регистрация / вход

Культура Беларуси в XIX – начале XX в.

Негативные факторы, усложнившие развитие культуры белорусского народа в XIX-ХХ вв. Формирование многопрофильной системы образования и просвещения, появление новых стилей и жанров художественного и архитектурного творчества, развитие белорусского языка.

Культура Беларуси в XIX – начале XX в.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Образование и наука

2. Устное народное творчество и литература

3. Архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство

4. Театрально-музыкальная культура

Список использованных источников

В XIX – начале XX в. в Беларуси происходили сложные социально-политические процессы, обусловленные распадом феодально-крепостнического строя, формированием буржуазных отношений. В результате трех разделов Речи Посполитой (1772, 1793, 1795) территория Беларуси была присоединена к Российской империи. Надежды значительной части населения на улучшение жизни, поддержку национальной культуры не оправдались. Царизм подавлял стремление белорусов к национальному самоопределению.

Многие события повлияли на перипетии развития культуры белорусского народа: Отечественная война 1812 г., Первая мировая война, польские восстания 1794, 1830–1831 и 1863–1864 гг., революционные события 1905 и 1917 гг., сменившая политику полонизации политика русификации.

Однако, несмотря на эти и другие осложняющие и явно негативные обстоятельства, одновременно с подъемом экономики, активизацией социальной и политической деятельности наблюдалась консолидация белорусов, происходило возрождение их языка, пробуждался интерес к своей истории и культуре. В рассматриваемый период возникли новые стили и жанры художественного творчества, было создано множество значительных произведений литературы и искусства, получили признание самобытные деятели культуры. Все это содействовало формированию белорусской нации, качественному росту ее культуры и самосознания, укреплению духовного единства и творческих связей с другими национальностями, проживавшими на одной территории. Отмеченные обновленческие процессы получили название «беларускае адраджэнне».

1. Образование и наука

Образование. В результате деятельности упоминавшейся выше Образовательной комиссии к концу XVIII в. на территории Беларуси сформировалась многопрофильная система образования и просвещения, включавшая в себя разнообразные учебные заведения и формы обучения. Сотни молодых людей учились в университетах Европы, в состоятельных семьях обучением детей занимались домашние учителя. Свой вклад в развитие образования и культуры вносили церковные братства и различные монашеские ордены. Открывались новые учебные заведения светского характера.

После завершающего этапа присоединения белорусских земель к России царское правительство в 1803–1804 гг. начало реформу образования, которая затянулась на четверть столетия. Было создано Министерство народного образования, которому подчинялись 6 учебных округов. Территория Беларуси значилась в составе Виленского учебного округа, опекуном которого назначили князя А. Чарторыйского.

Ведущим учебным заведением округа, центром научных исследований стал Виленский университет, созданный 18 мая 1803 г. на базе Главной Виленской школы. Обучение велось на четырех факультетах: моральных и политических наук, физико-математическом, медицинском, литературы и свободных искусств. Университет имел хорошую по тем временам учебно-материальную базу. В нем, в частности, функционировали обсерватория, зоологический музей, ботанический сад, библиотека, аптека, множество кабинетов, три клиники. Здесь работали опытные педагоги-ученые: историк И. Лелевель, медик А. Бекю, астроном М. Почобут-Одляницкий и др. Все это позволило Виленскому университету сыграть важную роль в развитии образования, науки и культуры Беларуси и Литвы. Отсюда распространялась передовая общественно-философская и эстетическая мысль. В университете царил дух вольнодумства, действовала тайная организация студентов «Филоматы» (1817–1823), издавались работы по истории белорусского народа, его языка и культурного наследия. Из Виленского университета вышло немало знаменитых ученых, литераторов, художников, путешественников, общественных деятелей.

Накануне образовательной реформы в Беларуси насчитывалось около 130 начальных школ. В Могилеве и Полоцке (с 1789 г.), а также в Минске (с 1793 г.) действовали главные, а в поветовых городах – малые народные училища. Кроме того, работали учебные учреждения католических и униатских монастырей. В ходе реформы создавались начальные школы разного типа для детей крестьян и ремесленников, неполные средние и средние специальные училища – для детей буржуазии и гимназии – для детей дворян. Реформа носила сословный характер. В уездных городах открывались четырехлетние училища, а в губернских – гимназии с семилетним сроком обучения. Первая гимназия появилась в 1805 г. в Свислочи. Основным языком обучения некоторое время оставался польский. Реформа в известной степени усилила сословное, образовательное и даже национальное разделение общества.

В Полоцке, Витебске, Могилеве и других городах все еще действовали иезуитские учебные заведения, однако после запрета в 1820 г. деятельности в России иезуитского ордена закрылись все его учебные учреждения. Эта же судьба постигла Полоцкую академию, созданную в 1812 г. на базе иезуитского коллегиума.

Существовали особые учебные заведения для евреев, в тот период составлявших немалую часть городского населения. С 1802 г. в Воложине работала еврейская духовная академия.

Разруха, наступившая после Отечественной войны 1812 г., затронула и сферу образования: из 154 белорусских начальных школ уцелело только 70, число учащихся сократилось с 2700 до 1093. На этом неблагоприятном фоне усилилась русификаторская тенденция в организации образования и просвещения.

В 1820-е гг. здесь, как и во всей внутренней политике царизма, активизировалось наступление реакционных сил. В 1823 г. юношам и девушкам Беларуси и Литвы было запрещено учиться в зарубежных университетах. В преподавании предписывалось полностью перейти на русский язык. В мае 1832 г., после подавления восстания 1830–1831 гг., был закрыт Виленский университет. Все учебные заведения Беларуси теперь возглавлялись чиновниками русского происхождения и православного вероисповедания.

Реализацию этих и других мер подхлестывала активно пропагандировавшаяся концепция «западнорусизма», позже подвергнутая острой критике А. Цвикевичем. Апологеты данной концепции не признавали существование самостоятельного и самобытного белорусского этноса и считали белорусов частью (племенем) великорусского народа. Они отрицали само существование белорусской национальной культуры как таковой.

Тем не менее, перемены в общественной жизни, переход к капиталистическим отношениям требовали развития образования, особенно специального. В связи с этим программы учебных заведений перекраивались в интересах подготовки специалистов для торговли, промышленности, сельского хозяйства, а также чиновников для государственного аппарата и административных органов. Их учили выполнять усложняющиеся управленческие функции.

В русле этой политики в 1840 г. была открыта Горы-Горецкая земледельческая школа (в 1848 г. преобразована в земледельческий институт). На то время она являлась единственным высшим учебным заведением в Беларуси и первой высшей сельскохозяйственной школой в России. В 1876 г. в Марьиной Горке появилась еще одна сельскохозяйственная школа, просуществовавшая до 1921 г.

Накануне новой школьной реформы 1860-х гг. в Беларуси насчитывалось уже 576 учебных учреждений всех типов: 12 средних и 45 неполных средних училищ, 45 частных и государственных женских училищ, 21 духовное училище и 453 начальные школы. В них обучалось около 17 тыс. человек. Новая реформа образования была связана с ускорением социально-экономического развития России, отменой крепостного права и ростом капитализма, а также с вытеснением польского капитала с западных окраин.

В 1863 г. был принят университетский устав, возобновивший автономию университетов. Управление университетами возлагалось на совет профессоров, который выбирал ректора, деканов, создавал новые кафедры и т.д. В то же время в университетах запрещались деятельность студенческих организаций и проведение собраний, митингов, других неофициальных общественно-политических мероприятий.

По времени проведения реформа совпала с подавлением восстания 1863–1864 гг. Массовые репрессии затронули и систему образования. В 1864 г. были закрыты Горы-Горецкий земледельческий институт и 8 средних учебных заведений Виленского учебного округа, в том числе новогрудская гимназия, свислочская и молодечненская прогимназии. Около 2 тыс. учащихся были исключены из школ.

Царизм принял меры по замене местных учителей на выходцев из центральных губерний. В школах запрещалось использование белорусского и польского языков. С 1866 г. в российских высших учебных заведениях была установлена процентная норма для католиков. Система образования все более ориентировалась на воспитание учащихся в духе монархизма, православия и декларированной народности.

Основными типами школ в системе начального образования в сельской местности становились народные училища, церковноприходские школы и школы грамоты, а в городах – приходские, поветовые и городские училища. Часто подобные учебные заведения открывались там, где население соглашалось содержать их за свой счет с помощью органов попечительства и призрения. Размещались эти школы, как правило, не в специальных зданиях, а в приспособленных наемных помещениях, даже в крестьянских домах.

Учителя для начальных учебных заведений готовились в учительских семинариях: молодечненской (1864–1920), полоцкой (1842–1918), Несвижской (1872–1918) и свислочской (1876–1921). Но эти заведения не могли в полной мере удовлетворить потребность в учительских кадрах. К тому же выпускники семинарий не имели права поступать в высшие учебные заведения. В дальнейшем поворот к свертыванию реформ, наметившийся во внутренней политике царизма в 1880-е гг., проявился и в области начального народного образования. Насаждались школы церковного ведомства. В 1884–1899 гг. в 5 западных губерниях было открыто 5814 таких школ, в Могилевской и Минской губерниях они составляли 82–85 % от общего числа начальных школ.

В системе среднего образования Беларуси в конце 1860-х гг. действовали 6 мужских и 4 женские классические гимназии, 2 прогимназии, Горы-Горецкое земледельческое училище, Полоцкий кадетский корпус, 4 духовные семинарии. В них занималось 3265 человек. При этом в конце 1890-х гг. дети крестьян в средних школах составляли только 6,5 % от общего числа учащихся. В 1870–1880-х гг. в Пинске, Минске, Могилеве были открыты реальные училища, дававшие среднее образование с природоведческим и техническим уклоном. До конца XIX в. существенных изменений в среднем образовании на территории Беларуси не произошло. В 1898 г. численность средних учебных заведений увеличилась до 20, а учащихся в них – до 6 тыс.

Начальным образованием в народных училищах и церковноприходских школах в это время было охвачено 216,1 тыс. детей. Удельный вес грамотных людей в Беларуси, названной Северо-Западным краем, составлял на то время всего 25,7 %, а в деревне – 16 %.

В начале XX в. революционные события, с одной стороны, и рост капиталистических отношений – с другой, вызвали некоторые положительные сдвиги в развитии образования. Вместо церковноприходских школ открылись народные училища; был повышен статус городских училищ. Расширилась сеть государственных и частных средних школ – гимназий и реальных училищ. В итоге общая численность школ всех типов в 1914 г. составила 7682, однако в них обучалась только пятая часть детей школьного возраста.

Дальнейшее развитие получило профессиональное образование. В начале 1910 г. в Беларуси действовали 66 железнодорожных, сельскохозяйственных, ремесленных и других специальных школ и училищ. Для взрослого населения открывались воскресные школы, вечерние смены и курсы. Кроме того возникли народные университеты, просветительские рабочие объединения.

Всего накануне Октябрьской революции 1917 г. на территории Беларуси существовали 15 мужских гимназий, 7 реальных училищ, 14 женских гимназий, 3 духовные семинарии, а также Полоцкий кадетский корпус. В 1911–1914 гг. в Витебске работало отделение Московского археологического института. Передовая общественность требовала открыть в Беларуси университет, но до Октябрьской революции этот вопрос не был решен. Для подготовки педагогов в 1909–1916 гг. открыли 5 новых учительских семинарий и 3 учительских института (в Витебске, Минске, Могилеве), но последние не имели статуса ВУЗа.

Большое значение для распространения знаний приобрели библиотеки (публичные, частные, учебных заведений). Только в Полоцкой академии в 1812 г. насчитывалось около 40 тыс. книг, рукописей, королевских грамот, редких изданий. При большинстве гимназий работали книжные магазины. Всего в 1914 г. в Беларуси действовала 851 библиотека с книжным фондом 423 тыс. экз.

Подъем национально-демократического движения в Беларуси привел к усилению внимания к коренной национальной культуре, белорусскому языку, белорусским школам. Педагогические общества и деятели культуры выступали за создание белорусской национальной школы. За обучение на родном языке высказался съезд учителей в Вильно (1907). Среди сельского населения православного вероисповедания получили распространение «тайные» русско-белорусские школы. В них использовались учебники К. Каганца «Першая навука чытання», Тетки «Першае чытанне для дзетак беларусау», Я. Кол аса «Другое чытанне для дзяцей беларусау», а также произведения белорусских писателей.

Значительный вклад в развитие и пропаганду белорусского национального образования и демократической культуры внесли газеты «Мужыцкая прауда» (1862–1863), «Минский листок» (1886–1902), «Витебский листок» (1898–1899), «Белорусская жизнь» (1909–1911), «Беларус» (1913–1915, Вильно), «Северо-Западный край» (1902–1905). Свое первое стихотворение «Мужык» Я. Купала напечатал именно в газете «Северо-Западный край».

В сентябре–декабре 1906 г. выходила первая легальная белорусская газета «Наша доля», основанная группой членов Белорусской социалистической громады. После ее закрытия борьбу за белорусскую культуру и национальное возрождение продолжила газета «Наша нiвa» (1906–1915). Она решительно выступала за широкие права белорусского народа, свободное развитие его культуры, содействовала становлению белорусского языка и творчеству литераторов новой волны, сыграла заметную роль в повышении национального самосознания. По инициативе газеты издавались «Беларуси каляндар», журналы «Саха», «Лучынка» и альманах «Мала- дая Беларусь». Начало легального белорусского книгоиздания связано с деятельностью издательства «Загляне сонца i у наша ваконца», созданного в 1906 г. в Петербурге. За неполные восемь лет оно выпустило 40 белорусских книг тиражом 100 тыс. экз. Белорусские книги печатали также издательства «Наша шва», «Наша хата».

Таким образом, в начале прошлого столетия произошло значительное усиление на новой волне национально-демократического движения ориентации этносоциальных слоев на белорусскую культуру, в чем немалая заслуга принадлежала патриотично настроенным писателям и публицистам, а также периодическим изданиям, созданным самоотверженными деятелями народного просвещения.

Наука. Развитие социально-экономических отношений, реформа образования, распространение знаний способствовали подъему науки, появлению ряда видных ученых – уроженцев белорусской земли. Следует отметить быстрый рост исторических и этнографических знаний. Несмотря на длительную историю, Беларусь в конце XVIII в. в научном отношении оставалась малоисследованным краем, а разноречивые суждения о ней часто были далеки от действительности. Одни представители научной интеллигенции воспринимали ее как часть Польши. Другие безоговорочно относили белорусские земли к Северо-Западному краю России, белорусов считали русским племенем, а их культуру – диалектной. Невзирая на факт окончательного оформления белорусской нации, немало российских и польских ученых по-прежнему рассматривали Беларусь как часть «своих» территорий, а ее жителей – как ответвление «своих» народов, что не соответствовало исторической правде.

Но были и вдумчивые, объективные ученые, которые шаг за шагом отделяли истину от заблуждений. Среди тех, кто выступал против псевдонаучных взглядов, выделялись преподаватели Виленского университета: историк и языковед М. Бобровский, правовед И. Данилович. Они внесли весомый вклад в разработку истинной истории белорусов, в формирование национальной идеи.

Заслуживает упоминания и деятельность других преподавателей Виленского университета, а также Горы-Горецкого земледельческого института и ряда исследователей-любителей. Так, историк, археограф и языковед И. Григорович в 1824 г. издал книгу «Белорусский архив древних грамот» – первый сборник документов по истории белорусских земель. Важный вклад в изучение фольклора, этнографии и краеведения внесли В. Сырокомля, Я. Чечот, П. Шпилевский, братья К. и Е. Тышкевичи. Материалы, собранные Тышкевичами, позволили в 1855 г. открыть в Вильно музей древностей.

Новый всплеск интереса к белорусской истории, культуре, родному языку пришелся на 1860–1890-е гг., когда развернулись широкие исследования фольклора, истории языка, материальной и духовной культуры белорусского народа. Этому в определенной мере способствовало открытие в 1867 г. в Вильно Северо-Западного отдела Русского географического товарищества. Поначалу перед ним была поставлена задача доказать, что белорусы – это часть русского народа. Но объективные исследования опровергли ложное представление, одобренное царскими чиновниками. Активными сотрудниками отдела являлись П. Шейн, Е. Романов, Ю. Крачковский. Проблемы белорусоведения изучали также А. Богданович, А. Сержпутовский, М. Никифоровский, М. Довнар-Запольский, В. Ластовский, Е. Карский, А. Сапунов, А. Киркор, В. Вериго. Польский ученый М. Федоровский собрал около 5 тыс. белорусских народных песен, порядка 10 тыс. пословиц, сотни загадок и других произведений традиционной белорусской культуры. Его материалы были напечатаны в восьмитомнике «Люд белорусский».

Во второй половине XIX – начале XX в. проводились многочисленные исследования и научно-практические разработки, направленные на восстановление письменного белорусского языка. Весьма плодотворной и актуальной была научная работа Ивана Носовича, который в течение 16 лет собирал материалы для «Словаря белорусского наречия» (1870). В это издание вошло более 30 тыс. слов с подробными комментариями. Данная работа фактически свидетельствовала о самостоятельности белорусского языка.

Самым большим вкладом в изучение языка белорусского народа явилось трехтомное (в 7 книгах) исследование Ефима Карского «Белорусы», опубликованное в 1903–1922 гг. Ученый научно обосновал самостоятельность и национальную самодостаточность языка белорусов в семье других славянских языков, проследил этапы его становления, определил территориальные границы распространения и составил соответствующую геолингвистическую карту белорусского этноса.

На территории Беларуси активно велись природно-географические, климатические исследования. В 1873–1898 гг. на Полесье работала научная экспедиция, которая занималась проблемами мелиорации. В целях изучения проблем болот и выработки методов их осушения в 1911 г. в Минске была открыта болотная исследовательская станция – первое в России научное учреждение по данному профилю.

Значителен вклад уроженцев Беларуси в изучение Сибири и Дальнего Востока. Талантливыми исследователями природы и фольклора народов Востока, настоящими путешественниками стали И. Черский, А. Ковалевский, В. Дыбовский, И. Гашкевич. Заметим, что И. Гашкевич (1815– 1875) стал первым консулом России в Японии. Он владел несколькими иностранными языками, в том числе японским и китайским; составил первый японско-русский словарь, за что его удостоили Демидовской премии и наградили Золотой медалью Российской академии наук. Японцы и сегодня чтят память нашего соотечественника: в городах Хакадате и Хода созданы музеи И. Гашкевича, действует общество «Память о И. Гашкевиче» (его представители в 1986 г. приезжали в Минск). В августе 1994 г. жители Островца (Гродненская область) установили памятник знаменитому земляку.

На другом крае земли, в Чили, весьма успешно работал национальный герой этой страны, всемирно известный геолог, педагог, создатель географической карты Речи Посполитой белорус И. Домейко (1802–1889). Как участник событий 1830–1831 гг., он вынужден был, скрываясь от репрессий, эмигрировать после подавления восстания. В Чили поставлен памятник И. Домейко, в его честь назван город, его имя носит университет.

Талантливым изобретателем, человеком острого и пытливого ума показал себя уроженец Червеньского района К. Черновский (1791–1847). В 1825 г. он разработал первый в России проект подводного судна, предполагая, что на нем можно будет плавать глубоко под водой, опускаться на морское дно для сбора растений и жемчуга, а также использовать его в военных целях. На лодке предусматривался перископ.

Одним из первых идеи К. Черновского использовал другой выходец из Беларуси – генерал-лейтенант К. Шильдер (1785–1854). Построенная им первая в России подводная лодка в августе 1834 г. успешно прошла испытания и стала, по существу, флагманом российского подводного флота. Кроме того К. Шильдер впервые предложил и использовал на практике для зажигания пороха электрический заряд, что способствовало развитию важного направления военной техники.

В областях техникознания и строительства прославился Н. Ястребский (1808–1874), издавший в России двухтомный курс «Практическая механика». Он также высказал идею использования электричества в двигателях. За научные достижения Н. Ястребский в 1839 г. был удостоен звания лауреата Демидовской премии.

В области физико-математических и естественных наук успешно работали уроженцы Беларуси астрономы В. Карчевский и С. Блажко, физики К. Чехович, И. Ярковский, А. Садовский, 3. Врублевский и Ю. Мицкевич, математик В. Ермаков, химик Э. Врублевский. Ректор Виленского университета профессор Ян Снедецкий (1756–1830, родился в Польше) издал учебник по сферической тригонометрии, который получил европейскую известность и был переиздан в Лейпциге.

Особой плодотворностью отличалась научно-практическая деятельность Якуба Наркевича-Йодко (1847–1905), который в своем имении в Узденском районе организовал работу метеорологической станции, электрографической, химической, электробиологической и астрономической лабораторий. Наибольших успехов он достиг в исследовании воздействия электричества, в том числе и атмосферного, на живые организмы и растения. Открытая ученым в 1891 г. электрография («фотографирование без объектива») – одно из выдающихся его научных достижений. Работы Наркевича-Йодко сравнивались по значимости с открытием В. К. Рентгена. С 1890-х гг. ученого стали называть электрологом, электротерапевтом, «электрическим человеком». В 1891 г. газеты сообщили об открытии им способа «беспроволочной связи». Благодаря соответствующим опытам он вплотную подошел к изобретению радио.

Развитию специализированных научных исследований способствовало открытие крупной химической лаборатории в Горках, метеорологических станций в Могилеве, Витебске, Бресте, Минске, Горках.

Во второй половине XIX – начале XX в. публиковались историко-культурные, социально-философские и экономические труды, складывались искусствоведение, литературоведение и другие отрасли гуманитарного знания.

Таким образом, развитие образования, науки и техники на территории Беларуси в XIX – начале XX в. проходило в сложных условиях. Несмотря на трудности и ограничительные меры, предпринимавшиеся царским правительством, все более широкие слои населения приобщались к многопрофильному образованию. Наиболее талантливые ученые искали свое место в науке, стремились внести свой вклад в мировой научно-технический процесс, о чем убедительно свидетельствуют их достижения. Передовые виды образования и просвещения складывались на белорусских землях в общем русле национально-демократического движения, способствовали формированию национальной интеллигенции, представители которой обогатили и вывели на качественно новый уровень отечественную культуру и повлияли на культурное развитие России.

2. Устное народное творчество и литература

Первая половина XIX в. характеризуется началом процесса формирования новой белорусской литературы, развитием белорусского языка. Существовало множество препятствий, связанных с угнетенным положением белорусского народа, полонизаторской деятельностью панов и костела, а также с русификаторской политикой царизма. К тому же национальная интеллигенция была сначала весьма малочисленна.

У истоков новой белорусской литературы, которая, как показали исследования А.И. Мальдиса и других ученых белорусоведов, все-таки сумела восстановить и развить лучшие художественные традиции переходного периода, стояли интеллигенты-подвижники, преимущественно выходцы из краевой белорусско-польской шляхты. Они, тем не менее, чувствовали себя исконными белорусами и видели свое призвание в служении делу возрождения коренной национальной культуры. Их первые произведения печатались латиницей.

Становление новой белорусской литературы проходило в условиях распространения романтизма, пришедшего на смену классицизму. Представители романтизма заслужили признание тем, что отбросили старые догмы и схемы, сдерживавшие свободу и фантазию художника, освободили сюжетные композиции от засилья античных тем, сюжетов и образов, обновили художественные формы и пропагандировали взаимопроникновение и синтез искусств. Романтизм стимулировал литературный процесс, способствовал ориентации писателей на живой белорусский язык и фольклор, на изучение и художественное преображение устного народного творчества и духовно-практической жизни народа.

В этот период продолжали вызывать интерес древняя обрядовая поэзия, сказки, предания, мифы, песни. В продолжавших их фольклорных произведениях усилилась антикрепостническая направленность. Из-за враждебного отношения царской власти к белорусскому художественному слову в первой четверти XIX в. литература оставалась в основном анонимной, распространялась устно и в рукописях. Однако в 1840-е гг. произведения на белорусском языке начали изредка издаваться. Среди них – «Гутарка Данiлы са Сцяпанам», «Вось яю свет стау», отражавшие мысли и настроения белорусских крестьян. В этих произведениях утверждалось право крепостного крестьянина называться человеком, осуждался несправедливый социально-экономический строй.

Наиболее же яркими образцами белорусской анонимной литературы признаны поэмы «Энеiда навыварат» и «Тарас на Парнасе». Современные исследователи считают, что автором первой, по-видимому, был В. Равинский (1786–1854), а второй – К. Вереницын (1834–1904). Поэмы привлекли внимание к жизни и быту белорусского народа, оказали плодотворное воздействие на дальнейшее развитие белорусской литературы.

Характерной особенностью художественной литературы первой половины XIX в. была ее тесная связь с фольклором. Я. Чечот, Я. Борщевский, А. Мицкевич и другие исследователи-литераторы с большой любовью, целеустремленно собирали, обрабатывали и интерпретировали песни, предания, сказки, пословицы белорусского народа. Изучение отечественной истории и фольклора убеждало в самостоятельности белорусского этноса и самобытности коренной культуры, стимулировало писателей творить на белорусском языке. К сожалению, многое из написанного, но не напечатанного погибло.

Значительную работу по сбору и обработке образцов белорусского устного народного творчества проделал поэт-фольклорист Ян Чечот (1796– 1847). При его непосредственном участии было издано шесть фольклорных сборников «Вясковыя пест» (1837–1846), в которые вошли собранные им народные песни и около 30 собственных стихотворений. В его творениях впервые явственно проступили элементы национального сентиментализма. Я. Чечот был патриотом родного края. Его стихотворения неоднократно запрещались царскими чиновниками, а за деятельность в организации «Филоматы», которую он создал вместе с А. Мицкевичем, Т. Заном, поэта сослали в Уфу.

Активным собирателем и знатоком белорусского фольклора был Ян Борщевский (1790/1794–1851). Писатель литературно обрабатывал белорусские сказки, предания, песни и пословицы. Известность ему принесли белорусские дидактические стихотворения «Дзеванька» и «Гарэлща», четырехтомный сборник рассказов «Шляхцiц Завальня, цi Беларусь у фантастычных апавяданнях».

Талантливым сыном белорусского народа, одним из первых известных нам крестьянских поэтов был Павлюк Багрим (1812–1891). К сожалению, до нашего времени дошло только одно его стихотворение – «Зайграй, зайграй, хлопча малы», но оно позволяет судить о большом таланте автора, его патриотизме, стремлении к справедливости.

Павлюк Багрим был человеком широких интересов и даже проявил себя в искусстве кузнеца. Костел деревни Крошин Барановичского района и в наши дни украшает выкованная им металлическая люстра. В этой деревне проводятся республиканские праздники поэзии и кузнечного мастерства, посвященные памяти П. Багрима.

Одним из самых известных литераторов середины XIX в. является Владислав Сырокомля (Людвиг Кондратович, 1832– 1862). В 1844 г. совсем юным он написал стихотворение «Паштальён», которое после перевода на русский язык было положено на музыку; так появилась известная песня «Ямщик». Современники называли поэта «деревенским лирником». До нас дошли только два его стихотворения, написанные на белорусском языке, – «Добрыя весцi» (1848) и «Ужо птушцi пяюць усюды» (1851). В. Сырокомля выражал народно-демократическое мировоззрение, проникнутое романтическим пафосом. Поэт приветствовал революционные события на Западе, считал их предвестниками грядущих изменений в жизни Беларуси.

В первой половине XIX в. начал творческую деятельность один из зачинателей новой белорусской литературы, известный белорусский писатель, поэт, драматург, композитор и актер Винсент Дунин-Марцинкевич (1807–1884). Именно ему белорусы и белорусская литература обязаны глубоким художественным проникновением в душу народа. Он – первый в полной мере профессиональный белорусский писатель, мужественный и неутомимый борец за отечественную литературу на родном языке. Его творческая манера соединяла черты разных художественных стилей: классицизма, сентиментализма, романтизма и реализма. На первый план Дунин-Марцинкевич выдвигал морально-бытовые и национально-демократические проблемы. Его творческий вклад в дело возрождения белорусской культуры по достоинству оценил Я. Купала.

Опираясь на белорусский фольклор, писатель-романтик поэтизировал духовную красоту и непоказное благородство крестьян, их острый ум, практическую сметку, воспевал героическое прошлое своей родины. В 1846 г. он написал либретто первой белорусской комической оперы «Сялянка» («Идылiя»).

Комедия высмеивала пороки помещиков, подчеркивала нравственные устои крестьян, с поэтическим лиризмом отражала лучшие качества белорусской женщины. В 1859 г. Дунин-Марцинкевич взялся за перевод на белорусский язык поэмы А. Мицкевича «Пан Тадеуш», но после опубликования первой части дальнейшее ее издание власти запретили. Им написаны книга «Гапон» (1855), пьесы «Пiнская шляхта» (1866), «Залёты» (1870) и ряд других крупных произведений, стихи для популярных песен.

Выдающимся литератором первой половины XIX в. являлся белорусско-польский поэт Адам Мицкевич (1798–1855), отразивший в своем творчестве белорусские культурные традиции. Автор многочисленных баллад, стихотворений, поэм, Мицкевич был рыцарем идей свободы, патриотом родной земли и природы. Он обладал острым чувством справедливости, призывал к миру и культурному сотрудничеству между народами. Через всю жизнь гениальный поэт-романтик, получивший мировое признание, пронес любовь к своей родине. Сложные перипетии и переломные моменты в отечественной истории описываются им в поэмах «Пан Тадэвуш», «Свiцязь», «Дзяды», воссоздающих панорамный образ его родной Новогрудчины, с большим чувством повествующих о Немане, Свитязи. Произведения Мицкевича пронизывает щемящая ностальгия, боль и за судьбу Польши, и за судьбу Беларуси. По мнению некоторых исследователей, поэт культурного пограничья обогатил польский язык белорусскими словами. За это он подвергался критике со стороны отдельных националистически настроенных польских литературоведов.

Во второй половине XIX в. белорусская литература по-прежнему развивалась в неблагоприятных условиях. Более того, после подавления царскими войсками восстания 1863–1864 гг. положение демократической интеллигенции еще более ухудшилось. Многое из творческого наследия видных белорусских литераторов было утеряно, в том числе некоторые произведения В. Дунина-Марцинкевича, Ф. Богушевича, П. Багрима.

Оставались популярными анонимные «гутарки», обыгрывавшие проблемы, связанные с отменой крепостного права, затрагивавшие тяжелое положение крестьян, издевательства царских чиновников над простыми людьми.

Независимым мыслителем и публицистом, революционным демократом, казненным за участие в Польском восстании 1863–1864 гг., был Кастусь Калиновский (1838–1864) – автор «Лiсты з-пад шыбенiцы» и стихотворения «Марыська чарнаброва, галубка мая». В листовках и публикациях в газете «Мужыцкая прауда» он просто и доступно объяснял грабительский характер реформы 1861 г., призывал крестьян к борьбе за землю и волю, за человеческие права. Калиновский верил, что белорусский народ станет свободным.

Последовательным заступником крестьян и всех трудящихся, истинным гуманистом-демократом был и Франциск Богушевич (1840–1900) – писатель, поэт, публицист, переводчик, участник восстания 1863–1864 гг. Он страстно защищал свой народ, белорусский язык, родной край. В предисловии к первому сборнику «Дудка беларуская» (Краков, 1891) Богушевич говорил о достоинствах и необходимости сохранения белорусского языка, настаивая на его равенстве с другими языками и призывал белорусов беречь свое национально-культурное богатство.

Наследие Ф. Богушевича весьма разнообразно. Он творил в разных жанрах, и в каждом из них писатель достиг впечатляющих результатов. Свидетельством тому поэма «Кепска будзе», публицистический монолог «Мая дудка», басня «Воук i авечка», стихотворение «У астрозе». В условиях жестких цензурных ограничений писатель не мог публиковаться на родине, поэтому делал это в Польше под псевдонимами. Так, сборник «Смык беларускi» вышел в Познани (1894). Его сборник «Скрыпачка беларуская» утерян. Произведения Богушевича звали к действию, приближающему независимое будущее белорусского народа, пробуждали национальные чувства, заставляли задуматься о судьбах родины. По существу, он стал первым в Беларуси литератором, полностью перешедшим на позиции критического реализма.

Последователями Ф. Богушевича стали поэты-демократы Я. Лучина (1851–1897) и А. Гуринович (1869–1894).

Янка Лучина (Иван Неслуховский) писал на белорусском, русском, польском языках. Уже после смерти поэта был издан сборник белорусских стихотворений «Вязанка» (Санкт-Петербург, 1903). Особенно впечатляет его стихотворение «Роднай старонке», проникнутое любовью к родине, своему народу, верой в его национально-культурное возрождение.

Адам Гуринович считал, что литература должна пробуждать в людях мысли о лучшей доле. Он верил в счастливое будущее Беларуси, утверждал, что обязательно придут лучшие времена. Вслед за Богушевичем и Лучиной поэт укреплял в белорусской литературе позиции реализма и народности.

Прославил отечественную культуру прекрасный белорусский поэт, талантливый переводчик, критик и историк литературы Максим Богданович (1891–1917), автор поэм «Максiм и Магдалена», сборника «Вянок», лирико-патриотических стихотворений «Слуцкiя ткачыхi», «Пагоня», «Зорка Венера», ряда переводов классиков мировой поэзии, а также ярких философско-публицистических работ.

Творчество М. Богдановича проникнуто пафосом социального освобождения и национального самоопределения белорусов, идеями равенства, братства, демократии и гуманизма. Он продемонстрировал глубокое знание истории белорусов и белорусской государственности, развил и обогатил принципы народности и историзма в новой белорусской литературе. Его несомненная заслуга состоит и в том, что он дал систематизированный и комплексный обзор истории белорусской литературы, в целом отечественной культуры от XII до начала XX в. во взаимосвязи с общеславянским и общеевропейским историко-культурным процессом. Богданович поставил и наметил решение ряда методологических вопросов научной историографии, высказал идею о закономерной дифференциации национальных культур и государств. Поэт, обладавший широким гуманитарным кругозором, интересовался проблемами этнической консолидации и национального самоопределения белорусского народа, взаимоотношениями католической, православной и униатской церквей в истории Беларуси. В брошюре «Беларускае адраджэнне» (1915) он объективно отразил тенденции и этапы национально-культурного Возрождения в Беларуси в XIX – начале XX в. Все это свидетельствует об особой роли М. Богдановича в истории белорусской и мировой литературы, передовой общественно-гуманитарной мысли.

В начале XX в. начал печатать свои произведения гениальный поэт, выдающийся деятель белорусской литературы, совесть нации Янка Купала (Иван Луцевич, 1882–1942). К раннему периоду творчества относятся его сборники «Жалейка» (1908), «Гусляр» (1910), «Шляхам жыцця» (1913). Одна за другой появлялись поэмы «Курган», «Бандароуна», «Яна i я», «Maгiлa льва», «Сон на кургане»; пьесы «Паулiнка», «Раскiданае гняздо» и другие произведения.

Примерно в то же время пришел в литературу его соратник Якуб Колас (Константин Мицкевич, 1882–1956) – яркий поэт, драматург, критик, публицист, ученый, педагог, один из основателей современной белорусской литературы и белорусского литературного языка. В дооктябрьский период им написаны и изданы сборники «Апавяданi», «Родныя вобразы», начата работа над поэмами «Сымон-музыка» и «Новая зямля».

Среди тех, кто прочно связал преемственную нить народной по истокам и национально-демократической по сути белорусской литературы с патриотической литературной публицистикой, следует также назвать Тетку (А. Пашкевич, 1876–1916, «Скрыпка беларуская», «Крыж на свободу»), К. Каганца (К. Костровицкий, 1868–1918, «Модны шляхцiч»), А. Верига-Даревского (1816–1884), А. Гаруна (А. Прушинский, 1887–1920), 3. Бядулю (С. Плавник, 1866–1941), Т. Гартного (З. Жилунович, 1887– 1937), М. Горецкого (1893–1939); Ш. Ядвигина (А. Левицкий, 1868– 1922), С. Полуяна (1890–1910), В. Коротынского (1831–1891), К. Свояка (1890–1926), К. Буйло (1893–1986, «Курганная кветка»). Некоторые из этих литераторов прожили мало, их талант раскрылся далеко не в полной мере, остались неосуществленными замыслы ряда произведений.

3. Архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство

Архитектура . С присоединением белорусских земель к Российской империи усилилось воздействие на отечественную архитектуру и изобразительное искусство русских художественных стилей. В частности, оно проявилось в застройке белорусских городов, дворцовом и культовом зодчестве. При этом новое строительство вначале развивалось главным образом под влиянием неоклассицизма, трансформировавшего в себе изобразительные элементы позднего барокко. Для перенесенного на белорусскую почву модифицированного классицизма были характерны монументальность форм, богатство и пышность интерьеров, увлечение галереями, портиками с колоннами, весьма своеобразное соединение в импозантных фасадах ритмической регулярности архитектонических форм с изысканными декоративными украшениями. Типичными в этом плане являются дворец П. Румянцева-Задунайского и собор Петра и Павла в Гомеле, костел в Щучине, дворцовый комплекс в Снове (Несвижский район), Жилицкий дворец (Кировский район) и некоторые другие сооружения. В первой трети XIX в. модифицированный классицизм впитывал также реминисцентные черты промежуточных стилей – рококо и ампира с их внешними парадностью и утонченной декоративностью, пластикой, демонстрируя «цитаты» из прошлых художественных эпох.

В начале и середине XIX в. были разработаны новые планы развития для более чем 40 белорусских городов. Произошел поворот к плановой застройке, прямоугольной системе планировки и обязательному строительству общественного центра. Так, первый план реконструкции Минска появился в 1800 г. В нем предусматривались уничтожение земляных укреплений, благоустройство улиц, новая застройка города вдоль Свислочи. Уже к середине XIX в. площадь Минска увеличилась почти в три раза.

Стандартные проекты строительства жилых и общественных зданий были более выгодны с точки зрения экономии средств. За короткое время, согласно проектам Н. Львова, В. Стасова, А. Мельникова, М. Кларка и других известных архитекторов, в городах появились симметричные кварталы, прямые улицы и прямоугольные площади, возникли ансамбли центров, были построены здания губернских и поветовых правлений, судов, почтовых станций, таможен и др. Значительно увеличилось число многоквартирных кирпичных домов. Среди объектов архитектуры той эпохи выделялись гостиные дворы, административные и торговые сооружения (губернские дома в Минске и Витебске, торговые ряды в Гродно, Новогрудке, Поставах). Наиболее видными представителями неоклассицизма среди белорусских зодчих являлись Б. Захаревич, А. и П. Макаревичи.

Почти полной перестройке подверглись Брест и Бобруйск. Здесь были сооружены мощные крепости. К сожалению, в ходе строительства и реконструкции Брестской крепости (1830–1840-е гг.) было разрушено немало исторических памятников старого Бреста.

В сельской местности сохранялось деревянное зодчество. Существовали разные виды поселений и застроек: деревня, село, местечко, фольварк, усадьба, имение. Типичная помещичья усадьба включала дом с флигелями, прилегающий парадный двор, ворота, оранжерею, сад, конюшню, амбар. Приобрели популярность зимние сады и оранжереи (Освея, Полонечка). Крестьянский деревянный дом, как правило, представлял собой небольшое вытянутое прямоугольное в плане помещение из бревен, бруса, дылей, имевшее два или три помещения.

Значительные изменения произошли в культовой архитектуре. Резко сократилось строительство костелов, а униатские храмы закрывались или перестраивались под православные. Соответственно возрастало влияние русской храмовой архитектуры на стиль белорусского православного зодчества. Наиболее значительным памятником классицизма в культовом строительстве стал собор Иосифа (Могилев, 1780–1798, архитектор Н. Львов), построенный в память о состоявшейся в Могилеве встрече Екатерины II с австрийским императором Иосифом II. Расписал собор известный русский художник В. Боровиковский.

Среди белорусских зодчих, завоевавших известность уже в начале XX в., выделялся уроженец Пинска Иван Желтовский (1867–1959), который принимал участие в застройке Москвы. За заслуги в области градостроительства ему в 1909 г. было присвоено звание академика архитектуры. Творчество Желтовского отличало сочетание новых композиционных приемов и форм с видоизмененными элементами постклассицистического стиля. Мастер преподавал в высших учебных заведениях Москвы и создал целую школу архитекторов-новаторов.

Распространившийся в конце XVIII – первой половине XIX в. романтизм проявился и в отечественной архитектуре – в неоготических сооружениях (кричевский и косовский дворцы), а также в пейзажно-парковом искусстве. Романтические парки украшались нарядными аллеями, искусственными «руинами», затейливыми мостиками, зеркальными прудами, ажурными беседками, тенистыми павильонами, укромными гротами, каскадами водопадов (гомельский, логойский, жилицкий, совейковский парки). Романтизм пробуждал интерес к национальным особенностям возрождавшейся культуры.

Архитектуре XIX – начала XX в. отчасти присущ стилевой эклектизм – несколько произвольное соединение разных художественных элементов. Некоторые зодчие пытались возродить неоготику, неоклассицизм, неорусский стиль, сочетать их между собой и с новым декоративным стилем – модерном. Последний использовался передовыми архитекторами и самостоятельно при создании примечательных строений. Эклектические подходы нашли свое выражение в более или менее удачном построении частных домов, общественных зданий и целых архитектурных комплексов. Но допускались и весьма несовершенные композиционные смешения конструктивных форм, малосовместимых извлечений из разных стилей.

В архитектурном облике городов произошли заметные перемены, связанные со строительством заводов, фабрик, рабочих поселков, железнодорожных депо и вокзалов (минского в 1874 г., брестского в 1896 г., могилевского в 1902 г.). Б крупных городах прокладывались водопровод и канализация, подключались электричество и телефонная связь. В Минске была пущена конка (1892), а в Витебске – трамвай (1898). Разбивались парки и сады. Строились более крупные частные дома, магазины, гостиницы. Так, в Минске в начале XX в. действовали гостиницы «Европа», «Европейская», «Гарни», «Париж», «Швейцария».

Технический прогресс в строительстве был связан с использованием новых для того времени материалов (бетона, железа, проката, чугуна), а также многопролетных конструкций.

Изобразительное и декоративно-прикладное искусство.

культура белорусский творчество

Белорусское изобразительное искусство конца XVIII – начала XX в. отличалось богатством жанров, стилей, высокой техникой, обращением к межнациональным эстетическим ценностям и стилевым формам. Талантливые мастера вели постоянный творческий поиск. Художники осваивали натюрморт, городской пейзаж, литографию. Развивался исторический жанр. Искусство быстро освобождалось от засилья бездушного академизма, обращалось к внутреннему миру человека, углублялось в историю, общественную и повседневную жизнь, быт людей. На первый план выдвинулись различные жанры живописи.

Живопись развивалась главным образом в губернских городах, и особенно в Вильно, где при передовом университете была основана новаторская школа, ставшая главным центром воспитания белорусских художников в духе творческой свободы. За 35 лет самостоятельного существования ею было подготовлено более 250 живописцев, граверов, скульпторов. Преподаватели (Ф. Смуглевич, Я. Рустем и др.) знакомили молодежь с лучшими достижениями мастеров европейского изобразительного искусства. Это помогло преодолеть зарегулированный академизм, религиозный догматизм и обратиться к жизни разных сословий и социально-профессиональных слоев белорусского общества. Заметное влияние на отечественных художников оказала новая русская живопись.

В 1820-е гг. на смену классицизму пришел романтизм.

Излюбленным жанром в отечественной живописи XIX в. стал портрет. Он особенно удавался Иосифу Алешкевичу (1777–1830), автору портретов князя А. Чарторыйского, пианистки М. Шимановской, магнатов Л. Сапеги и М. Радзивилла, поэта А. Мицкевича. Его романтические произведения, обогатившие общенациональное искусство Беларуси, соответствовали прогрессивным художественным традициям стран Средней и Западной Европы.

Яркую страницу в историю белорусской живописи вписал один из видных представителей романтизма Валентий Ванькович (1800–1842). В 1827 г. он, будучи студентом Петербургской академии искусств, получил золотую медаль – высшую академическую награду – за картину «Подвиг молодого киевлянина при осаде Киева печенегами в 968 г.». Годом позже живописец вернулся в Минск и в родовом имении в Слепянке создал мастерскую-школу, вокруг которой сгруппировались талантливые художники. В разные периоды творчества он писал автопортреты, портреты родных, близких, соседей, известных людей, например, К. Липинского, А. Монюшки, А. Тавянского и его жены. В 1828 г. им была создана одна из лучших картин «А. Мицкевич на скале Аюдаг», изображавшая поэта-романтика в момент творческого вдохновения. Настроение усиливал мастерски выполненный горный пейзаж Крыма.

Тема истории белорусской земли доминировала в работах художника Яна Дамеля (1780–1840). Около 60 полотен посвящено им знаменательным событиям прошлого. Наиболее известны его картины «Смерть Глинского в неволе», «Освобождение Т. Костюшки из темницы», «Отступление французов через Вильно в 1812 г.», «Крещение славян».

Ярким представителем раннего реализма в белорусской пейзажной живописи, автором уникальных театральных декораций был Викентий Дмоховский (1807– 1862). Его пейзажи отличались поэтичностью и величием, эмоциональной насыщенностью и строгостью композиции, в чем можно усмотреть отголоски постклассицизма. Одновременно для этих пейзажей характерна изящная обрисовка природных деталей. К числу лучших картин Дмоховского относятся «Родина», «Озеро Свитязь», «Улица в Вильно», «Закат солнца», «Ночлег». Современники называли художника Клодом Лорреном виленских окрестностей, хотя его пейзажи выполнены в манере, близкой к реализму.

Непревзойденным мастером белорусского классического натюрморта и его родоначальником был Иван Хруцкий (1810– 1885). Самый яркий натюрморт «Цветы и плоды» принес ему известность в профессиональных кругах. Получив звание академика живописи, И. Хруцкий пробовал себя также в жанрах портрета, пейзажа, экспериментировал с изображением интерьера. В 1838 г. его картина «Старуха за работой» удостоилась большой золотой медали. Наиболее ценными его работами зрелого периода признаны «Портрет неизвестной», «Мальчик с корзиной и грибами», «Портрет мальчика в соломенной шляпе», «Семейный портрет с женой и детьми».

Во второй половине XIX – начале XX в. преобладающим направлением в изобразительном искусстве Беларуси стал реализм. В реалистической манере успешно работали А. Горавский, Н. Силиванович, К. Альхимович, Н. Орда и многие другие художники.

Аполлинарий Горавский (1833–1900) известен как пейзажист и портретист. К числу лучших его картин относятся: «Вечер в Минской губернии», «На родине», «Река Березина», «Свислочь», «Пинские болота», «Осень», «Женский портрет», портрет М. Глинки. Ему удавалось при помощи оригинальных художественных приемов отразить социальное положение своих героев, передать характер, индивидуально-психологические черты каждого из них.

Никодим Силиванович (1834–1919) создал ряд мозаичных композиций для главного иконостаса Исаакиевского собора в Петербурге на библейско-евангелические сюжеты («Тайная вечеря» и др.), написал несколько картин, посвященных родной Вилейщине («Старый пастух», «В школу», «Дети во дворе»).

Казимир Альхимович (1840–1916) писал картины на исторические темы («Похороны Гедимина», «Смерть Глинского в тюрьме», «После битвы») и сам являлся участником польского восстания 1863–1864 гг., за что отбывал ссылку в Сибири. В дальнейшем, поселившись в Варшаве, он рассказал о пережитом языком живописи («На этапе», «Смерть в изгнании»). Писал он и на другие темы, например, о нелегком труде крестьян («Жатва»), иллюстрировал произведения А. Мицкевича, успешно работал как график.

Свою лепту в отражение истории Беларуси и сопредельных территорий внес Наполеон Орда (1807–1883) – художник, музыкант, литератор. В наследство потомкам он оставил около 1000 зарисовок замков, культовых зданий, дворцов и других памятных мест Беларуси, Литвы, Польши, Украины. Многих изображенных им памятников архитектуры уже нет, и его картины являются своеобразными документами знаковых мест и объектов зодчества прошлого.

Аккультурация как способ взаимного преобразования («впечатывания» друг в друга) совместимых форм национальных культур стало в XIX в. ведущей тенденцией в творческой деятельности и художественном быте отечественной элиты. Знатоков белорусско-польского искусства привлекает творчество К. Русецкого, Я. Суходольского, Т. Бычковского. Во второй половине XIX – начале XX в. развернули творческую деятельность живописцы Ю. Пэн, В. Бялыницкий-Бируля, Ф. Рущиц, Я. Кругер, Л. Альперович, Я. Дроздович, К. Каганец, С. Жуковский, преуспевшие в гибридизации смежных национальных художественных традиций и стилевых форм.

В графике (как и в живописи) классицизм в 1830–1840-е гг. сменился романтизмом, а затем настал черед реалистических течений. Большой резонанс в среде передовой интеллигенции вызвала литография уроженца Минска Юзефа Азембловского (1804–1878) «Славянский невольник» («Белорусский раб»), воспринимавшаяся как резкий протест против крепостнического рабства. Ее демонстрировал на своих лекциях в Париже А. Мицкевич, о ней одобрительно отзывался А. Герцен. Плодотворно работали в реалистически ориентированной графике М. Падалинский, Ю. Главацкий.

В Беларуси времен культурного подъема появилась плеяда талантливых скульпторов. Правда, им приходилось преодолевать немало трудностей (стесненные материальные условия, отсутствие поддержки государства, малочисленность заказов). Тем не менее на волне нового возрождения происходило становление мемориальной, культовой, садово-парковой, станковой, монументально-декоративной скульптуры, а также пластики малых форм. Среди мастеров круглой скульптуры выделялась династия Ельских – отца Кароля и его сыновей Яна и Казимира.

Особенной даровитостью отличался Казимир Елъский (1782–1867) – без преувеличения высокопрофессиональный скульптор Беларуси, искусствовед, профессор, заведующий кафедрой скульптуры Виленского университета, автор трактата «О связи архитектуры, скульптуры и живописи» (1828). Творчество К. Ельского весьма разнообразно по жанрам. Он создал четыре фигуры пророков для главного алтаря костела Святых Петра и Павла в Вильно (1804), более 50 скульптурных портретов передовых деятелей культуры и науки Беларуси, Польши, Литвы, России (Я. Снедецкого, Ф. Смуглевича, И. Хрептовича, Я. Рустема). К. Ельский также плодотворно работал в жанрах скульптуры малых форм, парковой скульптуры, сакральной и мемориальной пластики. Среди других талантливых мастеров можно выделить Я. Островского, Р. Слизеня, которые проявили себя и в области сакральной скульптуры. В последующем некоторые ее образцы и другие раритеты культового искусства были собраны в церковно-археологическом музее, открывшемся в 1908 г. в Минске.

Оживлению художественной жизни содействовали различные выставки изобразительного искусства. С 1890 по 1917 г. в Минске состоялось 10 выставок, в которых участвовали белорусские, русские и польские художники.

Наиболее распространенными видами народного творчества и декоративно-прикладного искусства в рассматриваемый период были художественное ткачество, резьба по дереву, керамика, производство изделий из стекла.

Известные исследователи белорусского прикладного искусства М.С. Кацер и Е.М. Сахуто не без основания утверждают, что технологии мастеров прошлого не забыты современными умельцами. Несколько мануфактур производили слуцкие пояса, ткали гобелены (Кореличи, Мир), изготовляли стеклянные изделия (Налибоки, Уречье).

В начале XX в. на белорусских землях работали около 30 довольно крупных предприятий по изготовлению стекла. Белорусские заводы по объему производства стекла и стеклянных изделий занимали третье место в России. В 1910 г. на международной выставке в Париже изделия хрустальной фабрики «Борисов» были удостоены золотой медали.

Заметным явлением художественной культуры конца XVIII – начала XIX в. стала собирательская деятельность, или коллекционирование. Большую художественную ценность имели коллекции живших на белорусской земле магнатов: Радзивиллов, Огинских, Хрептовичей, Тышкевичей.

Итак, в период белорусского возрождения происходило бурное развитие национального изобразительного и декоративно-прикладного искусства. Хотя непосредственно на территории современной Беларуси не было учебных заведений художественного профиля, десятки самобытных, талантливых мастеров работали в разных жанрах и направлениях. С демократических позиций они панорамно отражали белорусскую историю, изображали картины из частной жизни типичных представителей разных сословий, социальные характеры и тяжелый труд, нелегкую долю простых людей. Художники-подвижники, нередко являвшиеся одновременно наблюдательными краеведами и психологами, оставили нам портреты известных людей того времени, автопортреты, многочисленные картины родной природы. Их произведения и сегодня не утратили своей ценности и составляют важную часть исторического наследия отечественного искусства, хранятся в музеях как Беларуси, так и других стран (России, Польши, Литвы, Украины). Эти работы, отличающиеся впечатляющей жизненностью и психологической глубиной, помогают формировать новые поколения художников, приобщать граждан республики, особенно представителей молодого поколения, к самобытной эстетике и разнообразным стилям отечественного искусства, укреплять начала патриотизма и народно-демократического мировоззрения.

В Беларуси в разные годы жили и творили многие известные художники из России и Польши. В их числе И. Репин, И. Шишкин, А. Мещерский, Г. Кондратенко, К. Савицкий. Они стимулировали творческий обмен, художественные коммуникации между соседними культурами и стилевыми системами. В XIX – начале XX в. возрождение белорусской культуры дополнялось формированием межнациональных культурных форм, полинациональной (общенациональной) культуры Беларуси в целом.

4. Театрально-музыкальная культура

Театральное искусство. В XIX – начале XX в., как и ранее, продолжали свою деятельность мастера батлейки (из нее выросли затем кукольные театры). Представления давались как на библейские, так и на светские сюжеты. Параллельно работал театр народной драмы, участниками которого были скоморохи – молодые люди, обладавшие природными художественными способностями, веселые «на миру». Репертуар фольклорных театров складывался из произведений героического, комического, сатирического характера. Спектакли не требовали сложной подготовки сцены и декораций, достаточно было специальных костюмов. Драма могла сочетать элементы трагедии и фарса, не чуждалась натуралистических деталей и условных приемов. Батлейка и в дальнейшем продолжала собирать благодарных зрителей (главным образом на периферии). Приближавшиеся к профессиональному уровню фольклорно-театральные труппы, как правило, действовали в больших городах.

Присоединение к России, изменение социально-политических и экономических отношений сказались на судьбе крепостных, частновладельческих театров, успевших за многие годы широко распространиться на территории Беларуси. Количество их неуклонно уменьшалось, но отдельные из них продолжали действовать и подчас по уровню мастерства не уступали официально организованным профессиональным труппам. По-прежнему славились театры Радзивиллов в Несвиже и Слуцке, С. Зорича в Шклове.

В частновладельческих театрах ставились оперы, пьесы, балеты с европейским размахом. В них звучала музыка местных, а также итальянских, польских и французских композиторов. Хоры, оркестры, кордебалет формировались главным образом за счет талантливой, обученной музыкально-драматическому мастерству сельской молодежи. Без участия крепостных оркестров и капелл магнатско-помещичьих театров, как и прежде, не обходились театральные спектакли, религиозные службы, военные парады, балы. Некоторые оркестры (струнные и духовые) виртуозно исполняли сложные симфонические и хоровые полифонические произведения. Уровня высокого искусства достигли хоры, группы вокалистов, отдельные исполнители.

Одновременно вне крепостной системы появлялись ростки собственно профессионального театра и драматургии. Причем новый белорусский театр опирался на достижения национальной литературы. С годами репертуар расширялся, польский язык на сцене все чаще заменялся русским; театр все более переходил на коммерческую основу, укрепляемую знатными меценатами. В моду вошли театральные сезоны, ведущую роль стали играть постоянные городские театры. Наряду с профессиональным развивалось любительское театральное искусство. В городах и местечках шли представления небольших самоорганизующихся частных трупп. Не замедлила появиться и своя театральная критика (П. Шпилевский, Ф. Подобед и др.), пропагандировавшая обновлявшееся национальное искусство сцены.

В ряде крупных городов Беларуси работали постоянные театры, которые приобщали зрителей к достижениям мировой драматургии. Так, в Минске с конца 1830-х гг. свой театр держал одаренный актер и режиссер Я. Хелмиковский, а после него – В. Дроздовский. Подобралась сильная труппа, которая ставила постановки по произведениям Н.В. Гоголя, А.С. Грибоедова, А.Н. Островского, В. Гюго. В 1847 г. минчанам было предложено 48 спектаклей, а через два сезона – 55. В 1846 г. возобновил работу городской театр в Гродно (С. Новоковского). Постоянные театральные труппы имелись в Витебске (Я. Чеховича), Могилеве (С. Богуша-Сестренцевича). В других городах и местечках театральные постановки носили эпизодический характер и ставились в основном гастрольными труппами.

Особую роль в развитии национального театра сыграл В. Дунин-Марцинкевич. С его именем связана знаменательная дата в истории белорусской сцены: 23 сентября 1841 г. состоялась премьера любительского спектакля – комической оперы «Рекрутский набор», либретто которой сочинил он сам, а музыку написали С. Монюшко и К. Кржижановский. Это был его театральный дебют. В 1850-е гг. действовала созданная им театральная труппа, по уровню близкая к профессиональной. Сначала спектакли давались в фольварке Люцинка (под Ивенцом), где жил в то время В. Дунин-Марцинкевич. Актерами становились сам драматург, его дети, местные школьники, знакомые, соседи, крестьяне. Этот народный театр, своими постановками преображавший традиции белорусского фольклора, являлся ярким очагом демократической культуры.

В театре В. Дунина-Марцинкевича в Минске 9 февраля 1852 г. состоялась премьера оперы «Сялянка» («Идылiя»). Позже она исполнялась в Бобруйске и Слуцке. Новое знакомство со спектаклем произошло почти через полтора века, в 1994 г., в Национальном Академическом театре им. Я. Купалы. Эта комическая опера в постановке Н. Пинигина пользуется популярностью у минских и московских зрителей.

Ужесточение политики царизма в 1860–1890-е гг. затруднило деятельность профессионального национального театра в Беларуси. На театральных сценах выступали чаще представители российских и украинских трупп. В 1890 г. в Минске был официально открыт стационарный городской театр, который способствовал развитию высокой культуры. Здесь ярко проявили себя известные актеры М. Савина, А. Яблочкина, Л. Собинов, К. Варламов.

С 1898 г. активную деятельность развернуло Минское товарищество любителей изящных искусств. В городах и местечках возникали любительские коллективы. В последующие годы в любительских кружках проводились «белорусские вечеринки» с выступлением хоров, танцоров, чтением белорусских стихов. На основе такого кружка артистом и режиссером Игнатом Буйницким (1861–1917) в Дисненском повете была создана Первая белорусская труппа. В 1910 г. она стала национальным профессиональным театром с хором, танцевальной и драматической группами. Театр действовал как гастрольный коллектив и до своего распада в 1913 г. побывал во многих городах и местечках Беларуси.

С 1911 г. в Вильно на любительских началах действовал Белорусский музыкально-драматический кружок, которым руководил А. Бурбис. 27 января 1912 г. он впервые поставил купаловскую «Паулiнку». Роль главной героини блестяще сыграла актриса Павлина Меделка.

Вскоре после Февральской буржуазно-демократической революции 1917 г. в Минске возникло Первое товарищество белорусской драмы и комедии, которое незадолго до смерти возглавил И. Буйницкий. Труппа гастролировала со спектаклями по произведениям Я. Купалы, К. Каганца, Э. Ожешки. Видным деятелем этого театра стал Владислав Голубок, впоследствии известный драматург, режиссер, актер, основатель самобытной национальной школы, сочетавшей стилизованный театральный фольклор с профессиональным драматическим искусством.

Музыкальное искусство. В XIX в. музыкальная жизнь в Беларуси развивалась главным образом в Минске, Бресте, Витебске, Могилеве, Гродно и других больших городах. Кроме того, как и ранее, она скрашивала быт некоторых панских усадеб. В частности, любители музыки собирались в Залесье (Сморгонский район) у М. Кл. Огиньского (далекого родственника М. Каз. Огиньского); в Городище под Минском у помещика Л. Ракитского, владельца профессионального оркестра; в имении Городец Могилевской области у композитора-любителя В. Костриет-Скандерюока, который держал крепостной квартет, считавшийся одним из лучших в России.

В организации концертных вечеров и музыкальном просвещении населения важную роль сыграли минские музыканты братья Доминик и Викентий Стефановичи, с 1803 г. на протяжении нескольких десятилетий дирижировавшие городским оркестром. Музыку таких оркестров можно было послушать в городском саду, она звучала и на площадях, в частных домах, парках, на музыкально-танцевальных вечерах в дворянском кругу и гимназиях. В Гродно, Витебске, Слуцке проходили концерты духовых оркестров. Концертировали как местные музыканты, так и известные европейские гастролеры: один из лучших скрипачей того времени испанец П. Эскудера, бельгийский скрипач Ш. Мёзер, юная скрипачка Т. Юзефович (ее называли шутливо «Паганини в юбке»), знаменитый ксилофонист М. Гузиков, скрипач-виртуоз М. Ельский, композитор и исполнитель Ф. Милодовский, первоклассный гитарист М. Соколовский.

Завоевал европейскую известность белорусско-польский композитор и музыкант, участник польского восстания 1794 г. Михаил Клеофас Огиньский (1765–1833). В 1802 г. он вернулся из эмиграции в свое имение Залесье. Именно здесь в 1823 г. перед отъездом в Италию композитор написал полонез «Прощание с Родиной». Менее известны сегодня его «Марш повстанцев» (1794), опера «Зелида и Валькур, или Бонапарт в Каире». Среди современников были популярны многочисленные вальсы, мазурки, романсы, пьесы, марши М. Кл. Огиньского. Он – также автор трактата «Письма о музыке» (1828), мемуаров о Польше и поляках.

Значительный вклад в развитие отечественного музыкального искусства, в первую очередь камерного, оперного и симфонического, внес белорусско-польский композитор, дирижер и педагог Станислав Монюшко (1819–1872). Он родился под Минском, жил в Минске, Вильно, а с 1858 г. – в Варшаве. Многие песни он писал, вдохновившись образами белорусской природы («Вилия», «К реке Неман»); сюжет его лучшей оперы «Галька» (1847) связан с минским периодом жизни (в Минске она была поставлена только в 1856 г.). Белорусские и польские музыкальные мотивы переплелись в 12 сборниках «Домашние песенники». Весьма плодотворным в 1840-е гг. было его сотрудничество с В. Дуниным-Марцинкевичем (оперы «Рекрутский набор», «Соревнование музыкантов», «Волшебная вода», «Сялянка»). С. Монюшко и его единомышленники, композиторы Н. Орда, А. Абрамович, М. Карлович, изучали и использовали в своем творчестве народные мотивы.

Большой интерес представляют основанные на белорусском фольклоре произведения композитора и пианиста Антона Абрамовича. Он обогатил народными мотивами свою музыкальную поэму «Белорусская свадьба» в 8 частях (в 1846 г. ее опубликовал издатель и литературный критик Р. Подберезский), пьесы «Весна», «Девичье лето», «Осень». А. Абрамович написал музыку к стихотворениям Я. Борщевского «Дзеванька» и «Гарэльца»; он – автор пьесы «Белорусская мелодия», множества маршей, вальсов, полонезов, фантазий для фортепиано, мазурок.

В Беларуси жили и творили другие видные деятели музыкальной культуры: А.К. Радзивилл, первым создавший оперу «Фауст» (Гете написал либретто); пианист, композитор и педагог Флориан Милодовский, написавший оперетту «Конкуренты» (в Минске поставлена в 1861 г.); пианистка М. Шимановская; скрипач и композитор К. Липинский; композитор и скрипач К. Кржижановский. В начале XX в. собирал полные залы оперный певец В. Селех-Качанский.

В 60–90-е гг. XIX – начале XX в. музыкальная жизнь на территории Беларуси становилась все более богатой и разнообразной. Так, в Минске открылась фортепианная фабрика, начал работать магазин по продаже нот и музыкальных инструментов, было основано Минское музыкальное общество (1886), действовал городской музыкальный кружок (1896), конкурировали между собой частные музыкальные школы. Местные газеты едва поспевали печатать хронику богатой музыкальной жизни. В 1871 г. в Минске при костеле Святого Роха было создано музыкальное училище органистов, в то время единственное в Беларуси. В семинариях и гимназиях музыкальной подготовке уделялось серьезное внимание.

Развивались связи представителей белорусской и российской музыкальной культур. С большим успехом на территории Беларуси выступали прославленный русский хор Д. Славинского, гремел знаменитый бас Ф. Шаляпина, пели кумиры публики Н. Фигнер, А. Мазини, давала представления русская оперная труппа под руководством И. Шумана, концертировали пианисты и композиторы С.В. Рахманинов, А.Н. Скрябин, А. И. Зилоти. Мотивы белорусской национальной музыки звучали в произведениях Н.А. Римского-Корсакова, А.Т. Гречанинова, С.И. Танеева и других известных русских музыкантов. Создавалась благоприятная творческая атмосфера для написания белорусскими композиторами новых произведений. Ф. Милодовский сочинил пленивший публику «Полонез» для фортепиано. Композитор А. Роговский написал музыку к стихотворению Я. Купалы «А хто там щзе?». Он же – автор «Сюиты белорусской» в шести частях. Развивалась отечественная музыкальная критика и мемуаристика. Композитор и скрипач М. Ельский выпустил мемуары о накопленном в отечестве за текущее столетие музыкальном наследии. Среди других изданий увидели свет фольклорные сборники «Белорусские песни Минской губернии» Н. Янчука, «Песни белорусские» А. Черни, «Малороссийские и белорусские песни» П. Сокольского.

В популяризации белорусской музыки и возрождаемого театра активное участие принимал клуб «Беларуская хатка» (1916–1921), объединявший несколько творческих коллективов.

Следует отметить, что в начале XX в. в крупных городах получило распространение кино – для Беларуси новый вид искусства. До начала Первой мировой войны в Минске работали кинотеатры «Модерн», «Эден», «Гигант», «Люкс», «Иллюзион». Всего в начале XX в. на территории Беларуси действовали 58 кинотеатров. Первые кинофильмы, как известно, были немыми, но с весьма выразительным музыкальным сопровождением, прояснявшим занимательные сюжеты.

Таким образом, несмотря на неблагоприятные условия, связанные с отсутствием собственной базисной цивилизации, белорусская культура динамично развивалась в тесном взаимодействии и взаимопересечении с другими национальными культурами, приобретая все более ярко выраженный демократический характер и колоритный национальный стиль; все отчетливей проявлялись ее самобытность и самостоятельность. В середине – второй половине XIX в. поднялась новая волна белорусского возрождения, дополнительный импульс которой придали бурные события в России, ознаменовавшие начало нового столетия.

Не порывая с историческими традициями, белорусская культура продолжала оставаться оплотом острой борьбы с регрессивными консервативными силами, выступавшими против национального самоопределения белорусов.

Этап национального возрождения отмечен появлением новых художественных стилей, направлений, тенденций, идей, имен, произведений. Белорусская культура развивалась в тесном контакте с соседними культурами Польши, России, Украины, оказывая на эти культуры влияние и испытывая ощутимые обратные воздействия.

В XIX – начале XX в. происходило возрастание роли передовой интеллигенции как идеолога национально-демократического движения и авангарда белорусского возрождения. В интеллектуальной среде росли антикрепостнические, свободолюбивые настроения. Представители гуманитарной интеллигенции своей общественной деятельностью, художественным творчеством и научными исследованиями способствовали утверждению представления о белорусах как самостоятельном этносе, превращавшемся в титульную нацию с развитой культурой. Соседние народы узнали историческую правду о Беларуси.

В рассматриваемый период в связи с новыми социально-экономическими процессами значительно возросла потребность в специализированных знаниях, научно-практической информации. Это обусловило проведение двух крупных реформ образования, значительно увеличивших его социальную базу.

Возросла социокультурная и политическая активность гражданского общества, множились формы хозяйственно-экономической инициативы и предпринимательской деятельности. Одновременно происходило ускорение научно-технического и промышленного прогресса. На волне общего творческого подъема появилась новая генерация молодых ученых, художников, литераторов, музыкантов, артистов, обогативших отечественную культуру большими достижениями. В Беларуси обновлялись музыкальные традиции, создавались национальные театральные коллективы, рождались новые стили, течения и школы в изобразительном и других видах искусства, развивались художественные ремесла, фольклорные жанры и виды декоративно-прикладного творчества.

Значительно активизировалась деятельность архитекторов, основавших новые направления в городском зодчестве. Началась плановая застройка населенных пунктов, совершенствовались строительные технологии, появились новые материалы.

В отечественной архитектуре происходила смена, трансформация и частичное смешение стилей. В конечном итоге неоклассицизм и романтизм уступили место модерну и зарождавшемуся модернизму.

На развитие культуры мощное воздействие оказали капиталистические отношения, происходившие социальные и политические столкновения, подъем национально-демократического движения.


Список использованных источников

1. Культурология. Учебное пособие Под редакцией А.А. Радугина – М., 2001.

2. Эренгросс Б.А. Культурология. Учебник для вузов / Б.А. Эренгросс, Р.Г. Апресян, Е. Ботвинник – М.: Оникс, 2007.

3. Ширшов И.Е. Культурология – теория и история культуры: учебное пособие / Ширшов И.Е. – Мн.: Экоперспектива 2010.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий