регистрация / вход

Рим царей — истоки и основания грядущего величия

Легенды и мифы, связанные с явлением на мировую арену Рима - государства и города. Особенности поселений этрусков, их происхождение, язык и культура. Характеристика мировоззрения и религии римлян. Развитие римской республики как гражданского общества.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

КИЕВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. ДРАГОМАНОВА

РЕФЕРАТ

ПО КУЛЬТУРОЛОГИИ

НА ТЕМУ:Рим царей — истоки и основания грядущего величия. Римская республика — гражданское общество

Выполнила студентка 33 группы

Романенко Наталия

Киев 2009


Рим царей — истоки и основания грядущего величия

Явление на мировую арену Рима — государства и города — связано с множеством легенд и мифов. Особенно известны два мифа. Один из них полнее всего изложен в произведении “Энеида” римского поэта Публия Марона Вергилия (70—12 до н. э.). В нем говорится, что грек Эней, сын богини Афродиты и прекрасного пастуха Анхиса, участвовал в Троянской войне на стороне Трои, затем по совету своей божественной матери покинул горящий город и, повинуясь предсказанию оракула, отправился морем в Италию.

После долгих странствий и разных злоключений он высадился на западном берегу близ города Кумы, встретил Лавинию, дочь царя латинов, просватанную за вождя племени ритулов Турна. В жестоком поединке Эней победил Турна, вступил в брак с Лавинией и основал новый город. Но здесь есть несоответствие: между датой падения Трои (1184 до н. э.) и основанием Рима (754 до н. э.) слишком большой промежуток времени, поэтому другая система мифов связывает появление Рима уже не с Энеем, а с его потомками.

Эти мифы рассказывают о том, что два брата-близнеца Ромул и Рем (по одним версиям — дети рабыни и духа домашнего очага Лара, по другим — дети весталки Реи Сильвии, дочери царя Нумитора, и Марса, по третьим — внуки или дети Энея, прибывшего из Греции после Троянской войны) были брошены по приказу царя Амулия, брата Нумитора, в Тибр. Их вынесло течением на берег под деревом, посвященном богине вскармливания новорожденных, — Румине. Пришедшая к реке утолить жажду волчица увидела близнецов, унесла к себе в логово и выкормила их. Найденные пастухом и выращенные в его семье, они, повзрослев, узнали о своем происхождении. С помощью отряда воинов и присоединившегося к ним местного населения Ромул сверг и убил Амулия, после чего братья решили основать новый город на том месте, куда их принесла река. По обычаю, чтобы начать новое дело, нужно было гадать по полету птиц, и в этом гадании Ромулу явились двенадцать птиц, которые предвещали двенадцать веков существованию города, а Рему — лишь шесть. Из зависти Рем стал зло насмехаться над братом, они поссорились, и в драке Ромул убил Рема. Он стал первым царем города и основал весь его уклад: сенат, деление людей на патрициев и плебеев, а войска — на легионы. С именем Ромула связывают идею о богоизбранности римского народа, поскольку Ромул состоял в родстве с олимпийскими богами, он был призван править миром.

В этих мифах соответствуют реальности, пожалуй, лишь факты связи римской культуры с греческой. Действительно, уже в VIII веке до н. э. на юге Апеннинского полуострова имелись греческие поселения: Тарент, Гераклея и другие; в 508 году до н. э. Рим заключил договор с Карфагеном, а созданию знаменитых законов XII таблиц в середине V века до н. э. предшествовало изучение законодательства в Греции; пользовались римляне и предсказаниями дельфийского оракула [101, с. 387, 388]. Кроме греков, на Апеннинском полуострове жили и финикийцы, которые уже во II—I веках до н. э. занимались морской торговлей, производством стекла, обработкой металлов, строительством кораблей.


Наиболее загадочным народом, населявшим эти места, были этруски, происхождение, язык и обычаи которых до сих пор мало изучены. Их поселения напоминали не родовые поселки, а города, прямоугольные в плане и поделенные двумя мощеными улицами, пересекающимися под прямым углом (одна — с севера на юг, а другая — с востока на запад), образующими четыре городских квартала.

Так выглядели впоследствии и Рим, и другие города Рима-государства. Возглавляли города этрусков цари, и все символы и эмблемы: “...пучки розог с воткнутыми в них топориками — фасции, складное, выложенное слоновой костью курульное кресло, а также институт 12 ликторов, шествовавших перед главой государства,— все это мы найдем позже в Риме” [160, с. 178].

Мировоззрение и религия римлян уходят своими корнями во многие верования и религиозные представления этрусков. Именно у этрусков встречаются боги, которые удивительно похожи по своим функциям и даже именам на более поздних римских богов: например, Мнерва (Минерва), Марис (Марс), Сатре (Сатурн), а также добрые демоны домашнего очага и угодий Пенаты и Лары. От этрусков сохранилось множество гаданий, в том числе гадания по полету птиц, внутренностям животных, поэтому Этрурию называют матерью и родительницей суеверий.

Значительный вклад в римскую культуру внесли и завоеванные римлянами племена италиков, стоявшие на более низких ступенях развития, которые пришли на Апеннинский полуостров с севера и затем разделились на латинян, умбров, сабинян и других. Они строили дома на сваях, знали различные способы земледельческих работ. Римская культура, впитав в себя множество влияний, в которых сошлись Восток и Запад, Север и Юг, ассимилировала их и создала новое качество, которое дало миру образцы государственности, искусств, философских знаний, особого самосознания и прочих ценностей.

С самого зарождения Рим вел бесконечные войны, расширяя свои территории и отражая удары соседних воинственных народов, усмиряя внутренние распри и восстания рабов, создавая мировую империю. Вергилий в пору расцвета Рима при императоре Августе (63 до н. э.—14 н.э.) так определил то главное, что стало на долгие века сущностью Рима:

Римлянин! Ты научись народами править державно —

В этом искусство твое! — налагать условия мира,

Милость покорным являть и смирять войною надменных!

[295. с. 362]

Историки, археологи, этнографы полагают, что древнейшее поселение на месте Рима возникло раньше легендарной даты — приблизительно в IX— VIII веке до н. э. Этрусские завоеватели объединили общины земледельцев, селившихся на семи холмах вокруг центрального поселения на холме под названием Палатин. Они образовали город-государство, управлявшееся царями, из них Сервий Туллий, Тарквиний — вполне реальные исторические лица. Хотя среди поселенцев были, кроме этрусков, латины и сабины, их объединяли общие культы Юпитера, Ларов — хранителей земли и дома.

Мир древних племен Рима включал в себя множество божеств земледельческого и скотоводческого характера. Это были боги посевов, всходов, цветения, созревания. Особо выделялся бог войны Марс, в жертву которому приносили коня. Целая когорта божеств участвовала во всем цикле земледельческих работ: “...три божества Вервактор, Редаратор и Обаратор — оказывали людям помощь при вспашке целины. При унавоживании поля молились и приносили жертвы Стрекулинию, при севе — Сатурну и Семене; когда покажутся первые ростки, земледельцы обращались к богине Сее, а когда хлеба взойдут — к богине Сегетии. От сорняков защищал посевы Рунсинатор... Созревание колосьев считалось делом бога Лактурна, а цветение — богини Флоры, жатвой ведал бог Мессис” [160, с. 185].

Разные боги охраняли жилище и семью римлянина: богиня домашнего очага — Веста, бог двери — Янус, имевший два лица, божества земельных угодий — Лары и самого дома — Пенаты. У каждого человека был личный дух-покровитель — гений. Если Пенаты — духи, приносящие лишь добро, то гений мог быть добрым или злым, печальным или веселым, мог выступать и как “гений чистой красоты” (в таком смысле и употребил это выражение Пушкин).


Но римляне, в отличие от греков, считали, что их успехи в земледелии, ратном деле и во многом другом зависят только от их собственной деятельности, от богов требовались лишь благосклонность и защита. Это обусловило представления о роли личной инициативы, с одной стороны, и потребительское отношение к богам — с другой. “Если греки создавали мифы о богах и полубогах, то для римлян в центре его,мифологии был сам Рим, его героический победоносный народ, те, кто боролся и погиб за его величие. Боги, по убеждению римлян, лишь помогали им победить, выказывая тем свое особое расположение к римскому народу” [156, т. 1, с. 9].

Основой общества был род. и главы родов (родовая аристократия, или патриции ), объединившие вокруг себя всех, кто участвовал в ведении хозяйства, вплоть до рабов, постепенно начали играть заметную роль в управлении городом-государством. Глава семьи — pater familias — обладал неограниченной властью над жизнью и смертью каждого члена семьи. (Римское понятие familia включало в себя не только прямых родственников, чад и домочадцев, но и рабов, землю и имущество рода). Такие семьи отличались дисциплиной и организованностью. Патрициям противостояли плебеи (лат. plebeii “простолюдины”), занимавшиеся ремеслом и торговлей. Они не обладали земельной собственностью и потому не допускались к управлению городом. Кроме них, с ранних времен в Риме существовали клиенты (лат. cliens “послушный”). Клиентами могли быть чужие роду люди либо младшие сородичи, которые подчинялись главам родов или большой семьи. Они могли получить от них землю в надел, за что платили им сельскохозяйственными продуктами и несли военную службу. В свою очередь патрон поддерживал своих клиентов, защищал их в суде и выручал в трудных ситуациях.

Свободное население Рима, его полноправные граждане — populus romanus делились на три трибы (по принадлежности к тому или иному племени): латинскую, сабинскую и этрусскую. Триба (лат. tribuo “делю”) включала в себя 10 курий, а курия — 10 родов. Во главе стоял царь, избираемый на собрании пожизненно. После его смерти и до избрания нового другое правящее объединение — сенат (лат. senex “совет старейшин”), состоявший из 300 патрициев, назначал каждые 5 дней временного правителя. Сенат утверждал решения комиций (собрания курий), собиравшихся по приказу царя. Царь был правителем, верховным жрецом, судьей и военачальником. Для вершения особо сложных судебных дел он назначал при необходимости помощников — квесторов (лат. quaestor “изыскатель”). Эта должность впоследствии стала иметь отношение к финансовой деятельности государства.

Главным направлением деятельности Рима была организация военного дела, поэтому именно этой области коснулась одна из первых реформ римского мира раннего периода. Сервий Туллий разделил все римское свободное население, патрициев и плебеев по имущественному признаку на 6 разрядов в зависимости от количества обрабатываемой земли. Когда в IV веке до н. э. в Риме появились первые монеты (название связано с именем римской богини Юноны Монеты, при храме которой начали чеканить деньги), разряды стали измеряться в денежном выражении. Пропорционально имущественному положению определялись и обязанности каждого: чем богаче был человек, тем больше средств он должен был вкладывать в общественные нужды. Но главная цель реформ Туллия — преобразование военных формирований, поскольку вся организация римского общества была связана с военной структурой.


Он разбил общество на центурии (лат. centum “сто”) — единицы имущественно-возрастной классификации граждан, на основе которой комплектовалось войско [275]. По центуриям проводились и комиций.

I разряд должен был выставить 80 центурий вооруженной пехоты и 18 центурий конницы, остальные разряды все вместе — 95 центурий легкой пехоты и других воинов. Всего в Риме времен Туллия насчитывались 193 центурии, которые на своих собраниях решали вопросы войны и мира, избирали должностных лиц и принимали законы. Как видно из состава центурий и их количества, реальная власть оставалась в руках наиболее богатой части населения [160, с. 184]. Это обусловило последующую борьбу плебеев с патрициями за влияние в обществе, которая разгорится в период республики.

Нельзя обойти стороной особенности организации римского общества, поскольку его культуру невозможно понять, не рассматривая основ римской государственности. Общество выработало систему ценностей, характерную для Рима, которая легла в основание последующего развития римской культуры и повлияла на культуру Западной Европы. В этой системе ценностей нужно отметить воспитание мужества, стойкости, верности долгу, особого поведения, предписывавшего не терять настойчивости, непреклонности и достоинства ни при каких обстоятельствах. Римлянин с детства был приучен беспрекословно подчиняться сначала власти paters familias , а затем воинской и гражданской власти. Поэтому в Риме сильна была роль авторитета, впоследствии перешедшая в поклонение ему, и значима правовая сторона отношений между людьми: каждый должен был понимать свою меру власти и меру власти над собой других. Кроме того, борьба между главами богатых родов и плебеями вырабатывала особую систему отношений в обществе, при которой имущественное положение определяло все остальное.


Римская республика — гражданское общество

В 510 году до н. э. был изгнан последний, седьмой царь Рима Тарквиний Гордый, который пришел к власти, убив Сервия Туллия. Но, несмотря на то, что царь жестоко обращался с народом и патрициями, избавление от него не сулило ничего хорошего плебеям. Они видели в монархе основу общества и защиту от притеснений со стороны патрициев: реформы Сервия Туллия сделали плебеев полноправными, они получили возможность через центуриальные комиций выражать свои желания и интересы. Лишь патрициям, владевшим обширными землями, мешали цари, пытавшиеся упорядочить жизнь общества, После свержения монархии к власти пришли консулы, которые избирались исключительно из патрициев. Им принадлежала вся полнота высшей власти — imperium , но она ограничивалась сроком и тем, что выбирался не один консул, а два. Они избирались на год и правили по месяцам. Выборы осуществлялись центуриальными комициями. По-прежнему существовал сенат, и его роль усилилась. При царях это был всего лишь совещательный орган, в который входили представители аристократических фамилий, главы родов, заседающие в сенате пожизненно. При консулах, в период республики сенат постепенно присвоил себе контроль над решениями народного собрания и действиями консулов, которые сенат мог утвердить или отвергнуть.

Развитие римской культуры периода республики шло путем создания той формы государственности, что легла в основу цивилизации и сохранила свое значение до сих пор. Вслед за римской традицией мы будем в дальнейшем именовать должности в ней магистратом (лат. magistrates “должностное лицо, начальник”). Так, консулы — это два высших магистрата. Первоначально в помощь консулам избирались два квестора, управлявшие казной и участвовавшие в судебных разбирательствах, затем их число увеличилось (при Сулле — 20, при Цезаре — 40). С V века до н. э. квесторы стали представлять собой самостоятельный магистрат, во время военных походов они управляли казной войска. Кроме квесторов, существовали цензоры , проводившие ревизию имущества (ценза) граждан, в их обязанности входил надзор за возведением построек, отдача сбора налогов на откуп. Цензор следил за тем, как каждый гражданин выполняет свои обязанности по отношению к государству, что впоследствии привело к надзору за нравственностью и слежке за каждым римлянином под лозунгом защиты “старых добрых нравов”. Приговор цензора не мог быть обжалован, цензор же мог по своему усмотрению составлять списки сенаторов, исключая из него тех, кого считал недостойным. Впоследствии появилась должность военного трибуна с консульской властью, которую мог занимать и плебей.

Для организации управления обществом в экстремальных условиях избирался магистрат, наделенный чрезвычайными полномочиями, или назначалось должностное лицо со всей полнотой единоличной власти сроком на 6 месяцев — диктатор . К диктатуре прибегали лишь в периоды опасности для Рима.


Республика вела множество войн, которые почти не прекращались. Возникла необходимость организовывать управление завоеванными территориями. Рим основал для этого муниципии города с самоуправлением. Там избирались собственные правители — дуумвиры , исполнявшие судопроизводство, а также аналогичный римскому сенату декурион . Население муниципий не участвовало в решении дел Рима и не получало римских должностей. Некоторые поселения имели ограниченное римское гражданство — без права голосования в народных собраниях и самоуправления. Для управления делами в такие города присылался из Рима префект.

Завоевания Рима создавали не только новые территории, но и новые проблемы. Римский плебс требовал участия в разделе завоеванных земель и расширения прав. Долгая борьба разрешилась победой плебеев после того, как они покинули Рим во время войны с эквами в 494 году до н. э. и ушли на Священную гору. Военная угроза вынудила патрициев к уступкам, после чего римские плебеи получили право на своих собраниях — плебисцитах избирать 2—4,а позднее 10 народных трибунов. Долгое время они не были должностными лицами, а лишь выражали интересы плебса, останавливали то или иное решение магистратов или сената и пользовались правом неприкосновенности. Решения, которые принимали трибуны, были обязательны лишь для плебса. Долговременная борьба римского плебса за свои права закончилась тем, что с 367 года до н. э. один консул мог быть плебеем, а в 332 году до н.э. один из плебеев стал даже цензором.

Постоянная борьба плебеев за расширение своих прав привела к созданию правовых норм Рима. Коллегия из 10 должностных лиц — децемвиров (лат. decemviri “десять мужей”) составила знаменитые “Законы XII таблиц” (451 г. до н. э.); они были записаны на медных пластинах и выставлены на главной площади Рима — Форуме. В них еще не разделялись гражданское, уголовное и процессуальное права, но уже были положены основания для них. Подробно рассматривались права наследования: лишение сына наследства должно было утверждаться на народном собрании; после троекратной продажи отцом сына в рабство сын получал право независимости от отца; родители должны были обеспечить будущее своих детей и дать приданое дочерям и др. Жестоко карались кражи и любые покушения на собственность, причем наказания для свободного и раба были различны. Множество законов было связано с долговым правом, согласно которому кредитор мог распоряжаться не только имуществом и свободой должника, но и его жизнью. Справедливость по отношению к должникам была представлена правилами, на основании которых патрон, обманувший своего клиента, предавался проклятию. Запрещалось передавать землю в собственность храмам, “что препятствовало образованию в Риме экономически, а значит, и политически сильного жречества” [101, с. 393]. Специально оговаривалось равенство каждого перед законом, и это было особенностью римских законов по отношению ко всем законам, создававшимся ранее, например, Ашшурбанипалом или Хаммурапи. Таким образом, культура Рима в период республики преуспела в создании государственного аппарата и права, которым нет аналогов ни в одной ранней культуре.

Еще одна сфера, связанная с институтом римского государства, приобрела в Риме необходимую для государственного элемента системную целостность — это военная организация. Можно сказать, что Рим целиком представлял собой военную систему. Каждый гражданин Рима в возрасте от 17 до 46 лет должен был в случае необходимости участвовать в военной службе. “Обычно римская армия состояла из 4 легионов (лат. legere “собирать”; легион — первое название всего римского войска.— А. Б. ),в каждый из которых входило 4200 человек пехоты и 300— конницы... На 3000 тяжеловооруженных пехотинцев приходилось 1200 легковооруженных, сражавшихся в кожаных шлемах, с короткими копьями и легкими плетенными щитами” [160, 194]. Все римское войско было разбито на особые подразделения — манипулы (лат. manipulus “горсть”), имеющие особые значки, часто в виде орла; воины группировались вокруг этих значков и, следовательно, ни в ходе военных действий, ни во время марша или в лагере не было никакой неразберихи. Лагерь строился после каждого дневного перехода и обустраивался со всей римской серьезностью и тщательностью, окружался рвом, валом и другими видами внешней защиты; ставились палатки главнокомандующего и квесторов. В центре сооружался помост — трибунал, с которого командующий обращался к воинам. Дисциплина поддерживалась системой наказаний и поощрений. Среди поощрений был обычай вешать на грудь специальные медные дощечки, напоминающие ордена, на руку надевались медные браслеты в несколько витков, венчали дубовыми венками, а тот воин, кто первым поднимался на стену вражеского города, получал золотой венец. Среди почестей для военачальников следует назвать триумф и овацию. Триумфа удостаивался полководец за расширение границ государства или особо важные победы. Если победа была менее значительной, то победитель удостаивался не лаврового, а миртового венка, это чествование называлось овацией.

Преуспев в создании государства и военном деле, римляне не избежали гражданских войн. В провинциях царил произвол, наместники грабили население в свою пользу, ведь нужно было содержать не только наместника, но и его свиту и войско. Сам Рим как государство также выступал все более грабительским по отношению к завоеванным территориям. Римляне, которые прежде захватывали скот и оружие, начали вывозить золото, мраморные статуи, драгоценности.

В Рим хлынули огромные потоки рабов, продающихся все дешевле и дешевле, поэтому многие стали считать, что прокормить раба дороже, чем купить нового. Именно в Риме рабовладение выражалось самым отчетливым образом и применялось практически во всех отраслях деятельности. В трактате “О земледелии” Катон Старший говорит о том, что раб должен постоянно быть занят работой в будни и праздники, в хорошую погоду и ненастье, рабу нужно, по его словам, давать меньше пищи, а больного и старого лучше вовсе не кормить. Именно ему принадлежат такие изречения: “Леность — мать всех пороков”; “Труд удерживает раба от воровства” [135, с. 44, 87].

Для армии война — средство наживы, и воины становятся менее подвижными, настолько отягощены они добычей. Победители захватывают и земли, становясь землевладельцами. Это усиливает столкновения внутри римского общества, поскольку прежний правящий слой Рима — нобилитет (лат. nobilitas “слава, родовитость”) стремится преградить таким скоробогатеям доступ к власти. Появляется закон о том, что начинать карьеру можно с 28 лет: после 10 лет военной службы нужно было пройти низшие ступени должностной власти и только после 43 лет — претендовать на консульство. Вместе с ограничениями начинается борьба за власть, которую старые аристократы стремятся удержать, причем в ход идут связи, взятки, поддержка клиентов (у кого их больше, тот и оказывается в выигрыше),— словом, все то, что в нынешнее время именуется коррупцией. Можно сказать, что Рим буквально изобрел саму политическую борьбу и различные ее способы, многие из которых вошли в традицию настолько, что трудно отыскать их видимые корни.

Стоит отметить, что не только умение воевать за власть и мировое пространство сделало Рим великой державой, а римскую культуру — великой культурой. Все перипетии римской истории создали ценности, характерные для римского общества и впоследствии прославляемые историками, политиками и поэтами. Байрон напишет, спустя века, в поэме “Паломничество Чайльд-Гарольда”:

О Рим! Не ты ль изведал торжество

Трехсот триумфов! В некий день священный

Не твой ли Брут вонзил кинжал в того,

Кто стать мечтал диктатором вселенной!

Тит Ливий, да Вергилий вдохновенный,

Да Цицерон — в них воскресает Рим.

Все остальное — прах и пепел бренный,

И Рим свободный — он неповторим!..

[22,т. 1, с. 276].

В этих стихах сконцентрировано все, чем славен Рим, все, что отличало римлянина от представителя любой другой культуры. Простое перечисление достоинств римлянина окажется немногочисленным: мужество, справедливость, свобода, почтение к предкам и их заслугам. Но главным было качественное своеобразие этих особенностей.

Мужество ( virtus ), порожденное в многочисленных войнах, требовало честности, непреклонности в испытаниях, верности долгу и данному слову, трудолюбия и выносливости. Известна легенда о Муции Сцеволе (лат., греч. “левша”), попавшем в плен во время войны с этрусками: он сжег на огне правую руку, показывая противнику, что никакие пытки не заставят его изменить долгу. Мужество присуще не только воину, но и земледельцу и вообще гражданину. В такой форме virtus выступает как добродетель, к которой должен стремиться любой римлянин.

Форум Романум

Справедливость ( ius ) часто ставилась даже выше мужества. Римский поэт и историк Энный (239—169 до н.э.) устами одного из героев, Приама, говорит, что мужеством могут обладать “и дурные люди, но они всегда презирают справедливость, верность долгу и клятве” [156, т. 1, с. 26]. Наградой за выполнение долга были всеобщий почет и публичное одобрение.

К свободе ( libertas ) в Риме было особое отношение. В результате войн здесь появилось огромное количество рабов, считавшихся не людьми, а лишь “говорящими орудиями труда”. Поэтому рабство было альтернативой для римлянина: личная свобода — первое, что отличало гражданина от раба. Для римлянина была нежелательна любая зависимость,— денежный долг, услуга или иное обязательство, ибо он понимал, что это — форма несвободы. “Человек, работавший за плату, сидевший на тех или иных правах на чужой земле, кому-то чем-то обязанный... хотя и был юридически равноправен, полностью свободным считаться не мог” [там же. с. 27). Так, клиенты брали на себя обязательства поддерживать патрона в его делах, в голосовании за него в народном собрании, и это отнимало у них право на собственное мнение. Но, главное, свобода для римлян — это свобода от тирании, царской власти.

На этих принципах и держалась аристократическая республика Рима ( res publica , res populi , res communis — “дело народа” — говорил Цицерон). Чтобы гордиться своим обществом, нужна память о его заслугах, прежде всего — о заслугах рода, семьи перед Римом, пример прошлых добродетелей. Почитание главы рода для римлян — древний обычай. Еще в условиях общины считалось, что умерший глава рода становится божеством. Его похороны обставлялись торжественно: шли родственники в масках всех прежних глав фамилии, в речах упоминались все заслуги покойного перед общиной, а впоследствии — перед республикой или империей. Такое восхваление главы рода ничем не напоминало надписи на саркофагах фараонов: для Египта важны были личные достоинства умершего, для Рима — его общественная значимость, выражавшаяся в почете ( honor ), большем или меньшем — в зависимости от заслуг.

На основании памяти о великих деяниях предков складывается представление о великом прошлом Рима, создававшемся делами и жизнью достойных.

Это прошлое должно было стать залогом еще более великого будущего. Так возник миф об особенной миссии Рима — города и государства в мире, отраженный в словах Вергилия о предназначении римлян. Этот же миф лежал в основе пристойного поведения — серьезного, гордого и медлительного. Смех, буйное веселье, поспешность и суета считались несовместимыми с обликом истинного римлянина. Все это, соединяясь с мужеством и чувством собственной избранности, принадлежности к великому римскому народу, составляло суть римского менталитета.

Однако, как писал в работе “Восстание масс” Хосе Ортега-и-Гасет, история не может ничему научить, но она может показать, чем горек путь ошибок прошлого. Для Рима этот путь ошибок, как и для каждой другой культуры и цивилизации, заложен в самой форме его существования — в бесконечном присвоении богатств мира, не созданных римлянами, превращении людей в рабов, и постепенно honor предков переходил в гонор и спесь завоевателей.


На гребне войн и захвата земель и других благ выделилось особое сословие — всадники, второе после сенаторов сословие Рима, которое стремилось к власти, обладая средствами и военной силой. Кроме того, армия начинает претендовать на влияние в обществе: долгое время в ней находились лишь представители имущих слоев. Но войны, рост городского населения, появление в нем разоренных и неимущих — пролетариев , которые не могли служить в армии, поскольку были слишком бедны,— все это заставило Рим во II веке до н. э. перейти к профессиональной армии. В профессиональную армию шла большая часть пролетариев, которые ожидали “...не только военной добычи, но и последующего наделения воинов участками земли” [160, с. 223].

Все эти слои населения претендовали и на место под солнцем, и на участие в системе магистратов. Это привело к политическим потрясениям, в результате чего республика вступила в период военных диктатур, со всеми их кровавыми последствиями. Самым жутким лицом среди военных диктаторов можно считать Суллу (138—78 до н.э.), провозгласившего себя диктатором на неопределенный срок вместо положенных 6 месяцев. Он составил списки — проскрипции (лат. proscriptio “письменное обнародование”), в которые внес своих политических противников: за убийство каждого полагалась награда 12 тысяч денариев, а рабы, доносившие на своих хозяев, получали свободу. Сулла пытался ограничить власть народных трибунов, отстранить от участия в делах всадников, вернуть власть аристократическому сенату. После смерти Суллы начались восстания в различных провинциях Рима (крупнейшее из них — восстание Спартака), что окончательно подорвало доверие к республике. Последний яркий всплеск республиканского Рима связан с именами Юлия Цезаря (102/100 — 44 г. н. э.) и Цицерона. Однако и они не смогли что-либо изменить в республике. Недовольство бедноты, восстания рабов, претензии разных сословий к сенату требовали единоличной власти. Цезарь сделал попытку перейти к ней, объявив себя пожизненным диктатором и трибуном, а также религиозным главой Рима — великим понтификом. Он пытался привлечь к себе мягкостью обхождения, обширной программой реформ, но заговор оборвал его жизнь.

Все безобразие вырождения показал последующий период существования Рима: стремление к власти не ради блага общества, а ради личного обогащения. “Никакая жертва не казалась чрезмерной, чтобы занять должность... консула... Поскольку избрание магистрата во многом зависело от голосов городской бедноты, то было принято заранее привлекать ее на свою сторону в обмен на устроенные для горожан пышные празднества с играми и раздачей хлеба, вина или масла, а также путем прямого денежного подкупа... Существовала целая система посредников между кандидатом и избирателями, занятых раздачей хлеба — до и после выборов и отнюдь не скрывавших своей деятельности” [156, с. 238]. Суммы подкупов были огромны (Цицерон в одном их своих писем называет сумму в 10 млн сестерциев). “К выборам начинали готовиться заблаговременно, обдумывая все возможные перипетии избирательной кампании, мобилизуя друзей и устанавливая выгодные связи с влиятельными людьми... Предвыборная агитация не должна ограничиваться Римом, но надлежит охватить и жителей муниципиев, колоний и префектур. Необходимо обещать помощь всем, ...выглядеть любезным и безмятежно спокойным; к каждому на улице обращаться по имени, прибегая для этого к помощи раба-номенклатора, нашептывающего на ухо хозяину имена всех встречных. Кандидату следует всегда появляться в сопровождении как можно более многочисленной свиты, чтобы производить впечатление человека, у которого великое множество друзей. В открытой политической полемике римляне не останавливались ни перед чем, обвиняя противников во всевозможных преступлениях и извращениях” [там же, с. 239, 240]. К этой картине остается добавить еще и то, что в Риме, который прежде Ценил свою свободу и независимость, появляется термин accipere — “брать” (имеется в виду взятка), даже в глазах варваров Рим выглядит городом, который может купить всякий, кто захочет это сделать.

Политический кризис сопровождался распадом семейных отношений, причем политика вторглась даже в сферу семьи: браки могли заключаться по политическим мотивам, поэтому огромно число разводов, супружеских измен, убийств внутри семьи. Столь бесславно окончила свои дни некогда великая римская республика, но все свои сильные и слабые стороны Рим еще раз обнаружил в период империи.

Использованная литература :

1. Мир культуры (Основы культурологии). Учебное пособие. 2-е Б95 издание, исправленное и дополненное.— М.: Издательство Фёдора Конюхова; Новосибирск: ООО “Издательство ЮКЭА”, 2002. — 712 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий