регистрация / вход

Человек в искусстве Возрождения: литература, изобразительное искусство

Переход от средних веков к Новому Времени. Гуманизм и самопознание человека. Расцвет новой художественной культуры в поэзии: Данте Алигьери, Петрарка, Боккаччо. "Титаны" Возрождения: Сандро Боттичелли, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль и Тициан.

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Северо-Западная Академия государственной службы

Кафедра Русского языка и культурологии

Реферат

Человек в искусстве Возрождения: литература, изобразительное искусство

студента I курса

1103 группы

Денисова Владислава Анатольевича

Проверил:

доц. Герасимова С. А.

Санкт-Петербург

2010 г.

Оглавление

Введение

Глава I. Гуманизм эпохи Возрождения

Глава II. Расцвет литературы

§1. Данте Алигьери

§2. Франческо Петрарка

§3. Джовани Боккаччо

Глава 3. «Титаны» Возрождения

§1. Сандро Боттичелли

§2. Леонардо да Винчи

§3. Микеланджело

§4. Рафаэль

§5. Тициан

Заключение

Список литературы


Введение

На данный момент практически все эксперты утверждают, что Возрождение не являлась завершающей стадией Средневековья или началом Нового времени, а представляло собой качественно отличавшийся от той и другой переходный тип.

Началу итальянскому Возрождению послужило обращение к древним сокровищам античной культуры в науке, литературе, искусстве и философии. Итальянцы заново открывали для себя античность, классическую «золотую латынь», изучали рукописи античных авторов, обращались к античной архитектуре и скульптуре. Но это было не просто возвращение к античности: само понимание сути человека, природы, окружающего мира уже стало иным в самой своей оценке. Мировоззрение, самосознание человека эпохи Возрождения стали другими: если в эпоху античности человек учился у природы, то в период Возрождения он выделяется из природы; человек —творец и мира, и самого себя, он наделен Богом свободной волей.

Раскрывая значение человека в культуре и на культуру этого времени, я не ставил целью найти что-то новое или особенное. Моя задача заключается в том, чтобы еще раз утвердить величие разума и воли человека. Показать, насколько искусство олицетворяет гуманистические принципы, возродившиеся именно в эпоху Возрождения.

Целью моей работы является:

— раскрыть общее содержание эпохи Возрождения;

— рассказать о гуманистах, олицетворяющие эпоху Возрождения;

— показать образ человека в изобразительном искусстве Италии.

Глава I . Гуманизм эпохи Возрождения

Впервые (1550) термин “Возрождение” употребил итальянский историк искусств Джорджа Вазари (1511 — 1574), оставивший жизнеописания великих художников этого времени.[1] Эпоха Возрождения рассматривается исследователями западноевропейской культуры как переход от средних веков к Новому Времени, от общества феодального — к буржуазному. Наступает период первоначального накопления капитала. Появляются первые зачатки капиталистической промышленности в форме мануфактуры. Развивается банковское дело, международная торговля. Зарождается современное экспериментальное естествознание. Формируется научная картина мира на основе открытий прежде всего в области астрономии. Крупнейшие ученые эпохи Н. Коперник, Д. Бруно, Г. Галилей обосновывают гелиоцентрический взгляд на мир.[2] Темпы развития ренессансной культуры в странах Западной Европы различны. Приблизительны и хронологические границы — в Италии XIV—XVI века, в других странах XV—XVI века. Наивысшей точки своего развития культура Ренессанса достигает в XVI столетии, когда становится общеевропейским явлением — это, так называемое, Высокое, классическое Возрождение, за которым последовало позднее Возрождение последних десятилетий XVI века.[3]

Новое мировоззрение, возникшее в эпоху Возрождения, принято называть гуманизмом (от лат. — человеческий, человечный). Отдельные черты гуманизма присутствуют в античной культуре, но возрожденческий гуманизм был объёмнее и целостнее. Гуманизм означает не только то, что человек признаётся высшей ценностью, но и то, что человек объявляется критерием всякой ценности. Эта черта гуманизма была выражена в античности Протагором: «Человек есть мера всех вещей». Такой взгляд предполагал самопознание человека. Гуманизм Возрождения проявлялся как превознесение разума в качестве главного орудия познания. Фактически это означало признание господства разума над окружающим миром. Из этого следовала ещё одна черта гуманизма — вера во всеобщий и бесконечный прогресс. Наконец, поэтизация человека и всего человеческого влекла за собой эстетическое восприятие действительности, страсть к прекрасному и возвышенному. Гуманизм Возрождения, не отрицая, что человек сделан по образу и подобию Бога, вместе с тем утверждал право человека на безграничное творчество. Именно в творчестве, считали гуманисты, должно прежде всего проявляться подобие человека Богу. Творчество Возрождения было направлено прежде всего на человека. Самопознание и самосозидание человека — таковы главные идеи возрожденческого гуманизма. Какой смысл, спрашивал например, один из первых гуманистов Франческо Петрарка (1304-1374), знать природу зверей и не знать природы человека, не знать, для чего мы существуем, откуда пришли и куда направляемся.[4]

Значение человека в эпоху Возрождения рассмотрим на итальянском примере, потому что учение о человеке наиболее ярко проявилось в Итальянском искусстве.


Глава II . Расцвет литературы

Новая художественная культура, ощущение мира мощнее всего выразились в поэзии, обогнав тем самы живопись и архитектуру. Литература, в первую очередь, тяготела к новому. Именно в литературе больше всего выразилось тяготение к новому, выражавшееся в новых ценностных ориентирах, в невиданном ранее самочувствовании человека

Бессмертные поэты Возрождения — Данте Алигьери, Франческо Петрарка и Джовани Боккаччо — самые яркие, талантливые представители раннего Итальянского Возрождения

§1. Данте Алигьери

Краеугольный камень нового мировоззрения закладывает Данте Алигьери (1265—1324) — «последний поэт средневековья и вместе с тем первый поэт Нового Времени» (Ф. Энгельс).[5] Перу Данте принадлежат оригинальная лирическая автобиография «Новая жизнь», философский трактат «Пир» (оба произведения написаны на итальянском языке), трактат «О народном языке», сонеты, канцоны и другие произведения. Конечно, Данте более всего известен как автор «Илиады средних веков» (по выражению В. Г. Белинского) — «Комедии», названной потомками Божественной. В ней великий поэт использует привычный для средневековья сюжет — изображает себя путешествующим по Аду, Чистилищу и Раю, в сопровождении давно умершего римского поэта Вергилия. Несмотря на далекий от повседневности сюжет, произведение полно картин жизни современной ему Италии и насыщено символическими образами и иносказаниями.

Данте был убежден в высшей обусловленности творческого акта. Если природа лишь в незначительной степени отражает божественное совершенство, то художник, по мысли поэта, призван уловить божественную идею, «гений чистой красоты», и максимально точно выразить ее в своем произведении. Задача приближения к миру вечных сущностей, к божественной идее стоит перед всеми художниками Возрождения. И тот факт, что Данте тяготеет к символизму (знаменитый его трактат «Пир» посвящен учению о символе, о четырех смыслах толкования текстов), подчеркивает это стремление.[6]

Созданный Данте в его «Божественной комедии» великий синтез поэзии, философии, теологии, науки является одновременно итогом развития средневековой культуры и подступом к новой культуре эпохи Возрождения. Вера в земное предназначение человека, в его способность собственными силами совершить свой земной подвиг позволила Данте сделать «Божественную комедию» первым гимном достоинству человека. Из всех проявлений божественной мудрости человек для него — «величайшее чудо».[7] Данте обнаруживает отношение к чувству гордости как акту самосознания человека, что знаменует новый подход к личности, раскрепощение ее от духовной тирании церкви. Гордый дух был присущ всем великим художникам Возрождения и самому Данте в первую очередь. Изменяется отношение и к земной славе. Данте неоднократно подчеркивает, что души умерших не равнодушны к памяти о себе на земле.[8]

Все творчество Данте: и его «Божественная комедия», и его канцоны, и его сонеты, и его философские произведения, — свидетельствуют о том, что грядет новая эпоха, наполненная неподдельным глубоким интересом к человеку и его жизни. В творчестве Данте и в самой его личности видятся истоки этой эпохи.[9]


§2. Франческо Петрарка

Эта позиция была развита Франческо Петраркой (1304— 1374), философом и блестящим лирическим поэтом, который считается родоначальником гуманистического движения в Италии.[10] Творческое наследие Петрарки огромно. Его имя обессмертила лирическая поэзия на вольгаре (народном итальянском языке), собранная в «Книге песен» («Канцоньере»). Она посвящена Лауре —возлюбленной Петрарки — и раскрывает богатый мир чувств и мыслей поэта, яркие грани его личности. С «Канцоньере» начинается ренессансная поэзия, воспевающая красоту земной женщины, облагораживающую силу любви к ней, даже если эта любовь остается, как у Петрарки, неразделенной. На итальянском были созданы и «Триумфы» — аллегорическая поэма с множеством античных реминисценций, — но большинство сочинений Петрарки написано на классической латыни. Таковы поэма «Африка» (о героических деяниях победителя карфагенян Сципиона Африканского), эклоги «Буколических песен», произведение биографического жанра «О знаменитых людях», диалогизированная исповедь «Моя тайна», ряд трактатов («Об уединенной жизни», «О невежестве своем собственном и многих других людей», «О средствах против всякой Фортуны» и др.), инвективы. Особый и чрезвычайно обширный пласт латинских сочинений Петрарки составляют его эпистолярные циклы — «Стихотворные послания», «Старческие письма», «Письма без адреса» и другие.[11]

Идейной доминантой творчества Петрарки, знаменовавшей новое отношение к античной культуре, стала «любовь к древним», реабилитация языческой литературы, особенно поэзии, и возвеличение ее как носительницы мудрости, открывающей путь к

постижению Истины. В представлении Петрарки идеалы христианства и увлечение Цицероном не противостоят друг другу, напротив, мир христианства может лишь обогатить себя, осваивая культурное наследие древних, красоту речи и мудрость языческой поэзии.[12]

Овладение культурным опытом древних, по мысли Петрарки, должно было подчиняться главной цели — воспитанию духовно богатого и нравственно совершенного человека, способного руководствоваться в своем земном предназначении разумом и высокими нормами добродетели. Путь к высшим божественным истинам лежал для Петрарки через осмысление мирского опыта человечества, его истории, деяний великих людей, слава которых непреходяща, через овладение всеми богатствами культуры.[13]

Слава Петрарки еще при его жизни перешагнула границы Италии, а для гуманистов —продолжателей начатого им дела формирования новой культуры — он стал классиком: его переводили на языки разных стран Европы, ему подражали, его сочинения комментировали, его яркой индивидуальностью восхищались.[14]

Р.И. Хлодовский в своей книге «Франческо Петрарка» пишет: «Петрарка создал в Канцоньере индивидуальный стиль, который стал стилем эпохи Возрождения. В ХVI в. через школу петраркизма пройдут все великие лирики Франции, Англии, Испании, Португалии, а также стран славянского мира. Особенно сильное влияние Петрарка оказал, естественно, на поэзию Италии. Тут Петрарку сравнивать не с кем».[15]

§3. Джованни Боккаччо

Близкого соратника и продолжателя своих начинаний Петрарка обрел в Боккаччо. Выходец из флорентийской купеческой семьи, Джованни Боккаччо (1313—1375) молодые годы провел в Неаполе, изучая коммерцию и каноническое право; однако главным его увлечением стали поэзия Вергилия, Овидия, Данте и средневековая рыцарская литература. Первые собственные сочинения Боккаччо — стихи, воспевающие Фьямметту, роман «Филоколо», поэма «Филострато» — несут печать этих увлечений, но отмечены и чертами его творческой индивидуальности, которая в полной мере раскрылась позже. С 1340 г. Боккаччо жил во Флоренции, занимаясь государственной службой на дипломатическом поприще, торговыми делами и литературной деятельностью. В произведениях этого времени Боккаччо смело обратился к новым жанрам. Его роман в прозе и стихах «Амето, или Комедия флорентийских нимф» положил начало ренессансной пасторали и впервые выдвинул идеал гармонически развитого человека. «Элегия Мадонны Фъямметты», роман-исповедь о страстной любви, отмечена глубиной психологического анализа. Идиллическая поэма «Фьезоланские нимфы» — одно из наиболее ярких лирических сочинений Боккаччо — утверждала новые, ренессансные каноны этого жанра, отвергала аскетический идеал и возвеличивала «естественного» человека. Вслед за Данте и Петраркой Боккаччо, писавший все свои литературные произведения на вольгаре, совершенствовал итальянский язык, широко пользуясь при этом оборотами народной речи.

Самым значительным произведением Боккаччо стал созданный в конце 40-х — начале 50-х годов «Декамерон». Показательно греческое название сочинения (по-русски «Десятиднев») — Боккаччо одним из первых гуманистов овладел греческим языком, наряду с классической латынью, которую знал в совершенстве. «Декамерон» отличается целостностью художественного замысла и представляет собой сто новелл, рассказанных в течение десяти дней поочередно юношами и девушками благородных фамилий, уединившихся в предместье Флоренции во время эпидемии чумы. Структура сочинения двояка. Каждый день начинается заставкой к десяти новеллам, повествующей о том, как проводит время эта небольшая группа молодых людей, образованных, тонко чувствующих красоту природы, верных правилам благородства и воспитанности. В обрамлении новелл «Декамерона» можно видеть утопическую идиллию, первую ренессансную утопию: культура оказывается возвышающим и цементирующим началом этого идеального сообщества. В самих новеллах автор с необычайной широтой и проницательностью раскрывает картины иного мира — реальную пестроту жизни со всем богатством людских характеров и житейских обстоятельств. Герои новелл представляют самые разные социальные слои; образы персонажей полнокровны, жизненны, это люди, которые ценят земные радости, в том числе и плотские удовольствия, считавшиеся с позиций церковной этики низменными. В «Декамероне» Боккаччо реабилитирует женщину, подчеркивает возвышающую нравственную сторону любви и в то же время зло высмеивает ханжество, сластолюбие монахов и клира, проповеди которых нередко резко расходятся с их жизненным поведением.

Церковь резко осудила «Декамерона» как произведение безнравственное, наносящие ущерб ее авторитету, и настаивала на отречении автора от своего детища. Боккаччо, испытывая душевные муки под этим нажимом, поведал о своих колебаниях Петрарке, который

в ответном письме удержал его от сожжения «Декамерона». Как и Петрарку, Боккаччо обуревали сомнения в поисках нового взгляда на человека и окружающий его мир, неизбежные в общей идейной атмосфере современного им средневекового общества. Кризисные настроения не оставляли Боккаччо и в последующем, но в главной линии своего творчества он сумел противостоять мощной традиции официальных взглядов.

Вклад Боккаччо в создание литературы Возрождения был огромен. В «Декамероне», который дал его имени европейскую известность, он довел до совершенства жанр городской новеллы, открыв путь всей ренессансной новеллистике. Привлекали не только занимательность рассказов, яркие образы героев, их сочный язык, но и художественное изящество новелл Боккаччо, нетрадиционная трактовка ряда фабул, излюбленных уже в предшествующей средневековой литературе, общий идейный строй его сочинений. В «Декамероне» высветились новые грани складывавшегося гуманистического мировоззрения, в том числе его антиаскетические идеалы. В центре внимания Боккаччо, как и у Петрарки, — проблема самосознания личности, получившая широкую перспективу в дальнейшем развитии ренессансной культуры.

«Декамерон» приобрел большую популярность в Италии, где Боккаччо нашел немало продолжателей (Франко Саккетти, Мазуччо и др.). Уже в XIV в. он был переведен на французский и английский языки, позже сюжеты «Декамерона» широко заимствовала литература других стран Европы, нередко перерабатывая их в духе национальных традиций.

Важным вкладом Боккаччо в формирование ренессансной культуры стало его обширное латинское сочинение «Генеалогия языческих богов» — филологический труд, в котором автор знакомил читателей с многообразием и взаимосвязями античных мифов, прослеживая их происхождение. Он выстраивал своеобразный пантеон богов и героев античной мифологии, продолжая начатую Петраркой реабилитацию языческой поэзии и подчеркивая близость ее к теологии. Поэзия, на его взгляд, раскрывает высокие истины о человеке и мироустройстве, но делает это на свой особый лад — в формах иносказания. Эта важная идейная линия своеобразного культа поэзии, оттеснявшего интерес к теологии на второй план, стала характерной для всего этапа раннего гуманизма.[16]


Глава III . «Титаны» Возрождения

Искусство в период Возрождения было главным видом духовной деятельности. Оно стало для людей Возрождения тем, чем в средние века была религия, в Новое время наука и техника. Недаром отстаивалась мысль, что идеальный человек должен быть художником. Почти не было людей, равнодушных к искусству. Художественное произведение наиболее полно выражало и идеал гармонически организованного мира и место человека в нем. Этой задаче в различной степени подчинены все виды искусства.[17]

Архитектура перестала быть «дирижером» оркестра искусств. На первый план выходит живопись. И это не случайно. Искусство Возрождения стремилось познать и отобразить реальный мир, его красоту, богатство, разнообразие. И у живописи в этом плане было больше возможностей по сравнению с другими искусствами. Наш соотечественник, замечательный знаток итальянского Возрождения П. Муратов писал об этом так: «Никогда человечество не было так беззаботно по отношению к причине вещей и никогда оно не было так чутко к их явлениям. Мир дан человеку, и так как это — малый мир, то в нем драгоценно все, каждое движение нашего тела, каждый завиток виноградного листа, каждая жемчужина в уборе женщины. Для глаза... художника не было ничего малого и незначительного в зрелище жизни. Все составляло для него предмет познания» (Муратов П. Образы Италии. — М., 1994. С. 109).[18]

Мастеров Возрождения часто называют «титанами», имея в виду их универсальность. «Это была эпоха, которая нуждалась в титанах и породила по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености», — писал Ф. Энгельс (Маркс К., ЭнгельсФ.-Соч-.Т.20. С. 346).[19]

Сандро Боттичелли, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль, Тициан — титаны, жившие и создававшие произведения в период Высокого Возрождения.

§1. Сандро Боттичелли

Творчество Сандро Боттичелли (Алессандро ди Мариано Филипепи, 1444 -1510 гг.) отвечает всем характерным чертам раннего Возрождения. Именно в это время осуществляются разработки в области линейной и воздушной перспективы, светотени, пропорциональности, симметрии, общей композиции, колорита, рельефности изображения.[20]

Сандро Боттичелли — художник другого периода (Высокого — В. Д.) эпохи Возрождения, он острее других выразил духовное содержание позднего кватроченто. Ранний Ренессанс «поражает щедростью, преизбыточностью художественного творчества, хлынувшего как из рога изобилия» (Н. А. Дмитриева). Творчество Боттичелли отвечает всем характерным чертам Раннего Возрождения. Этот период более, чем какой-либо другой, ориентирован на поиск наилучших возможностей в передаче окружающего мира. Именно в это время в живописи идут активные поиски в области отображения линейной и воздушной перспективы, светотени, пропорциональности, симметрии, общей композиции, колорита, рельефности изображения. Это было связано с перестройкой всей системы художественного видения. По-новому ощущать мир значило по-новому его видеть. И Боттичелли изображал его, пропуская сквозь призму видения нарождающейся эпохи. Вместе с тем образы, созданные им, поражают необычайной интимностью внутренних переживаний. В творчестве Боттичелли пленяют нервность линий, порывистость движений, изящество и хрупкость образов, характерное изменение пропорций, выраженное в чрезмерной худощавости и вытянутости фигур, особым образом падающие волосы, характерные движения краев одежды. Иными словами, наряду с отчетливостью линий и рисунка, так чтимых художниками раннего Ренессанса, в творчестве Боттичелли присутствует, как ни у кого другого, глубочайший психологизм. Об этом безоговорочно свидетельствуют картины «Весна» и «Рождение Венеры».

Однако не только единство пластического мастерства и духовного содержания творчества придает манере Боттичелли возрожденческий характер. Н. А. Бердяев отмечал: «Боттичелли — самый прекрасный, волнующе поэтический художник Возрождения и самый болезненный, раздвоенный, никогда не достигавший классической завершенности. Его Венеры всегда походили на Мадонн, как Мадонны походили на Венер».[21]

§2. Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи (1452—1519) был живописцем, скульптором, архитектором, писателем, музыкантом, теоретиком искусства, военным инженером, изобретателем, математиком, анатомом, ботаником. Он исследовал почти все сферы естествознания, предугадал многое, о чем в то время еще не помышляли. Когда стали разбирать его рукописи и бесчисленные рисунки, в них обнаружили открытия механики XIX века. С восхищением писал о Леонардо да Винчи Вазари: «...Таланта... было в нем столько и талант этот был таков, что к каким бы трудностям его дух ни обращался, он разрешал их с легкостью... Его помыслы и дерзания были всегда царственны и великодушны, а слава его имени так разрослась, что ценим он был не только в свое время, но и после своей смерти» (Джорджа Вазари. Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих эпохи Возрождения.-С.-Пб.,1992.С.197.).[22]

Леонардо да Винчи — самая необыкновенная фигура в истории мировой культуры. Это был Homo universale (человек универсальный): умел все и был во всем гениален, к тому же красив, силен, элегантен, обходителен, красноречив. В сфере искусства Леонардо был живописцем, скульптором, рисовальщиком, музыкантом, архитектором, сочинял басни, сонеты, написал «Книгу о живописи». До нас дошло около пятнадцати его картин. Он оставил рисунки машин и механизмов с прообразами экскаватора, токарного станка, самолета, вертолета... В Эрмитаже находятся две картины Леонардо да Винчи: "Мадонна с цветком» (Мадонна Бенуа, 1478) и «Мадонна с младенцем» (Мадонна Литта, 1470-90 гг.). Особенности искусства мастеров кватроченто — интерес к психологическим решениям и пространственному построению, стремление к лаконичности и обобщению и, если художники ХV в. овладели перспективой, то Леонардо овладел пространством. Персонажи его картин уже располагались не на фоне далекой перспективы, а внутри пространства. Не было разрыва между передним и задним планами, персонажи не «наложены" один на другой, между ними чувствуется воздух. Мягкая, с переходами светотень — знаменитое леонардовское «сфумато».

Фреска «Тайная вечеря» — удивляет интеллектуальной силой художника, тем как продумана и разработана композиция произведения. Она написана на торцовой стене трапезной монастыря так, что иллюзорное пространство фрески кажется продолжением реального пространства интерьера, Христос и его ученики как бы сидят в той же трапезной, но на возвышении. Центральное положение Христа подчеркнуто тем, что точка схода перспективы совпадает с его головой. Художник поместил Христа в светлом проеме окна, отдалив простенком от апостолов. Новое, не традиционное решение темы дает Леонардо да Винчи: он впервые изображает конфликт, сам процесс драматического события.

Самое знаменитое произведение художника и, пожалуй, во всей мировой живописи «Портрет Моны Лизы», супруги богатого флорентийца Франческо дель Джокондо. Портрет завораживает и восхищает тем, что в нем, при внешней неподвижности модели передана жизнь души, само ее течение, неуловимо сменяющиеся оттенки мыслей,

чувств, ощущений. Леонардо говорил: «Хороший живописец должен писать две главные вещи — человека и представление его души». С «Джокондой» связано зарождение психологического портрета.[23]

§3. Микеланджело

Микеланджело Буонарроти (1475—1564) — другой великий мастер эпохи Ренессанса, человек разносторонний, универсальный: скульптор, архитектор, художник, поэт.[24] Микеланджело Буонарроти превыше всех искусств ставил скульптуру, хотел быть только скульптором, но волею судьбы стал и живописцем и архитектором, был также рисовальщиком, поэтом, инженером.

Прожил долгую (89 лет) и трагическую жизнь, боролся за независимость Флоренции, видел унижение Родины, разгром Рима. Человек свободолюбивый, дерзновенный, он вынужден был служить и папам. Микеланджело в одной единственной фигуре был «способен воплотить все добро и все зло человечества». Он стремился показать человека таким, каким он должен быть. Таков его «Давид». Гигантская фигура олицетворяет безграничную мощь свободного человека. Вазари писал, что статуя Микеланджело «…отняла славу у всех статуй, современных и античных, греческих и римских». В 1505 г. папа Юлий II призвал Микеланджело в Рим, для создания своей гробницы. 40 лет жизни Микеланджело отдал этой работе, выполнив 3 статуи.

Роспись потолка (1508–12 гг.) и алтарной стены («Страшный суд», 1536-41 гг.) Сикстинской капеллы в Ватикане также возложил Юлий II на Микеланджело. Роспись потолка свыше 500 кв.м и включает 343фигуры. Микеланджело изобразил картины сотворения мира и жизни первых людей на земле, эпизоды из Библии. На потолке капеллы он создал мир титанов. Его Бог — вдохновенный творец, создающий Вселенную и человека. Его люди могучи и прекрасны телом и духом; пророки и сивиллы отважны в своем прозрении будущего, обнаженные юноши раскрывают в многообразных проявлениях красоту и пластику человеческого тела.

Этот жизнеутверждающий пафос работы над росписью потолка капеллы сменяется трагической безысходностью, когда Микеланджело работает над фреской алтарной стены «Страшный суд». Площадь фрески «Страшного суда» 13,7 х 12,2 м. Суд, изображенный на фреске, действительно страшен: праведники, обступившие Христа, гневны, они требуют возмездия, и Христос властным жестом руки низвергает грешников в ад. В этом сюжете можно видеть крушение ренессансной гордыни — и шире — образ всечеловеческой катастрофы. [25]

§4. Рафаэль

Рафаэль Санти (1483—1520) — не только талантливый, но и разносторонний художник: архитектор и монументалист, мастер портрета и мастер декора.[26] Рафаэль — гений иного склада. Он не был новатором. Его искусство — синтез достижений предшествующих художников. У Рафаэля человек совершенен, мир пребывает в гармонии. Образ Мадонны особенно близок искусству Рафаэля. Здесь наиболее полно он раскрывает представления свои о благородстве, совершенстве человека, о гармонии внешней и внутренней красоты: «Мадонна Конестабиле», «Мадонна в зелени», «Мадонна дель Грандука», «Мадонна с щегленком», «Мадонна садовница», «Мадонна Альба», «Мадонна в кресле», «Сикстинская Мадонна» (1513-14 гг.). Высокую религиозность художник соединил с высокой человечностью, создав, может быть, самое глубокое и прекрасное воплощение темы материнства. Одухотворенное лицо Мадонны, то, как она держит младенца, выражают и бесконечную любовь и провидение трагической судьбы сына, сознание ее неизбежности, и скорбную готовность принести его в жертву ради людей. Рафаэлю была поручена огромная работа — роспись четырех станц (комнат) в Ватикане (папский дворец).

Главные фрески станцы — «Диспуты» (апофеоз теологии), «Афинская школа" (апофеоз философии) и «Парнас» (апофеоз искусства) и «Мудрость, Мера и Сила» (олицетворение главных добродетелей правосудия). Рафаэль был прекрасным рисовальщиком, великолепным портретистом, архитектором, археологом, мечтал восстановить Рим в его прежнем величии. В Эрмитаже было выполнено точное повторение росписей лоджии двора Сан Дамазо (Ватиканский дворец) — Лоджии Рафаэля.

Ватиканские фрески Рафаэля, вместе с Тайной вечерей Леонардо да Винчи и Сикстинским потолком Микеланджело вершина монументальной живописи Возрождения.[27]

§5. Тициан

Тициан (Тициан Вечелио, 1477 или 1485/90 – 1576 гг.) — знаменует собой полный расцвет, зенит венецианского Ренессанса.[28] Он прожил долгую творческую жизнь, охватившую этапы Высокого и Позднего Возрождения в специфических условиях Венеции. Новаторство Тициана сказалось в самых разных формах и жанрах живописи. С его именем связаны утверждение станковой картины, создание монументальных алтарных полотен, выделение пейзаж в самостоятельный жанр, разработка различных типов портрета (художественно-парадный, камерный и др.). Тициана считают подлинным реформатором живописи — исключительным богатством и многообразием своих колористических достижений именно он показал огромные возможности цвета как средства художественной выразительности новой живописи. Создавая праздничные, жизненно полнокровные образы человека, умея ярко раскрыть его гармоническую связь с природой, Тициан в то же время обращался к образам, отмеченным глубиной проникновения во внутренний мир людей, в их психологию. Тематика его произведений исключительно широка и разнообразна: от полотен с персонажами античной мифологии («Венера Урбинская», «Вакх и Ариадна», «Даная») и аллегорических картин («Любовь земная и небесная») до грандиозных алтарных образов («Ассунта» — «Вознесение Мадонны») и драматизма поздних работ («Коронование терновым венцом», «Св. Себастьян»). Тициан создал целую портретную галерею своих современников («Юноша с перчаткой», «Ипполито Риминалъди», портреты императора Карла V, папы Павла III и др.). В позднем творчестве Тициана с особой полнотой проявился его дар художника-колориста: цветовая лепка форм сочетается здесь с тончайшей красочной нюансировкой, созданное кистью единое целое художник довершает, порой втирая краски в холст кончиками пальцев.[29]


Заключение

«Величайший прогрессивный переворот», каким явилась, по определению Ф.Энгельса, эпоха Возрождения, ознаменовалась выдающимися достижениями во всех областях культуры.

Искусство Возрождения, возникшее на основе гуманизма - течения общественной мысли, провозгласившего человека высшей ценностью жизни.

В искусстве главной темой стал прекрасный, гармонически развитый человек, обладающий неограниченными духовными и творческими возможностями. Особый интерес к личным качествам каждого человека – его уму и таланту, творческой энергии и чувству собственного достоинства, образованности и предприимчивости – вот основа понимания человека новой эпохи.

Возродив античные идеалы, оно в то же время отразило ренессансное представление о ценности личности, красоте окружающего его мира. Ценность человека ренессансный гуманизм видел в единстве его нравственного и этического достоинства, в благородстве духа и красоте тела.

В работе я постарался показать общее значение итальянского Возрождения для мирового искусства, которое и в наши дни не теряет своей актуальности; нравственные, этические идеи, которые провозглашали итальянские гуманисты в эпоху Возрождения, не изменили своего содержания и сейчас.

Произведения искусства, воссоздавая мир в целостных наглядно-чувственных и типичных картинах, несут в себе общечеловеческое содержание. Поэтому великие произведения искусства, созданные даже в отдаленные эпохи, не только не утрачивают своего значения, но обретают новые оттенки в осмыслении своего содержания, нравственно-эстетической проблематики. Художественные формы с позиции нового времени, общечеловеческие ценности, заключенные в них, волнуют человека во все времена и на всех континентах. Эти произведения обращены к человеку, они выражают доверие и любовь к нему, воспевают его духовное величие.

Таким образом, итальянское Возрождение, да и в целом вся эпоха Возрождения, означала огромный сдвиг в мировом искусстве, который не смог сделать ни одна из последующих эпох. Человек, вставший в центр этого искусства, по-новому научился понимать окружающий мир.

Список литературы

1. Бердников А. Заметки на полях переводов Петрарки. Web: http://lib.ru/POEZIQ/PETRRKA/berdnikow.txt

2. Брагина Л. М. История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения. / Л. М. Брагина. — М. : Высшая школа, 1999. — 479 с.

3. Быстрова А. Н. Мир культуры (Основы культурологии): учеб. пособие / А. Н. Быстрова. — М. : Издательство Фёдора Конюхова; Новосибирск: ООО «Издательство ЮКЭА», 2002. — 712 с.

4. Драч Г. В. История мировой культуры (мировых цивилизаций) / Г. В. Драч — Ростов-на-Дону. : «Феникс», 2002. — 544 с.

5. Культурология: учеб. пособие / Фомина Н. Н. [и др.]. — СПб. : СПБГУ ИТМО, 2008. — 483 с.

6. Полищук В.И. Культурология: учеб. пособие / В.И.Полищук. — М. : Гардарики, 1999. — 446 с.

7. Радугин А. А. Культурология: учеб. пособие / А. А. Радугин. — М. : «Центр», 2001. —303 с.


[1] Быстрова А. Н. Мир культуры (Основы культурологии): учеб. пособие / А. Н. Быстрова. — М.: Издательство Фёдора Конюхова; Новосибирск: ООО "Издательство ЮКЭА", 2002. — С. 374.

[2] Радугин А. А. Культурология: учеб. пособие / А. А. Радугин. — М. : «Центр», 2001. — С. 185.

[3] Там же.

[4] Полищук В.И. Культурология: учеб. пособие / В.И.Полищук. — М. : Гардарики, 1999. — С. 392.

[5] Радугин А. А. Культурология: учеб. пособие / А. А. Радугин. — М. : «Центр», 2001. — С. 186.

[6] Драч Г. В. История мировой культуры (мировых цивилизаций) / Г. В. Драч— Ростов-на-Дону. : «Феникс», 2002. — С. 282.

[7] Радугин А. А. Культурология: учеб. пособие / А. А. Радугин. — М. : «Центр», 2001. — С. 186.

[8] Драч Г. В. История мировой культуры (мировых цивилизаций) / Г. В. Драч— Ростов-на-Дону. : «Феникс», 2002. — С. 283.

[9] Там же — С. 283-284.

[10] Радугин А. А. Культурология: учеб. пособие / А. А. Радугин. — М. : «Центр», 2001. — с. 186.

[11] Брагина Л. М. История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения. / Л. М. Брагина. — М.: Высшая школа, 1999. — С. 21.

[12] Брагина Л. М. История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения. / Л. М. Брагина. — М.: Высшая школа, 1999. — С. 22.

[13] Там же — С. 22.

[14] Там же — С. 23.

[15] http://lib.ru/POEZIQ/PETRRKA/berdnikow.txt

[16] Брагина Л. М. История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения. / Л. М. Брагина. — М.: Высшая школа, 1999. — С. 23-25.

[17] Радугин А. А. Культурология: учеб. пособие / А. А. Радугин. — М. : «Центр», 2001. — С. 189.

[18] Там же — С. 191.

[19] Там же — С. 191-192.

[20] Культурология: учеб. пособие / Фомина Н. Н. [и др.]. — СПб. : СПБГУ ИТМО, 2008. — С. 265.

[21] Драч Г. В. История мировой культуры (мировых цивилизаций) / Г. В. Драч— Ростов-на-Дону. : «Феникс», 2002. — С. 285-286.

[22] Радугин А. А. Культурология: учеб. пособие / А. А. Радугин. — М. : «Центр», 2001. — С. 192.

[23] Культурология: учеб. пособие / Фомина Н. Н. [и др.]. — СПб. : СПБГУ ИТМО, 2008. — С. 266-267.

[24] Радугин А. А. Культурология: учеб. пособие / А. А. Радугин. — М. : «Центр», 2001. — С. 192.

[25] Культурология: учеб. пособие / Фомина Н. Н. [и др.]. — СПб. : СПБГУ ИТМО, 2008. — С. 268-269.

[26] Радугин А. А. Культурология: учеб. пособие / А. А. Радугин. — М. : «Центр», 2001. — С. 192.

[27] Культурология: учеб. пособие / Фомина Н. Н. [и др.]. — СПб. : СПБГУ ИТМО, 2008. — С. 267-268.

[28] Там же — С. 271-272.

[29] Брагина Л. М. История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения. / Л. М. Брагина. — М.: Высшая школа, 1999. — С. 106-107.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий