регистрация / вход

Франция в эпоху Ренессанса

Социально-политические и историко-экономические процессы, которые происходили во Франции в течение XVI в. Рассмотрение влияния итальянского Возрождения на Францию. Появление первых гуманистических кружков. Девиз гуманизма - "Человек – мера всех вещей".

В начале работы, перед изучением вопросов, связанных со спецификой французского гуманизма, целесообразно вкратце рассмотреть социально-политические и историко-экономические процессы, которые происходили во Франции в течении XVI в. Именно это столетие было переломным в истории страны: от сословно-представительной монархии с феодальной экономикой Франция переходит к абсолютистской монархией с экономикой более-менее капиталистической. Этому сопутствовал и глубокие культурные, духовные перемены, как в обществе, так и умах людей, их мировоззрении. Ниже эти рассмотрим эти процессы подробнее.

Прежде всего, рассмотрим влияние итальянского Возрождения на Францию.

Сам факт появления Возрождения именно в Италии не случаен. Великая и в тоже время простая античная культура открыла человечеству простор для развития. Искренне восхищение западноевропейского человека античностью стало рычагом, позволившим ему понять и транслировать античный способ отношения к миру и античные ценности. Здоровый, не испорченный авторитарностью способ отношения к миру итальянцев был обогащен возможностями личностного развития. Это сочетание привело к рождению людей, личность которых уже во многом определяла тип культуры. В свою очередь, условием существования этой культуры являлось процветание новой личности.

В итальянском Возрождении выделяют Проторенессанс (XII в. – XIV вв.) и Ренессанс, в котором, в свою очередь усматривают три периода: раннее Возрождение (в литературе с XIV вв.), высокое Возрождение (конец XV в.) и позднее (XVI в.). Во второй половине XVI в. наступает продолжительная феодальная реакция из-за политического и экономического упадка в регионе.

В XV – XVI вв. Возрождение распространяется на северные страны, территориально близкие к Италии, но в тоже время существующие в юолее суровых климатических условиях, с относительно недавним «варварским прошлым», в т.ч. Францию. Особенностями этого Северного Возрождения было сильное влияние прогрессивных достижений итальянской гуманистической культуры.

В последней трети XV в. во Франции появляются первые гуманистические кружки.

В некоторых из них стали высказываться идеи, близкие к реформаторским. Наиболее видный кружок сложился вокруг Левефра д‘Эталя. Именно он в 1512 г. сформулировал главное положение Реформации об оправдании верой. франция возрождение гуманизм

Под термином «гуманизм» большинство современных исследователей понимают прогрессивное движение эпохи Возрождения, основной идеей которого была идея антропоцентризма – т.е. человек, его мысли, желания, возможности. Надо подчеркнуть, что сам термин «гуманизм» возник в XVII в. Основным девизом гуманизма можно считать фразу Демосфена – «Человек – мера всех вещей». Деятели гуманизма своей целью ставили проповедование человечности в отношениях между людьми, любовь к людям и уважение к ним. Появления гуманизма можно объяснить как прямое следствие Ренессанса – в противоположность основной идеи средневековья о том, что человек - ничто и полностью подчинен воле Бога, ставились идеи античных мыслителей о высокой значимости личности, индивидуальности и неповторимости каждого человека.

К концу XV в. во Франции устанавливается устойчивые ренессансные тенденции в литературе, живописи, скульптуре и т.д. Большинство французских исследователей относит завершение Ренессанса во Франции к 70-80 гг. XVI в., рассматривая конец XVI в. как переход от Ренессанса через маньеризм к барокко и позднее – классицизму.

Для раннего французского Возрождения характерна разработка античного наследия, углубляющаяся по мере культурных контактов с Италией.

С конца XV в. во Францию приезжают итальянские писатели, художники, историографы, филологи: поэт Фаусто Андренини, ученый грек Иоанн Ласкарис, филолог Юлий Цезарь Слапигер, художники Бенвенутто Челлини, Леонардо да Винчи. Благодаря изяществу стиля труд Павла Эминя «10 книг о деяниях франков» служил примером для подрастающих поколений французских гуманистов.

Юноши из знатных и богатых родов стремились в Италию, чтобы воспринять богатство итальянской культуры. Это отразилось на характере французского Возрождения, особенно на его начальной стадии, придав ему заметный аристократическо-дворянский отпечаток, что сказывалось в усвоении знатными семьями, прежде всего внешних элементов культуры итальянского Ренессанса и широком меценатстве французского королевского двора. Покровительство нарождающейся французской интеллигенции оказывали Анна Бретонская, Франциск I; традиции литературного кружка Анны Бретонской продолжила впоследствии Маргарита Наваррская, привлекшая к себе Рабле, Лефевра д’Эталя, молодого Кальвина, Клеммана, Маро, Бонававентюра и т.д.

И все-таки, нет основания сводить специфику французского Возрождения лишь к аристократизму, равно как и выводить его генезис лишь из итальянских влияний. Культура французского Возрождения вырастала, в первую очередь, лишь на своей почве. Основой его зарождения явилось завершение политического объединения страны, складывание внутреннего рынка и постепенного превращения Парижа в экономический, политический и культурный центр, к которому тяготели самые отдаленные регионы. Мощным стимулом для развития французской культуры так же послужило окончание Столетней войны, вызвавшее рост национального самосознания.

Развитие гуманистической культуры было бы невозможно без повышения общего уровня образования. О грамотности населения, особенного городского, свидетельствует огромное число рукописных книг. Заметное место среди них (кроме Библии и сборников средневековых фаблио) занимают рукописи, близкие по типу итальянской гуманистической новеллистке («Великий образец новых новелл» Никола де Труа, «100 новых новелл», совместивший влияние «Декамерона» Боккаччо с традициями народной культуры Средневековья), которые открывают новое направление в народной литературе французского Ренессанса. Развитию культуры во Франции способствовало и распространение книгопечатания.

В 1470 г. при Сорбонне была создана первая типография, которая печатала латинских авторов. К концу XV в. количество типографий растет. Первые издания предназначались широкому кругу читателей, именно они закладывали основы традиции народных книг.

На развитие гуманизма оказывали влияние не только контакты с Италией, но и Германией, Англией и Нидерландами. Так, например Эразм Роттердамский находился в постоянной переписке с деятелями французского гуманизма.

К деятельности круга Эразма во Франции относились знаток латыни и филолог Роберт Гаген, филологи-эллинисты Лефевр д’Эталь, Гийом Броде, Луи де Берке. Популярностью пользовалась «Похвал глупости», переделанная по заказу Людовика XII в спектакль «Принц дураков», который и был поставлен на парижской сцене в 1511 г.

Среди деятелей начального периода развития гуманизма во Франции особо хотелось бы выделить Лефевра д’Эталя и Гийома Боде.

Одним из наиболее выдающихся французских гуманистов был Лефевр д’Эталь (1450-1536) – филолог, философ, теолог, математик. Он получил блестящее образование во Флоренции, был хорошо знаком с Пико делла Мирандолла, с его именем появление во Франции школы математиков и астрономов. В 1512 г. он издал «Комментарии» к посланиям апостола Павла, в которых высказывал необходимость критически относиться к ним как историческому источнику. Его же перу принадлежит труд о необходимости переосмысления трудов Сократа как виднейшего философа античности. Помимо этого, он перевел Библию на французский язык, осужденный Сорбонной как еретический.

Гийом Броде (1467-1540) так же являвшийся одним из вождей гуманизма, внес существенный вклад в изучение математики, естественных наук, искусства, философии, римского права и греческой филологии. Благодаря его стараниям была основана библиотека в Фонтенбло (позже она стала основой Национальной библиотеки) и Коллеж де Франс, где преподавались греческий, латинский и древнеарамейский языки.

Филологические изыскания были одной их наиболее сильных сторон гуманистической культуры этого периода, классическая латынь изучалась во многих гуманистических кружках, в крупных городах, например, в Лионе.

Королевский двор поощрял переводческую деятельность, что обогащало французскую гуманистическую культуру духовными достижениями других стран, особенно Италии и Древней Греции. К концу XVI в. на французский были переведены все известные в то время греческие классики. «История» Фукидида в переводе Клода де Сейсселя стала популярнейшей книгой во Франции XVI в. Эпоху культурной жизни общества так же составили Жана Амио (1513-1593), издание «Жизнеописаний знатных римлян и греков» Плутарха принесло ему славу лучшего переводчика и блестящего писателя.

Творчество ранее упомянутого кружка Маргариты Наваррской так же оставило заметный след в развитии гуманистической литературы во Франции – его членами было создано большее количество стихотворений, отразивших философские, нравственные и художественные искания того времени. По сборнику «72 новеллы» - «Гептамерон» можно наблюдать эволюцию духовного мира самой Маргариты Наваррской – от мистических поисков молодости к принятию гуманистических идеалов жизни до осознания противоречивости между этими идеалами и жизнью.

Пиком развития французской гуманистической литературы многие исследователи считают творчество Франсуа Рабле (1494-1553) и его роман «Гаргантюа и Пантагрюэль». В нем Рабле, блестяще используя гротескные образы, иносказания и прозрачные намеки критикует средневековую схоластику и мистику, служителей церкви, описывает свои гуманистические идеалы. Деятельность Франсуа Рабле и его идеалы, нашедшие отражения в этом романе будут подробнее рассмотрены ниже.

Весьма значимую роль на развитие гуманизма во Франции сыграла гражданская война последней четверти XVI в., которая привела к некоторому застою в культурной жизни. Специфика здесь в том, что страна, разделенная на две стороны - сторонников протестантов (гугенотов) и сторонников Католической лиги, сражалась, фактически и за то, чтобы либо максимально уничтожить достижения Возрождения во Франции, либо окончательно адаптироваться к ним. Таким образом, и светские деятели гуманизма, и деятели протестантизма оказались в одном лагере – победа реакционной Католической лиги означала бы фактическую смерть для них самих и их идей. Отсюда и та специфика позднего французского гуманизма, который совмещает в себе и классические черты Ренессанса, и идеи протестантизма.

Надо подчеркнуть, что в этот тяжелый для гуманизма период философская мысль, самым ярким представителем которой являлся Петр Рамус (Пьер де ла Раме, 1515-1572), вывела парадигму, критикующую схоластический аристотелизм. «Все сказанное Аристотелем ложно» - афористическое выражение философского нигилизма и свободомыслия как начальной точки развития европейской философской мысли нового времени.

Свободомыслие и новаторство отмечает лучшее, созданное гуманистами в XVI в., что в полной степени и образует гуманистическую культуру этого времени

Новое отношение к литературе сформировано в манифесте Жоашема Дю Белли (1522-1560) «Защита и прославление французского языка». Дю Белли и единомышленники (особенно Ронсар) отказывались от наследия средних веков, и в равной степени переосмысливали отношение к наследию античности. Во французской литературе и поэзии в середине XVI в. идет борьба двух школ – превозносящей античность и школы, стремящийся переосмыслить наследие античности критически. Последняя в итоге побеждает. Апогей ее успеха связан с поздним Ренессансом, и с деятельностью «Плеяды». («Плеяда» - семь поэтических светил на литературном небосводе Франции. Данный термин был введен Ронсаром). В деятельности Плеяды можно проследить различные художественные направления – от позднего Ренессанса до раннего классицизма. Вождь Плеяды, «король» французских поэтов Пьер де Ронсар (1524 - 1585) обогатил поэзию новыми жанрами – национально-патриотической одой, лирическими стихами и «гимнами». Здесь отдельно хотелось бы отметить то, что Ронсар осознает утопию ранних идеалов гуманизма о всеобщем счастье, но старается подменить ее на другую, основанную на мифе о «золотом веке», где блага «золотого века» будут сочетаться с идеалами Ренессанса и культурой античности. Творчество «Плеяды» в данной работе будет рассмотрено ниже.

Гуманистический интерес к человеку особенно проявился в портретном жанре. Торжественно фиксированные позы в портретах Жана Клуэ (ок.1475-1541) сочетались с остротой индивидуальных характеристик. Углублением в реалистическое начало стали портреты Фран Клуэ (1520-1572), жизнеутверждающее начало Ренессанса получили развитие в скульптурах и рельефах Жана Гужона.

В музыке активно развивалось искусство песенной полифонии, воплотившей свойства французского народного пения (шансона). Значительную вклад сюда внесли гугенотские хоралы Гудемеля.

Во Франции, как и в других странах, гуманизм подготовил почву для идей Реформации. В силу особенности реформационного движения во Франции ни в искусстве, ни в литературе XVI в. не сложилась прочная гугенотская традиция противостояния ренессансной культуре. Лучшие произведения протестантизма – Жана Моро, стихи и поэмы д’Обинье были созданы деятелями, творчество которых было теснейшим образом связано с гуманизмом. Благодаря длительной нерасчлененности гуманистического и реформационного течений, во Франции конфессиональная принадлежность не была определяющей в формировании мировосприятия. Так, весьма популярным среди гугенотов было «Рассуждение о добровольном рабстве» Этьена де Лабоэси (1530-1563), выдающегося гуманиста, переводчика Ксенофонта и Плутарха, юриста, поэта, публициста. Оно послужило источником тираноборческих идей, первоначально развивающегося в среде гугенотов. Лабоэси использовал идею античных писателей, славящих республиканские ценности, идею Кальвина о республиканском устройстве церкви.

Идея народного суверенитета присутствует в трудах крупного мыслителя этого времени Франсуа Отмана (1534-1590). Он отмечал право на участие в управлением государства, высказывал идею об общественном договоре между государем и народом, требовал регулярного созыва Генеральных Штатов. Более резкими были высказывания Филиппа Дюплеси. Продолжая идею Отмана, он допускал право народа на революцию при нарушении общественного договора и узурпации власти государем.

Литература периода гражданской войны отмечена печатью кризиса идей Ренессанса. Накал страстей, оттеснение на задний план чувственных, языческих идеалов и наследия высокого Ренессанса характерно в это время для литературы гугенотов. Распря двух течений (Католической лиги и гугенотов) оканчивается лишь с воцарением Генриха Наваррского.

Выдающемся синтезом эпохи гуманизма стали «Опыты» Мишеля Монтеня (1533-1592), вышедшие в 1580 г. и положившие начало новому жанру в литературе – несистемному эссе. В данном произведении Монтень противопоставляет живое, эмпирическое знание, основанное на эксперименте, схоластике и апологетике, хотя и не стремиться осознать квинтэссенцию мироздания эмпирически, ему скорее присуща квиентация (отрешенное миросозерцание). Продолжателем Монтеня стал его друг - проповедник Шаррон (1544-1603). Его трактат о мудрости – фактически переиздание основных идей Монтеня. Он менее скептичен и решающую роль в создании придает откровению.

Но стоит подчеркнуть, что именно его труды, и как труды Монтеня фактически заложили основу рационального мировоззрения XVII в.

Социально-экономическое развитие Франции в XVI в. С конца XV в. Франция, как и другие западноевропейские страны, вступает в эпоху раннекапиталистического развития. В XVI в. во Франции не было единой национальной экономики как таковой, по выражению Ф. Брадена, «страна представляла собой пеструю мозаику из областей, живших своими ресурсами». Франция являлась страной, в которой одновременно сочетались различные типы экономического развития.

В XVI – XVII вв. это самое населенное государство Европы, к концу XV в. численность населения составляет 14-15 млн. человек. Прирост населения проходил, в соответствии ритмам экономического развития страны: после бурного роста первой половины XVI в. произошел спад, совпавший с эпохой религиозных войн, а затем – медленный, задержанный Тридцатилетней войной экономический подъем в следующем столетии.

Страна имела прекрасные природные условия для успешного развития сельского хозяйства. К концу XVI в. традиционная разница в сельском хозяйстве между северными и южными областями усилилась. Если на Севере доминировала монокультура зерновых, чему способствовала исключительная плодородность почвы, то на Юге природные условия благоприятствовали поликультуре и крестьянских хозяйствах сочетались зерновые, фруктовые сады и виноградники. На этом фоне развивалась специализация малых сельскохозяйственных районов, особенно винодельческих, вблизи крупных городов активно развивалось огородничество. Основная ячейка сельской экономики была весьма гибкой формой, способной использовать специфику локальных природных условий, что породило крайнюю простоту крестьянских хозяйств.

К этому времени основная часть земель при тогдашнем уровне аграрной техники была освоена. Французское крестьянство в условиях густонаселенности страдало от безземелья. Техническое оснащение сельского хозяйства оставалось слабым и экономика развивалась медленно.

К середине XVI в. большинство крестьян были лично свободными и владели землей на правах вечнонаследного держания, что являлось их важнейшим отличием от английских копигольдеров и приводило к фактическому превращению цензив в крестьянскую собственность, хоть и обремененную феодальной рентой.

Во второй половине XVI в. экономический рост в стране сменяется упадком: урожаи следовали за неурожаями, гражданские войны опустошали страну, а рост налогов приобрел катастрофический характер; страна примерно на столетие погрузилась в экономические трудности. В этих условиях процесс обезземеливания крестьянства усиливается. Сеньоры, горожане и просто богатые крестьяне скупают и образуют средние и большие фермы. С каждым годом предприятия такого рода приносили все большие прибыли, поэтому процесс обезземеливания крестьян развивался по нарастающей.

Основными статьями королевского дохода во второй половине XVI – начале XVII вв. были поступления с домена, прямой налог – талья, косвенные налоги на продажу соли и вина. С середины XV в. они из экстраординарных превратились в постоянные. Но их размер определялся королем, которому приходилось считаться с возможностью антифискального выступления. Сильнее всего облагались области королевского домена в центре и на северо – востоке страны. Отдаленные же провинции не без успеха боролись за снижение налоговой ставки.

Тем не менее, общий размер налогов постепенно возрастал – если при Людовике XII налоги в год собирали 3 миллиона ливров (70 тонн серебра), то Генрих II повысил эту ставку до 13,5 миллионов (209 тонн).

Торговля. В XIV – XV вв. Франция была в стороне от главных мировых торговых путей. Старые шампанские ярмарки, до конца XIII в. служившие важным центром контакта с северными областями и Средиземноморьем, утратили свою значимость. Но с 50 - 70-х гг. XV в. Франция втягивается в систему мировой торговли благодаря купцам Италии, которые во главе с торговым домом Медичи переносят свои представительства из Женевы в Лион. Это, а также политика Людовика XI, учредившего в Лионе ярмарки с исключительно благоприятным торговым режимом; удачное расположение Лиона - близ слияния Сонны и Роны, связан водными путями с верховьями Сены и Луары, бассейном Рейна и Средиземноморьем,- все это превращает Лион в XVI в. в крупнейший заальпийский центр итальянской торговли, своего рода распределительный пункт левантийский пряностей и итальянских шелков во Франции. Французские купцы, разумеется, были недовольны, доминированием итальянцев в тандеме, но не имели достаточных средств, чтобы потеснить итальянцев. С другой стороны, они были как бы ученичестве у первейших негоциантов в Европе и получали долю в их прибылях. Внутренняя же торговля была в руках у французов, итальянцы редко забирались дольше Лиона.

Развитие промышленности в XVI в. значительно уступало развитию торговли. В основном ремесла сохраняли средневековый характер. Но все же в 30-гг. XVI в. начинает развиваться шелковые мануфактуры, расцвет которых приходиться на XVII в. В отношении книгопечатания к 50-м гг. XVI в. Лион становиться одним из ведущих городов Европы. Но несоответствие промышленной основы процветающей внешней торговли выдает неустойчивость структуры раннего капитализма во Франции.

В XVI в. таможенный протекционизм правительства уравновешивается широкой раздачей индивидуальных привилегий итальянским купцам, от кредита которых оно тогда зависело. Но все же кое -что было сделано – созданы ярмарки, сокращено количество внутренних пошли, организовано мануфактурное шелковое производство в Туре и Лионе. В 1535 г. был заключен выгодный торговый договор Турцией, дававший итальянско-лионскому капиталу право на монопольную торговлю под французским флагом. Впервые систематическую политику меркантилизма стал проводить Генрих IV. Он поощрял развитие сельского хозяйства, субсидировал привилегированные мануфактуры, установил систему таможенных отношений с Голландией и Англией, организовывал широкое дорожное строительство, поощрял промышленный шпионаж.

Трансформации во французском обществе. Во второй половине XV в. во Франции начинает складываться новая политическая система – ранний абсолютизм, расцвет которого придется на первую половину XVI в. Ранний абсолютизм стал новой фазой централизации, т.е. объединения французских земель, административной унификации, усиления королевской власти. Специфику раннего абсолютизма составило относительное равновесие политических традиций, характерных для сословно-представительной монархии с развивающимися элементами административной или бюрократической государственности.

Основой усиления королевской власти в этот период становится разрушение политической организации средневековых сословий.

Перемена положения первого сословия – духовенства – связана с заключением в 1516 г. между королем Франциском I и папой Львом X Болонского конкордата, регламентировавшего отношения между римской курией, галликанской церковью и французской короной. Были пересмотрены важнейшие пункты Прагматической санкции Карла VIII от 1438 г. Франциск отказался от декларации примата собора над папой, принцип выборности иерархов был заменен на королевское назначение на вакантные бенефиции с последующим рукоположением в сан. Это означало торжество монархического принципа и в духовном и в светском воплощении. Галликанская церковь попадала в зависимость от укрепления государства – для королевской власти право назначать на вакантные места было не только инструментом контроля за клиром, но и ресурсом для расширения системы патроната.

Серьезные перемены произошли и в жизни дворянства. Многие дворянские семьи к XVI в. разорились или пресеклись. Их сеньории покупали представители нового дворянства буржуазного, а то и крестьянского происхождения. В XVI в. процесс обновления дворянства протекал еще более интенсивно, например, еще до середины XVI в. преобладало оноблирование по благородным землям, а затем – уже по должности, занимаемой в госаппарате или посредством королевских патентов.

Новые дворянские семьи отчасти вливались в ряды традиционного «дворянства шпаги», отчасти формировали социальный слой «дворянства мантии» - робенов. Высокопоставленные робены, тем не менее, ко второму сословию, но наличие сеньорий хоть и не полностью, но сближало их со старой знатью. Т.о. внутри юридически единого и экономически однородного более-менее единого второго сословия к концу XVI в. сложились две самостоятельные и не сливавшиеся друг с другом социальные группы, что являлось важной чертой французского общества XVI в.

Французское дворянство в XVI в. не было так экономически активно, как английские джентри, но наряду с расточительством среди дворян встречались и крепкие хозяева. Уже после Столетней войны во многих сеньориях был восстановлен домен и организованы фермы, но основные доходы дворянство получало по-прежнему от краткосрочной аренды, капиталистической или переходной к капиталистической.

Государственный аппарат. К концу XVI в. относится возникновение министерств, но еще в XV – XVI в. большую роль стали играть финансовые секретари – чиновники канцелярии, первоначально приставленные к королю для записи его распоряжений, вели переписку с провинциями и державами. В эпоху религиозных войн в руках одного из них – Вильруа, было сосредоточено руководство внешней политикой, второй отвечал за военное ведомство, третий – за королевский двор, четвертый – за протестантскую религию. В связи с этим в XVI в. широко развивается губернаторство. Наряду со старшими губернаторами провинций были и младшие – отдельных областей, городов и замков. В помощь губернаторам назначались и генеральные наместники, которые, как и младшие губернаторы, в основном являлись родственниками губернаторов. Губернаторы ведали военными, административными делами и обороной провинции, контролировали провинциальную и муниципальную жизнь. Они выполняли роль связующих звеньев между провинцией и королевской властью и создавали в провинциях положительную по отношению к верховной власти атмосферу.

Хотя некоторые губернаторы и стали почти самостоятельными государями, этот институт был одним из важных рычагов раннеабсолютистской централизации. К тому же власть губернаторов очень часто ограничивали королевские трибуналы - суды, и в первую очередь парламентские, претендовавшие на самостоятельное господство в провинциях.

Система королевских трибуналов, значительно разросшаяся в XVI в. включала в себя разнообразные по значению и функциям органы. Наиболее древние из них – бальяжи (на юге - сенешальства) - коллективные судебные органы, ведавшие общей администрацией, полицией ополчением и королевским доменом. Их было около сотни. Ниже бальяжей были первичные королевские суды – шателени, преватства. Выше – парламенты, которыми были верховные суды. Наиболее значимым из них был Парижский парламент, выдвинувшийся еще в XIII в. из состава Королевского совета и распространивший свое влияние на треть королевства. В XV -XVI вв. по мере собирания французских земель в ряде столиц провинций – Тулуза, Экс, Бордо, как следствие стремления к самоуправлению также стали возникать парламенты.

Кроме судебных, у парламентов были широкие общеадминистративные функции и надзор за муниципальным управлением. Но самой важной привилегией парламентов было согласование королевских указов путем проверки их на соответствие законодательству и привилегиям провинций. Без такой регистрации законы не вступали в силу. С XV в. у парламентов появилось право ремонстрации – письменного протеста против незаконности распоряжения. Обязательной регистрация становилось лишь при присутствии короля в Парижском парламенте. Но провинциальное чиновничество, для которого авторитет парламента был крайне высок, могло просто саботировать указ, разосланный с пометкой о принудительной регистрации. Реально же все зависело от баланса сил – если позиции правительства были сильны, оно могло заставить парламенты принять указ, но в период кризисов ему приходилось отступать. Но иногда и сильное правительство считало лучшим воспользоваться советом компетентных юристов и удовлетворяло ремонстрацию.

Наряду с парламентами и бальяжами существовал оформившиеся на протяжении XVI в. органы финансовой администрации. Сбор прямых налогов осуществляли чиновники – контебли, должности которых покупались финансистами. Косвенные налоги давались на откуп компаниям финансистов. Но процесс взимания налогов при этом контролировался королевскими трибуналами. К группе верховных судебных инстанций входили и местные счетные палаты, которые проверяли финансовую отчетность и палаты косвенных сборов, разбиравшие вопросы налогообложения, Ключевым звеном финансовой администрации были созданные во второй половине XVI в. финансовые бюро казначеев Франции, осуществлявшие в генеральствах (финансовых округах) раскладку прямого налога - тальи - и сдававшие некоторые косвенные налоги. Бюрократическая машина французского абсолютизма была самой мощной в тогдашней Европе, но в силу архаичности – продажи должностей, роли личных связей, политики привилегий в виде ремонстраций – она сохраняла в себе элементы сословного представительства.

Зарождение института интендантства также относится к середине XVI в. когда в условиях обострения социально-политической борьбы в стране правительство стало значительно чаще рассылать в свои провинции, профессиональных финансистов и юристов, призванных помочь губернаторам в технических вопросах управления. Уже в период религиозных войн интенданты по несколько лет стали задерживаться в провинциях, но постоянными представителями правительства они стали в 30-40-х гг. XVII в.

Рост материальных возможностей государства проявляется также в военной и финансовой сферах. Феодальное ополчение - бан и арьребан утратили к XVI в. свое значение. Уже на исходе Столетней войны была создана постоянная наемная армия – ордонансовые роты, в которых к началу XVI в. служило около трех тысяч человек тяжеловооруженных рыцарей – жандармов и четыре – пять тысячи конных слуг, несколько десятков тысяч лучников-ополченцев и швейцарская пехота, которые использовались для гарнизонной службы. В годы Итальянской войны армия достигала 30-40 тысячи человек. С развитием огнестрельного оружия рыцарская конница и лучники постепенно утрачивали свое значение, ведущим типом военной организации становиться наемная армия кондотьеров [11, 184]. Капитаны и полковники получали или покупали королевский патент на вербовку легкой кавалерии и пехоты, вооруженной мушкетами и пиками. Численность армии в мирное время возросла и составляла уже 25 тыс. человек.

Значительно активизировалась в XVI в. законодательная деятельность государства. Появляются «большие ордонансы» с широкими проектами реформ, затрагивающими все сферы жизни общества. Их эффективность была невелика, но они подготовили системное законотворчество кольберовской эпохи. Стоя на страже сословного строя страны, государство берет на себя определенные привилегий, обязанностей, взаимоотношения сословий и их комплектование. Слой высшей знати, теоретически остававшийся аристократией крови, представляли собой созданную монархией социально-политическую элиту; высшие дворянские титулы пэров и герцогов давались только королем, который награждал ими выдвинувшихся на его службе придворных. Сама принадлежность ко второму сословию уже требует королевского подтверждения; в стране начинают проводиться расследования о законности прав на титулы, и только официальный приговор королевских комиссаров дает дворянам официальное подтверждение их привилегий.

Меньше власть интересуют ранги внутри третьего сословия, но и здесь не обходиться без ее вмешательства. Государственное регулирование проникает до самых низов социальной лестницы, и администрация даже берет на себя организацию государственного призрения, правда, в порядке частной инициативы.

Реформация и религиозные войны. После пресечения со смертью Карла VIII (1483-1498) прямой линии династии Валуа трон Франции перешел к Валуа Оранским – Людовику XII (1498-1515) и Франциску I (1515-1547). Эти три царствования были эпохой прогрессивного развития, относительной социально-политической стабильностью и пышного расцвета ренессансной культуры. В это же время Нормандия, Бургундия, Прованс и ряд прочих провинций в нарушение первоначально данных им хартий теряют свои традиционные права, все более подчиняясь королевской власти. Хотя в целом унификация земель не была закончена, к началу XVI в. основной комплекс французских земель уже сложился

Тяготы налогового гнета, вызванные затянувшейся Итальянской войной, приводят к антифискальному протесту и началу административных реформ. Эти процессы определили правление Генриха II (1547-1559), ставшее переломным моментом в истории французского абсолютизма. Военное напряжение достигло апогея, рост налогов вызвал ряд восстаний и концу правления Генриха II начинается движение кальвинистов – гугенотов, что явилось показателем общественного недовольства.

Реформация во Франции была одной из сторон кризиса средневекового христианства как социально-политической и религиозной системы, одной из фаз перехода от коллективной религиозности средневековья к более духовной и индивидуальной религиозности.

Но все же кризис средневековых христианских ценностей и распространение Реформации во Франции шло медленно, ведь Сорбонна была столица средневековой теологии и долго доминировала в интеллектуальной жизни не только страны, но и Европы. Это сокращало возможности развития оппозиционных ей концепций. Но новое зарождалось и во Франции, в частности, благодаря вхождению в нее Бургундского государства и других северо-восточных областей.

В 20-30-х гг. во Франции усиливается учение Лютера, но Сорбонна, давно искоса смотревшая на усиление протестантизма, парламент и большая часть население Франции активно стали выступать против французских и иностранных реформаторов. Поскольку становилось видно, что протестанты выступают уже не столько за очищение веры, сколько за создание своей собственной церкви, верховная власть должна была сделать выбор либо в пользу союза с католической церковью, либо в пользу войны с ней. Надо сказать, что в то время среди государственных деятелей бытовало четкое понимание, что религия – это орудие социального порядка, и нарушение единства веры может повлечь за собой социально-политические потрясения. Кроме того, авторитет французских королей во многом зависел от католической церкви: она, в обмен на поддержку государства, декларировала божественный характер королевской власти, приписывала королям сверхъестественные свойства лечить некоторые болезни прикосновением и т.д. Поэтому конечный выбор власти стал очевиден. Гонения на протестантов были особенно сильны при Генрихе II, когда при Парижском Парламенте была создана Огненная палата – специальный трибунал по борьбе с ересью.

К середине столетия, несмотря на гонения, протестантизм окреп. В 30-40 гг. во Францию приходят идеи швейцарских протестантов, особенно Кальвина. По мере укрепления его позиций в Женеве, Кальвин в 50-х гг.начинает полномасштабную пропаганду. Во Франции организовываются тайные типографии и рассылка пастырей по стране. Ряды французских кальвинистов росли, хотя многие из них внешне придерживались католицизма. Во многом это было связано с конъюнктурой: в социальном плане разницы между католицизмом и протестантизмом не было, дворянство было расколото: кальвинизм принимали обиженные двором дворяне или клиентела протестантских принцев. Приверженцы новой веры имелись и во всех слоях городского населения. Это было связано и сепаратизмом, особенно в южных и юго-западных городах. Юг Франции был старым центром еретических движений, к тому же его завоевание католическим Севером XIII – XIV вв. было поверхностно.

Во время регентства Екатерины Медичи правительство пытается проводить в жизнь политику частичного разрешения кальвинизма для того, чтобы избежать гражданской войны. Но правительство регентши не завоевала авторитета, обстановка была накалена до предела. Вскоре, в 1562 г. вспыхнула первая религиозная война, спровоцированная убийством дворянами в Восси протестантов. Начался ряд войн, время от времени прерываемый перемириями, когда протестантом разрешалось свободное отправление культа; но каждый раз из-за вспышек фанатизма военные действия начинались вновь. Наиболее драматичными были события т.н. Варфоломеевской ночи – 24 августа 1572 г. в Париже было убито несколько сотен протестантов, которые собрались на свадьбу Маргариты Валуа и лидера протестантов Генриха Бубона, короля Наварры. Эта свадьба должна была стать последним актом в заключение мира между протестантами и католиками…Вести о «Парижской кровавой свадьбе» вызвали ряд погромов и в других городах, причем их жертвами стали как протестанты, так и католики.

Гугеноты на всплеск насилия ответили политическим ходом: в южных и юго-западных провинциях протестанты достигли политического преобладания и организовали унию городов, управляемых постоянными ассамблеями. В 70 гг. XVI в. протестантское «государство в государстве» фактически отстояло свою независимость.

В противовес все более усиливавшимся протестантам в 1585 г. создается Лига – союз католических городов во главе с Парижем.

Вскоре разразился династический кризис, совпавший с изменением политической конъюнктуры: в 1588 династия Валуа прервалась, а единственный законный наследник - Генрих Бурбон, был протестантом и Лига не могла позволить ему получить корону. Началась эпоха междуцарствия – самая тяжелое пятилетие в истории гражданской войны. Страну опустошали дворянские отряды и армии наемников. Франция была поставлена на грань национальной катастрофы – в Париже стоял приглашенный Лигой испанский гарнизон, а испанский король Филипп II и папа обсуждали возможность возведения на французский трон испанского принца.

Но центростремительные тенденции взяли верх – их сплотил переход Генриха Бурбона в католицизм. В 1594 г. столица открыла ворота новому королю. Католические и протестантские вельможи за признание Генриха Бурбона легитимным правителем получили щедрые подарки – губернаторства, пенсии, придворные должности. Окончательным итогом религиозных войн стал Нантский эдикт 1598 г., завершивший серию эдиктов примирения – протестанты получили все гражданские права и возможность публичных богослужений. По дополнительным статьям эдикта им были сохранены в качестве гарантии их военно-политические организации – регулярные ассамблеи, крепости, гарнизоны и др.

Таким образом, в XVI в. во Франции закладываются основы отличного от сословно-представительной монархии – монархии абсолютной. Укрепление и расширение бюрократического аппарата, активная законотворческая позиция власти и стремление к регламентации разных сторон жизни общества, ослабление позиций церкви и подчинение ее государству – это те краеугольные камни, которые позже и стали основой французского абсолютизма как эталона. Тесно связано с ним и построение капиталистической экономики: у идейно новой государственной власти идейно новая экономическая база. Поскольку эти явления взаимосвязаны, очевидно, что экономический кризис середины XVI в., вызванный религиозными войнами, и хозяйственной разрухой как следствием, негативно сказался и на становлении новой политической системы. В свою очередь, недостаток государственных дотаций в сферу международной торговли и организацию мануфактур, значительно замедлил развития капитализма во Франции.

Эпоха Ренессанса и связанные с ней идеи гуманизма началась во Франции более поздно, но развивалась более интенсивно, чем в других странах, в том числе и благодаря «импорту» Ренессанса. Проникновение произведений искусства, мастеров, мыслителей были тем катализатором, который ускорил процесс трансформации мировоззрения жителей Франции, а соответственно, и противоречия между представителями прогресса и реакции сделались более острыми. Тем не менее, ни католическая реакция, ни гражданская война остановить развитие гуманизма не смогли, что означает, что Франция достаточно созрела, чтобы принять идеи Ренессанса и его культуру, несколько ассимилировав их. Хотелось бы отметить, что как раз наивысшие достижения деятелей французского Ренессанса рождены на стыке античного наследия и традиционной культуры – роман Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль», например, основан на народных преданиях о великане-обжоре, а дополнительно в него Рабле добавил свои гуманистические идеалы, изложенные, опять-таки народным языком. Тоже мы наблюдаем в музыке, скульптуре, живописи. Таким образом, идеи гуманизма хоть и пришли во Францию извне, но развивались с учетом местной специфики. Еще одной специфической чертой французского гуманизма можно назвать сочетание античного наследия, значимость которого в течение XVI в. все более подвергается сомнению, и протестантизма.


Список использованных источников

1. История Европы. - Т.3. - М.,1993. - 750 с.

2. История Франции. - Т.1. - М.,1972. - 410 с.

3. Жоашен Дю Белле. Римские древности. // Поэты Возрождения.-М.,-Гослитиздат. - 1955. - 283 с.

4. Культура Возрождения и общество. - М.,1986. - 435 с.

5. Лебедев С.Ю. Мировая художественная культура. - Мн.:Дизайн ПРО, 2006. - 366 с.

6. Луков В.А. История литературы. Зарубежная литература от истоков до наших дней. - М.,2003. - 493 с.

7. Французская монархия и церковь (XV – сер. XVI в.). - М.,1992. - 112 с.

8. Ренессанс. Образ и место Возрождения в истории культуры.-М.,1987.-489 с.

9. Соколов Б.В. 100 великих войн. М., Вече.- 2005.-537 с.

10. Чернокозов А.И. История мировой культуры.- Ростов-на-Дону. Феникс. -1997. – 472 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий