разрабатывали разные темы и жанры. В картинах. В. Зинова, В. Золотарева, Г. Мосина получила отражение историко-революционная тематика, в произведениях В. Волкова, Я. Широкова и др. – тема Великой Отечественной войны. Многих художников привлекла тема труда.

По-прежнему популярной была пейзажная живопись, достигшая высокого уровня. Картина Е. Гудина «Верба цветет» вошла в фонд Третьяковской галереи наряду с творениями В. Игошева, отображавшими жизнь народов Северного Урала.

В области книжной графики успешно работал В. Волович. в станковой графике – Б. Семенов, цветные гравюры создавал А. Зырянов. Плодотворно работали уральские скульпторы М. Крамской, Л. Головницкий, В. Зайков, Г. Петрова. Вместе с архитекторами они принимали участие в оформлении дворцов культуры, административных и жилых зданий. Архитектурные «излишества» первых послевоенных лет постепенно были сведены к минимуму.

Росту мастерства уральских художников способствовали регулярно проводившиеся областные и межобластные выставки.

Либерализация гуманитарной науки

Перестройка, закончившаяся полной сменой политического строя в стране, в первую очередь стала ощутимой в гуманитарной сфере. Гласность, «демократизация» позволили представителям интеллигенции начать серьезные споры о роли общественных дисциплин в жизни советского общества. На дискуссионных трибунах, партийных собраниях в вузах Свердловска звучали предложения убрать из учебного плана такие предметы как политэкономия, научный коммунизм, история КПСС. На одном из собраний в Уральском государственном университете даже обсуждался вопрос о лишении ученых степеней и званий тех, кто защитил диссертации по проблемам марксизма-ленинизма, научного коммунизма, развитого социализма, истории КПСС. В результате многочисленных споров к концу 1980-х гг. были почти полностью исключены ранее обязательные курсы истории КПСС и научного коммунизма. В авангарде перестройки учебных дисциплин выступили Челябинский педагогический институт, УПИ, УрГУ.

Уральское кино

Вторая половина 1980-х гг. стала «золотым временем» для уральского кино. На Свердловской киностудии тогда работали лучшие мастера отечественного кинематографа. Здесь начал свой путь к мировому признанию режиссер В. Хотиненко, автор кинокартин «Зеркало для героя», «Рой», «СВ».

Цех документального кино в Свердловске стал лидером среди российских документалистов. Множество призов российских и зарубежных фестивалей получили фильмы режиссеров Б. Шустова («Леший», «Новые сведения о конце света»), С. Мирошниченко («Госпожа Тундра», «А прошлое кажется сном»), Г. Дегальцева («Кто косит ночью?»), В. Тарика («Тот, кто с песней», «Египтянин») и др.

Изобразительное искусство

Важными событиями культурной жизни этого периода стали выход книги «Слово о полку Игореве» с иллюстрациями В.М. Воловича, выставки каслинского литья.

Молодые художники Среднего Урала создали объединение «Сурикова, 31». Их картины, далекие от социалистического реализма, знакомили уральского зрителя с современными тенденциями развития мировой художественной культуры.

Урал вновь открылся для бывших соотечественников: огромное внимание привлек визит в Екатеринбург всемирно известного скульптора Эрнста Неизвестного. Музыка и театр

В эпоху перестройки музыкальное и театральное искусство получило «глоток свежего воздуха». В театрах осуществлялись новые постановки, посвященные актуальным темам прошлого и современности. В 1986 г. Челябинскому драматическому театру им. С. Цвиллинга присвоили почетное звание Академический.

Процесс модернизации театра иллюстрирует смена концепции театра музкомедии в Свердловске – одного из ведущих в России, – она была осуществлена с приходом в него нового художественного руководителя Л. Стрежнева. Оренбургский театр музкомедии поставил в годы перестройки новые спектакли на музыку А. Колкера («Старое танго»), А. Журбина («Агент 00»), Ф. Легара («Летучая мышь») и др. В 1988 г. на базе Челябинского театра кукол была создана зональная лаборатория художников и режиссеров Урала и Сибири.

В 1986 г. в здании Александро-Невской церкви на Алом поле в Челябинске открылся единственный на Урале зал камерной и органной музыки. В 1987 г. здесь зазвучал орган немецкой фирмы «Ойоле», который, но праву считается одним из лучших в Европе.

Свердловский рок-клуб

В конце 1970-х гг. в г. Свердловске существовало несколько рок-групп, среди которых были «Трек», «Урфин Джюс» и др. В 1981 г. под эгидой Свердловского архитектурного института прошел первый свердловский рок-фестиваль. В середине 1980-х гг. на Среднем Урале родился такой феномен современной молодежной культуры как свердловский рок-клуб, объединивший большое количество музыкальных коллективов различных стилей и направлений. Президентом его стал Н. Грахов. Вся страна узнала группы «Кабинет», «Наутилус Помпилус», «Чайф», «Апрельский марш», «Агата Кристи» и др. Многие из этих групп зародились в недрах высших учебных заведений Свердловска.

В период перестройки Урал стал центром молодежной культуры протеста, выраженного, в частности, в творчестве Свердловского рок-клуба, в состав которого входили получившие широкую популярность рок-группы «Наутилус Помпилус», «Чайф», «Агата Кристи». Однако к началу 1990-х гг. стало очевидным отсутствие дальнейшего пространства для развития тем протеста. Вместе со всей Россией культурная жизнь региона вступила в период радикальных реформ.

Свердловский рок-клуб стал организатором рок-фестивалей. В июне 1986 г. состоялся первый его фестиваль, на котором сенсационного успеха добилась группа «Наутилус Помпилус», исполнившая песню «Гудбай, Америка». В апреле 1987 г. представители свердловской рок-делегации «Чайф», Группа Егора Белкина, «Наутилус Помпилус») выступили в Ленинградском Доме молодежи перед жюри Союза композиторов. Выступление «Наутилуса» получило всесоюзный резонанс после разгромной статьи в газете «Советская культура».

Самыми яркими именами свердловского рок-клуба стали В. Бутусов, Е. Белкин, Н. Полева, В. Шахрин, братья В. и Г. Самойловы. Автором текстов многих групп был И. Кормильцев, музыки и аранжировки – А. Пантыкин.

Свердловские группы активно концертировали на Урале и в стране, стали участниками многих фестивалей и движений. В 1987 г. на московской «Рок-панораме» группа «Наутилус Помпилус» получила «лучшую прессу». В сентябре 1989 г. «Апрельский марш», Настя Полева, «Чайф» были участниками московского десанта экологического движения «Рок чистой воды». «Агата Кристи» в этом же году представляла советский рок на семинаре по проблемам рока в Глазго (Великобритания). В 1990-е гг. многие свердловские музыканты продолжили свою деятельность в Москве и Санкт-Петербурге.

Список использованной литературы

1. «История России». Энциклопедия «Аванта+»

2. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М., 1993.

3. Платонов С.Ф. Курс лекций по русской истории. – М., 1992.

4. Пушкарев С.Т. Обзор русской истории. – М., 1991.

5. Отечественная история: Учебник для вузов/ Ш.М. Мунчаев, В.М. Устинов, Ю.П. Кожаев; под ред. проф. Ш.М. Мунчаева. – М., 1998.

6. Ключевский В.О. Курс русской истории. – т. 2. – М., 1989.

7. Скрынников Р.Г. История Российская. – М., 1997.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ