регистрация / вход

Сад камней

Своеобразным и чисто национальным видом ландшафтной архитектуры Японии являются сады, как пейзажные при дворцах и храмах эпохи Хэйан и Камакура, так и "философские", символические "сады камней", культивировавшиеся учителями дзэн в более позднее время.

РЕФЕРАТ

ЯПОНСКАЯ КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО.

САД КАМНЕЙ.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

1.Сад - как модель мира

2 . Японский сад камней

3. Сад камней храма Рёан-дзи.

Заключение

Приложение


ВВЕДЕНИЕ

Японская культура является неповторимым самобытным явлением не только в контексте общемировой культуры, но и в ряду других восточных культур. Японцы — это нация воинов, суровых в битве, но мягких и благородных в мирное время. Как и большинство представителей воинственных рас, они страстно любят природу и поэзию. Эта любовь в большой степени порождена ландшафтом Японии — каскадами ее зеленых холмов, ее побережьями, опоясанными соснами, и чистотой серебряных далей. Буйная темно-зеленая растительность окутывает здесь изгибы морских заливов, и трепещущий бамбук с его перистыми листьями словно выбегает из гущи сосен.

Но все же чтобы попытаться понять суть и особенности японских национальных культурных традиций необходимо погрузиться в безбрежный океан Восточной философии - Восточной мудрости, с которой японская культура неразрывно связана.

Главной особенностью Японии является ее идеология, основой которой служит национальная религия синтоизм- “путь богов”. Причем, синтоизм включил в себя буддизм с его стремлением к иллюзорному бытию- сансаре, конфуцианство со строгой регламентацией общественной жизни и даосизм, повелевающий строго следовать своей внутренней природе. Может быть, поэтому в Японии есть и синтоийские храмы Исэ, и буддийские храмовые комплексы, и обычай чайной церемонии, любование цветами и составление икебаны. Трудно сказать, что является главным. Японцы могут не придерживаться определенной религии, но они обязательно посещают храмы Так что, пожалуй, главное у японцев - это чувство прекрасного, умение создавать и понимать красоту. Эта черта присутствует во всем, будь то храм, беседка или сад.


1. САД – КАК МОДЕЛЬ МИРА.

Камни учили меня молчанию.

Камни учили меня терпению.

Камни учили меня спокойствию.

Камни учили меня созерцанию.

Камни учили меня бесконечности мироздания.

Своеобразным и чисто национальным видом ландшафтной архитектуры Японии являются сады, как пейзажные при дворцах и храмах эпохи Хэйан и Камакура, так и «философские», символические «сады камней», культивировавшиеся учителями дзэн в более позднее время. «Нигде в мире сады не кажутся более таинственными и символическими, чем те, которые были созданы мастерами секты дзэн», — писал итальянский писатель Ф. Мараини.

Сады являются неотъемлемой частью богатой и загадочной культуры страны восходящего солнца. Они воздействуют на настроение зрителя и создают чувство единения с природой. Эти тихие уголки природы выглядят очень естественно, хотя, как правило, в их основе лежит хорошо продуманная схема.

В Японии традиции создания садов относятся к древним временам. Первое упоминание относится к 70 годам н.э. и передает впечатления императора отдыхающего в саду своего дворца. Сады того времени изобиловали извилистыми ручейками, небольшими островками и мостиками, зачастую располагались вокруг прудов. Искусство создания японского сада испытало на себе влияние китайской культуры, возможно именно благодаря ей сады стали располагать рядом с жилищем императоров.

Природа островов, на которых расположена Япония, существенно различается по климатическим условиям и рельефу, что во многом объясняет такое удивительное явление как японский сад. Богатая флора, горы, ручьи и озера стали моделью для воссоздания ландшафта в миниатюре. Незамысловатые элементы, используемые в создании сада, создают ощущение пространственной глубины и наделяют его внутренним содержанием. Такой сад создан не для прогулок, а для созерцания и отрешения от повседневных забот, для ощущения безбрежности и бесконечности. Его можно сравнить с произведением художника, которым можно любоваться часами.

Японский сад является неотъемлемой частью культуры страны, в основе которой

лежит национальные и религиозные особенности. Японцы необычайно чувствительны к

природе, некрасивого для них в мире нет. Основой национальной религии стало поклонение водопадам, горам, деревьям. Характерная черта японского менталитета - умение активно воспринимать любой художественный образ, домысливая его и сопереживая вместе с автором. Это объясняет лаконичность и вместе с тем многозначность, символизм, свойственные японским садам. В отличие от европейского сада, где все подчинено воздействию на наши органы чувств посредством цвета или ароматов, японский сад преследует только одну цель: помочь отрешиться от всего суетного и обрести душевное равновесие.

Включение природы в жилище было давней традицией Японии. Дзэн-буддизм способствовал кристаллизации типа японского жилища и дал толчок к созданию сада как модели мира. «В достаточной мере абстрагированный образ, но еще не перешедший в умозрительную сферу, японский философский сад занимает промежуточное положение между образом и понятием и наиболее точно подходит под категорию знака-символа»,— пишет Н.Николаева. Сады были воплощением великого в малом. Сочетание знаков горы и воды определяло основную схему символического ландшафта (именно знаков: пруд символизировал океан, камень — гору, вода могла присутствовать реально или замещаться поверхностью песка). Сопоставление горы и воды воплощало учение о противоположных началах, чередование и взаимопроникновение которых — основа всего сущего (светлое мужское начало означалось горой или камнем, темное женское — водой). Знаковые системы садов были аналогичны идеограммам иероглифического письма; значения элементов и их сочетаний бытовали в культурной традиции и фиксировались руководствами по садовому искусству. Очевидная символичность отличает живописную форму японского сада от псевдоестественных английских садов; преобразованная природа несет человеческие смыслы.

Все сады в Японии призваны вызывать у человека иллюзию пространства и погружать его в идеальный мир, далёкий от нашего бренного и несовершенного мира, но в этой совокупности выделяли несколько типов, каждый из которых имел свой способ достижения иллюзии пространства и своё предназначение.

На протяжении тысячелетий сменявшиеся эпохи и идеалы времени порождали различные манеры ландшафтных композиций. Но, несмотря на их разнообразие, существуют определенные каноны создания сада. Он может быть подчинен одной идее - так создаются сады камней, воды, мхов, времен года. Соответственно главным "действующим лицом" становятся расставленные группы камней, или водопад, или различные по цвету и фактуре мхи, или одинокое дерево на невысоком пригорке, или круговращение природы в смене времен года. А есть пейзажные сады. Существуют и смешанные сады, наиболее популярные в настоящее время. Японский сад тесно связан с живописью, только материалом служит природа. Как и живопись, он бывает монохромным и полихромным. И если сады камней скупы на цвет, то пейзажный сад напоминает многоцветный свиток или цветную гравюру.

Сама природа Японии во многом объясняет происхождение стилистики японского сада. Гористая страна с красивым и разнообразным ландшафтом, где можно встретить скалы и ручьи, пологие склоны и озера, а также открытые ветрам морские берега и причудливые формы деревьев, стала достойным образцом для переосмысленных и одухотворенных миниатюрных ландшафтов. И вот на ограниченном участке пространства человеком создается модель мира, которая легче воспринимается именно благодаря небольшим размерам. Происходит это в гармонии трех стихий - камня, воды и растений. Камни отождествляются со скалами, горами, островами. Вода или заменяющий ее песок - это водная поверхность (водоемы ассоциируют с озерами, ручейки - с горными реками), из низкорослых растений составляются композиции, очертания которых повторяют лесные купы.

Вода, символ жизни и жизненной энергии, обязательно присутствует в саду. Как наиболее подвижная из стихий, она задает характер и настроение сада. Одно из наиболее любимых японцами творений природы - водопад, перенесенный в традиционный сад. Его устраивают вдали от дома, но так, чтобы был слышен его шум. Выбирают большой неровный камень - это скала, с которой будет стекать вода. По краям кладут камни меньших размеров, образующие русло потока. Пруд, отражающий небо и растения на его берегу, делает малое пространство объемным. Ручей, перепрыгивая через небольшие валуны, играет солнечными бликами и делает сад более динамичным. Берега водоемов всегда изрезаны и живописны: в одном месте они спускаются к воде покрытыми мхом валунами, в другом - травами. В пруду устраивают и острова с различной растительностью, часто соединенные друг и с другом и с берегом разнообразными мостиками. Но вода необязательно должна быть настоящей. Часто ее заменяет засыпанная песком площадка с вычерченными на ней волнистыми линиями. Рисунок наносится на крупнозернистый песок или мелкий галечник деревянной доской и широкими зубьями. Такая песчаная площадка символизирует, кроме того, тишину и простор и оказывает успокаивающее воздействие на человека.

С растениями связана детализация сада. Доминирует зеленый цвет, охотно используются вечнозеленые породы деревьев. Излюбленные растения - сосна - символ долговечности, бамбук и другие злаки, внешняя скромность которых подчеркивает гармонию общей картины. А из вечнозеленых лиственных пород чаще всего встречаются камелия, азалия, магнолия. Цветущие летники и многолетники практически отсутствуют, так как их внешний вид в течение сезона сильно меняется, а пестрота цветков мешает сосредоточиться. Если они и есть, то их яркие пятна немногочисленны (кусты пионов, куртины или заросли ириса, заводь с лотосами, цветущая магнолия, серебристые метелки мискантуса, красные плоды ардизии, падуба или бересклета). Японское топиарное искусство (искусство фигурной стрижки зеленых насаждений) позволяет сохранять композицию неизменной, а периоды цветения, образования плодов и опадания листьев вносят свой ритм в жизнь сада.

Растительные композиции созданы с расчетом на различное сезонное звучание, смену одних акцентов на другие: весенние уступают место летним, а затем осенним сюжетным картинам, и все это - на доминирующем зеленом фоне. Весной сад окутывают бело-розовые облака цветущей сакуры, красно-малиново-розовая пелена цветущих азалий. Слива или вишня отцветут и потеряют листву, но укроют ковром лепестков или листьев маленький пруд, а их голые ветки нарисуют красивый узор на фоне осеннего неба или полной луны. Осень заполыхает костром из листвы кленов. Внимание всякий раз привлекает растение, самое интересное в данный момент - это его время, и им любуются, не отвлекаясь на другие. Затем наступает время следующих, не менее красивых.

Дорожки извилисты - многочисленные изгибы удлиняют путь по саду и создают эффект разнообразного пространства. Пейзаж меняется за каждым поворотом: необычная кладка мощения, бамбуковая изгородь, каменное изображение Будды или водный источник, издающий тихое журчание. Размеры камней и их узор задают ритм шагов, рассчитанный на неспешную прогулку. Даже над водой делают зигзагообразные деревянные настилы или переходы из камней, расположенных под углом друг к другу: так легче идти и легче рассмотреть водных обитателей. Характерными элементами японских садов являются мостики: нарочито грубые, выполненные из камней, уложенных на дно потока, или хрупкие, из дерева и бамбука, изящно повисшие над зеркалом воды. В любом японском саду можно встретить каменную пагоду или каменный фонарь, которые выглядят как творения природы, вокруг них идет дорожка, приглашающая вас разглядеть этот предмет.

Сад раскрывается зрителю не только в пространственном, но и во временном объеме. В нем одновременно ощущаешь скоротечность мгновений и величавую поступь времени. Недаром японцы оставляют в садах остовы уже отживших сухих деревьев, которые соседствуют с молодыми цветущими или плодоносящими. Под деревьями - ветхие пни, которые зарастают мхом и папоротниками, а тут же рядом - молодая поросль. Такие композиции демонстрируют красоту естественного хода жизни.

В устройстве японского сада действует принцип асимметрии: ни один из предметов не должен быть равен по размеру другому, как не должны они быть размещены параллельно. Благодаря внимательному отношению к деталям и продуманному расположению необычных и красивых элементов ландшафта (камень или узор дорожек, сухая коряга или растение, ручей или водопад, скульптура или фонарь) художник - создатель сада, рисует пейзаж. Учитывается даже отражение элементов ландшафта в зеркале воды и рисунок тени, которую отбрасывают предметы. Создатели сада любят играть не только цветом, но и фактурой, как, например, в саду мхов. Кроме форм, красок, линий мир полон запахов и звуков: запах чистой родниковой воды, пение цикад в вечерней траве, болтовня ручейка: Звуки, как и запах, используют при создании сада. Часто японцы сажают возле дома растения с широкими листьями, например, банан, чтобы падающие капли доносили до спящего ночью человека музыку дождя.

Японские сады отличаются от всех других тем, что в них удивительно большое количество символических элементов, и зрительные образы, предстающие перед глазами посетителя – это только половина информации, заключенная в каждое из композиций сада. Знание расшифровки этих символов дает возможность создать в своем сознании тот образ, какой был заложен в данную композицию мастером. Так, например, некоторые числа считаются в буддизме священными, опираясь на определенные понятия, связанные с мифологией, в соответствии с которой число «три» может означать «три сокровища буддизма» (Будду, его закон и буддийскую монашескую общину), Будду и двух его учеников. Число «пять» символизирует пять буддийских заповедей, число «восемь» связано с восьми ступенчатым путем, методом достижения истины Будды, восемь спиц имеет колесо сансары (колесо перерождения), на восемь частей был поделен прах Будды и т.д.

Первое, что бросается в глаза при взгляде на японский сад – это некоторая «пустота». Это вызывает чувство беспокойства у садовников, привыкших заполнять все свободное пространство в саду для придания ему пышности и помпезности, но эта «пустота» - ключевой элемент японского садового искусства. Пустое пространство, или «ма», определяет и подчеркивает элементы вокруг него, и, наоборот, окружающие его предметы определяют само пространство. Это как раз те полярные и переходящие друг в друга силы, которые известны нам как два начала, определяемые китайскими словами «инь» и «ян». Без ничего невозможно получить что-то. Это сложный для осознания, но главный принцип философии японского сада. Согласно буддистской философии, свободное пространство не менее, а более важно и ценно, чем заполненное предметами, так как в нем больше свободы и будущего. В большинстве плоских садов ему отведена важная смысловая роль - создавать ощущение безбрежности и бесконечности мира, дать возможность отрешиться от мыслей во всей полноте. Включение дальних пейзажей в общую картину сада мысленно разрушает внешнюю границу территории сада и создает ощущение его бесконечности. Низкие изгороди храмов и домов, выкрашенные в неброские тона желтого и коричневого цвета, не мешают восприятию садовой композиции, а наоборот, часто служат для нее хорошим фоном.

Еще одной особенностью, присущей всем японским садам, является их камерность, закрытость от внешнего мира. Как мы уже говорили, сад является моделью мира в миниатюре. Для того, чтобы сад стал поистине уединенным местом, мы должны оградить его от внешнего мира. А раз он отделен от внешнего мира, мы должны создать метод (в том числе и в наших мыслях), чтобы входить и покидать наш микромир. Японский сад невозможно представить без изгородей и калиток так же, как и без кленов и фонариков. Как и большинство элементов, ассоциируемых с японским садом, изгороди и калитки имеют глубокую символику. Мы пытаемся смотреть на сад как на отдельный мир, в котором нет места печалям и переживаниям. Изгороди отделяют нас от внешнего мира, а ворота становятся той границей, за которой мы оставляем свои ежедневные проблемы, а при выходе готовим себя встретиться лицом к лицу с миром внешним.
Ограды – это также и инструмент для усиления еще одного принципа «миегакуре», или «скрывать и воспроизводить». Существующие виды оград служат не более, чем визуальными экранами, часто увиваемые лианами, сквозь которые можно лишь частично увидеть сад. Иногда дизайнеры вырезают небольшое оконце в сплошной стене забора, чтобы мельком приоткрыть прохожим привлекательную красоту сада, расположенного по ту сторону изгороди. Вы можете быть уверены, что увидите лишь узенькую полоску того, что находится за оградой. И даже если Вы зайдете в ворота дома, то скорее всего перед Вами откроется не весь сад, а лишь еще одни ворота-арка, иногда пристроенные непосредственно к дому, которые скрывают сад. Чтобы увидеть сад целиком, Вам нужно войти в эту арку и только тогда Вы останетесь один на один с садом. Последний шаг в истинном восприятии сада, это когда человек «растворяется» в нем, когда время и сам по себе человек больше не имеют значения.

Традиции создания сада в Японии развивалась и передавалась от одного поколения к другому. Сейчас в Японии новое поколение садоводов приобретает навыки по уходу за древними садами и по созданию новых. Утонченный традиционный стиль базируется на накопленном опыте и разработанных приемах создания садов сложного устройства и ухода за ними, хотя идеи, лежащие в основе этих традиций, будут понятны каждому, кто обратит на них свое внимание.

Подводя черту под вышесказанным, можно совершенно определенно сказать, что интерес к Японскому искусству создания садов очень высок во всем мире последние сто лет и не только не ослабевает, но и возрастает с годами.

2. ЯПОНСКИЙ САД КАМНЕЙ.

Японский сад – сложное и хрупкое для восприятия произведение искусства, которое, как и любой другой аспект культуры, невозможно понять и изучить вне истории культуры этой страны. В свою очередь история культуры уходит своими корнями в сложившееся религиозное мировоззрение, получившее в Японии название синтоизм (поклонение духам огня, гор, ветра, деревьев, покровителям местности, ремесел и т.д.)

Японцы считали, что те места, где много камней, избираются богами (ками) для своего пребывания. Камни этих мест являлись объектами особого поклонения, так как были, по убеждению японцев, священны, а, значит, - наиболее чисты и надёжны именно в силу пребывания там божеств. Такое отношение к камням привело к тому, что эстетическая основа японских садов, появившихся много лет спустя как вид искусства, стала формироваться в большей степени камнями.

Существовало два типа организации садового пространства: пейзажный и плоский. Пейзажные сады стремились воссоздать всю красоту японской природы и состояли из камней, символизирующих горы, деревьев и водоемов. Такие сады радовали глаз и из окон жилых помещений, и во время прогулок. Обязательным элементом пейзажного сада была уютная беседка, скрытая среди ветвей многочисленных деревьев и кустарников. Каждая составляющая сада была наполнена глубоким символическим содержанием, а весь сад в целом представлял собой своеобразную модель вселенной.

Плоский сад представляет собой не что иное, как знаменитый японский «сад камней», предназначенный для созерцания и медитации. Такой сад обычно примыкал к дому и располагался на небольшом огороженном участке. Составляющие его песок, галька и как бы случайно разбросанные камни создавали удивительно сложные и прекрасные композиции, которые навевали мысли о вечном.

Символичность японского искусства достигла вершины в «сухих ландшафтах». Реальное пространство сада такого типа невелико. Оно недоступно и предназначено для созерцания извне. Такой сад — не фрагмент природы, но ее символ. Не имеет особого значения материал — поверхность песка или гравия может обозначать воду, нагромождение камней — водопад; здесь нет, или почти нет, растений. Ландшафтное искусство становится монохромным, как живопись тушью (точность сравнения с живописью, впрочем, относительна — композиция сада создавалась с тонким учетом пространственно-временных эффектов, которые возникают при переменах положения зрителя).

Японский сад камней — это одно из самых загадочных для европейцев явлений. При всей необычности японского садово-паркового искусства сад из камней — еще более фантастическое зрелище. Пожалуй, ни в одной мировой культуре не возникло ничего подобного. Такие сады еще называют «сухими» или «философскими»

К камню в японской культуре сложилось особое отношение. Японцы, в отличие от европейцев, считают, что высшим творением природы является не человек, а камень, и следовательно, через камень можно передать всю информацию о мире. Безусловно, это философское заключение гораздо старше первых садов, появившихся в Японии, зато объясняет во многих случаях благоговейное отношение к камню, как к материалу. Так как до Японских островов ледник так и не добрался, в Японии не увидеть гладко окатанных, разноцветных валунов ни в садах, ни в природе. Японцы неравнодушны к камням. В любом японском саду основой его являются камни, для своих парков япо­нцы привозят камни даже из других стран. Можно ска­зать, что в Японии существует культ камня, так как най­дя интересный камень, его бережно несут или везут до­мой и укладывают у своего дома или у террасы. По идее любой японский сад - это сад камней, так как камень был и остается основным элементом при его создании, а с развитием и распространением учения дзен его роль в создании облика сада усилилась еще больше. Призывая понять истину через созерцание, медитацию, заставляя работать воображение, дзенские сады приобретают все более упрощенный вид, доведенный до абсолютного символизма, где камень может оставаться единственным средством передачи красоты и величия природы.

Как правило, они создавались при храмах или монастырях и предназначались только для созерцания. Пространство, в котором располагался такой сад, как бы искусственно замыкалось. И в нем, как в своеобразном микромире, очень продуманно и даже в некотором смысле изощренно группировались элементы природы — мхи и камни, песок и морская галька.

Японский сад камней - уникальное сооружение. Основная площадь его засыпана песком или мелкой галькой, а на ней как бы в беспорядке разбросаны группы неотесанных камней. Но беспорядок этот кажущийся. Расположение групп и композиция камней в группах подчиняются правилам, исходящих из мировоззренческих концепций дзэн-буддизма. Камни в группах располагают по три в соответствии с буддийской триадой.

Сады камней функционально предназначены для медитаций, отстранения от мирской суеты и повседневных проблем. Конструкция подобных сооружений, подчиняясь нормам дзэн-буддизма, усиливает тягу японцев к любованию природой, размышлению, уединению. Здесь в явном виде выступают такие принципы как умение видеть прелесть обычного, и изящество простоты. Камни воспринимаются как скульптура, и только их пластическая выразительность, пропорции, соотношение объемов, размещение в пространстве формируют эстетические качества сада. Все, что окружает их - галька, растения, садовые скульптуры - выполняют роль фона, который только подчеркивает красоту и уникальность камней. Фон, в отличие от основного содержания, можно варьировать: вместо гальки насыпать песок, а скульптурный объем создать с помощью кустарников, особо подобранных по форме и цвету листвы.

Песок, галька, гравий нужны в саду дзен для того, чтобы заменить воду. Вода с помощью бамбуковых грабель изображается параллельными, волнистыми линиями или концентрическими кругами на сыпучем материале. Камень, упавший в воду, оставляет после себя концентрические круги на ее поверхности, и это застывшее движение воды можно увидеть практически в любом саду, где используется техника сухого пейзажа. Задача посетителя: не просто увидеть застывшую картину, сосредоточиться, заставить свое сознание создать реальный зрительный образ, но и действительно увидеть и медленно погружающийся в воду камень, и плавно расходящиеся концентрические волны. По учению Дзен, мир таков, каким его создает наше сознание.

Отправной точкой формирования сада камней является положение дзэн-буддизма, согласно которому красота природы есть одна из форм постижения истины. Это способствует обострению эстетического восприятия, выработке поэтически-метафорического способа мышления. Сады должны располагать к созерцанию, вызывать чувство эмоционального отклика. Основным композиционным принципом, так называемым принципом неопределенности сада камней (или сада дзен), является создание гармонического равновесия всех элементов сада, в котором есть и свобода, и порядок, и движение, и покой.

Сутэ-иси - искусство расстановки камней считалось главным в работе художника сада. Каждый камень для создания сада подбирается по форме, фактуре, цвету, при этом очень важно, чтобы они не лежали каждый в отдельности, а органично вписывались бы в ландшафт, тем самым, создавая иллюзию, что поверхность, на которой лежат камни - это лишь малая часть того, что спрятано внутри. По своей природе камни чаще всего имеют вулканическое происхождение (так как Япония - цепь вулканогенных островов) - андезит, гранит, хлорит и базальт, используется также туф.

По форме камни делятся на пять разновидностей: статуя, низкая вертикаль, плоский, лежачий и изогнутый. Из них составляют основную и второстепенные группы. Определяет композицию выбранный главный камень. С двумя меньшими по размеру он образовывает триаду (по аналогии с триадой божеств в буддийском храме). Задача художника состоит в том, чтобы почувствовать пластические возможности каждого камня и сгруппировать их наиболее выразительно. Он должен найти точное соотношение камней и таким образом организовать пространство сада. Форма главного камня и главной группы определяет и высоту холмов, и величину водоема, и его очертания, и распределение растений в саду. В композицию центральной группы могут включаться и водопад и деревья. Вторая группа - вспомогательная должна подчиняться основной и подчеркивать ее главную пластическую идею. Третья группа (так называемая гостевая) устанавливается несколько поодаль, не подчиняясь первой, но контрастируя с ней и уравновешивая ее. Роль четвертой группы - связать сад с домом, с архитектурной формой. Наконец, пятая группа образовывает фон для всей композиции (чаще всего это высокие деревья, иногда естественная природа за пределами сада, силуэт гор или леса). Помимо основных групп, может быть значительное число добавочных, в зависимости от величины и типа сада. Точно так же и внутри каждой группы варьируется количество элементов, образующих ее ансамбль. Следует избегать использования следующих трех видов камней: «больные» камни (деформированный верх); «мертвые» камни (камни, вертикально сориентированные в природы, положенные горизонтально, и наоборот, подобно телу умершего человека); а также камни, диссонирующие со всеми остальными камнями сада. Из камней может быть выложена скульптура, они могут быть использованы в качестве дорожки или мостика.

Принципиальная схема композиции каждой группы обычно приближается к разностороннему треугольнику. Самая длинная его сторона обращена к фасаду дома, выходящему в сад. Самая короткая сторона помещается слева, а средняя справа (по закону движения, всегда соблюдаемому в искусстве садов). Воспринятый из Китая принцип направления слева направо имел оккультное значение, но, помимо этого, был связан с психологическими и эстетическими законами восприятия движения (он соблюдался во всех жанрах искусства). Направление слева направо называлось "каттэ" (сильная рука), а противоположное - "хи-гаттэ" (слабая рука). Соблюдение этого закона в композиции группы камней дает ощущение глубины пространства, а также общего равновесия масс. Если главный камень - "омо-иси" располагается в центре, то два фланговых камня - "ваки-исп" по степени важности будут, соответственно, слева и справа, перед этой группой - "хикаэ-иси" (передний камень), а за главной группой - "микоси-иси" (выглядывающий камень), подчеркивающий глубину пейзажа. Эта основная схема лежит в основе композиции практически каждого сада. Но, будучи каждый раз осмыслена в конкретной ситуации, она исчезает как рациональная схема, организуя живой пластический материал.

В японском саду камни всегда размещают по диагонали, параллельно или почти параллельно линии главной части сада. Используются камни необработанные, покрытые ржавчиной или мхом, подвергшиеся ветровой или водной эрозии, чаще всего зеленовато-голубого, коричневого, красного или пурпурного цветов, реже - белого.

Композиция составляется чаще всего из нечетного числа камней: семь, пять, три. Они устанавливаются на поверхности или их частично зарывают в землю, иногда наклонно, под углом к поверхности земли. Каменные тропинки - неотъемлемый элемент японского сада, при этом их укладывают так, чтобы длинная ось камня была направлена перпендикулярно по направлению тропинки, а неровную сторону зарывают в землю.
Если камни в японском саду символизируют горные земли Японии и мужскую силу Ян, то вода олицетворяет ее быстрые реки и тихие озера, является символом отрицательной, темной, мягкой, женской силы Инь. Их вечное противостояние и неразрывное единство, согласно древнему космогоническому дуализму, является основой существования мира.

Обычно камни укладываются по три, образуя триаду: большой камень и два камня поменьше, и эта триада достаточно типична для японского сада. При всей ее простоте укладка такой триады - достаточно сложный процесс.

Прежде чем уложить камень, мастер смотрит на него со всех сторон - и не одну минуту... Выбирает позу камня, ищет его «лицо», (японцы считают, что каждый камень имеет его), пытается понять динамику камня. И после определенного поиска он, наконец, находит свое место в саду. Причем считается, что есть камни, которые «смотрят» вверх, а есть те, что «смотрят» вниз. Есть камень «прямостоячий» и камень «лежачий», есть камень «убегающий» и камень «догоняющий», есть камень «поддерживающий» и камень «прислоняющийся». Разновидностей - десятки. И в саду у них разные задачи.

Способ расстановки камней тоже регламентируется, тоже является символичным. Есть главная и второстепенная их группы. Есть специальная группа камней, которая называется связующей и «связывает» дом и сад, есть фоновая группа, которая используется как фон для более мелкой композиции. Вообще, в японском саду может быть большое число камней. Известен сад в Киото, в котором 30 камней. Каждый из них, как водится, имеет свое название, все камни сложены в пять групп, и очень интересна философия этого сада - он олицетворяет жизнь человека с его активной энергией в юности и мудрым спокойствием в старости. При этом каждая группа камней символизирует различные этапы человеческой жизни.

Традиционный элемент японского сада - тсукубаи, представляющий собой каменную чашу с водой в виде бочки (высотой 20-30 см), в которой традиционно мыли руки при чайной церемонии. Обычно тсукубаи располагают на низкой небольшой ровной площадке перед каменной стеной, живой изгородью или в центре сада, около него устанавливают каменный фонарь. В древней Японии камни с естественными углублениями посередине использовались для различных хозяйственных нужд, а затем и для символического очищения перед входом в синтоистское святилище. Позднее эта традиция была перенесена и к буддийским храмам, поскольку сама процедура лишь воду на руки означала в буддийских практиках завершения какого-либо дела.

Притом, что общие принципы построения японского сада давно и хорошо изучены специалистами, механизм их непревзойденного психотерапевтического воздействия до сих оставался загадкой. Композиция всегда составляется из нечетного количества камней: «три-два-два» или «два-три-два». Группы камней всегда образуют как минимум один треугольник. Если треугольников больше, то они всегда имеют общую вершину. Секрет целительных сил таких садов был открыт только недавно. Проанализировав расположение камней, ученые, с помощью мощного компьютера, обнаружили, что внешне хаотичная мозаика каменных глыб образует рисунок кроны дерева. Рисунок этот не виден глазу, но прекрасно, воздействует на подсознание, вызывая ощущение единения с природой. Но лишь при условии, что наблюдатель смотрит на сад с нужной точки. По мнению ученых, занимавшихся исследованием сада, именно этот скрытый от неподготовленного глаза рисунок является главной причиной необычного целительного эффекта, оказываемого творением мастеров на психику современного человека.

Итак, главная цель создателя сада — дать насладиться взгляду, насытив его разнообразными художественными впечатлениями. Но это только средство, а цель гораздо глубже. Сад — это микрокосмос, отражающий макрокосмос — Вселенную, он должен помочь посетителю почувствовать законы мировой гармонии. И в этом настоящий сад камней подобен любому другому произведению истинного искусства.

Японский сад камней является идеальным местом для созерцания и успокоения. Общаясь с садом, вы получите душевное спокойствие и прекрасный отдых.

3. САД КМНЕЙ ХРАМА РЁАН-ДЗИ.

Самый значительный сад дзэн в Японии — сад камней храма Рёан-дзи. Реан-дзи — буддийский храм в Киото, принадлежащий секте Риндзай. Был построен в 1450 г. Стал прибежищем монахов, исповедовавших дзэн-буддизм. Среди его покровителей были Тоётоми Хидэёси и Токугава ИэЯсу. С конца ХVIII в. храм переживает упадок. Многие его сооружения уничтожены пожарами. Сейчас известность храма поддерживается исключительно благодаря саду камней в дзэн-буддийском стиле, являющемуся одним из самых удивительных и знаменитых философских садов.

Считается, что автором сада Реан-дзи был знаменитый мастер Соами.
Сад камней храма Реан-дзи - философская реликвия, он зримое воплощение загадки дзэн-буддизма. Название Рёан-дзи состоит из трех иероглифов. Первый означает «дракон», второй – «спокойствие», третий – «храм». Первые два слова служат определением к третьему.

Сад является частью храмового здания, поэтому подойти к нему можно, только пройдя через храм, а созерцать — сидя на веранде храма. Собственно, весь сад - это пятнадцать камней, разбросанных по мелкому белому гравию, как кажется, в полном беспорядке. Однако это место неизменно притягивает к себе туристов и паломников со всего мира, утверждающих, будто созерцание нехитрого каменного пейзажа действует на них умиротворяюще. Сад обнесен невысокой стеной, сложенной из вымоченной в масле глины и за долгие годы своего существования украсившейся ритмичным рисунком разводов. В этот сад нельзя войти в привычном нам смысле, он предназначен для созерцания. Особый секрет таит в себе расположение камней.

Внешне все очень просто: маленькая (30 на 10 метров) площадка белого гравия. Площадка обнесена невысокой глинобитной стеной, над которой небольшим навесом выступает крытая дранкой крыша. Пространство, как бы заключенное этой стеной в рамку, и есть сад камней, упоминаемый во всех работах о культуре и искусстве Японии. Одни считают этот сад символическим изображением разбросанных в море японских островов, другие усматривают в нем тигрицу с детенышами, переправляющимися вплавь, третьим видится горный пейзаж, четвертые воспринимают его как иллюстрацию идеи сосуществования противоборствующих начал - твердого и мягкого, темного и светлого, иначе говоря, идеи инь-ян, или модель Вселенной. Любое из толкований, считают учителя дзэн, правильно, равно как и то, что ни одно из них не может быть абсолютно верным.

Гравий «расчесан» граблями на тонкие бороздки, которые могут ассоциироваться с мягкой рябью воды. Получается, что белый гравий волнообразно расходится кругами вокруг камней, создавая впечатление островов в океане или поднимающихся из тумана гор. На площадке 15 разных – больших и маленьких камней, организованных в 5 групп. В этом саду есть немало загадок, одна из них заключается в том, что, с какой бы части веранды зритель ни смотрел на сад, он всегда будет видеть только 14 камней: каждый раз один из камней (всегда — разный) будет исчезать из поля зрения. Что хотел таким образом показать людям дзэн-буддийский монах Соами? Может, безмерность мира, мощь Космоса, величие Будды: в огромном мир не немало сокровенного и непостижимого.

За невысокой глинобитной изгородью зелёной стеной поднимаются деревья, обрамляя, подчёркивая цветовую строгость и графичность сада. Здесь может возникнуть множество ассоциаций: с волнами моря, омывающими скалистые острова, или белой пеленой облаков, над которыми поднимаются вершины горных пиков. По существу, в задачу художника не входила определённость ассоциации, наоборот, их множественность давала простор воображению зрителя, его собственному "сотворчеству" с автором.

Однако сад Рёан-дзи - это не только сад камней. По другую сторону глинобитной стены растут гигантские вечнозеленые хвойные деревья. Их кроны попадают в поле зрения, если, оторвав взор от площадки с камнями, посмотреть прямо перед собой. Густая зелень деревьев создает новый план, оттеняющий чистоту линий и "прозрачность" сада камней.

Сад камней - это лишь часть сада перед верандой (ходзё). Другая часть предстанет взору, если, обогнув дом, выйти к противоположной от сада камней стороне. Здесь с веранды можно любоваться буйной, напоенной влагой растительностью. Оба эти сада - суть один и символизируют дзэнское мировосприятие, согласно которому "стать кем-то или чем-то - значит перестать быть им", то есть мысль о том, что каждое действие или явление, сформировавшись, переходит в свою противоположность.

В "зеленом" саду Реан-дзи установлен цилиндрической формы каменный сосуд с водой для омовения рук. С торца он напоминает по форме японскую монету с квадратным отверстием в центре (через это отверстие и черпают воду деревянными ковшиками с длинной тонкой ручкой). Вокруг квадратного отверстия (сверху, справа, снизу и слева) высечены знаки, которые могут входить в различные иероглифы в качестве составных элементов. Если квадратное отверстие представить в качестве элемента, присоединяемого к этим знакам соответственно снизу, слева, сверху и справа, то каждый "дополняется" до целого иероглифа. Будучи прочитаны в определенном порядке, иероглифы складываются во фразу варэ тада тару-о-сиру ("у меня столько знаний, сколько мне необходимо"). Это известное дзэнское высказывание, которое может иметь различное толкование.

Люди, пришедшие в Рёан-дзи, рассаживаются на скамье вдоль этой каменной картины и подолгу разглядывают ее. Считается, что каждый видит в ней то, что ему подсказывает воображение.

На территории монастыря Рёан-дзи, так же как и в других дзэнских монастырях, и не только в монастырях, но во всем, что связано с дзэн и питается его идеями, ассоциация, намек, символ приобретают особое значение, ибо становятся средством, способствующим постижению вещей. Так, например, небольшой чайный павильон за домом настоятеля носит название "Кладовая шести сокровищ" (Дзорокуан). Так называют черепаху, поскольку под панцирем она прячет голову, хвост и четыре лапки. Черепаха же является символом Гомбу - божества, охраняющего северные горы, где находится Рёан-дзи.

Особое настроение в монастырском саду создают слышимые по пути к дому настоятеля редкие, отчетливые хлопки. Это переворачивается, опорожняясь, наполнившийся водой из ручья отрезок ствола бамбука и снова застывает до тех пор, пока не наполнится вновь.

Чередование звука и тишины несет в себе для буддиста определенный философский смысл; и не только потому, что тишина-звук, также как свет-тьма, движение-покой являют собой противоположные начала. Звук возникает из тишины, подобно тому, как все сущее рождается из Небытия, из Пустоты. Когда же звук смолкает, и тишина воцаряется вновь, слышна Вечность.

По буддийскому вероучению, не имеющая формы, невидимая и неслышимая, не поддающаяся точному знанию Пустота (санскр. Шуньята), есть подлинный мир, из которого родится все и куда все возвращается, поэтому и осознается как истинно вечно сущее. Еще одна загадка сада заключается в его гипнотическом воздействии на человека.

Созерцание камней дает возможность расслабиться, обрести спокойное состояние духа и углубиться в себя. Не случайно Соами был мастером для медитаций монахов. В очертаниях камней, в бесконечности ассоциаций, которые они рождают в разное время года и при разном освещении в течение дня, каждый зритель находит свое сокровенное и самое для него важное.

Разные люди проходят по галерее. И разные мысли вызывал у них сад. “Сад камней” может символизировать собой своеобразие экономической структуры Японии, где «утёсы» монополистического капитала возвышаются над морем песчинок — бесчисленных мелких и мельчайших предприятий. Возможно, именно такие слова могут родиться у туриста между двумя спусками автоматического затвора фотоаппарата. Ассоциация бесспорная, что касается японской экономики, но воспринимающаяся в “Саду камней”, будто скрежет гвоздя по ржавому железу.

А возможно — и такие: «Это была наглядная модель познания, метафора науки. Обязательно остаётся что-то неизвестное, не сосчитанное, неучтённое. Мы уверенны, что есть что-то ещё, чего мы не видим». Это итог размышлений в саду человека. Таковы, наверное, полярные по чувствам и эстетической подготовленности восприятия «Сада камней».

Однако необходимо обратить внимание на то, что подавляющее большинство интерпретаторов смысла Сада 15 камней подходят к нему с позиций индивидуализма, т.е. они задаются вопросом: Что Сад способен передать человеку как индивиду? Но есть и аспект коллективного восприятия Сада. Если на дорожке, проложенной вдоль одной из сторон сада, оказываются несколько человек, то хотя каждый из них видит только 14 камней, но вместе они видят одновременно все 15 камней.

Главное впечатление - покой, тишина, строгая чистота. Абсолютное равновесие композиции даёт возможность сосредоточиться и обрести таким образом то спокойное состояние духа, при котором возможно созерцание, направленное не только вовне, но и во внутрь себя. В саду нет ничего изменяющегося - растущего и увядающего. Но при этом он не кажется чем-то застывшим, мёртвым, он постоянно даёт свежие ощущения и впечатления, меняется в зависимости от времени дня и времени года. Поэтому на него не скучно смотреть и современному человеку: при кажущейся статичности, он всегда разный.
Изменяется освещённость камней, густота отбрасываемой тени, её величина, оттенок и фактура каждого камня. Он не одинаков при ярком полуденном солнце и вечером, в лунную ночь и в туманный пасмурный день. Красота этого сада каждый раз по новому открывается зрителю, неопределённая и явная, ускользающая и всегда постоянная.

По сути, Сад 15 камней — образно-метафорический учебник философии, который воспитал и воспитывает многие поколения японцев если не в осознанном понимании, то в непосредственном ощущении того, что истина в её полноте индивиду не даётся, хотя он и может видеть какие-то грани истины. Многогранная истина в её полноте, достаточной для жизни и развития общества, даётся всему народу, а не исключительно кому-то одному.

Такого уникального учебника философии, воплощённого в искусно созданном искусственном ландшафте, нет ни в одной стране мира, а копирование его бессмысленно, поскольку копия была бы чужда иной — не японской — культуре: Сад 15 камней в Киото — первый и в силу первенства и культурного своеобразия — единственно функциональный.

Всё время своего существования - около пяти столетий - сад Рёан-дзи привлекал паломников. В настоящее время его ежегодно посещают сотни тысяч туристов со всего мира. Многие из них находят в пяти группах замшелых камней, разбросанных по заполненной гравием прямоугольной площадке нечто большее, чем просто шедевр ландшафтного дизайна. В их расположении чувствуется некий тайный смысл, завораживающий сознание, веками помогавший монахам храма в их медитациях. Никто раньше не предлагал сколько-нибудь глубокого объяснения этого эффекта. Кто-то утверждал, что обломки скал напоминают головы тигрицы с детенышами, переплывающих море. Кто-то видел в них очертания китайского иероглифа "сердце". Дзэн-буддисты отрицали такие, слишком прямолинейные толкования композиции и были склонны относиться к красоте сада, как к проявлению непостижимой природы бытия. И вот наконец появилось объяснение, более близкое к их мировоззрению. У каждого, созерцающего сад, возникают свои ассоциации. Сад отличается необычайной простотой, но изысканностью. Ему как средству воздействия на психику — мировосприятие и миропонимание — людей персонально и японского общества в целом нет аналогов в культурах других стран.

Исследователи из Киотского университета в Японии решили просчитать принцип создания совершенного дзеновского сада камней при помощи компьютера. В итоге выяснилось, что на первый взгляд бессистемный микропейзаж из камней и мха на квадрате гравия выложен по очертаниям древесных ветвей. Если посмотреть на этот сад с определенного места, то пустое пространство формирует в подсознании созерцателя образ дерева. С помощью компьютерного анализа стало ясно, что если соединить середины отрезков, соединяющих камни, то появятся очертания ветвей (схема компьютерного анализа приведена на слайде). Ученые провели серию экспериментов, чтобы выяснить, какие еще расположения камней могут создавать этот эффект, но не нашли больше ни одного. Малейшие изменения в топологии компьютерной модели сада разрушали дерево. Члены исследовательской группы так подвели итог своей работы: «Мы полагаем, что именно бессознательное восприятие этого паттерна способствует загадочной привлекательности сада». Однако предположение исследовательской группы о намеренном использовании эффектов, подобных обнаруженному в саде камней Рёан-дзи, нуждается в дополнительных доказательствах. Не исключено, что композиции, воспринимаемые на уровне бессознательного, создавались на этом же уровне, чисто интуитивно. Не исключено также и то, что найденный паттерн случаен, а наука, заявившая о своем успешном вторжении на территорию дзэн-буддистского "не-ума", лишь повторяет ошибку молодых монахов, пытающихся решать коаны посредством логики.

Сад камней на территории храма Рёан-дзи считается одним из величайших шедевров японской культуры. В декабре 1994 года храм Реан-дзи был объявлен памятником всемирной культуры, охраняемым ЮНЕСКО - в первую очередь, благодаря своему саду


ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Япония - это несомненно уникальная, ни с чем не сравнимая и совершенно загадочная страна, равной которой в мире практически невозможно найти. И дело не только в ее богатом и древнем наследии - сама по себе Япония - это огромный музей. Существует расхожая фраза: “Япония- страна контрастов”, и это не просто слова. Здесь храмы соседствуют с современной жизнью, они не нарушают общего потока, а составляют единое целое.

Не смотря на великую любовь японцев к растениям, именно в японском садоводстве произошло явление, не имеющее аналогов в садовом искусстве других стран. Именно в Японии появились сады, где растений может не быть вовсе. Напрашивается вывод, что для Японского сада не так важен вид используемого растения, сколько заключенная в нем символика, образ, рожденный формой, запахом, цветом, историческими событиями, связанными с ним, традициями, обрядами. Поэтому растения наряду с камнями, гравием, архитектурными элементами (пагоды, фонари, изгороди) – это лишь материал, которым пользуется садовник, как художник красками, в зависимости от мастерства, заменяя их одно на другое.

Ландшафты традиционного японского сада не содержат в себе широкой гаммы цветов, более характерной для садов запада. В отличие от европейских, где цветочное оформление часто является самостоятельным композиционным элементом, а подчас и главным (партеры регулярных садов), в традиционных японских садах цветы – это всегда лишь дополнение к чему-то, штрих, усиливающий впечатление и не более. В основе этого лежат философские принципы, призывающие не «улучшить» или «украсить» природу, а лишь более контрастно выявить ту красоту и гармонию, которая уже заложена в ней самой.

Подводя черту под всем вышесказанным, можно совершенно определенно сказать, что интерес к Японскому искусству создания садов очень высок во всем мире последние сто лет и не только не ослабевает, но и возрастает с годами.

Природа и Япония составляют два неразрывных понятия.

Японская культура ярко выделяется своей необычной многогранностью на общем фоне мировой культуры, и для западного человека кажется очень загадочной и непостижимой. И сами японцы полагают, что их культуру и философию невозможно понять не японцу, для этого надо родиться японцем.


СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Справочник «Страны мира», статья «Япония», 1996 год.

2. В. М. Хачатурян "История мировых цивилизаций" М. 1996 год

3. Мировая художественная культура: Учеб. пособие /Колл. авт.: Б.А. Эренгросс, В.Р. Арсеньев, Н.Н. Воробьев и др.; Под. ред. Б.А. Эренгросс/-М.: Высшая школа, 2001. - 767 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий