регистрация / вход

Формирование экспозиции в музее

Понятие и основные принципы организации музейной экспозиции, ее эволюция от незатейливых "выкладок" музейных предметов до композиций из многих составляющих в специально организованном архитектурном пространстве. Основные идеи экспозиции и ее структура.

Музейная экспозиция как способ интерпретации прошлого

Современный музей, существует в пограничье трех эпох – древности, модерна и постмодерна. Обычно ситуацию постмодерна связывают с оформлением постиндустриального общества, распространением информационных технологий, изменениями в сфере геополитики, формированием нового стиля культуры и мышления, определенной философией и методологией науки. Современной культуре присущ антропологизм, полистилизм и полиструктурность. Интерес к прошлому перестает быть праздным. Общество активно обращается к наследию – материальному и нематериальному – в поисках конкретных смыслов, ответа на вопрос: «Что есть хорошо и что такое плохо?», в поисках идеологии. Смыслы, которыми наделяется прошлое по нашей воле, позволяют древности жить отдельной, значимой для общества жизнью. Очевидно тем, что древность становится идеологией современности, кроется и объяснение обилия самых разных музеев археологии в Европе. В таких условиях возрастает роль интерпретации и интерпретатора, одним из каковых являются музеи. Как обладатели вещественных памятников древности, музеи осуществляют свою функцию интерпретатора в первую очередь через музейную экспозицию. Свое понимание совокупности и характера компонентов этого процесса, мы практически реализовали при создании экспозиции зала археологии в музее университета.

Общие идеи

Музейные экспозиции в своем развитии прошли путь от незатейливых «выкладок» музейных предметов до композиций из многих составляющих в специально организованном архитектурном пространстве. Вехи на этом пути обусловлены, прежде всего, теми смыслами, которые придавало общество музеям, в целом, и музейному предмету, в частности, в разные эпохи. Свою задачу мы видели в том, чтобы использовать накопленный музейщиками опыт в создании экспозиций, не растерять те рациональные «зерна», которые мы вместе приобрели за историю развития.

Сегодняшнее время для музеев – время поисков новых возможностей. Это касается всех областей музейного дела, в том числе экспозиционного. Музейные выставки и экспозиции меняют свою направленность в сравнении с недавним прошлым. Мы наблюдаем, что пересматривается тематика, практикуется более зрелищный, детализированный и углубленный показ, внимание, как правило, акцентируется на подлинном музейном предмете. Прошлое предстает перед нами во все более «очеловеченном» виде.

Обновление внутреннего содержания музейных экспозиций влечет за собой развитие экспозиционной и дизайнерской мысли, стимулирует поиски новых идей для художественного проектирования. Изменение критериев и стандартов окружающей нас культурной среды подталкивает музеи ко все более совершенной эстетической организации интерьеров музейных залов. Необычайно актуальным явлением становится экспозиционный дизайн. Он оперирует предметом и пространством, занимая промежуточное положение между искусством и архитектурой. Новые возможности дает появление современных материалов и оформительских технологий. Расширяется понятие музейного предмета, в частности, мы материализуем свое знание прошлого либо представления о нем путем создания различного рода экспонатов – макетов, манекенов исторических персонажей и т. п.

Однако, относясь к области культуры, музеи имеют прямое отношение к науке. Нельзя не учитывать, что посредством музеев именно добытые наукой знания становятся достоянием общественного сознания. Хотя понятно, что научное знание соотнесено в музеях с их особой спецификой, обусловленной самим характером музейных предметов, являющихся фрагментами сложной реальности ушедших эпох.


К чему мы стремились?

Имея в виду вышеизложенное, мы приступили к созданию экспозиции археологического музея в Челябинском госуниверситете, поставив перед собой задачу «соединить» музейный предмет, его научное «прочтение» и современный музейный дизайн. Другую задачу мы видели в создании экспозиции с высоким информационным потенциалом для того, чтобы максимально использовать в работе такую традиционную музейную форму работы с посетителями, как тематическая экскурсия. При отборе вещественного материала учитывалась экспозиционная выразительность предметов, возможность при их посредстве раскрыть какой-либо из предполагаемых экспозиционных сюжетов, а так же стремление показать разнообразие вещного мира древности. Экспозиция выстроена хронологически, что является одним из шагов к восприятию современного научного знания о древности. Прошлое разделено для того, чтобы впоследствии оно предстало в целом виде в сознании наших посетителей. В каждом из хронологических разделов отражены сюжеты, посвященные развитию техники и технологий в древности, этнической истории Южного Урала, воздействию человека на природный ландшафт и влиянию природной среды на образ жизни людей, материальной и духовной культуре, искусству, религиозным представлениям и миропониманию людей. Внешний облик человека является предметом одной из сквозных сюжетных линий, мы даем возможность посетителю сравнить современные реконструкции с тем, каким видел себя сам древний человек.

Осуществление проекта

Отправной точкой в создании художественного проекта экспозиции явилась идея о «единстве» природы и человека в древности, выражавшемся, прежде всего, в определяющем влиянии природного ландшафта, климата на материальную и духовную культуру. Она получила архитектурно – художественное воплощение путем создания особым образом организованного экспозиционного пространства. В стены зала были встроены ниши, в пространство зала – «выступающие из стен» стелы с прилегающими к ним снизу витринами. В результате, образовались три экспозиционных поля. На плоскости стен разместились четыре фотопанорамы с изображением ландшафтов, являющихся вмещающими для памятников поочередно эпох камня, бронзы, раннего железа, средневековья и олицетворяющие природу как место обитания человека. Фотопанорамы призваны нести как важную информационную нагрузку, являясь объектом апелляции экскурсовода, так и эмоциональный настрой, они создают иллюзию расширения пространства, погружения в него, но что для нас не менее важно – дают представление о естественной среде бытования археологических предметов.

Еще одно экспозиционное поле – ниши, «прорезающие» фотоизображения. В них мы реконструируем образ «человека прошлого» с помощью в одном случае археологических предметов, в другом – научно – вспомогательных материалов.

Археологические артефакты располагаются в малых нишах и в витринах нескольких типов, примыкающих к стелам, на фоне цвета, определенного особо для каждой эпохи, сопровождаются этикетками с полной информацией о памятнике. Тип витрин зависит от размера и характера экспонатов. Предметы предстают перед зрителем сами по себе, в так называемом «чистом виде». Такой принцип показа объясняется стремлением к тому, чтобы ничто не мешало их эстетическому восприятию.

В нишах больших размеров, примыкающих к стелам, экспонируются научно – вспомогательные материалы, воспроизводящие наше представление о прошлом, основанное на достижениях современной археологии. Выбранные материалы призваны свидетельствовать об уровне развития цивилизаций прошлого – технологиях, коммуникациях, потреблении, распределении, состоянии общественного разделения труда, религиозных верованиях, погребальных обрядах, мировоззрении и др. Эти характеристики позволяют видеть общество как сложную целостность. С другой стороны без них посетитель не сможет понять, какими смыслами могли наделять древние утилитарные предметы.

Материалы подобного плана размещаются и на стелах, предназначенных, как уже было сказано выше, также для демонстрации деятельности людей. Стел в зале всего четыре, что соответствует четырем эпохам древности – камню, бронзе, раннему железу, средневековью.

Мы стремились к тому, чтобы посетителю предельно ясен был ход нашей мысли, чтобы, рассматривая, он усваивал информацию с легкостью. Поэтому присвоили археологическим эпохам вещественные символы – яркие артефакты, прочно связанные в нашем сознании с определенным периодом древней истории, и разместили их в верхней части стел на баннерах, имитирующих растянутые шкуры животных, указав рядом датировку.

«Шкур», как и стел, – четыре. Эпоху камня представляют археологические находки, показанные на баннере с двух сторон. В качестве символа палеолита и мезолита выступает древнейшее из найденных на территории Челябинской области каменное орудие. Символ эпох неолита и энеолита – неолитический керамический сосуд, обнаруженный на глубине 40 м в озере Увильды. Две антропоморфные каменные скульптуры, датирующиеся бронзовым веком, демонстрируются в качестве вещественных символов этого времени; короткий бронзовый кинжал – акинак – раннего железного века. И, наконец, эпоху средневековья символизируют угорская бронзовая «личина» и кыпчакское каменное изваяние, размещенные на противоположных сторонах баннера, как яркие артефакты, принадлежащие основным группам народов, населявших край в то время.

Под каждым из вещественных символов располагается соответствующий хронологический раздел экспозиции.

Представляя собой единое целое и оформленная в едином стиле, экспозиция ни в одной из точек зала не видна посетителю целиком. Т.о., зритель открывает «новое» не только в фигуральном, но и в буквальном смысле. К примеру, реконструкция захоронения эпохи бронзы «спрятана» за стелой и предстает перед посетителями неожиданно, всякий раз, неизменно вызывая их бурную реакцию.

Тексты и карты

Экспозиция насыщена текстами, «вплетенными» в изобразительный ряд, и не мешающими визуальному восприятию предметов. Наличие текста в экспозиции – наша принципиальная позиция. При этом мы смотрим на него не только как на источник информации, но и как на символ (времени, познания, смысла вообще). При таком понимании, мы рассматриваем текст как картинку.

Важная составляющая экспозиционного ряда – карты. Они выполнены в одной стилистической манере, имеют место во всех хронологических разделах экспозиции, ненавязчиво «внедряясь» в исторические сюжеты. Помимо источника определенного рода информации, незаменимой ничем другим, карты, как и тексты, являются своеобразными символами осмысленности исторических процессов, имевших место в нашем крае в древности.

Т.о. мы попытались решить задачу, возникающую всякий раз перед авторами готовящейся экспозиции, и заключающуюся, на наш взгляд, в интерпретации древности, основанной на научном знании, позволяющей ее многоуровневое и разноплановое «прочтение».

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий