Эллинистическая культура

Эллинизм - этап в истории стран Восточного Средиземноморья со времени походов А. Македонского до завоевания этих стран Римом, завершившегося в 30 г. до н. э. подчинением Египта. Изучение культуры Греции, Малой и Средней Азии, Египта периода эллинизма.

Содержание

Введение

1. Культура Греции конца 4 – 1 вв. до н.э.

2. Культура Малой и Средней Азии периода эллинизма

3. Культура эллинистического Египта

Заключение

Литература

Введение

Этап в истории стран Восточного Средиземноморья со времени походов Александра Македонского (334—323 до н. э.) до завоевания этих стран Римом, завершившегося в 30г. до н. э. подчинением Египта, называется эллинизмом. Термин "эллинизм" введён в историографию в 30-х гг. 19 века немецким историком И.Г. Дрейзеном и трактуется как конкретно-исторический этап, характеризующийся взаимодействием греческих и местных элементов в социально-экономических отношениях, политической организации и культурном развитии в конце 4—1 вв. до н. э.

История эллинизма мало привлекала историков, и до середины XIX в. она совершенно не была разработана. После великих достижений культуры Афинской рабовладельческой демократии V века вся последующая история Греции представлялась бледной, малосодержательной, не стоящей внимания. От обаятельной классической Греции историки предпочитали перейти к республиканскому Риму. Только Александр Македонский, великий завоеватель, поразивший воображение не только современников, но и последующие поколения, занимал в истории античности подобающее место. К тому же недостаточность источников и трудность их истолкования и согласования, чрезвычайная сложность политической истории эллинизма отпугивала исследователей.

Между тем эллинизм - целая эпоха в истории древности. Можно сказать, что история эллинизма - это всемирная история того времени. В ней зародились новые научные, философские, этические, религиозные тенденции, которые веками владели миром. Произошли значительные сдвиги в экономике, политических формах, в общественном сознании. Культура этого периода представляла собой синтез элементов древнегреческой и древневосточной цивилизаций, который дал качественно новую общественно-экономическую структуру, политическую надстройку и культуру.

Эллинистическая культура надолго пережила эллинистические государства и вызвала у историков иллюзии, будто в созданных эллинизмом культурных ценностях и заключается его подлинная сущность. Эллинизм означал серьезные изменения в различных сферах жизни общества. Изменения послужили основой для создания и распространения культуры этой эпохи.

Трудно переоценить значение эллинистической культуры для всей мировой цивилизации. Огромный вклад внесла эпоха эллинизма в развитие мировой культуры. Потому актуальность темы данной работы не вызывает сомнений.

1. Культура Греции конца 4 -1 вв. до н. э.

В результате походов Александра Македонского возникла держава, охватывавшая Балканский полуостров, острова Эгейского моря, Малую Азию, Египет, всю Переднюю, южные районы Средней и часть Центральной Азии до нижнего течения Инда. Впервые в истории такая огромная территория оказалась в рамках одной политической системы. В процессе завоеваний были основаны новые города, проложены новые пути сообщений и торговли между отдаленными областями. Однако переход к мирному освоению земель произошел не сразу; в течение полувека после смерти Александра Македонского шла ожесточенная борьба между его полководцами - диадохами (преемниками), как их обычно называют - за раздел его наследия.

В первые полтора десятилетия сохранялась фикция единства державы под номинальной властью Филиппа Арридея (323—316 гг. до н. э.) и малолетнего Александра IV (323—310? гг. до н. э.), но в действительности уже по соглашению 323 г. до н. э. власть в важнейших ее регионах оказалась в руках наиболее влиятельных и талантливых полководцев: Антипатра в Македонии и Греции, Лисимаха во Фракии, Птолемея в Египте, Антигона на юго-западе Малой Азии. Пердикке, командовавшему главными военными силами и фактическому регенту, подчинялись правители восточных сатрапий[1] . Но попытка упрочить свое единовластие и распространить его на западные сатрапии закончилась гибелью Пердикки и положила начало войнам диадохов. В 321 г. до н. э. в Трипарадисе произошло перераспределение сатрапий и должностей: Антипатр стал регентом, и к нему в Македонию из Вавилона была перевезена царская семья, Антигон был назначен стратегом-автократом Азии, командующим всеми находившимися там войсками, и уполномочен продолжить войну с Евменом, сторонником Пердикки. В Вавилонию, утратившую значение царской резиденции, сатрапом был назначен командир гетайров Селевк.

Смерть в 319 г. до н. э. Антипатра, передавшего регентство Полиперхонту, старому, преданному царской династии полководцу, против которого выступил сын Антипатра Кассандр, поддержанный Антигоном, привела к новому усилению войн диадохов. Важным плацдармом стали Греция и Македония, где в борьбу были втянуты и царский дом, и македонская знать, и греческие полисы (города); в ходе ее погибли Филипп Арридей и другие члены царской семьи, а Кассандру удалось упрочить свое положение в Македонии. В Азии Антигон, одержав победу над Евменом и его союзниками, стал самым могущественным из диадохов, и сразу же против него сложилась коалиция Селевка, Птолемея, Кассандра и Лисимаха. Началась новая серия сражений на море и на суше в Сирии, Вавилонии, Малой Азии, Греции. В заключенном в 311 г. до н. э. мире хотя и фигурировало имя царя, но фактически о единстве державы уже не было речи, диадохи выступали как самостоятельные правители принадлежащих им земель. Новая фаза войны диадохов началась после умерщвления по приказу Кассандра юного Александра IV. В 306 г. до н. э. Антигон и его сын Деметрий Полиоркет, а затем и другие диадохи присваивают себе царские титулы, тем самым признавая распад державы Александра и заявляя претензию на македонский престол. Наиболее активно стремился к нему Антигон. Военные действия развертываются в Греции, Малой Азии и Эгеиде. В сражении с объединенными силами Селевка, Лисимаха и Кассандра в 301 г. до н. э. при Ипсе Антигон потерпел поражение и погиб. Произошло новое распределение сил: наряду с царством Птолемея I (305—282 гг. до н. э.), включавшем Египет, Киренаику и Келесирию, появилось крупное царство Селевка I (311—281 гг. до н. э.), объединившее Вавилонию, восточные сатрапии и переднеазиатские владения Антигона. Лисимах расширил границы своего царства в Малой Азии, Кассандр получил признание прав на македонский престол. Однако после смерти Кассандра в 298 г. до н. э. вновь разгорелась борьба за Македонию, длившаяся более 20 лет. Поочередно ее престол занимали сыновья Кассандра, Деметрий Полиоркет, Лисимах, Птолемей Керавн, Пирр Эпирский. Помимо династических войн в начале 270-х гг. до н. э. Македония и Греция подверглись вторжению кельтов-галатов. Только в 276 г. Антигон Гонат (276—239 гг. до н. э.), сын Деметрия Полиоркета, одержавший в 277 г. победу над галатами, утвердился на македонском престоле, и при нем Македонское царство обрело политическую стабильность. Полувековой период борьбы диадохов был временем становления нового, эллинистического общества со сложной социальной структурой и новым типом государства.

В деятельности диадохов, руководствовавшихся субъективными интересами, проявлялись в конечном счете объективные тенденции исторического развития Восточного Средиземноморья и Передней Азии— потребность в установлении тесных экономических связей глубинных районов с морским побережьем и связей между отдельными областями Средиземноморья и вместе с тем тенденция сохранения этнической общности и традиционного политического и культурного единства отдельных районов, потребность в развитии городов как центров торговли и ремесла, в освоении новых земель, чтобы прокормить возросшее население, и, наконец, в культурном взаимодействии. Несомненно, что индивидуальные особенности государственных деятелей, соперничавших в борьбе за власть, их военные и организаторские таланты или их бездарность, политическая близорукость, неукротимая энергия и неразборчивость в средствах для достижения целей, жестокость и корыстолюбие — все это осложняло ход событий, придавало ему острую драматичность, нередко отпечаток случайности. Тем не менее, можно проследить общие черты политики диадохов. Каждый из них стремился объединить под своей властью внутренние и приморские области, обеспечить господство над важными путями, торговыми центрами и портами. Каждый стоял перед проблемой содержания сильной армии как реальной опоры власти. Во всех областях, кроме Македонии, стояла проблема взаимоотношений с местным населением. В решении ее заметны две тенденции: сближение греко-македонской и местной знати, использование традиционных форм социальной и политической организации и более жесткая политика по отношению к коренным слоям населения как к завоеванным и полностью бесправным, а также внедрение полисного устройства. В отношениях с дальними восточными сатрапиями диадохи придерживались сложившейся при Александре практики (возможно, восходящей к персидскому времени): власть была предоставлена местной знати на условиях признания зависимости и выплаты денежных и натуральных поставок.

Важнейшим наследием эллинистического мира была культура, получившая широкое распространение в ряде областей Азии и Африки и оказавшая огромное влияние на развитие римской культуры (особенно восточных римских провинций), а также на культуру других народов древности и средневековья.

В результате объединения древнегреческого и древневосточного мира в рамках одной системы создалось своеобразное общество и культура, которые отличались как от собственно греческого (если исходить из особенностей Греции V—IV вв. до н. э.), так и собственно древневосточного общественного устройства и культуры, и представляли сплав, синтез элементов древнегреческой и древневосточной цивилизации, который дал качественно новую общественно-экономическую структуру, политическую надстройку и культуру.

Однако эллинистическую культуру можно рассматривать как цельное явление: всем ее местным вариантам свойственны некоторые общие черты, обусловленные, с одной стороны, обязательным участием в синтезе элементов греческой культуры, с другой— сходными тенденциями социально-экономического и политического развития общества на всей территории эллинистического мира. Развитие городов, товарно-денежных отношений, торговых связей в Средиземноморье и Передней Азии во многом определяло формирование материальной и духовной культуры в период эллинизма. Образование эллинистических монархий в сочетании с полисной структурой способствовало возникновению новых правовых отношений, нового социально-психологического облика человека, нового содержания его идеологии. В эллинистической культуре более выпукло, чем в классической греческой, выступают различия в содержании и характере культуры эллинизированных верхних слоев общества и городской и сельской бедноты, в среде которой устойчивее сохранялись местные культурные традиции.

Ко времени становления античной (эллинской) художественной деятельности успели возникнуть и сформироваться основные известные и в наше время виды изобразительного искусства: архитектура, скульптура, живопись, рельеф, вазопись, и др. В Древней Элладе они получили дальнейшее развитие, что обусловило своеобразие и несходство древнегреческих и древнеегипетских памятников. В искусстве греков в то же время нельзя не заметить много нового, в частности, в отношении к материалам. Одним из основных новшеств стало широкое использование мрамора взамен созвучных ощущению вечности крепких пород камня (гранит, базальт, диорит), к тому же цветных, усиливавших этим отвлеченность египетских образов от реальности. Получили у эллинов распространение и новые, помимо инталии, виды глиптики, такие, в частности, как камея; во множестве возникали и стеклянные сосуды, весьма популярным стало искусство терракоты.

Инструментами эллинским ваятелям служили шпунт, скарпель, траянка, рашпиль, бурав. Первоначальная обработка производилась шпунтом, от ударов острого конца которого на поверхности оставались грубые следы. Затем каменный блок обрабатывался более тщательно скарпелью, по которой, как и по шпунту, били молотком, так что от острого и плоского рабочего конца скарпели оставался след, напоминающий дорожку. Последующая отделка велась траянкой, оставлявшей мелкие параллельные насечки. Затем шла полировка камня рашпилем или песком. Для выделывания углублений — ушных раковин, ноздрей, складок одежды и т. д. — эллинские мастера применяли бурав.

В искусстве эллинов на первом по своему значению месте всегда стояла скульптура. Даже формы архитектуры (например, Парфенон) были пластичны. Очень слаборазвитая фресковая живопись на плоскости мало интересовала греков, ее оттеснили в годы расцвета (V в. до н. э.) рисунки на сферических поверхностях сосудов.

В конце VII-начале VI в. до н. э. в греческом искусстве происходит сдвиг. Человеку начинают уделять основное внимание, и его образ приобретает все более реальные черты. Появляется монументальная скульптура, главная тема которой - человек. Именно он стал основой восприятия в искусстве эллинов. Создание обобщенного человеческого облика, возведенного к прекрасной норме-единству его телесной и духовной красоты, - почти единственная тема искусства и главное качество греческой культуры в целом. Это обеспечило ей редчайшую художественную силу и ключевое значение для мировой культуры в будущем.

Если в искусстве Востока преобладали умозрительность, а порой не вполне ясная отвлеченность, таинственность (кстати, обнаружившиеся позднее и в искусстве средневековья), то созданный эллинами образ (архитектурный, скульптурный, философский, поэтический, мифологический, живописный) всегда предельно конкретен, он настолько явствен, что, кажется, его можно потрогать рукой.

Пластичность восприятия мира — это стержень, сущность античного, преимущественно эллинского искусства. В римском уже будут заметны предпосылки перехода к новому — средневековому, как и до античности, более умозрительному, отвлеченному осмыслению бытия и человека.

Законченность и цельность, завершенность художественного образа была характерна для искусства древних эллинов. Ощущение двойственности, неопределенности исключалось. Греческому искусству чуждо сильно развившееся в средневековье чувство радости страдания, в нем не поощрялось воплощение взаимоисключающих, но переплетающихся эмоций. Красота, в эллинском искусстве всегда должна была быть логично выражена художником и также ясно, без недомолвок, воспринята зрителем. Искусство для древнего грека не было к тому же просто украшением, в нем заключался некий более серьезный, нравственно глубокий смысл, необходимый человеку в его реальной жизни. В эстетичности создаваемых образов греки всегда хотели видеть этические, нравственные элементы. Логическая четкость художественных образов, определенность и законченность их форм, так же как пластичность, составляют одно из важнейших качеств эллинского искусства.

Еще одна, весьма важная, возможно, даже основная особенность эллинского искусства — исключительно сильная метафоричность образов. В Элладе возникает и развивается новый, сосуществующий с культовым принцип художественного отражения мира. Естественно, ее проявления эволюционируют в течение долгого времени, многие ранние произведения эллинов еще сохраняют высеченные на мраморных поверхностях пространные посвящения изображенным на них божествам. Позднее в классике эта тенденция исчезает, и невозможно уже представить на ноге Аполлона Бельведерского или Афродиты Мелосской выбитые многострочные обращения к божеству. Статуя начинает восприниматься не только как дар паломника всесильному олимпийцу, но прежде всего как художественное произведение. Этот процесс, активно развивавшийся в течение всей эллинской истории, привел, собственно, к рождению искусства.

Также важные открытия были сделаны и в отраслях науки, где прослеживается взаимовлияние накопленных ранее знаний в древневосточной и греческой науке (астрономия, математика, медицина). Наиболее ярко совместное творчество афро-азиатских и европейских народов проявилось в области религиозной идеологии эллинизма.

Анализ средств массовой информации и предпочтений читателей показывает, что на рубеже XX—XXI веков общество находится на подъёме интереса к античному наследию. По всему миру ведутся интенсивные археологические поиски, и их результаты немедленно становятся предметом общественного обсуждения. В наше время античный мир сохранил свое значение в самых разных сферах духовной и умственной деятельности. К нему обращаются современные историки, социологи, культурологи. Несмотря на тысячелетия, отделяющие нас от древних эллинов, мы во многом живем и дышим их сознанием мира, их отношением к бытию, окрашенным и обогащенным к тому же великими идеями христианства, сложившегося в рамках поздней античной культуры.

2. Культура Малой и Средней Азии периода эллинизма

Эллинистические города рассеяны по всему Средиземноморью, но больше всего их было и сохранилось в Малой Азии или, иначе, в Анатолии, на территории современной Турции. Города, известные своими масштабными архитектурными ансамблями, лежали в долинах и на склонах гор. Когда топография позволяла, делали прямоугольную планировку агор[2] и кварталов. Она сочеталась со свободно лежащими на рельефе линиями других элементов плана. Многие и многие города, поглощенные новыми перестройками, навсегда утрачены. Но некоторые сохранились. Кое-где кварталы опустились в море, в других случаях море отступило. И вот такие города, давно покинутые жителями, оказываются сейчас особенно интересными. Это Приена и Милет, некогда стоявшие на противоположных берегах большого залива, это Эфес, Галикарнас, Пергам, Афродизия, Ксантос, можно долго перечислять имена древних городов Анатолии. Рассмотрим некоторые из них, хотя греки традиционно (и несправедливо) считают античные города Малой Азии чем-то второстепенным по отношению к памятникам Афин, Олимпии, Эпидавра.

Разнообразие и неповторимость композиций внутри города соответствуют бесконечной вариантности пространственных композиций городов. Одна из лучших - композиция Эфеса. Основу ее составляет сложная пространственная ось, ведущая от одного архитектурного узла к другому. Она начиналась мощенной плитами улицей с колоннадами по обеим сторонам. Перспективу ее замыкала открытая чаша огромного театра, лежащего на склоне холма. Улица была торговой, обстроенной лавками, и вела она к агорам, лежавшим у подножия театра. Под прямым углом к Торговой улице, от театра шла вторая, Мраморная улица, продолжавшая пространственную ось. Угол между Торговой и Мраморной улицами занимали агоры. Второй перелом оси отмечен зданием библиотеки. Сейчас ее фасад восстановлен из руин.

Последний отрезок композиционной оси свободно лежит в лощине между двумя холмами, слегка изгибаясь, уходит вверх от библиотеки и через полкилометра приводит ко второму общественно-административному центру, где сосредоточены гимнасиум, одеон (пока не установлено, был это театр или зал собраний), стадион, храмы. Улица, носящая название Куретес, особенно интересна. С обеих сторон к ней сбегали с холмов переулки, застроенные жилыми домами. Вдоль самой улицы стояли богатые дома, перемежавшиеся с небольшими святилищами, фонтанами, термами. Вдоль части улицы вблизи второго центра стоит глухая стена. Она служила фоном для установки статуй выдающихся людей Эфеса. Обычай ставить такие статуи существовал порой и в других греческих полисах.

Как крупный торговый, ремесленный и административный центр Эфес существовал долго, со 2-го тысячелетия до н. э. и до средних веков. Однако композиционное формирование его произошло в классический и эллинистический периоды развития греческой архитектуры. Римское время добавило лишь репрезентативные сооружения, стадион, гимнасии, термы[3] , воздвигнутые вокруг общественного центра. Каким было население Эфеса, пока неясно. Называют цифры от 30 до 300 тыс. Что правильнее, можно будет сказать только после широкомасштабных раскопок.

Неразгаданный пока феномен Эфеса заключается в том, что некоторые ключевые точки его расположены на расстоянии 2-3 километров друг от друга. Именно такая дистанция отделяет общественный центр с гаванью, театром и агорами от знаменитого храма Артемиды Эфесской, стоящего у подножия обрывистого холма, казалось бы, самой природой предназначенного быть акрополем[4] . В начале нашей эры Эфес признавался одним из красивейших и крупнейших городов Римской империи наряду с Александрией и Пергамом.

Отличие Пергама от Милета, Приемы, Эфеса было в том, что он был не демократическим полисом, а столицей тирании. Отличие это существенным образом сказалось на композиции города. Если в городах античных демократий центром композиции были группы общественных зданий и сооружений, свободно и удобно вросшие в природную среду, то в Пергаме композиционным центром стал дворец тирана, вознесенный на вершину крутой горы.

Пергам представлял собой уникальный образец эллинистического градостроительного искусства. В отличие от большинства городов этого периода Пергам не имел регулярной планировки улиц, а свободно развивался у подножья акрополя. Пергам был хорошо благоустроенным городом. Улицы шириной 10 метров были замощены камнем и снабжены водостоками. Город был окружен стенами с несколькими воротами, среди которых главными были южные ворота. В городе имелось две площади - Верхний и Нижний рынки, а также три гимнасии и прекрасная библиотека, вторая после Александрийской по числу книг. Главная улица-дорога, начинавшаяся у южных ворот, следуя складкам рельефа, вела к акрополю. Пройдя рынок нижнего города и гимнасий, расположенный на трех террасах, она поднималась на верхнюю агору, находившуюся на высоте 250 метров над уровнем моря. Преодолев подъем еще в 40 метров, дорога подходила к входу в акрополь, за которым она продолжалась и оканчивалась у царских садов, позднее занятых арсеналом. По правую сторону от дороги располагались царские дворцы, славившиеся своим внутренним убранством и великолепными мозаичными полами. По левую сторону дороги располагалось святилище Афины с монументальным входом в виде пропилей. С севера к святилищу Афины примыкала Пергамская библиотека, уровень пола которой находился на уровне второго этажа галереи, окружавшей святилище. Спустившись из святилища на 25 метров ниже, можно было попасть на террасу, на которой располагался Большой алтарь Зевса, воздвигнутый пергамским царем Атталом I в первой половине II в. до н. э. Алтарь был построен в память победы пергамских войск над племенами галатов. Он был украшен прекрасным скульптурным фризом протяженностью 120 метров и высотой 2,5 метра с изображением битвы богов с гигантами.

Таким образом, Пергамский акрополь представлял собой несколько совершенно изолированных друг от друга ансамблей, однако благодаря превышению одного над другим и возможности обозрения создавалась иллюзия пространственной целостности этих ансамблей. Пергамский акрополь являлся завершающим звеном в развитии греческих акрополей, вершиной монументального градостроительного искусства.

Не менее чем Пергам и Эфес, известен античный город Галикарнас. Этот греческий город на побережье Малой Азии, родина «отца истории» Геродота, был столицей Карийского царства. Город был знаменит огромным храмом Ареса, украшенным статуей работы Леохарда, и храмом Афродиты со священным источником, которому приписывались волшебные свойства.

В этом городе в первой половине 4 века до н.э. началось строительство сооружения, ставшего одним из чудес света – усыпальницы царя Мавсола и царицы Артемизии. Усыпальницу создавали лучшие архитекторы - Пифей и Сатир, и лучшие скульпторы – Скопас, Леохард, Бриаксид, Тимофей. Это сооружение, подобно большинству чудес света, не дошло до нашего времени и известно лишь по античным описаниям и результатам археологических раскопок. Это было грандиозное строение – высотой 46 метров с прямоугольным основанием, сочетавшее в архитектуре греческий и восточный, точнее египетский стили (ступенчатые пирамиды в основании и в верхней части и ордерный стиль в средней.) Мавзолей был богато декорирован скульптурами и фризами. Внутри усыпальницы находились статуи Мавсола и Артемизии.

Усыпальница строилась несколько десятилетий – ее закончил внук Мавсола.

Красота, соразмерность, величественность этого сооружения, а также особое, духовное его назначение сделали усыпальницу одним из чудес света. Более того, с тех пор все сооружения подобного рода стали называть мавзолеями.

Вплоть до 15 века простояла усыпальница, пережив почти все другие чудеса, кроме пирамид. Менялись правители, религии, государства, но Мавзолей, хотя и поврежденный землетрясениями, был окружен суеверным почитанием. И лишь в 15 веке, спустя 1800 лет невежественные крестоносцы уничтожили Мавзолей, построив из его обломков крепость.

Синтез восточных и греческих элементов охватил все сферы жизни древнегреческого и древневосточного общества и распространился вплоть до Северной Индии. На пространстве Ближнего и Среднего Востока можно привести немало ярких примеров этого сплава культур.

Согдиана (современный Самарканд) занимала территорию современного Таджикистана, южного Узбекистана и северного Афганистана. Согдианское искусство олицетворяло взаимосвязь и взаимовлияние культур стран Средней Азии, Индии, Пакистана, Ирана, Афганистана. Согдианские шедевры древнего и средневекового искусства — это синтез творческого гения узбеков, таджиков, иранцев, индусов, азербайджанцев, уйгур, афганцев, туркмен и других народов, которые совместным трудом внесли весомый вклад в развитие мировой культуры.

Архитектурные памятники Согдианы, площади, улицы — это каменные страницы истории, перелистывая которые, мы имеем возможность углубиться в славное прошлое города. И хотя безжалостная рука времени коснулась большинства великолепных зданий, но и в наши дни эти творения вызывают справедливое восхищение.

Мы не можем не восторгаться руинами некогда величественной мечети Биби Ханым, бирюзовым куполом мавзолея Гури-Эмир. Эти и многие другие шедевры занимают выдающееся место в истории мировой архитектуры и по своим художественным достоинствам стоят в одном ряду со знаменитыми памятниками зодчества Египта, Индии, Ирана, античной Греции и древнего Рима.

Историки и географы прошлого сообщают, что улицы и площади современного Самарканда были вымощены камнем за многие столетия до того, как мостовые вообще появились в Париже и Лондоне. И эти свидетельства подтверждены новейшими археологическими изысканиями на городище Афросиаб.

Тончайшая, своебытная настенная жанровая живопись, обнаруженная во время последних раскопок в Самарканде, а также керамические изделия и глиняная скульптура свидетельствуют о том, что уже в древности город был богат незаурядными и даже выдающимися талантами. В своих творениях художники добивались поразительного совершенства рисунка, легкости и живости расцветок, изящества и продуманности орнаментальных узоров.

Свои керамические изделия, стены домов, панели дворцов правителей, потолки храмов они расписывали удивительно тонко цветами, побегами, листьями, а нередко и стилизованными изображениями диких зверей, птиц, рыб, часто фантастическими.

До того времени, когда в Самарканде вместе с арабскими завоевателями утвердился Ислам, категорически воспрещавший изображение живых существ, самаркандские скульпторы создавали изумительные изваяния людей и животных.

Уже в самых старинных исторических документах и летописях Самарканд прославляется как средоточие научной мысли и культуры. История города связана с именами выдающихся ученых и поэтов Востока — Рудаки, Алишера Навои, Джами, Омар Хайама, и, особенно, вошедшего наравне с Птоломеем, Галилеем, Джордано Бруно, Коперником в историю астрономии мученика науки, выдающегося ученого Улугбека.

На протяжении веков древний город постоянно вовлекался в водоворот бурных событий. Периоды блестящего расцвета науки и культуры, искусства и ремесел сменялись под ударами полудиких, алчных завоевателей полным упадком. Бывали десятилетия, когда Самарканд лишался почти всего населения, но могучие жизненные силы вновь пробивались на поверхность, и город фениксом вставал из пепла и руин.

На основе синтеза местных и заимствованных элементов в 4—3 вв. до н. э. сформировалась самобытная художественная культура Хорезма. В изобразительном искусстве первых вв. н. э. проявились эллинистические влияния, воспринятые при посредстве парфян и кушан. Отличительные черты архитектуры древнего Хорезма — массивность и лаконичность объёмов, скупость наружного декора — обусловлены преобладанием стройматериалов из лёссовой глины (пахса, сырцовый кирпич). Наряду со сводами применялись балочные перекрытия на колоннах. Традиционны каменные базы в форме горшка на 3-ступенчатом квадратном основании. Города, обычно прямоугольные в плане, с регулярной поквартальной застройкой по сторонам осевой улицы, укреплены стенами со стрелковыми галереями и башнями (Кюзели-Гыр). В отдельных кварталах или дворцовых комплексах возводили храмы и святилища с мощёной площадкой для священного огня. Дворцы включали парадные дворы, залы и многочисленные комнаты, соединённые коридорами. Дворец Топрак-Кала был поднят на высокие цоколи (около 15 и 25 метров). Погребальные сооружения представлены башнеобразными постройками с крестовидной планировкой на городище Кюзели-Гыр (5 в. до н. э.) и цилиндрическим храмом-мавзолеем Кой-Крылган-Кала (4—3 вв. до н. э.). Сельские дома, обычно пахсовые, имели жилые и хозяйственные помещения, расположенные по сторонам коридора или дворика.

Живопись и скульптура Хорезма развивались в синтезе с архитектурой, были проникнуты идеями прославления плодоносящих сил природы и обожествления царской власти (Топрак-Кала, глиняные раскрашенные статуи и барельефы, многоцветные росписи минеральными красками). Широко распространены терракотовые статуэтки: богини плодородия, изображенной в традиции переднеазиатской коропластики[5] , фигурки коней, реже встречаются мужские персонажи в «скифской» одежде. В 4—3 вв. до н. э. изготовлялись керамические фляги с барельефами мифологического содержания.

Кушанское царство, несмотря на крупную роль в истории древнего мира, изучено слабо. Общие контуры политической истории Кушанского царства вырисовываются из сообщений китайских и римских авторов и из анализа кушанских монет и немногочисленных надписей. Точная хронология истории Кушанского царства пока не установлена.

Кушанское царство возникло приблизительно на рубеже н. э., спустя более чем сто лет после разгрома Греко-Бактрийского царства кочевниками, образовавшими ряд отдельных княжеств. Одно из таких княжеств в Бактрии, возглавленное племенем или родом кушан, стало ядром Кушанского царства.

Характерной чертой кушанской культуры является тесная связь с городами и распространение урбанизированной культуры в сельской местности.

В кушанской архитектуре, скульптуре и живописи определенное отражение и преломление нашли три художественные традиции. Прежде всего это весьма древние традиции бактрийской культуры с ее большими достижениями в области монументальной архитектуры. Вторым важнейшим компонентом было греческое искусство, глубокие корни которого в Бактрии определялись как значительным числом греко-македонских колонистов, так и проникновением эллинистических традиций в местную среду. Наконец, третьим компонентом было искусство Индии.

В кушанской архитектуре, как свидетельствуют раскопки, внешняя монументальная парадность дворцовых и храмовых комплексов сочеталась с пышностью внутреннего убранства. Живописные и скульптурные композиции последовательно и с большой детализацией развёртывали на стенах храмов и дворцов религиозные сцены и групповые портреты членов царской семьи в окружении воинов и слуг.

Рассматривая Парфянскую культуру как пример синтеза восточной и греческой культур, можно сказать, что, очень высокого развития достигла парфянская архитектура: несмотря на явное преобладание в ней эллинистических приемов и традиций, "лицо" парфянской архитектуры определяет их сочетание с древневосточным архитектурным наследием (купольные своды особой конструкции, большое развитие открытых во двор помещений под сводом или на столбах).

В изобразительном искусстве разных областей Парфии местные черты часто выглядят как бы сглаженными - прежде всего потому, что художники в далеких областях Парфянской державы часто следовали одним и тем же эллинистическим образцам, наполняя их, однако, своим содержанием (как это было, например, с изображениями божеств в Хатре). Широкое распространение определенного набора эллинистических сюжетов и образов (особенно популярна была, например, фигура Геракла), чисто внешних атрибутов нередко переосмысляемых изображений характерно в это время для огромной территории - от Средиземноморья до Индийского океана. Одни области, как, например, Парс, оказались в меньшей степени затронутыми этими веяниями эпохи, другие - в большей.

Эллинистические города - это одно из самых ярких впечатлений, остающихся от того периода, их интенсивное строительство является показателем развития эллинистической экономики.

3. Культура эллинистического Египта

В рамки эллинистического мира включаются мелкие и крупные по территории государственные образования от Сицилии и Южной Италии на западе до Северо-Западной Индии на востоке, от южных берегов Аральского моря до первых порогов Нила на юге. Иначе говоря, в состав эллинистического мира вошла территория классической Греции (включая Великую Грецию и Причерноморье) и так называемый классический Восток, т. е. Египет, Передняя и Средняя Азия (без Индии и Китая). Наиболее характерные черты эллинизма как синтеза греческих и восточных начал во всех областях жизни, производства и культуры проявились на Ближнем Востоке и в Египте.

Несмотря на внедрение эллинизма в различные регионы, в них все же сохранялось своеобразие местной культуры. Так было и в Египте. Причем особое значение в египетской культуре приобрел культ Исиды. В начале II в. до н.э. Птолемей Сотер решил укрепить свою царскую власть, введя культ божества, которое бы признавалось как верховное и греками, и римлянами. Успех новому культу был обеспечен благодаря значительному авторитету Исиды и Осириса (древнеегипетского бога мертвых). Исида, древнеегипетская богиня. Согласно древнему мифу, она дочь бога земли Геба и богини неба Нут, а также сестра и одновременно супруга Осириса, мать его сына Хора. Египтяне отождествляли всех своих фараонов с Хором; поэтому каждый фараон считался сыном Исиды и законным наследником Осириса. Со временем образ Исиды вобрал в себя образы многих других богинь, и, что особенно важно, образ богини жатвы Рененут (Термутис). Исиду часто отождествляли с Хатхор, богиней планеты Венеры. Из-за того, что в мифе Исида выступает как верная супруга Осириса, сумевшая уберечь от всех напастей младенца Хора, люди считали ее источником магической силы, и чаще всего именно к ней обращались за помощью в случае болезни или другой беды. Исида была особенно популярна в Нубии, области, располагавшейся к югу от Египта. Главный ее храм на живописном острове Филы затоплен Асуанским водохранилищем. В эллинистический период (4 в. до н.э. — 1 в. до н.э.) культ Исиды распространился по всему Средиземноморью, а еще через четыре века — несмотря на противодействие римских властей — по всем уголкам Римской империи.

Вместе с тем, династия Птоломеев, образовавшаяся после ожесточенной борьбы за власть преемников Александра Македонского, была постоянным проводником греческой культуры. Искусство североафриканской монархии Птолемеев называют александрийским. Основной центр его располагался в городе Александрии, построенном в устье Нила. Специфика александрийского искусства, развивавшегося в пределах III—I вв. до н. э., состоит в тесном слиянии греческих форм с местными, египетскими.

В годы раннего эллинизма (конец IV — середина III в. до н. э.) в искусстве Александрии преобладали черты, присущие греческому искусству. Однако в период высокого эллинизма (середина III — середина II в. до н. э.) местные элементы художественного творчества отодвинули эллинские на второй план. Протекавшая с середины II в. до н. э. до 30 г. до н. э. династическая борьба привела к обнищанию страны и к постепенному застою в художественной жизни птолемеевского Египта.

Александрия представляла собой крупнейший эллинистический центр культуры. Сюда съезжались ученые, архитекторы, скульпторы, художники со всех концов античного мира.

Одна из главных достопримечательностей Александрии – Александрийская библиотека. Идею основания библиотеки подсказал правителю Египта греческий философ Деметрий Фалерский, который был хорошо знаком с устройством библиотеки в Афинах. Строительство завершилось в начале третьего века до нашей эры.

Издательская программа Александрийской библиотеки предусматривала переписывание, подробное филологическое комментирование сочинений греческих авторов, разделение произведений на секции и последовательное введение систем пунктуации и акцентуации. Под руководством Каллимаха был составлен каталог, позднее регулярно пополнявшийся.

Почти все, что касается возникновения и гибели библиотеки, покрыто тайной. Как утверждают некоторые историки, Александрийская библиотека после основания практически сразу стала соперничать с другим выдающимся культурным центром того времени – библиотекой в Пергаме. Предполагается, что в Александрийской библиотеке насчитывалось более 700000 папирусных свитков. (Для сравнения, в XIV веке в библиотеке Сорбонны находилось самое большое собрание книг – 1700 экземпляров). Известна легенда о правителях Египта, которые стремились пополнить свою коллекцию любым способом: они даже приказывали своим воинам обыскивать каждый приходящий в порт корабль, чтобы найти какие-либо рукописи. Если таковые находили, то оставляли их у себя, а владельцам возвращали копии.

Согласно другой легенде, когда из Афин Птолемею III были на время привезены бесценные оригиналы классических греческих драм для того, чтобы переписать их, он пообещал даже заплатить залог и после завершения работ вернуть эти ценные рукописи. Однако, заполучив их, царь отказался дать залог и, оставив у себя оригиналы, обратно отправил копии.

В библиотеке и Мусейоне Александрии того времени работали великие мыслители: Эратосфен, Зенодот, Аристарх Самосский, Каллимах и др. Ученые в Александрии славились своими трудами по геометрии, тригонометрии и астрономии, а также языкознанию, литературе и медицине. Предание гласит, что здесь 72 ученых из еврейского народа переводили Еврейские Писания на греческий язык.

В библиотеке хранились произведения на самых разных языках. Считалось даже, что в мире не существует ни одного ценного произведения, копии которого не было бы в Александрийской библиотеке. В хранилище находились не только свитки, но и каменные и вощеные таблички с клинописью и иероглифами. Александрийская библиотека была открыта для всех желающих и считалась святым местом, не уступающим по значимости многим религиозным храмам. Перед вхождением в ее хранилище совершался обряд очищения.

Однако славу Александрийской библиотеке принесло не столько количество собранных свитков, и даже не то, что вскоре после создания она стала собранием работ философов и ученых со всего мира, в том числе Архимеда, Герона, Евклида и Гиппократа. Самой легендарной страницей истории библиотеки стала ее гибель.

Существует много легенд о гибели Александрийской библиотеки. Некоторые исследователи считают, что многие из ее сокровищ были утеряны во время пожара, устроенного воинами Юлия Цезаря, в 47 г. до н.э. в период Александрийской войны.

Гибель Александрийской библиотеки приписывали и преемнику Цезаря – императору Августу. Существует также версия, что во времена религиозных распрей, в период с III по VI век н. э. в Александрии часто происходили столкновения на религиозной почве: язычники, евреи и христиане часто конфликтовали друг с другом по поводу вероучений. В 391 г. н.э. часть древних рукописей, вместе с языческим храмом Серапеума, пристроенным к книгохранилищу, были якобы уничтожены религиозными фанатиками.

Самая популярная версия гибели знаменитой библиотеки относится ко времени арабского завоевания. Источники свидетельствуют, что она погибла в грандиозном пожаре во время взятия города Александрии турками-османами. По легенде, покорив Египет, полководец Амр Ибн Аль-Ас спросил у халифа Омара, что делать с библиотекой. Тот ответил, что, даже если книги, хранящиеся в библиотеке, согласуются с Кораном – они не нужны. Если же противоречат ему – они нежелательны, а значит, их следует уничтожить в любом случае.

Среди специалистов нет единого мнения о гибели библиотеки, и ученые по-прежнему спорят, как и когда она исчезла.

Какой бы ни была причина исчезновения библиотеки, ее гибель, в первую очередь, означала потерю огромной сокровищницы знаний. Навсегда исчезли сотни тысяч работ греческих драматургов, а также труды по греческой историографии за 500 лет, кроме некоторых работ Геродота, Фукидида и Ксенофонта.

В 2002 году уникальное книгохранилище, погибшее 1600 лет назад, было восстановлено. Александрийская библиотека сегодня – это сооружение из гранита, стекла и алюминия. В ее футуристическом облике нет ничего античного. Собранная коллекция современной Александрийской библиотеки пока состоит из полумиллиона томов, среди которых есть и уникальные образцы – ценнейшие арабские манускрипты 7-8 веков и факсимильная копия атласа мира Клавдия Птоломея.

Александрия была самым богатым городом своего времени, поэтому в ней возводилось много замечательных сооружений, к которым принадлежит Александрийский маяк на скалистом острове Форос близ дельты Нила.

Основным строительным материалом для маяка послужили известняк, мрамор и гранит. Маяк состоял из трех башен, поставленных одна на другую. Высота маяка по одним данным была 120 метров, по другим — 130 — 140 метров

Основание нижней башни было квадратное, с длиной стороны 30,5 метров. Нижняя башня высотой 60 метров была сложена из каменных плит, украшенных изящной скульптурной работой. Средняя, восьмигранная, башня высотой в 40 метров, облицована беломраморными плитами. Верхняя башня - фонарь круглая, с куполом, установленном на гранитных колоннах, была увенчана огромной бронзовой статуей покровителя морей Посейдона. На верхушке башни в объемной бронзовой чаше постоянно тлел древесный уголь, при помощи сложной системы зеркал отблеск углей отражался на 100 миль, указывая местонахождение гавани.

Кроме своей основной функции маяк служил великолепным наблюдательным пунктом. Здесь же имелись флюгер, часы и астрономические приборы.

Маяк, воздвигнутый на острове Форос, простоял около 1500 лет. Маяк дважды страдал от землетрясений, его восстанавливали, но все равно крепкие морские ветры окончательно разрушили старые стены. Позже на развалинах маяка воздвигли средневековую крепость. Название острова превратилось в символ; слово «Форос» стало означать «маяк», от него образовалось и современное слово «фара».

В эпоху эллинизма на острове Родос была создана колоссальная статуя бога Солнца — Гелиоса (Колосс Родосский). Этот монумент свидетельствует о том, с какой силой нарастала в то время гипертрофия пластических форм. Такого увлечения большими размерами изваяний не знала в прошлом даже тирания архаической Греции, его не превзойдет гигантомания таких римских императоров, как Нерон.

В эллинистических государствах связи между человеком и государством ослабевали, вместо греческого понятия "гражданин" появилось понятие "подданный". На роль утешительницы и руководительницы в жизни стала претендовать философия, которая занялась преимущественно этическими проблемами, отыскивая путь к душевному спокойствию и счастью человека.

Центром философских школ и направлений по-прежнему продолжали оставаться Афины. Там существовала Академия Платона и перипатетическая школа Аристотеля. Но их влияние отошло на второй план перед новыми учениями - стоицизмом, эпикуреизмом и кинизмом.

Приверженцы стоической школы выдвинули свой идеал мудреца, который руководствуется только доводами разума, контролирующего все его чувства и желания. "Только мудрец богат и свободен",- учили стоики, подразумевая духовные богатство и свободу и призывая "жить согласно природе". Они пропагандировали идею "мирового государства", объединяющего все человечество, но вместе с тем говорили о "разумности всего существующего". Стоическая философия с ее запутанной и противоречивой этикой, с ее политической, социальной и религиозной терпимостью была популярна в самых различных кругах общества.

Киническая философия была основана Диогеном из Синопы. Диоген и его последователи, странствующие наставники истины, проповедовали упрощение, довольство малым, необходимость сбросить оковы цивилизации, уродующей людей. Эти проповеди, обычно строившиеся в форме непринужденной беседы со слушателями, более всего были популярны среди низов населения. Меткие изречения киников, их остроумные шутки; обличительные сатирические выступления, в которых чередовались стихи и проза (мениппова сатира), встречали живой отклик в народе.

Из многочисленных философских направлений эллинистического периода материалистическим был лишь эпикуреизм, получивший свое название по имени основателя школы, афинского философа Эпикура (341-271 гг. до н.э.). Эпикур продолжил и развил атомистическую теорию Демокрита. На ней было основано его учение о природе.

Большой интерес в культуре эллинистического Египта представляет такое явление, как фаюмский портрет, получивший название по месту обнаружения первых его экземпляров в селении близ Фаюма (Средний Египет). Он совместил в себе египетские и европейские традиции.

Египтяне практиковали бальзамирование тел. В соответствии с египетским погребальным ритуалом лицо или голову обернутой пеленами мумии покрывали маской, представлявшей собой идеализированные черты лица усопшего. Однако в воспринятые египетские погребальные традиции были внесены новые элементы. Переосмысление римлянами значения египетской погребальной маски привело к замещению ее портретами, написанными красками на дощечках. Портреты хранились в рамках в доме заказчика, однако после смерти изображенного на них, портрет (или его копию) клали на лицо мумии, фигурно закрепляя его слоями погребальных бинтов (это было изменение древней египетской традиции помещения на лицо мумии скульптурной маски); при этом портреты, «подгоняемые» под нужный размер, нередко грубо обрезались. Женщины и мужчины, запечатленные на портретах, изображены в одеждах по римской моде того времени. Обычный цвет мужской одежды - белый; у женщин - белый и красный, но также зеленый, голубой. Прически, как и женские, так и мужские следуют (правда, с опозданием) столичной моде, задаваемой императорской семьей.

Портреты преимущественно выполнялись на дощечках из кедрового или кипарисового дерева в размере 43 на 23 см при толщине около 1,6 мм. Многие экземпляры I-II веков выполнены в реалистических традициях римского портретного искусства. Кроме этого сами портреты дают определенное представление об уровне античной живописи, практически нами утраченной.

В IV в. с утверждением в Египте христианства и прекращением практики бальзамирования тел умерших фаюмские портреты, находившиеся в последнем этапе своего развития, постепенно исчезают.

В Египте после походов Антиоха IV вновь начались народные движения и одновременно острая династическая борьба, перешедшая в настоящую внутреннюю войну, опустошавшую страну. Тем временем римляне всячески содействовали внешнеполитическому ослаблению Египта. В 96 году к Риму была присоединена Киренаика, в 58 — Кипр. Римляне вплотную подошли к границам Египта, лишь гражданская война в самом Риме отсрочила его подчинение. В 30 г. до н. э. было завоёвано это последнее эллинистическое государство. Эллинистический мир как политическая система был поглощён Римской империей, но элементы социально-экономической структуры и культурные традиции, сложившиеся в эллинистическую эпоху, оказали огромное воздействие на дальнейшее развитие Восточного Средиземноморья и в значительной мере определили его специфику.


Заключение

Эллинизм как историческое явление представляет собой сочетание греческих и восточных элементов в экономике, социальных отношениях, государственности и культуре. В разных частях эллинистического мира это сочетание выражалось в разных формах: основание новых городов полисного типа, дарование полисных привилегий городам восточного типа, внедрение греческих приемов хозяйственной жизни в традиционную экономику, рациональных методов контроля и управления при сохранении старой структуры, как в Египте. Различен был и объем восточных и греческих элементов в разных странах, от преобладания восточных традиций в государстве Птолемеев до господства эллинских форм в Балканской Греции, Македонии или Великой Греции.

Синтез разнородных начал в каждом эллинистическом государстве породил дополнительные импульсы для роста экономики, создания более сложной социальной структуры, государственности и культуры. Новым фактором развития стало появление системы эллинистических государств, включавшей обширные территории от Сицилии на западе до Индии на Востоке, от Средней Азии на севере до первых порогов Нила на юге. Многочисленные войны разных эллинистических государств, сложная дипломатическая игра, активизация международной торговли и широкий обмен культурными достижениями в рамках этой обширной системы государств создавали дополнительные возможности для развития эллинистических обществ.

Строятся новые города, осваиваются ранее пустующие территории, появляются новые ремесленные мастерские, прокладываются новые торговые пути, как по суше, так и по морю. В целом можно сказать, что внедрение греческих форм экономики и социальной структуры усилило рабовладельческие основы ближневосточной экономики в III—I вв. до н. э.

Однако двойственная природа эллинистических обществ, оплодотворяя и стимулируя процесс исторического существования в III в. до н. э., во II в. до н. э. стала проявлять и свою непрочность. Слияние греческих и восточных начал оказалось неполным, их сосуществование стало порождать напряженность, которая выливалась в разные формы этнических и социальных столкновений, неповиновение центральной власти. Эллинистическая государственность не справляется с общими задачами поддержания порядка и стабильности внутри страны, охраны ее внешней безопасности. Династические распри в правящих царских домах, многочисленные внешние войны истощают силы и средства эллинистических государств, высасывают соки из их подданных, еще более накаляют внутреннюю напряженность. К середине II в. до н. э. эллинистические государства внутренне дряхлеют и начинают распадаться на составные части (государство Селевкидов, Греко-Бактрийское царство). Этим процессом внутреннего ослабления и политического беспорядка умело пользуются две великие державы того времени — Рим на западе и Парфия на востоке. Во II — первой половине I в. до н. э. одно за другим эллинистические государства Средиземноморья до Евфрата захватываются Римом. Парфия прибирает к рукам восточноэллинистические государства Средней Азии, Ирана, Месопотамии, и ее западная граница выходит к Евфрату. Оккупация Римом Египта в 30 г. до н. э. означала конец эллинистического мира, эллинистического этапа исторического развития Древней Греции.

Если включение эллинистических стран Средиземноморья до Евфрата в состав Римского государства усилило рабовладельческий характер производства и общества в этих частях, то в странах восточного эллинизма, завоеванных Парфией, зарождаются элементы новых общественных отношений, отношений восточного варианта феодального строя.

Многие достижения эллинистической науки и культуры были унаследованы Византийской империей и арабами, вошли в золотой фонд общечеловеческой культуры.

Литература

1. Виппер В.Р. Искусство древней Греции. – М., 1972.

2. Ионина Н.А. Сто чудес света. – М.,1999.

3. Лосев А.Ф. История античной эстетики: Поздний эллинизм. – М., 1980.

4. Лосев А.Ф. История античной эстетики: Ранний эллинизм. – М., 1979.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайтов:

http://dic.academic.ru

http://www.prosvetlenie.org

http://www.landart.ru

http://www.booksite.ru


[1] Сатрапия - область, провинция в древней Персии и ряде других древних восточных государств.

[2] Агора - рыночная площадь в городах Древней Греции, центр общественной и деловой жизни.

[3] Термы — античные бани в классической Греции — при больших домах и гимнасиях; в период эллинизма ими пользовалось всё населения города.

[4] Акрополь - (греч. "высокий город"), в Афинах, большая сложенная известняком скала, возвышающаяся над окружающим городом на 70-80 метров, с почти плоской площадкой наверху.

[5] Коропластика - (от греч. kóre - девушка, женская статуэтка, кукла и plastike - ваяние), распространённое в Древней Греции изготовление женских фигурок из обожжённой глины, воска, гипса и пр…

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ