Культура и быт народов Сибири XVII века

Главные города, остроги и зимовья Сибири в XVII веке. Колонизация Сибири в XVII–начале XVIII вв. Внедрение в земледелие Сибири залежной и паровой систем с зачатками трехполья. Одежда и материальная культура. Строительство: дома; церкви и соборы.

С ОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. Колонизация и освоение земель

2. Одежда и материальная культура

3. Строительство

3.1 Дома

3.2 Церкви и соборы

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Сибирь – регион в северной части Азии, ограниченный с запада Уральскими горами, с востока и севера – океанами (Тихим и Северным Ледовитым соответственно). Подразделяется на Западную Сибирь, Восточную Сибирь. Иногда также выделяют Южную Сибирь. Происхождение слова «Сибирь» до конца не установлено. По версии З. Я. Бояршиновой, этот термин происходит от названия этнической группы «сипыр», языковая принадлежность которой носит спорный характер. Позднее оно стало относиться к тюркоязычной группе, жившей по р. Иртыш в районе современного Тобольска.

Одним из славных дел, которыми и должен гордиться каждый россиянин, а уж тем более мы с вами, является освоение Сибири в феодальный период. Чтобы лучше представить жизнь русских в это время в огромном крае, надо знать какие дома они имели, как одевались, чем питались. Анализ материальной культуры русских крестьян Западной Сибири феодального периода важен в связи с обсуждением результатом присоединения Сибири к России в условиях освоения новых территорий. В данной работе особенности развития материальной культуры западно-сибирских крестьян за полтора столетия рассматриваются на примере жилых, хозяйственных и культурных построек, одежды, утвари всех категорий русского крестьянства разных природно-климатических зон региона с учетом влияния социально-экономических процессов, миграций, политики властей, контактов с аборигенным населением края.


1. Колонизация и освоение земель

Поход Ермака и поражение Кучума привели Сибирское ханство к развалу. Борьба с Кучумом продолжалась до конца 1590-х годов Русская администрация возводила опорные пункты (Тюмень – 1586; Тобольск – 1587; Пелым – 1593; Берёзов – 1593; Сургут – 1594, и др.). Вхождение Сибири в состав Росийского государства происходило на протяжении десятилетий по мере её освоения русскими переселенцами. Государственная власть, основывая в Сибири опорные пункты – остроги, становившиеся затем городами с торгово-ремесленным населением, привлекала земледельцев-новопоселенцев различными льготами. Такие опорные пункты обрастали деревнями, а затем слободами, которые в свою очередь становились центрами, объединяющими сельское население. Такие сельскохозяйственные районы постепенно сливались и образовывались более крупные районы русского заселения. Первым из таких районов в Западной Сибири был Верхотурско-Тобольский, сложившийся в 1630-х годах в Западной Сибири в бассейне реки Туры и её южных притоков. Самообеспечение Сибири хлебом в результате хозяйственной деятельности переселенцев стало возможно с 1680-х годов. К концу 17 веку основной житницей Сибири стали четыре западносибирских уезда – Тобольский, Верхотурский, Тюменский и Туринский. Более восточным районом сельскохозяйственного освоения русскими переселенцами Западной Сибири была территория между Томском и Кузнецком, основанными соответственно в 1604 и 1618.

Главные города, остроги и зимовья Сибири в XVII веке

Проникновение русских промысловиков в Восточную Сибирь началось в 17 веке. По мере освоения бассейна Енисея на его среднем течении вплоть до устья Ангары начал создаваться второй по значению хлебопроизводящий район, который простирался до основанного в 1628 Красноярска. Южнее до конца 17 века сельскохозяйственному освоению земель препятствовали монгольское государство Алтын-ханов, киргизские и ойратские владетели. Дальнейшее промысловое освоение Востока Сибири начало охватывать Якутию и Прибайкалье. В верховьях Лены и по Илиму создавался хлебопроизводящий район. На крупнейших реках – Индигирке, Колыме, Яне, Оленёке и особенно в устье Лены часть промышленников стала оседать на постоянное жительство, и там образовались локальные группы постоянного старожильческого русского населения.

Традиционно колонизацию Сибири классифицируют по двум направлениям: на правительственную и вольнонародную. Цель переселенческой политики правительства заключалась в обеспечении служилого население хлебным довольствием за счет использования природных ресурсов присоединенных территории. В XVIII веке планировалось создание в Сибири земледельческого района, который не только обеспечивал нужды края, но и покрывал возрастающие потребности центра в хлебе. Осознавая перспективность развития Сибири, государство не могло и не собиралось снижать контроль над ходом хозяйственного освоения. Пашенных крестьян правительство переселяло в Сибирь «по прибору» и «по приказу». Желающим переселиться в Сибирь «на государеву пашню» давались льготы на два, на три года и больше, подмога и ссуда разных размеров. Прибор крестьян осуществляла область в виде повинности. «В общей сложности не зависимо от источников формирования крестьянского сословия основными группами земледельцев Сибири в XVII веке были пашенные и оброчные крестьяне». Они выполняли феодальные повинности в пользу собственника земли – государства.

Для обработки государевой пашни необходимы были крестьянские руки и крестьянское хозяйство – тягловая сила, сельскохозяйственный инвентарь. «По указу» отобранные местной администрацией в черносошных уездах «переведенцы» направлялись с семьями, лошадьми, прочим скотом, сельскохозяйственным инвентарем, продовольствием и семенами для собственного посева на новое место жительства. На первых порах крестьянам, направляемым в Сибирь, еще на старом месте оказывалась помощь. Например, в 1590 году было велено в Сольвычегодске и в уезде прибрать в Сибирь пашенных крестьян 30 семей и чтобы у каждого человека было по три мерина добрых, по три коровы, по две козы, по три свиньи, по пять овец, по два гуся, по пять кур, по две утки, хлеба на год, соха для пашни, сани, телега и «всякая житейская рухлядь». Правительство заботилось о том, чтобы крестьяне переселялись в Сибирь с полным хозяйством.

Эффективной оказалась и такая мера правительства по заселению и земледельческому освоению Сибири, как устройство там крупных земледельческих поселений – слобод, сосредоточивших основную массу крестьянского населения, образовавшегося из бывших жителей европейской части страны, преимущественно поморцев. Строительство слобод получило в Сибири более широкое распространение, чем в Поморье и других областях страны. Инициатива в их создании поначалу принадлежала государству, а затем перешла к предприимчивым выходцам из народа – слободчикам. Слободчики порой встречали сопротивление со стороны воевод. Так случилось в 1639 г. при организации Мурзинской слободы. Слободчик Андрей Буженинов, получивший разрешение в Тобольске на организацию слободы, встретил резкое противодействие верхотурского воеводы В. Корсакова при наборе желающих переселиться в новое селение на правах оброчных крестьян с шестилетней льготой. Воевода запретил проводить вербовку на территории уезда и сообщил в Москву, что слободчик нарушает установленные правила вербовки, призывая не только детей от отцов, но и всю семью.

В наиболее заселенном Верхотурско-Тобольском уезде уже в 1674 году сосредоточивалось 3903 крестьянских двора, из них 2959 дворов пашенных крестьян и 944 двора хлебооброчных [4]. К концу XVII в. количество крестьянских дворов там достигло 6765. На берегах р. Парабели в Нарымском уезде к началу XVIII в. жило 13 семей пашенных крестьян. Сохранялся небольшой очаг земледелия на р. Кети с 17 дворами пашенных крестьян. В пределах Томского уезда в 1703 г. расселялись 399 крестьянских семей, связанных с обработкой десятинной пашни, и 88 хлебооброчных дворов. В Кузнецком уезде проживало 96 семей пашенных крестьян.

В пределах Западной Сибири на рубеже XVII -XVIII вв. проживало 7378 семей пашенных и хлебооброчных крестьян. На территории Восточной Сибири жили в 5 уездах: в Енисейском – 917 семей, Красноярском – 102, Братском – 128, Иркутском – 338, Илимском – 225.

Складывание контингента пашенных и оброчных крестьян протекало по инициативе и под контролем воевод сибирских городов, систематически отчитывавшихся перед Сибирским приказом о состоянии и расширении казенных пашен, объеме и расходе полученного урожая.

Достижения русских поселенцев в Сибири объясняются спецификой этого процесса. Освоение Сибири происходило при участии крестьян, переселявшихся в Сибирь, и своим трудом возделывавших земли нового края. С самого начала в Сибирь пошла широкая волна крестьянской колонизации. К концу XVII в. крестьянское население Сибири составляло 44% от всего русского населения. Кроме того, большинство служилых и посадских людей по характеру своих занятий были земледельцами. Для некоторой части служилых людей земледелие было источником существования, другие, получая хлебное жалованье, тем не менее, занимались земледелием и имели более или менее значительную запашку, третьи, в качестве дополнения к своему денежному и соляному жалованью, распахивали землю. Государственные крестьяне за полученный земельный надел отбывали барщину на «десятинных пашнях». Первоначально каждый крестьянин обязан был пахать по 1 дес. государевой пашни. Это было вызвано стремлением быстрее увеличить государеву запашку, но приводило к тому, что крестьяне по несколько лет не могли распахать собинные пашни. Первые енисейские крестьяне даже на пятый год после их поселения не могли распахать собинные пашни, так как полностью были заняты на обработке государевой пашни. Постепенно размер десятинной пашни изменялся в зависимости от хозяйственных возможностей крестьянина от 0,25 до 1,5 десятины в поле. Основой ведения крестьянского хозяйства являлся «собинный» участок земли. Пользование этим участком оформлялось «данной грамотой». Собинный участок включал в себя пахотную и залежную землю, а также сенные покосы. Размер крестьянской «собинной пашни» находился в определенной пропорции с участком государственной пашни. К примеру, в Енисейском уезде обычным соотношением между крестьянской и государевой пашней считалось 4,5:1 т.е., за 4,5 десятины своей запашки крестьянин обязан был пахать 1 десятину государевой пашни. В Томском уезде на один крестьянский двор в среднем приходилось 1,8 десятины в поле собинной пашни. Отработочная рента была господствующей формой повинности всего XVII столетия. Появление денежной и продуктовой ренты имело большое значение, но в XVII в. они еще не стали господствующими.

Таким образом, колонизация Сибири в XVII – начале XVIII вв. является преимущественно земледельческой. Более того, ее успехи неразрывно связаны с развитием земледелия. Русский народ, обладая огромным земледельческим опытом смог адаптировать его в Сибири и создать новое земледелие, более высокое по своему уровню.

В течение XVII века в Сибири определились две тенденции: первая – в западно- и среднесибирских районах – тяготела к установлению трехполья, вторая – в восточном районе – к двуполью. Внедрение в земледелие залежной и паровой систем с зачатками трехполья означало качественный скачок в развитии производительных сил сибирского землепашества. С приходом русских в Сибири установились типичные для центральной и северной части русского государства сельскохозяйственные культуры. Это, прежде всего, рожь и овес. Эти культуры были единственными, возделываемыми на государевой десятинной пашне. На собинных запашках состав культур был шире. Здесь наряду с рожью и овсом встречается пшеница, ячмень, полба, ярица, горох, просо и гречиха. Но и на собинных пашнях господствующими культурами оставались рожь, овес и ячмень.

В XVII в. начинают внедряться посевы технических культур. В 1668 г., по распоряжению П.И. Годунова, в Сибири был введен посев конопли на государя. Помимо «собинной» запашки крестьянами отводили места под огороды.

Отвод огородов производился одновременно со всем землеустройством крестьянина, к примеру, в 1701 г. 16 апреля «дано ему на Тушамской повосте под двор и огород из порожних мест земли против ево братей обротчиков». Встречаются три равнозначных названия огорода – «огороды», «огородцы», «овощные» огороды. Все огороды имели потребительское назначение. Совершенно не встречаются сведения о заготовки и продаже овощей, и цен на них. Государство не облагало крестьян никакими овощными поставками. На огородах возделывалась главным образом капуста. Другие овощи имели меньшее распространение. Это можно установить на основании заявлений о потравах. «Огородных овощей, как в городе Илимске, так и в уезде, родица: капуста, ретька, свекла, морковь, репа, лук, чеснок, огурцы, тыква, бобы, горох. А более никаких овощей не бывает».

За весь период с конца XVI до начала XVIII вв. в 17-ти из 20-ти сибирских уездов появились возделанные поля. К концу XVII – началу XVIII вв. очаги земледелия существовали почти на всем пути от Верхотурья до Якутска. Величина и значение этих районов уменьшались по мере их отдаления от европейской части страны – чем дальше находился район, тем меньше в нем было земледельческого населения и, соответственно, возделываемых земель. Однако с течением времени происходило увеличение крестьянского населения и возделываемых земель с постепенным перемещением на юг в более благоприятные почвенно-климатические условия. Первым по своему значению был Верхотурско-Тобольский район, вторым Енисейский. Районами со слабым развитием хлебопашества были Томский, Кузнецкий и Ленский районы.

Таким образом, развитие сибирского земледелия в XVII – начале XVIII вв. характеризуется явной территориальной неравномерностью. Некоторые уезды не знали земледелия, другие – делали первые шаги по его развитию. Верхотурско-Тобольский и Енисейский районы в XVII в. стали житницами Сибири и снабжали излишками хлеба другие районы.

Неравномерность развития земледелия привела к образованию районов с товарным хлебом и районов, не имевших такового. Это, в свою очередь, привело к образованию районов, нуждающихся в хлебных дотациях и, соответственно, высокими ценами на зерно и районов, более или менее обеспечивающих себя хлебом. Значительное расстояние между районами затрудняло внутрисибирские поставки хлеба. Поэтому в Сибири получила развитие скупка хлеба перекупщиками с дальнейшей перепродажей в малохлебные и бесхлебные районы.

К XVIII в. производство зерна в хлебных районах достигло такого уровня, что хлебом было удовлетворительно снабжено население всей Сибири, освоенной русским населением, и поставки из Европейской России практически не требовались.

2. Одежда и материальная культура

В Западной Сибири сохранилась рациональная основа русского народного костюма. В одежде крестьян было представлено 74 (66,0 %) элемента, традиционных для сельских жителей России. Сарафанный комплекс с соответствующими женскими головными уборами, состав и способ ношения которых был аналогичен утвердившимся в европейской части страны, играл в гардеробе западно-сибирских крестьянок ведущую роль. Мужской костюм, его главные элементы рубаха и порты, верхняя тканевая (зипун, армяк, шабур) и меховая одежда (шуба, полушубок, тулуп) были такие же, как на всей территории, заселенной русскими. Старообрядцами использовались наиболее древние по происхождению виды одежды – епанечка, кунтыш, однорядка, пониток, высокая мужская шапка, убрус, поршни, вышедшие из употребления в остальных регионах страны.

В материальной культуре русского населения Западной Сибири феодального периода сохранились и некоторые специфические традиции мест выхода переселенцев. В конце XVII в. в районах первоначального освоения края в описях имущества крестьян зафиксированы наиболее древние по происхождению, известные на Русском Севере коробья, коробы для хранения вещей. Названия и устройство демонстрируют генетическую связь "неподвижной" мебели (залавок, грядка, стамик) в жилищах населения Западной Сибири и Русского Севера. Разнообразие в обозначении предметов с одинаковыми функциями (утиральник – северное, полотенце – тверское, рукотерт – новгородское, рязанское наречия) в уездах лесостепной зоны также говорит о сохранении здесь традиций мест выхода переселенцев. В старожильческих деревнях на Алтае выделялись принадлежавшие бывшим жителям Южной России "мазанки", стены которых были покрыты глиной и побелены с внешней и внутренней сторон. Алтайские староверы красили, расписывали стены, потолки и мебель по привычке в яркие цвета.

Гардероб западно-сибирских крестьянок включал 12 элементов костюма, имевших локальное бытование в Европейской России. К северно-русскому комплексу можно отнести дубас, навершник, верхник, шамшуру, колпак; к западно-русскому – юбку андарак, наметку, подубрусник; к южно-русскому – запон, получеревики. Нагрудник был характерной деталью наряда рязанских переселенок. Распространившиеся в Западной Сибири виды мужской верхней одежды: азям, чекмень, чапан – бытовали соответственно на северо-востоке, в восточных и юго-восточных губерниях России. Выявленные локальные формы одежды подтверждают сохранение традиций мест выхода переселенцев в новых условиях. Это было связано как с функциональным соответствием используемой ранее одежды, так и со стремлением зафиксировать память о родине в некоторых знаковых элементах женского костюма. В целом поддержанию русских традиций в материальной культуре крестьян, проживавших в Западной Сибири, способствовали создание на этой, как и на исходной, территории земледельческого хозяйства, приток переселенцев из России, развитие торговых связей и ремесел, особенности народного сознания.

Существенным фактором, определяющим развитие материальной культуры западно-сибирского крестьянства, являлось городское влияние. Истоки его связаны с процессами первоначального заселения и освоения региона. В XVII в. сельское хозяйство было первичным и необходимым элементом социально-экономической структуры сибирского города. Горожане-хлебопашцы (служилые люди, посадские, крестьяне) становились основателями и жителями окрестных деревень.

3. Строительство

3.1 Дома

Об общности развития культуры на территориях, заселенных в разное время русскими, свидетельствуют такие наблюдения. В XVII в. в Сибири использовались характерные для большей части государства приемы деревянного зодчества: устройство оснований домов "на стульях", сваях, стойках, камнях; техника крепления бревен в четырехугольные срубы в "углы", "в обло"; двухскатная, самцовая и стропильная конструкции крыш3. Все типы и варианты горизонтальной и вертикальной планировки жилища, известные в европейской части страны ко времени переселения крестьян за Урал, в зависимости от природно-климатических условий, миграционных процессов находили воплощение в Западно-Сибирском регионе.

В первые годы в лесостепной и степной зонах, где был дефицит строительных материалов, крестьяне-новоселы строили только избы. Со временем доля построек двухчастного типа достигала 48 %. Дома трехчастной планировки в степных и лесостепных районах составляли 19 – 65 %.

Приписные крестьяне предпочитали вариант "изба – сени – клеть". Местная администрация способствовала его сохранению. Многокамерных построек, включавших несколько жилых помещений и сени, во всех районах Западной Сибири было очень мало – до 3 %. Ими владели семьи со сложным структурно-поколенным составом, торгующие крестьяне, сельские священники и мещане.

Планировочные структуры соответствовали Двор крестьянина Треньки Федотова имущественному цензу крестьянства: у бедных были жилища однокамерного и двухчастного типа, у богатых – многочастные и зависели от людности сельского двора: семьи из 10 чел. и более имели дома трехчастного типа с вариантом "две избы, сени".


3.2 Церкви и соборы

Софийский собор в Тобольске (1621–1677 гг.)

Тобольский Собор Софии Премудрости, построенный в 1686 г., известен как первое каменное церковное сооружение Сибири. Он имел и свою «деревянную предысторию», насчитывающую более пятидесяти лет – с 1621 г., времени постройки первого деревянного собора, по 1677 г., когда храм был уничтожен в охватившем город пожаре. Период существования Софийского собора, построенного в камне, подробно рассмотрен исследователями, а деревянный вариант сооружения, несмотря на опубликованное описание, остался в стороне, исключая несколько замечаний в работах историков архитектуры. Однако именно в начале XVII в. Тобольск приобретает значение крупного военно-административного, торгового, культурного, церковного центра, становясь фактической столицей Сибири. В 20-е гг. XVII в. в Тобольскую епархию был направлен митрополит Киприан, с именем которого связана постройка первого здания Софийского собора. Сооружению храма придавался особый смысл.

Как следует из материалов переписных и копийных книг 1620–1636 гг. Тобольского архиерейского дома, деревянный собор Софии был построен в 1621–1622 гг. по царскому указу сибирским воеводам 1620 г. Для строительства церкви были использованы срубы домов, купленные у тобольских жителей. Специально на постройку заготовить лес было невозможно, а точнее, некого было нанять для этого, так как в те годы Тобольск обезлюдел из-за голода. Впрочем, приобретение готовых срубов для возведения какого-либо здания являлось вполне обычной практикой. Среди купленных построек был наполовину выстроенный сруб церкви, которую в 1620 г. священник Иван по благословению вологодского архиепископа Макария заложил в десяти саженях от Троицкой церкви и которая была задумана как пятиглавая церковь во имя Софии Премудрости. Киприан достроил эту церковь как соборную, оставив за ней название Софийской (освящена 21 октября 1622 г.), хотя грамота из Москвы предписывала поименовать церковь Вознесенской.

Детальное описание возведенного храма позволяет реконструировать его облик. Высота церкви от уровня земли до яблока была 13,5–14 саженей (более 28 м), пол находился на уровне 14 венца, что при диаметре бревен 25–28 см составляло 3,5–3,9 м. От пола до «закомар», представлявших собой крещатое бочечное покрытие, было 26 венцов (около 7 м). Таким образом, сруб сооружения поднимался на высоту 10–11 м, что составляло около трети высоты всего здания. Термин «закомары» специалистам более знаком по каменным сооружениям, но, как видно, использовали его для форм здания из дерева, что может косвенно подтверждать взаимосвязь трактовок форм этих двух типов сооружений. На основании из крещатых бочек, выходящих лбами по три на каждую из четырех сторон сруба, был установлен эффектный барабан, составленный из центрически расположенных бочек меньшего размера. Собор имел три алтаря и паперть, охватывавшую сруб с трех сторон. На паперть вела крытая лестница с тремя площадками-крыльцами, верхнее из которых имело кровлю бочкой, покрытую лемехом, два средних – бочки, крытые гнутым тесом. Собор был пятиглавым, причем центральная глава размещалась на бочечном барабане, а четыре меньшие главы – на угловых крещатых бочках.

Церковь Троицы Живоначальной в Томске.

Церковь Троицы – первое значительное культовое сооружение Томска, построенное вскоре после основания города. Известно, что она была перестроена в середине XVII в. в связи с сооружением новой Томской крепости. Просуществовала Троицкая церковь в дереве до 1811 г. Остались описания церкви и ее изображения на панорамах и планах города. По ним В. И. Кочедамов реконструировал ее как приземистый четвериковый одноапсидный храм с обширной трапезной и трехсторонней галереей, имеющий шатровый верх, замененный в XVIII в. криволинейным покрытием в стиле украинского барокко.

Однако внимательное изучение документов и иное их прочтение вынуждает предложить другую реконструкцию этого незаурядного памятника деревянного зодчества. Прежде всего, из них явствует, что Троицкая церковь постройки 1654 г. была шатровой. Длина собственно церкви (корабля) составляла 3,5 сажени (7,5 м), длина трапезной – 3 сажени (6,5 м), высота срубов до шатра – 13 сажен (27,9 м), высота шатра до шеи – 7 сажен (15,1 м). Под церковью был высокий, не менее 1,5 сажен (3,15), подклет, а на охватывающую здание с трех сторон паперть-галерею вели с земли лестницы.

Обращает на себя внимание высота церкви: без главки она составляет 20 сажен – около 43 м (этот расчет сделан еще А. Н. Копыловым). Это сразу позволяет Троицкая церковь в Томске

включить Троицкую церковь 1654 г. в ряд наиболее значительных из числа известных в русской архитектуре шатровых церквей. Используя известные по другим памятникам пропорции шатра и венчающей его главы, мы получаем общую высоту сооружения до яблока под крестом 48–51 м, что совпадает с высотой Владимирской церкви в с. Белая Слуда и Воскресенской в с. Пияла, считающихся наиболее высокими шатровыми церквами.

Церковь Троицы имела комплексное функциональное назначение культового, жилого и производственного («амбар кладной») характера. Невозможно недооценить градостроительное значение Троицкой церкви. Поднимаясь над городской горой на 50 м, она выступала как овеществленная ось города, была его главной вертикальной доминантой. Речной фасад города был исключительно выразителен, поскольку высота церкви была равна высоте самой горы над урезом воды. С утратой таких построек в черте города потеряно и представление о монументальности старинных деревянных сооружений. Между тем, такое здание, как Троицкая церковь, не «потерялось» бы и среди современной застройки (при средней высоте жилого дома около 30 м). Можно быть уверенным, что впечатление, производимое ею на современников, на фоне плотной одно-полутораэтажной застройки, было огромным.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Несмотря на то, что интерес к этнической культуре русских в Сибири не ослабевает на протяжении нескольких веков, эта тема остается одной из слабо изученных. Основная часть публикаций по данной тематике была посвящена отдельным группам русского этноса, сохранившим в силу своей замкнутости быта многие черты традиционной культуры. Большинство же русского населения не принадлежит к каким-либо этнографическим группам, хотя и обладает в силу различных обстоятельств некоторыми локальными особенностями. Продолжение исследований позволит решить проблему этнокультурного развития русских в Сибири, может способствовать разработке программ по сохранению и возрождению традиций русской культуры, а в дальнейшем – написанию обобщающего труда по этнической истории русских сибиряков

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до ХХ в. – М., 1996.

2. Буцинский П.Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – Харьков, 1889.

3. Этнография русского крестьянства Сибири: XVII – середина XIX в. – М., 1981.

4. http://www.ic.omskreg.ru/

5. http://skmuseum.ru/

6. http://www.rusarch.ru/